Создатель образа дон кихота


Образ Дон Кихота | Литерагуру

(331 слово) Дон Кихот, центральный герой романа Мигеля Сервантеса «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский», не просто закрепился в мировой культуре как образ архетипический, вечный, но стал уже фактически именем нарицательным. Что же в нём такого притягательного? Почему Дон Кихот вечен?

Сюжет романа Сервантеса достаточно прост: некий идальго Алонсо Кихана, чрезмерно увлёкшийся рыцарскими романами, решил сам стать странствующим рыцарем, назвался Дон Кихотом, нашёл себе оруженосца (Санчо Панса) и отправился на поиски приключений. По дороге нашего героя встречают одни лишь разочарования в мире рыцарства и неприятности: его то принимают за сумасшедшего, то избивают до полусмерти, то попросту поднимают на смех. Дон Кихот видит всё в искажённом свете (постоялый двор принимает за роскошный замок, стадо баранов – за неприятельское войско, грубую крестьянку Альдонсу Лоренцо – за прекрасную Дульсинею Тобосскую), из-за чего и не может понять, почему все относятся к нему не подобающим образом.

На первый взгляд, Дон Кихот кажется абсолютно безумным. Его мировосприятие искажено, он совершает глупости и получает соответствующую на них реакцию. Однако же этот герой – совершенно чистый и искренний человек с очень сильным нравственным стержнем внутри. Его, пожалуй, можно сравнить с ребёнком: хитроумный идальго наивен, упрям и по-детски просто разграничивает «плохое» и «хорошее». Дон Кихот обладает настолько крепкой верой в справедливость и красоту мира, что даже порой доходит до фанатизма. Он твёрдо знает, что такое добро и что такое зло, что обиженным и обделённым нужна помощь, что негодяй должен быть наказан. Именно поэтому герой так сильно переживает, когда мальчик, которого Дон Кихот спас от побоев, злится на него. Интересно также и то, что над идальго не издеваются и не насмехаются только нравственно чистые герои, разделяющие его взгляды на устройство мира (к примеру, юная Доротея).

Итак, Дон Кихот – истинный рыцарь Печального Образа. Это монолитный и цельный характер, обладающий твёрдым пониманием природы добра и зла. Это герой, совершенно искренне пытающийся сделать мир светлее и лучше, но герой безумный. Таким видят его окружающие. Все разговоры Дон Кихота о справедливости и чести воспринимаются в современном ему мире как нечто ненормальное и непонятное. В этом противоречии заключается трагедия идальго, ставшая вечной.

Автор: Софья Воронина

Интересно? Сохрани у себя на стенке!

literaguru.ru

Образ Дон-Кихота: проявление лучших намерений и стремлений человека

Жизнь ровно настолько смешна, насколько ироничен роман о Дон-Кихоте. Нет, правда – как же иначе объяснить ту массу недоразумений, которая произошла с этим произведением? Вечный образ Дон-Кихота будоражит умы даже сейчас, в XXI веке. В чем же секрет, почему человек, наделавший столько пагубных глупостей, становится образцом гуманизма? Попробуем разобраться.

О чем история печальная

Написанное сугубо как сатира и пародия, произведение становится важнейшим романом своего века; все читают его как глубокую философскую притчу. Герой, которого Сервантес задумывал как нелепого, но все же отрицательного персонажа, становится образцом мечтателя, революционера, альтруиста; в нем складываются все фантазеры и легкие на подъем люди, в том числе и сам автор, наполнивший Дон-Кихота всеми чертами, которые находил у себя. Спутник протагониста, его лучший друг, Санчо, мечтающий о богатстве грязный крестьянин, превращается в символ народа и его бесконечной мудрости.

Итак, в своем поместье проживает немолодой дворянин Алонсо Кехано. Все свободное время он проводит за чтением рыцарских романов, хотя институт рыцарства исчез сто лет назад. В какой-то момент он понимает, что готов отдать жизнь за все те идеалы, с которыми столкнулся в книгах. Он принимает решение стать рыцарем.

Кехано находит себе коня (настолько же старую развалюху, как и он сам) - Росинанта, обзаводится здравомыслящим, но мечтающим о деньгах оруженосцем по имени Санчо Панса. Рыцарь находит даму сердца и, назвавшись звучным «Дон-Кихот», отправляется вершить свои подвиги.

