Создатель философского камня


Николас Фламель - Создатель философского камня

Имя этого французского алхимика-эзотерика, посвятившего себя поискам тайны бессмертия и способа добычи золота из неблагородных металлов, окутано густой пеленой легенд и мистической тайны. И неудивительно, что многие историки сомневаются даже в самом факте его существовании.

Другие исследователи доказывают, что такой человек действительно существовал, создал философский камень и остался жить вечно — могила Фламеля, на которой были начертаны странные письмена, оказалась пустой. А про несметное богатство этого знаменитого француза говорили едва ли не больше, чем про его мистическое появление в Парижской опере вместе с женой и сыном через 300 лет после смерти в 1417г.

Тысячи лет философский камень тревожил умы ученых — уж больно заманчива была перспектива решить все жизненные проблемы одним махом. До Фламеля в течение нескольких веков многие бились над решением этой задачи, но получали в награду лишь разочарования и отчаяние.

И вот в XIV ст. Николя (или Николас на латинский манер) Фламель заявил, что достиг цели. Он не только не разорился на опытах по превращению в золото неблагородных металлов, а даже напротив — его скромное состояние почти мгновенно умножилось и превратилось в настоящее богатство.

Парижский переписчик книг (по другим данным — нотариус, коллекционер книг) Никола Фламель родился, возможно, в 1330 г., а умер в 1417 или 1418 г. Довольно долгое время он трудился целыми днями, но все равно едва сводил концы с концами.

Среди книг, проходивших через его руки, наверное, попадалось и множество алхимических трактатов, но ни один из них не привлек внимания Фламеля. Однажды какой-то полунищий старик прямо на улице продал ему трактат с позолотой без переплета.

Редкая, очень старинная и объемная книга была сделана не из бумаги или пергамента, а из восхитительных пластинок коры, снятой с молодых деревьев. Чутье коллекционера подсказало Николасу, что она стоит той солидной суммы, какую за нее запросил нищий — два флорина.

Будущему алхимику удалось лишь установить название старинного манускрипта — «Книга еврея Авраама», — написанного «Авраамом, патриархом, евреем, князем, философом, левитом, каббалистом и магом, жрецом и астрологом». А вот прочесть трактат оказалось невозможно — он был написан древнеиудейскими символами, не ведомыми никому в Париже. (Евреи волею Филиппа II были изгнаны из Франции.) Причем на первой же странице содержалось проклятие в адрес любого, кто осмелится читать дальше, кроме священников и писарей.

Много лет Фламель пытался найти ключ к тексту, в котором в зашифрованной форме объяснялось, как превращать неблагородные металлы в золото, но знаки и символы оставались ему непонятными. Алхимик стал советоваться со знающими людьми по всей Европе, предусмотрительно показывая им не манускрипт, а лишь некоторые фразы и знаки, выписанные из книги.

Эти упорные, но безуспешные поиски продолжались 20 лет, пока Никола не отправился в Испанию, в Сантьяго-де-Компостела, но и там не нашел ответа. Однако на обратном пути в Леоне он встретил некоего мастера Канчеса, знатока древнеиудейской символики и мистики, адепта той же магии, которой владели библейские волхвы. Едва услышав о книге, ученый раввин оставил дом и все свои дела и вместе с французом отправился в дальний путь.

«Наше путешествие, — писал позднее сам Фламель, — было благополучным и счастливым. Он открыл мне зашифрованное описание Великого Делания, истинное значение большей части символов и знаков, в которых даже точки и черточки имели величайший тайный смысл...»

Однако, не доезжая до Парижа, в Орлеане Канчес заболел и вскоре умер, так и не увидев великого трактата, ради которого он отправился во Францию.

И все же парижскому алхимику с помощью этой книги и благодаря советам еврейского доктора удалось, по его собственному признанию, открыть секрет философского камня — тайну превращения обычных металлов в золото и секрет бессмертия.

В своих записках Фламель рассказал, что 17 января 1382 г. он получил чудодейственную жидкость, превращающую ртуть в серебро, и что он «близок к решению великой задачи — получению золота...» Еще три месяца спустя алхимик раскрыл тайну трансмутации золота.

