Вересковый мед кто написал


Стивенсон - Вересковый мед (Баллада): Читать стихотворение, текст стиха Роберта Луиса на РуСтих

Из вереска напиток Забыт давным-давно. А был он слаще меда, Пьянее, чем вино. В котлах его варили И пили всей семьей Малютки-медовары В пещерах под землей. Пришел король шотландский, Безжалостный к врагам, Погнал он бедных пиктов К скалистым берегам. На вересковом поле На поле боевом Лежал живой на мертвом И мертвый — на живом. Лето в стране настало, Вереск опять цветет, Но некому готовить Вересковый мед. В своих могилках тесных, В горах родной земли Малютки-медовары Приют себе нашли. Король по склону едет Над морем на коне, А рядом реют чайки С дорогой наравне. Король глядит угрюмо: «Опять в краю моем Цветет медвяный вереск, А меда мы не пьем!» Но вот его вассалы Приметили двоих Последних медоваров, Оставшихся в живых. Вышли они из-под камня, Щурясь на белый свет, — Старый горбатый карлик И мальчик пятнадцати лет. К берегу моря крутому Их привели на допрос, Но ни один из пленных Слова не произнес. Сидел король шотландский, Не шевелясь, в седле. А маленькие люди Стояли на земле. Гневно король промолвил: — Пытка обоих ждет, Если не скажете, черти, Как вы готовили мед! Сын и отец молчали, Стоя у края скалы. Вереск звенел над ними, В море — катились валы. И вдруг голосок раздался: — Слушай, шотландский король, Поговорить с тобою С глазу на глаз позволь! Старость боится смерти. Жизнь я изменой куплю, Выдам заветную тайну! — Карлик сказал королю. Голос его воробьиный Резко и четко звучал: — Тайну давно бы я выдал, Если бы сын не мешал! Мальчику жизни не жалко, Гибель ему нипочем. Мне продавать свою совесть Совестно будет при нем. Пускай его крепко свяжут И бросят в пучину вод, А я научу шотландцев Готовить старинный мед! Сильный шотландский воин Мальчика крепко связал И бросил в открытое море С прибрежных отвесных скал. Волны над ним сомкнулись. Замер последний крик… И эхом ему ответил С обрыва отец-старик. — Правду сказал я, шотландцы, От сына я ждал беды. Не верил я в стойкость юных, Не бреющих бороды. А мне костер не страшен. Пускай со мной умрет Моя святая тайна —

Мой вересковый мед!

rustih.ru

Роберт Стивенсон. Баллада «Вересковый мед»

Когда-то давно в Шотландии жили пикты. Этот «маленький народец» населял восточное побережье Шотландии. Они действительно были очень маленького роста, «dwarfish folk», так называет их Роберт Стивенсон в своей балладе «Вересковый мед» (Heather Ale). Пикты — коренные жители Шотландских гор были очень неуступчивы. Хронист Кассий писал о пиктах, что они, потерпев поражение, отступают в болота и там способны просидеть неделю (!) по горло в вязкой жиже.

История Шотландии — это история крови и битв, история обретенной и потерянной, вновь обретенной и вновь потерянной независимости. Давайте посмотрим мультфильм по балладе Роберта Стивенсона «Вересковый мед», и вы получите представление об этих гордых горцах. Текст на английском и на русском языках прилагается.

* * *

Вересковый мед (мультфильм по балладе Роберта Стивенсона «Heather Ale»)

* * *

“Heather Ale” by Robert Luis Stevenson

Words:

  • heather — вереск
  • ale — напиток из вереска
  • brew — варить;
  • swound — оцепенение
  • fell — лютый, свирепый, безжалостный;
  • a foe — враг;
  • smote — уничтожить, разгромить;
  • strew — усеять;
  • The brewsters of the Heather — Медовары;
  • moorland — вересковая пустошь;
  • a curlew — кроншнеп;
  • hum — жужжать;
  • brow — выражение лица

Text (lyrics)

From the bonny bells of heather They brewed a drink long-syne, Was sweeter far than honey, Was stronger far than wine.