Вот только подвиги эти нелепы и полны безумия: сражение с ветряными мельницами-великанами, нападение на монахов-призраков, «спасение» девушки от собственных слуг – «злобных разбойников».

Несмотря на придуманный Санчо титул, «Дон-Кихот, Рыцарь Печального Образа», путешественники становятся лишь объектами для насмешек. Главные козни им строит студент Самсон Карраско. Во второй трети романа он был повержен нашим героем в ходе дуэли, которую сам злодей создавал как злобную постановку. Это так задело самолюбие молодого человека, что теперь он мечтает отомстить.

Студент подначивает дворянство к тому, чтобы разыграть спектакль перед Дон-Кихотом – им забава, а ему справедливость. Пройдя через тысячу унижений, незаметных для него самого, при дворе Рыцарь Печального Образа (к тому времени уже Рыцарь Львов) сражается с Рыцарем Луны – и проигрывает. Доспехи победителя же – на Самсоне. Он требует от Дон-Кихота отречься от своих странствий и путешествий.

В итоге старик тихо умирает в постели. Он знает, что совершал глупости – но уверен, что он все же хороший человек, что образ Дон-Кихота – это светлое пятно в темном мире. К тому моменту так думает уже не только он, но и плачущие слуги во главе с верным оруженосцем Санчо.

Перемена отношений

Образ Дон-Кихота в романе Сервантеса изначально был юмористичен. Сам писатель говорил о том, что создает противовес той «высокой», псевдопафосной литературе, которая наводнила книжные полки его современников.

Потому и свой роман он пытался сделать максимально низменным и приземленным, так называемым «плутовским». И изначально он так и воспринимался. Характеристика образу Дон-Кихота была дана однозначная – над романом смеялась вся Испания.

Однако со временем, уже после смерти Сервантеса, в голове людей родилось новое прочтение образа. И виноваты в этом немецкие романтики, которые нашли в странствующем рыцаре символ всей своей философии. Для них Дон-Кихот стал мечущейся мечтательной душой в мире грязного реализма.

Именно эта мысль, наполняясь, развивалась в мире и дальше. И вот уже Тургенев ставит Дон-Кихота на одну ступень с Гамлетом, восхваляя его желание бороться во имя идеи.

Уже в XX веке продолжается рассуждение о Рыцаре Печального Образа. О проблеме его взаимоотношений с миром желают высказаться не только философы и писатели, но и психологи, находящие в «кихотстве» множество интересного.

И до сих пор с каждым годом Дон-Кихот на наших глазах утрачивает комичность и задор, превращаясь все больше в трагическую и непонятую фигуру.

Влияние на мировую литературу

Дон-Кихот – вечный образ в литературе, и это главное достижение Сервантеса. Сам того не желая, он дал миру того самого нелепого чудака, который так нужен был. Именно Сервантесу мы обязаны «дикарями» в книгах эпохи Просвещения, когда отделение от общества или иной взгляд перестал считаться отрицательным. Между прочим, именно образ Дон-Кихота служил вдохновением для Достоевского при работе над «Идиотом».

Но не менее важна заслуга Сервантеса как писателя, принесшего в литературный мир роман в том формате, в котором мы его сейчас знаем. Благодаря ему книга стала произведением с долгой историей, множеством линий и сильными переменами в жизни персонажей.

Вечный странник

Сначала стоит рассмотреть самый поверхностный символичный вариант – образ Дон-Кихота как идею вечного путешественника. Это человек, чья жизнь должна быть связана с дорогой. Другого выхода просто нет. И что самое интересное, вырастает этот человек из «книжного червя».

И он не врет себе и не обманывается. Для него лишения и проблемы на пути и являются истинным счастьем. И Дон-Кихот сам замечает это, акцентируя на этом внимание. Он даже счастлив невзгодам, ведь такие же были в рыцарских романах.

Внутренний романтик

Что видят романтики, читая шедевр «Дон-Кихот»? Анализ произведения начинается с рассуждения о том, насколько сильно главный герой совпадает с их внутренним миром. Ведь для них уже сам по себе образ рыцаря является неотъемлемой частью философии. А тут «герой меча и щита» еще и отвергнут, не понят, изгнан из общества.

Какой романтик не воздвигнет этот образ себе на флаг! Ведь каждый из них уверен в том, что мир мечтаний – истинно реален, и собственную фантазию вперемешку с чувствами надо ставить выше чего-либо. Борьба Дон-Кихота – это плевок в лицо реальности - жестокой, грязной и грубой; это сражение с ветряными мельницами во имя общего добра. Это заранее проигранная война, но ведь надо вдохновляться тем, что умер Рыцарь Печального Образа счастливым!

Однако вечный образ Дон-Кихота заключается не только в романтике и странствиях, не только в этих двух нежных чертах человека. Ведь к вопросу можно подойти и с другой стороны, если увидеть в герое Сервантеса еще и силу.

Да-да, именно в этом немощном и старом мечтателе. В середине него живет бесконечное мужество, и это, пожалуй, главное, что Дон-Кихот почерпнул из рыцарских романов. Вспомните, он хоть раз ныл, стонал, восклицал? Из историй о благородстве странствующих воинов Дон-Кихот взял самое важное.

И пускай идеалы его и неверны, и пускай он душевнобольной, но образ Дон-Кихота навсегда будет окутан мужественностью и силой, непоколебимой волей бороться за свои идеалы. Он в том числе и революционер, умеющий до конца сражаться во имя своего образа жизни.

Свобода превыше всего

Важную тему в романе нашли европейцы эпохи Просвещения. Для них проблемы произведения заиграли новым красками.

Дело в том, что философы и писатели того времени не ставили ничего выше свободы. Для них это была главная ценность, главный критерий оценки счастья. Причем, как заметно из названия самого периода времени, распоряжаться свободой они обязывались в рамках получения новых знаний.

Само собой, что через эту призму они и смотрели на Дон-Кихота. Вечно странствующий рыцарь, ищущий правды и не скованный никакими рамками, был для них буквально находкой. Он тут же был объявлен погибающим за право выражения человеком свободы, которому противостоит глупое и непонимающее общество.

Несмотря на то что именно в эпоху Просвещения образ героя (Дон-Кихот) был окутан аурой трагизма и отрешенности, все же тогда он все еще воспринимался как комедийный персонаж. А если разбираться во взаимоотношениях рыцаря и оруженосца Санчо, можно найти еще более глубокую и интересную теорию.

Столкновение души и разума

Однако образ героя был бы неполным без его верного друга, который, как известно, должен быть у каждого великого литературного персонажа. Здесь оруженосец Санчо Панса дает по-новому взглянуть на странствующего сумасшедшего.

Вместе они создают дуалистичный символ души и разума. Рационализм Санчо, казалось бы, должен жестоко бить по чувственному Дон-Кихоту. Однако на самом деле они создают крепкий союз верных друзей. Почему же Сервантес именно так подает оба символа, когда в жизни мы встречаемся с жестокой враждой души и разума?

А главный секрет вот в чем – обе стороны здесь независимы. Нет, не друг от друга, совсем нет – они отдалены от мнения людей вокруг. Дон-Кихот и Санчо живут в своем мире, где вместе они находятся в гармонии.

В этом-то и нашли интерес мыслители эпохи Просвещения. Для них идея взаимного сосуществования разума и души была решением многих поставленных философских задач. А в обычной жизни они не могут находиться в гармонии именно из-за оков внешних факторов.

Антагонистичность Самсона Карраско

Если хочешь узнать, каков человек, необязательно смотреть на его друзей. Куда больше тебе скажут враги. И здесь образ Карраско полностью описывает Дон-Кихота. Злобный, мстительный и насмешливый студент выглядит в контрасте с Рыцарем Печального Образа еще ниже, чем есть на самом деле.

Его желание навредить главному герою, его отвратительный характер подчеркивают для нас благородство Дон-Кихота. Ведь в итоге Самсон сам заигрывается в предлагаемых обстоятельствах и становится этаким темным отражением главного героя. Ведь именно в образе Рыцаря Луны он побеждает Дон Кихота, тем самым… признавая его победу. В том, что повергнуть безумца можно только по его собственным правилам.