They brewed it and they drank it,

And lay in a blessed swound For days and days together

In their dwellings underground.

There rose a king in Scotland, A fell man to his foes, He smote the Picts in battle, He hunted them like roes. Over miles of the red mountain He hunted as they fled,

And strewed the dwarfish bodies

Of the dying and the dead.

Summer came in the country, Red was the heather bell; But the manner of the brewing Was none alive to tell. In graves that were like children’s On many a mountain head,

The Brewsters of the Heather

Lay numbered with the dead.

The king in the red moorland Rode on a summer’s day;

And the bees hummed, and the curlews

Cried beside the way. The king rode, and was angry,

Black was his brow and pale,

To rule in a land of heather

And lack the Heather Ale.

It fortuned that his vassals, Riding free on the heath, Came on a stone that was fallen And vermin hid beneath. Rudely plucked from their hiding, Never a word they spoke; A son and his aged father —

Last of the dwarfish folk.

The king sat high on his charger, He looked on the little men; And the dwarfish and swarthy couple Looked at the king again. Down by the shore he had them; And there on the giddy brink — «I will give you life, ye vermin,

For the secret of the drink.»

There stood the son and father, And they looked high and low; The heather was red around them, The sea rumbled below. And up and spoke the father, Shrill was his voice to hear: «I have a word in private,

A word for the royal ear.

«Life is dear to the aged, And honour a little thing; I would gladly sell the secret,» Quoth the Pict to the king. His voice was small as a sparrow’s, And shrill and wonderful clear: «I would gladly sell my secret,

Only my son I fear.

«For life is a little matter, And death is nought to the young; And I dare not sell my honour Under the eye of my son. Take him, O king, and bind him, And cast him far in the deep; And it’s I will tell the secret

That I have sworn to keep.»

They took the son and bound him, Neck and heels in a thong, And a lad took him and swung him, And flung him far and strong, And the sea swallowed his body, Like that of a child of ten; — And there on the cliff stood the father,

Last of the dwarfish men.

«True was the word I told you: Only my son I feared; For I doubt the sapling courage That goes without the beard. But now in vain is the torture, Fire shall never avail: Here dies in my bosom

The secret of Heather Ale.»

Robert Luis Stivenson

Вот, кстати, послушайте балладу Heather Ale в исполнении одной шотландской певуньи. Поет с шотландским акцентом, но как хорошо…

Heather Ale Song performed by some Scottish Lassie

http://englishstory.ru/audio/Heather%20Ale%20Song.mp3

* * *

Роберт Льюис Стивенсон «Вересковый мед»

(перевод С. Маршака)

Из вереска напиток Забыт давным-давно. А был он слаще меда, Пьянее, чем вино. В котлах его варили И пили всей семьей Малютки-медовары

В пещерах под землей.

Пришел король шотландский, Безжалостный к врагам, Погнал он бедных пиктов К скалистым берегам. На вересковом поле На поле боевом Лежал живой на мертвом

И мертвый -на живом.

Лето в стране настало, Вереск опять цветет, Но некому готовить Вересковый мед. В своих могилках тесных, В горах родной земли Малютки-медовары

Приют себе нашли.

Король по склону едет Над морем на коне, А рядом реют чайки С дорогой наравне. Король глядит угрюмо: «Опять в краю моем Цветет медвяный вереск,

А меда мы не пьем!»

Но вот его вассалы Приметили двоих Последних медоваров, Оставшихся в живых. Вышли они из-под камня, Щурясь на белый свет,- Старый горбатый карлик

И мальчик пятнадцати лет.

К берегу моря крутому Их привели на допрос, Но ни один из пленных Слова не произнес. Сидел король шотландский, Не шевелясь в седле, А маленькие люди

Стояли на земле.

Гневно король промолвил: — Пытка обоих ждет, Если не скажете, черти, Как вы готовите мед! Сын и отец молчали, Стоя у края скалы. Вереск звенел над ними,

В море катились валы.