Взгляд как на религиозную фигуру

Разумеется, такой неоднозначный персонаж не мог не обрести религиозную трактовку. Образ Дон-Кихота в романе Сервантеса такого прочтения изначально уж точно не предполагал, однако со временем в нем начали видеть мученика и святого. Казалось бы, за что? Однако подобные утверждения действительно недалеки от истины, ведь прообразом странствующего рыцаря вполне могли стать юродивые (святые, которые не подчинялись церковным догмам).

Однако испанцы, откуда родом роман Сервантеса, идут еще дальше – они сравнивают главного героя, Дон-Кихота, с главным героем Нового Завета. В Рыцаре Печального Образа они видят отображение милости и самопожертвование Иисуса Христа. Верно ли это – очень спорный вопрос, но параллели найти, конечно, можно.

Заключение

Что самое главное в «Дон-Кихоте» - это то, насколько глубок образ главного героя. Все версии его прочтения верны и заложены в тексте изначально. Каждый будет видеть в нем то, что желает увидеть.

По каждой из этих версий можно было бы написать отдельную статью. Да и что говорить – уже много писали. Однако в любом случае образ Дон-Кихота – проявление лучших намерений и стремлений человека. Каждое из них, пускай и кратко, описано выше.

Нам остается лишь дальше анализировать и думать над образом жизни последнего европейского рыцаря. Были ли он просто безумен или...?

fb.ru

Дон Кихот как образ Христа - Академия "Фомы"

Все лекции цикла можно посмотреть здесь.

Книга «Дон Кихот» воспринимается испанцами, как главная книга в истории испанской литературы, а во всем мире – это один из важнейших романов в истории мировой литературы. Так получилось благодаря уникальному образу и даже уникальным образам главных героев, которые создал писатель. С одной стороны, главный герой романа «Дон Кихот» — это один из первых патологических образов в истории мировой литературы, но по крайней мере в истории беллетристики. Таких героев в то время было достаточно много, их больше будет с течением времени, дойдет до того, что в XX веке едва ли не большая часть главных героев в романах будут сумасшедшими, но эта традиция восходит именно к «Дон Кихоту». И вместе с тем сумасшествие Дон Кихота сразу констатируется автором в этом романе, а по мере чтения этого романа у нас возникает достаточно много вопросов, потому что автор потихоньку переворачивает этот образ, развивает его и уводит читателя в совершенно другую сторону.

Во втором томе Сервантес говорит о том, что не сумасшедшие ли те герои, которые издеваются над благородным идальго, они сами, наверное, уже безумные люди. И таким образом автор интересно переворачивает изначальную установку свою – а кто на самом деле безумен. Безумен ли наш главный герой, который видит в мире совсем не то, что он есть на самом деле? Или безумны все остальные люди, которые не верят в эту мечту и издеваются над этим рыцарем? Вот этот парадокс, который заключен уже в этом главном образе, идет из самой манеры написания романа. Мы можем сравнить это с современными писателями, которые чаще всего пишут роман и уже изначально знают, каким он будет, то есть изначально какой-то план романа уже готов. Допустим, если Владимир Набоков писал роман, то он изначально составлял план романа, потом писал карточки такие, в которых что-то из такой главы, что-то из другой главы, что-то еще откуда-то и эти карточки, как картотека ящичек заполняли и когда уже их набиралось достаточно много, тогда можно было писать роман от начала до конца. Но он вырастал как бы в разных местах и совсем не по порядку.

Естественно во времена Сервантеса такого не было и роман писался по-другому. То есть, автор пишет первую строчку, а дальше, как пойдет. Более того, когда автор пишет первую главу, он не знает, куда он приведет героя, допустим, в 30-й главе и вообще этот герой может быть, там заметно это в первом томе романа, он в определенный момент перестает быть главным героем, потому что автор забрасывает нас какими-то вставными новеллами. И, когда автор пишет первый том, он еще не знает, что в конце концов появится и второй том этого романа. Автор вынужден был его написать, потому что появилась подложная книга о Дон Кихоте, в которой этот образ, некий Авельянеда сервантесовский образ переврал и историю Дон Кихота привел совсем не туда, куда ее в принципе мог бы привести сам создатель этого образа. Таким образом мы понимаем, что сам этот герой изначально в первой главе был одним и потихоньку по мере того, как пишется роман, герой меняется. Меняется отношение автора к этому образу, меняется отношение автора не только к Дон Кихоту, но и к Санчо, который с каждой главой становится все мудрее и мудрее. Так что в конце романа он превращается уже ни много, ни мало, а практически в библейского Соломона.

С другой стороны, Дон Кихот постепенно превращается… ну эта не явно конечно заявлена тема в романе «Дон Кихот», но многие исследователи, эссеисты и те, кто внимательно читают этот роман, замечают, что образ Дон Кихота по мере течения романа все больше сближается с образом Христа. Это замечал, например, Хосе Ортега-и-Гассет, который писал о Дон Кихоте, как о Христе наших окраин. Это замечал и Мигель де Унамуно, написавший даже «Житие» — главная книга де Унамуно – испанского романиста и эссеиста, философа «Житие Дон Кихота и Санчо». Это именно житие, то есть автор берет и пересказывает подробно роман Сервантеса, именно так, как это сделано у Сервантеса, буквально по главам, комментируя по порядку каждую главу и хочет нас убедить при этом, что перед нами действительно житие святого. Святого одержимого, не сумасшедшего, а именно святого одержимого своей верой. Самое интересное, что и Владимир Набоков, которого сложно связать с подобными мыслями, он в своих лекциях о «Дон Кихоте» начинает с того, что ругает этот роман за форму, ругает автора за какие-то литературные несовершенства его романа, а продолжает и заканчивает тем, что все больше и больше увлекается этим романом, без конца восклицает: «Ах, какой неожиданный ход», «Ах, как замечательно написано, блестящая глава», — все больше и больше увлекается самим героем, так что обвиняет автора Сервантеса в жестокости по отношению к этому герою, по отношению к этому святому герою и ближе к концу лекции замечает, что Дон Кихот действительно, как Христос, посмотрите, ведь когда над ним издеваются, когда ему вешают на спину табличку «Дон Кихот Ламанчский» и как это похоже на ту табличку, прибитую к кресту «Иисус Христос царь иудейский», как это похоже на евангельскую историю с точки зрения толпы и Дон Кихот Ламанчский и царь иудейский – несомненно самозванцы. Этот трагический мотив сближает книгу Сервантеса с Евангелием.

academy.foma.ru

Дон Кихот и Санчо Панса: образы героев романа Сервантеса

Сервантес высмеивает рыцарские романы как нелепые и неправдоподобные и противопоставляет им реальную испанскую действительность. И он добился своей цели. «Дон Кихот» дискредитировал рыцарские романы, положил конец их популярности и успеху.

Однако к «Дон Кихоту», конечно, нельзя подходить только как к пародии на рыцарские романы. Ведь они давно забыты и никем не читаются, а роман Сервантеса читается до сих пор и, очевидно, будет читаться во все времена.

Писатель создал произведение, необычайно глубоко отразившее жизненные коллизии, нарисовал типы поистине вечного значения. Это, конечно же, Дон Кихот и Санчо Панса.

Образ Дон Кихота

Дон Кихот хочет возродить рыцарство в век, когда оно давно уже ушло в прошлое, когда наступили иные, новые времена. Навстречу рыцарю попадаются не замки и принцессы, а трактиры и купцы, разбогатевшие крестьяне, погонщики мулов и представители власти, наблюдающие за порядком. Дон Кихот — комическая фигура. Он один не понимает того, что понимают все, не понимает, что рыцарство отжило свой век. Он хочет восстанавливать справедливость, наказывать обидчиков, защищать сирот и вдов. На самом деле он только производит беспорядок, калечит людей, причиняет им зло и страдания. Он чуть не убил погонщика мулов за то, что тот хотел напоить своих животных и взял корыто, в которое Дон Кихот положил свои доспехи. Он напал на мирную процессию, провожающую покойника, и, сбросив на землю какого-то бакалавра, искалечил его. Дон Кихот воплощает в этих эпизодах старый порядок с его беззакониями и разбоем.

Роман проникнут пафосом отрицания отжившего феодального порядка. Сервантес - тенденциозный писатель. Тенденция «Дон Кихота» состоит в отрицании рыцарства. Главного героя бьют, топчут ногами, сбивают на землю за то, что он не понимает, что старые рыцарские феодальные порядки прошли, что они несовместимы с новыми общественными формами.