И вдруг голосок раздался: — Слушай, шотландский король, Поговорить с тобою С глазу на глаз позволь! Старость боится смерти. Жизнь я изменой куплю, Выдам заветную тайну!-

Карлик сказал королю.

Голос его воробьиный Резко и четко звучал: — Тайну давно бы выдал, Если бы сын не мешал! Мальчику жизни не жалко, Гибель ему нипочем, Мне продавать свою совесть, Совестно будет при нем. Пускай его крепко свяжут И бросят в пучину вод, А я научу шотландцев

Готовить старинный мед!

Сильный шотландский воин Мальчика крепко связал И бросил в открытое море С прибрежных отвесных скал. Волны над ним сомкнулись. Замер последний крик… И эхом ему ответил

С обрыва отец старик.

— Правду сказал я, шотландцы, От сына я ждал беды, Не верил я в стойкость юных, Не бреющих бороды. А мне костер не страшен, Пускай со мной умрет Моя святая тайна –

Мой вересковый мед!

englishstory.ru

Баллада Р. Стивенсона "Вересковый мед": история, герои и анализ произведения

Роберт Стивенсон, автор всемирно известных книг «Остров сокровищ», «Алмаз раджи», «Черная стрела», является также автором прекрасных стихов, среди которых и баллада «Вересковый мед».

История произведения

Баллада Стивенсона родилась в 1875 году в прекрасной Шотландии. Scotland – земля скоттов. С английского scot переводится как «скотты», land - земля. В древности шотландскую землю населяли скотты, бритты и пикты. Как появились последние, никто не знает. Впервые о них упоминается в 257 году, как о врагах Рима. Известно, что они объединились в союз, а затем в королевство. Расцвет государства пиктов пришелся на VIII век. В начале следующего века они были завоеваны скоттами. От пиктов не осталось письменности и языка, но сохранились изображения.

В основу стихотворения «Вересковый мед» легло средневековое предание, которое называется «Последний из пиктов». Его рассказывали на юге Шотландии, в графстве Галлоуэй, где, по сказанию, перестал существовать народ пиктов. Согласно легендам и летописям, пикты были смелыми воинами. Завоеватели поражались их смелости и недоумевали, откуда в невысоких ростом пиктах столько непокорности и мужества?

Легенда о пиктах

Давным-давно жил народ, называемый пиктами. Они были крошечными людьми, с красными волосами и длинными руками. А ступни у них были такие широкие, что когда шел дождь, они могли лечь кверху ногами и прикрыться ими, как зонтиками. Этот народ был великим строителем, все древние крепости в стране построены их руками. Они становились в цепочку от самой каменоломни и передавали друг другу камни до того места, где строили.

Еще этот маленький народ был известен элем, который они варили из вереска. Это был необычайно доступный напиток, так как вереска в этой стране всегда было много. Другие племена, живущие в стране, домогались рецепта этого волшебного напитка. Но пикты не выдавали тайны, которая передавалась от отца к сыну со строгим наказом: не дать узнать ее никому и никогда. В стране велись войны одна за другой, и вскоре от великого некогда народа осталась лишь горстка людей. Наверное, пикты должны были сгинуть, но тайну верескового меда по-прежнему крепко держали в тайне.

Дошло, наконец, и до битвы со скоттами, в которой пикты потерпели полное поражение. От великого народа осталось только двое – отец и сын. Привели этих людей к королю скоттов. И вот стояли перед ним маленькие и беззащитные пикты, а король требовал от них тайну вереска. И прямо сказал, что он станет пытать их жестоко и беспощадно, если они не сделают этого добровольно. Поэтому лучше уступить и рассказать.

Последний медовар

Сказал старик-отец: «Я вижу, что толку нет противиться. Но прежде чем я открою тебе тайну, ты должен выполнить одно условие». «Какое?» - поинтересовался король. «Выполнишь ли ты его?» - отвечал старик вопросом на вопрос. «Да, - сказал король, - моему слову ты можешь верить». Старик-пикт сказал: «Никогда бы не хотел я стать виновником смерти своего сына. Но сейчас я желаю его гибели, и секрет верескового меда готов рассказать только после его смерти».