Но этим не исчерпывается содержание образа Дон Кихота. Уже в первой части романа в нем обнаруживаются некоторые другие черты. Объективно Дон Кихот творит злые дела. Но его субъективные намерения благородны, гуманны и справедливы. Он защищает бедных и обиженных.

Богатый крестьянин избивает мальчишку-пастуха. Дон Кихот бросается на его защиту, так как считает, что нельзя бить слабого. Он освобождает людей, которых ведут на каторгу, ибо человек, по мысли Дон Кихота, свободен и его нельзя заковывать в цепи, насиловать его волю. Он защищает пастушку Марселу, которая отстаивает свободу чувства и отвергает посягательства назойливого пастуха. Рыцарь Печального Образа несравненно благороднее, чем окружающие его трактирщики, купцы, богатые крестьяне, корыстные представители черствого и прозаического буржуазного общества.

Эти привлекательные черты Дон Кихота еще отчетливее выступают во второй части романа. Там он уже никому не причиняет зла. Подвиги его обычно безобидны — он спускается в пещеру Монтесинос, помогает двум молодым влюбленным бороться против власти богача Камачо. Наконец, он попадает в замок герцога. Герцог и герцогиня издеваются над Дон Кихотом и Санчо Пансой, устраивают над ними разные жестокие шутки. Сервантес критически относится к их насмешкам и проделкам. Он считает, что нельзя издеваться над Дон Кихотом. В герое заложены большие человеческие достоинства. Мы видим его широту и благородство, способность жертвовать собой.

Дон Кихот выступает как носитель гуманистической философии, этот рыцарь — подлинный гуманист. Он высказывает мысль о том, что человек должен быть развит и физически, и умственно («меч не должен тупить пера, перо — тупить меча»,— говорит Дон Кихот). По его мнению, лучшим воплощением гуманистического идеала служит рыцарь. В самом герое этот идеал воплотился в карикатурном виде.

Дон Кихот предстает перед нами не только как рыцарь, но и как философ, моралист, мудрец. Он вспоминает прошлое, вспоминает «золотой век», когда люди не знали слов «мое», «твое» и золото не играло никакой роли в их жизни. Он считает, что порочный человек благородного происхождения хуже, чем добродетельный человек самого простого звания и низкого происхождения. Когда Санчо Панса отправляется на губернаторство, он дает ему советы и наставления, развивает теорию, основанную на милосердии и гуманности.

Идеи Дон Кихота — прогрессивные идеи. Они порождены эпохой Возрождения, великой эпохой борьбы против феодализма. Однако носителем этих прогрессивных идей Сервантес делает рыцаря, представителя старого отжившего общества.

Сервантес жил в ту эпоху, когда уже наметились контуры буржуазного общества. В Испании прежде всего выступали отрицательные стороны этого общества, корысть и чистоган. И хотя этот процесс только начинался, гениальный писатель чутко уловил и отразил его.

Идеалы гуманистов не могли быть осуществлены в буржуазном обществе. Наоборот, оно оказалось враждебно им, отрицало эти идеалы. Поэтому Сервантес воплотил их в образе Дон Кихота, человека враждебного этому обществу.

Избивающий мальчишку богатый крестьянин, плутоватые трактирщики, купцы — все эти представители денежного общества не случайно враждебны Дон Кихоту. Они смеются и издеваются над его стремлением защищать бедных и слабых, над его благородством и великодушием, над его рыцарскими доблестями.

Противоречивость образа Дон Кихота состоит в том, что его гуманистические устремления выступают в отжившей свой век рыцарской форме. Поэтому и наше отношение к Дон Кихоту двойственно. Мы глубоко сочувствуем его благородным устремлениям, но в то же время смеемся над его исторической слепотой, над отсутствием у него чувства реальности, над его нелепым намерением копьем и мечом феодального рыцаря воевать против новых экономических форм жизни. Дон Кихот бессилен в своей борьбе против буржуазного мира, ибо он нападает на него с позиций прошлого.

В образе Дон Кихота показан не только сумасбродный рыцарь, в нем представлены беспочвенная восторженность, прекраснодушные мечты о счастье людей, не опирающиеся на действительность. Злоключения и неудачи рыцаря из Ламанча ясно показывают, что лучшие, благороднейшие идеи терпят крах, если они не находят опоры в реальной жизни.