Король был очень удивлен поведением и просьбой старика. Хоть был он жесток, но и ему тяжело было убивать сына на глазах старика-отца. Но король сдержал свое обещание. Отрок был казнен. Как только сын упал замертво, отец сказал: «Делай, что хочешь со мной. Сына ты мог заставить рассказать секрет, ибо юность слаба. Но меня заставить не сможешь никогда!» Король изумился тому, что его, самого короля, смог перехитрить простой дикарь. Король решил, что не стоит убивать старика. Самым большим наказанием для пикта будет, если оставить его в живых. Забрали старика, как пленника. Он прожил много лет, до глубокой старости – стал незрячим и неходячим.

…Люди бы давно позабыли, что жил такой человек. Но как-то в его доме остановились молодцы и стали похваляться своей силой. Старик сказал, что испытал бы одно из их запястий, чтобы они сравнили силу людей, живших в былые времена. Молодцы, смеха ради, протянули ему железный прут. Старик просто переломил его надвое, как палку. «Изрядный хрящ, - сказал старик, - но совсем не то, что в наше время».

Это был последний из пиктов.

Герои стихотворения

Эта красивая легенда и легла в основу баллады Стивенсона «Вересковый мед», главной темой которой стала гибель последних пиктов. Идея стихотворения – борьба против поработителей за свободу и независимость. На русский язык эту балладу перевел Маршак в трудное для России время - в 1942 году. Тогда от каждого человека зависела победа над фашизмом, а баллада Стивенсона призывает любить Родину, быть стойкими.

Маленькие пикты своим примером показывали, что умереть за Отчизну – это подвиг. Выдать секрет верескового эля – значит, предать свой народ, его традиции. Любовь к родной земле дороже жизни. Главный герой, последний из пиктов, доказал, что лучше умереть, чем жить в бесчестии. Он – олицетворение смелого и мужественного народа. Сын, как и отец, несокрушимый и свободолюбивый. Король шотландский стремится к абсолютной власти, это жестокий и безжалостный человек.

Анализ баллады

Начинается произведение с рассказа о пиктах, воспевания верескового напитка. Затем завязка сюжета – «пришел король шотландский» и уничтожил народ пиктов. Далее развитие событий – в стране цветет вереск, но из него напиток не делают, а ведь «был он слаще меда». Но секрет меда умер вместе с хозяевами этой земли – маленькими пиктами. «В пещерах под землей» обнаружили оставшихся в живых отца и сына. Они знают секрет верескового меда, и король допрашивает их, пытаясь выведать секрет. Кульминация баллады – по просьбе старика сына бросили в море. И развязка произведения – отец после смерти сына бросает своим врагам вызов.

Старик готов умереть, но не предать свой народ, не подчиниться завоевателям. В этом плане баллада выходит широко за пределы шотландской тематики. В маленьком эпизоде автор утверждает независимость народа и провозглашает право каждого народа на свободу, на традиции, на свою землю. Несколько раз в произведении звучит словосочетание «секрет напитка». Но это не просто рецепт верескового меда. Это секрет стойкости маленьких медоваров, который заключается в стремлении обрести свободу и в любви к родной земле.

Трагизм произведения в том, что в нем нет выбора между жизнью и смертью. Отец, умудренный жизнью, понимает, что их в любом случае убьют, и выбирает для сына смерть. Тот стойко принимает ее. Отец тоже умирает, но не выдает священной тайны. Завоеватели могут отнять у старика жизнь, но не любовь к родной земле и не его волю.

fb.ru

КУЛИНАРНАЯ ПОЭЗИЯ: ВЕРЕСКОВЫЙ МЕД

Сам Роберт Лью­ис Сти­вен­сон (1850 – 1894) скеп­ти­че­ски отно­сил­ся к сво­е­му сти­хо­твор­но­му твор­че­ству, назы­вая себя «чело­ве­ком с поэ­ти­че­ским харак­те­ром, но не поэ­ти­че­ским талан­том». Г. К. Честер­тон, посвя­тив­ший писа­те­лю несколь­ко эссе и раз­вер­ну­тый кри­ти­че­ский очерк, заме­тил, что “выс­шей и вели­ко­леп­ной харак­те­ри­сти­кой Сти­вен­со­на было его лег­ко­мыс­лие. Имен­но это лег­ко­мыс­лие, эта неспо­соб­ность при­нять себя все­рьез, удер­жи­ва­ло его от вступ­ле­ния в ряды тор­же­ствен­ных “вели­ких” поэтов”. Для Сти­вен­со­на напи­са­ние сти­хов в писа­тель­ском твор­че­стве было свое­об­раз­ным отды­хом. Еще в ран­нем дет­стве он пере­нес тяже­лую болезнь брон­хов и ее послед­ствия мучи­ли его на про­тя­же­нии всей жиз­ни. Когда болезнь меша­ла ему писать объ­ем­ные рома­ны, он обра­щал­ся к сти­хам. Писа­тель счи­тал, что “гораз­до про­ще … напи­сать доволь­но при­ят­ный стих, чем доста­точ­но инте­рес­ную про­зу”. Тем не менее, невы­со­кое мне­ние Сти­вен­со­на о соб­ствен­ных сти­хах, не поме­ша­ло им впо­след­ствии стать хре­сто­ма­тий­ны­ми.

“Бал­ла­ды” (1890) — послед­ний сбор­ник сти­хов, издан­ный при жиз­ни писа­те­ля. Имен­но в него вошел зна­ме­ни­тый “Верес­ко­вый мед” (в ори­ги­на­ле “Верес­ко­вый эль”, англ. “Heather Ale”). Бал­ла­да име­ет под­за­го­ло­вок “Гал­лоуэй­ская леген­да” и явля­ет­ся сти­хо­твор­ной интер­пре­та­ци­ей сред­не­ве­ко­во­го пре­да­ния “Послед­ний из пик­тов”. Пре­да­ние было широ­ко рас­про­стра­не­но на юго-запа­де Шот­лан­дии в граф­стве Гал­лоуэй, где и оби­тал этот таин­ствен­ный народ. Впер­вые на рус­ский язык бал­ла­ду пере­вел Нико­лай Чуков­ский под назва­ни­ем «Верес­ко­вое пиво» (1935 г.), но широ­кую попу­ляр­ность полу­чил пере­вод, выпол­нен­ный С.Я. Мар­ша­ком в 1941 году.

Из верес­ка напи­ток Забыт дав­ным-дав­но. А был он сла­ще меда, Пья­нее, чем вино.

В кот­лах его вари­ли И пили всей семьей Малют­ки-медо­ва­ры В пеще­рах под зем­лей.

Но на зем­ли пик­тов при­шел шот­ланд­ский король. В резуль­та­те бит­вы народ-медо­вар был раз­бит и уни­что­жен. Оста­лось толь­ко двое – отец и сын, хра­нив­шие тай­ну при­го­тов­ле­ния верес­ко­во­го эля (меда). Шот­ланд­ский король под угро­зой пыток потре­бо­вал у них открыть сек­рет леген­дар­но­го напит­ка. Ста­рик-отец согла­сил­ся, но перед этим попро­сил убить сына: Маль­чи­ку жиз­ни не жал­ко, Гибель ему нипо­чем… Мне про­да­вать свою совесть Совест­но будет при нем.

Пус­кай его креп­ко свя­жут И бро­сят в пучи­ну вод - А я научу шот­ланд­цев Гото­вить ста­рин­ный мед!..