Образ Санчо Панса

Рядом с тощим и длинным Дон Кихотом, восседающим на Россинанте, трусит на своем осле приземистый и кругленький оруженосец Санчо Панса. Образ его тоже претерпевает в романе известную эволюцию.

Санчо вступает в роман со следующей характеристикой: «Это был человек добропорядочный (если только подобное определение применимо к людям, которые не могут похвастаться порядочным количеством всякого добра), однако ж мозги у него были сильно набекрень». Санчо наивен и придурковат, он единственный, кто верит бредням Дон Кихота. В нем сказалась ограниченность деревенской жизни. Он не лишен некоторого плутовства и не прочь не заплатить в трактире или воспользоваться чужой сбруей для своего осла. Иногда он высказывает прямо корыстные мысли — так, Санчо считает, что если его подданными будут негры, он сможет их попросту продавать.

Санчо Панса отчасти понимает, что его хозяин сумасшедший. Он довольно ловко использует доверчивость Дон Кихота. Трезвый и не лишенный практической сметки, он часто торжествует над ним. Когда Дон Кихот хочет пуститься ночью в опасную авантюру, Санчо Панса связывает ноги Росинанту и объявляет, что волшебники заколдовали его. Или же он выдает проезжающих мимо крестьянок за Дульцинею и ее прислужницу.

На все приключения он долгое время смотрит с точки зрения собственной выгоды. Однако по мере развития романа происходит эволюция и Санчо Пансы. Во второй части романа он вырастает в фигуру, полную глубокого благородства.

Санчо все время говорит о жалованьи, постоянно разглагольствует о том, сколько ему полагается получить. Но по сути он человек бескорыстный. Все эти разговоры кончаются тем, что он примиряется с Дон Кихотом и без всяких условий следует за ним. Из всех своих предприятий он извлекает, говоря словами Гейне, только пуф.

В Санчо Пансе заложены своеобразные достоинства — в нем есть здоровое народное начало. Он — носитель народной мудрости. Под влиянием Дон Кихота Санчо Панса нравственно развивается, духовно растет. Эта духовная и нравственная стойкость героя выражается прежде всего в том, что он не оставляет своего господина, бескорыстно повсюду следует за ним.

Характер Санчо Пансы наиболее полно раскрывается в эпизоде с его губернаторством. Вняв советам рыцаря-гуманиста, губернатор-крестьянин правит лучше герцога. Он проявляет самообладание, мудрость и бескорыстие. Над Санчо Пансой издеваются. Под предлогом, что его могут отравить, ему не дают есть; его зажимают щитами и топчут ногами во время воображаемой битвы. Но он делает свое дело. Он разгадывает многочисленные загадки, мудро и справедливо решает сложные дела. Во всей литературе европейского Возрождения мы не встречаем такого апофеоза крестьянина, мудрости и справедливости человека из народа.

Смысл романа

Дон Кихот и Санчо Панса странствуют вместе, они неразлучны. Дон Кихот — рыцарь-гуманист, Санчо Панса — крестьянин, представитель народа. Гуманизм и народ неразделимы.

Санчо Панса и дон Кихот представляют старый мир, старое добуржуазное общество, два его сословия — рыцаря и крестьянина. Оба они противостоят буржуазному миру.

Дон Кихот даже поднимает бунт против этого мира. Однако роман кончается примирением героя с обществом. В конце романа Дон Кихот превращается в Алонсо Кихана Доброго, смиренного человека, который отказывается от своих бредней и умирает, оплакиваемый родственниками и друзьями. Но, конечно, смысл романа не в этом примирении, а в изображении бунта Дон Кихота.

Сервантес хоронит старый феодальный мир, отживший и осужденный историей. Но он не приемлет и нарождающийся буржуазный мир с его черствостью, бессердечием, меркантилизмом. В тех исторических условиях, когда был создан роман, он играл важную роль в борьбе против феодализма и таким образом объективно подготовлял буржуазное общество.

В романе заключены гуманистические идеи, выходящие за пределы буржуазного мира, неосуществимые в нем. Эти идеи Сервантес завещал грядущим векам, завещал будущему.

Источник: Штейн А.Л. История испанской литературы. - М.: Едиториал УРСС, 2001

classlit.ru


Смотрите также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>