Прось­ба ста­ри­ка была выпол­не­на, и маль­чи­ка бро­си­ли со ска­лы в море. Вот толь­ко рецепт при­го­тов­ле­ния верес­ко­во­го меда захват­чи­ки так и не полу­чи­ли:

Прав­ду ска­зал я, шот­ланд­цы, От сына я ждал беды. Не верил я в стой­кость юных, Не бре­ю­щих боро­ды.

А мне костер не стра­шен. Пус­кай со мной умрет Моя свя­тая тай­на - Мой верес­ко­вый мед!

Конеч­но же, в леген­де сгу­сти­ли крас­ки. На самом деле древ­ний народ пик­тов не был уни­что­жен, а асси­ми­ли­ро­вал­ся с захват­чи­ка­ми-скот­та­ми, в резуль­та­те чего и обра­зо­вал­ся шот­ланд­ский народ. Сме­шан­ные бра­ки были в поряд­ке вещей, и пикт­ская кровь тек­ла в жилах мно­гих знат­ных родов Аль­бы. Так, напри­мер, реаль­ный Мак­бет и его жена, исто­рия кото­рых уве­ко­ве­че­на Шекс­пи­ром, име­ли пикт­ские кор­ни. Зна­ме­ни­тый раз­бой­ник Роб Рой, про­слав­лен­ный Валь­те­ром Скот­том, воз­во­дил свой род к пик­там. “Мы наи­бо­лее отда­лен­ные оби­та­те­ли зем­ли, послед­ние из сво­бод­ных, были защи­ще­ны нашей уда­лен­но­стью и неиз­вест­но­стью, окру­жа­ю­щей наше имя. За нами нет наро­дов, ниче­го кро­ме волн и скал”. Это сло­ва пикт­ско­го вождя Кал­га­ка, запи­сан­ные рим­ским исто­ри­ком Таци­том.

Про­ис­хож­де­ние самих пик­тов покры­то тай­ной, поро­див­шей мно­же­ство вер­сий. Неко­то­рые иссле­до­ва­те­ли счи­та­ют их пря­мы­ми потом­ка­ми стро­и­те­лей куль­то­вых мега­ли­тов, таких как Сто­ун­хендж, дру­гие же свя­зы­ва­ют с кель­та­ми. Их рели­гия была близ­ка дру­и­диз­му и почи­та­ла вереск как маги­че­ское рас­те­ние. И это не уди­ви­тель­но, ведь верес­ко­вые пусто­ши (вере­щат­ни­ки) зани­ма­ли и про­дол­жа­ют зани­мать про­сто гигант­ские пло­ща­ди! Дру­и­ды назы­ва­ли вереск тра­вой бес­смер­тия и при­пи­сы­ва­ли ему сверхъ­есте­ствен­ные свой­ства – защи­ту от опас­но­сти, наси­лия и враж­деб­но­го напа­де­ния. До сих пор суще­ству­ет пове­рье, что вереск рас­тет толь­ко на тех полях, где нико­гда не была про­ли­та кровь. Осо­бен­но счаст­ли­вым счи­та­ет­ся белый вереск. Совре­мен­ные шот­ланд­цы для при­вле­че­ния уда­чи тра­ди­ци­он­но укра­ша­ют им сва­деб­ные и празд­нич­ные буке­ты.

С древ­ней­ших вре­мен люди исполь­зо­ва­ли целеб­ные свой­ства верес­ка для лече­ния мно­же­ства болез­ней — про­блем с пище­ва­ре­ни­ем, каш­ля, арт­ри­та, бес­сон­ни­цы и др. С помо­щью верес­ка окра­ши­ва­ли шер­стя­ные тка­ни, им наби­ва­ли мат­ра­сы (мяг­кость и аро­ма­те­ра­пия), верес­ко­вая соло­ма часто исполь­зо­ва­лась для покры­тия крыш. На про­тя­же­нии тыся­че­ле­тий его исполь­зо­ва­ли для аро­ма­ти­за­ции раз­лич­ных про­дук­тов пита­ния и напит­ков, самым зна­ме­ни­тым из кото­рых стал верес­ко­вый эль, кото­ро­му древ­ние шот­ланд­цы при­пи­сы­ва­ли мисти­че­скую силу и назы­ва­ли “вол­шеб­ным зельем”. Его широ­ко исполь­зо­ва­ли как в повсе­днев­ной жиз­ни, так и в риту­аль­ных засто­льях. Вари­ли эль из сме­си соло­да и цве­ту­щих вер­ху­шек верес­ка. В сус­ло попа­дал и мох, рас­ту­щий внут­ри одре­вес­нев­ше­го стеб­ля. Он содер­жал дикие дрож­жи и обла­дал неко­то­ры­ми нар­ко­ти­че­ски­ми свой­ства­ми. Воз­мож­но, в эль добав­ля­лись гал­лю­ци­но­ген­ные ком­по­нен­ты из полы­ни и спо­ры­ньи, что и дела­ло пик­тов отча­ян­но храб­ры­ми. По пове­рью верес­ко­вый мед утра­и­вал силы и исце­лял бое­вые раны.

В нача­ле XVIII века Шот­лан­дия поте­ря­ла свою неза­ви­си­мость и вошла в состав Коро­лев­ства Вели­ко­бри­та­нии. Мно­гие наци­о­наль­ные обы­чаи попа­ли под запрет. Кос­нул­ся запрет и верес­ко­во­го эля, посколь­ку зако­но­да­тель­но в Вели­ко­бри­та­нии было раз­ре­ше­но варить эль толь­ко из соло­да, хме­ля и воды. Каза­лось, рецепт леген­дар­но­го напит­ка пик­тов был навсе­гда уте­рян.

Но в 1986 году шот­ланд­ско­му пиво­ва­ру Брю­су Уильям­су попал в руки ста­рин­ный рецепт про­из­вод­ства верес­ко­во­го эля, хра­нив­ший­ся в одной гэль­ской семье на про­тя­же­нии 10 поко­ле­ний. Несколь­ко лет Брюс рабо­тал над его усо­вер­шен­ство­ва­ни­ем, варьи­руя раз­лич­ные сор­та верес­ка и его коли­че­ство, экс­пе­ри­мен­ти­руя со сме­ся­ми соло­да, про­буя допол­ни­тель­ные ингре­ди­ен­ты (имбирь, болот­ный мирт и др.), а неболь­шие пар­тии эля про­ве­рял на сво­их кли­ен­тах. Когда, нако­нец, фор­му­ла была усо­вер­шен­ство­ва­на, он начал про­да­вать напи­ток под тор­го­вой мар­кой «Fraoch Leann». Вна­ча­ле верес­ко­вый эль постав­лял­ся все­го лишь в шесть пабов Шот­лан­дии. Когда же спрос доста­точ­но вырос, ком­па­ния Williams Bros Brewery рас­ши­ри­ла свое про­из­вод­ство, а так­же ассор­ти­мент выпус­ка­е­мой про­дук­ции. Поми­мо верес­ко­во­го она нача­ла выпус­кать и дру­гие четы­ре раз­но­вид­но­сти исто­ри­че­ско­го шот­ланд­ско­го эля: с исполь­зо­ва­ни­ем бузи­ны (древ­ний кельт­ский рецепт), побе­гов шот­ланд­ских сосен (рецепт викин­гов), мор­ских водо­рос­лей (ста­рин­ный рецепт запад­но­го побе­ре­жья) и кры­жов­ни­ка (мона­стыр­ский рецепт XVI века). Верес­ко­вый эль содер­жит 5% алко­го­ля, обла­да­ет цве­точ­ным, тор­фя­ным аро­ма­том, насы­щен­ным соло­до­вым вку­сом с оттен­ка­ми пря­ных трав и после­вку­си­ем сухо­го вина.

Так, бла­го­да­ря клас­си­ку англий­ской лите­ра­ту­ры и совре­мен­но­му пиво­ва­ру верес­ко­вый эль стал еще одной визит­ной кар­точ­кой Шот­лан­дии.

www.art-eda.info


Смотрите также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>