Николас так описывает памятное событие: «Случилось это в понедельник, 17 января, около полудня, в моем доме, в присутствии одной лишь моей супруги Пернелл, в год возрождения человечества 1382-й. Затем, неукоснительно следуя словам книги, я произвел проекцию этого красного камня на такое же количество ртути...»

Символично, что Николас по-гречески значит «победитель камня», а фамилия Фламель происходит от латинского Flamma, то есть «пламя», «огонь».

Итак, Фламель сказочно разбогател, что документально подтверждено многими французскими историками, обзавелся колоссальной собственностью, а потом просто исчез вместе со своей женой. Молва о Никола Фламеле, как о самом удачливом алхимике Парижа, разнеслась далеко за пределы Франции.

Произошло это еще и благодаря его четырем весьма интересным и необычным книгам, одна из которых называлась «Иероглифические фигуры». В ее первой части Фламель описывал свою жизнь и нахождение алхимической «Книги еврея Авраама», изучая которую, он с женой постиг тайну философского камня — Великого Делания.

Во второй части автор привел интерпретацию своих же барельефов или гравюр (он называл их иероглифами), выполненных на арке кладбища Невинных в Париже в начале XV ст. (т.е. за 200 лет до издания трактата) в алхимическом и теологическом аспектах.

Текст «Книги еврея Авраама» знаменитый парижанин отказался приводить «...потому, что Бог наказал бы меня, если бы я совершил великое зло, сделав так, чтобы весь род людской имел одну голову, которую можно было бы снести одним ударом». Впервые «Иероглифические фигуры» были опубликованы в 1612 г.

Между тем историки утверждают, что из четырех известных текстов, приписываемых Фламелю, два — роман «Иероглифические фигуры» и «Завещание» — были написаны явно не им, а кем-то другим. Подлинность его авторства «Книги Прачки» и «Краткого изложения философии» тоже ставится под сомнение.

Кроме того, алхимическая интерпретация теологических фигур, размещенных на четвертой арке кладбища Невинных, построена на анализе работ таких алхимиков как Гермес, Халид, Пифагор, Разес, Орфей, Мориен и др., а не на мифической «Книге еврея Авраама».

Как бы там ни было, но после внезапной смерти супруги Фламель ударился в благотворительность и много денег тратил на строительство храмов, больниц и приютов для бедняков в Париже и других городах Франции. В каждой из церквей он распорядился «отобразить знаки из «Книги еврея Авраама»».

В 1417 г., когда Никола Фламель умер, прошел слух, что он обманул смерть с помощью философского камня, инсценировал свою смерть и похороны, а сам подался в Центральную Азию, возможно в Тибет, в таинственную страну Шамбалу.

Надгробный камень с могилы Фламеля

Надгробие французского алхимика и его жены Пернелл существовало в парижской церкви Невинных еще в XVI ст. Когда могилу алхимика вскрыли, то она оказалась пустой. Ведь нельзя забывать, что поговаривали: вместе с секретом получения золота из обычных металлов Никола и его жена открыли и эликсир молодости, научившись удлинять жизнь.

По словам исследователей, существует множество свидетельств о том, что парижский алхимик не умер. Например, в XVIII ст. аббат Вилен писал, что Фламель посетил французского посла в Турции Дезалью — почти через четыре столетия после своей якобы смерти!

В 1700 г. французский врач Поль Лука (Люка?), путешествовавший по Востоку, встретил в турецком монастыре в Бруссе дервиша, которому на вид было 30 лет, а на самом деле — более ста. Этот пилигрим поведал французу, что он пришел из отдаленной обители мудрецов и остается молодым благодаря философскому камню, который дал ему Никола Фламель, встретившийся ему в Восточной Индии.

Дервиш утверждал, что французский алхимик еще жив — ни он, ни его жена еще не встретили свою смерть. О Фламеле упоминает и граф Сен-Жермен, с уверенностью утверждая, что тот не умер в XV ст., т.к. сам граф встречался с ним в XVIII веке.

Некоторые исследователи полагают, что этого индийского дервиша, графа Сен-Жермена и Жана Жюльена Фулканелли никогда не существовало, а был один человек — Никола Фламель, человек, нашедший путь к вечной жизни.

И, возможно, Фламель — это всего лишь один из псевдонимов таинственной личности, живущей на свете уже бесчисленное количество лет.  Открыв тайны алхимии, француз обрел бессмертие и продолжает практиковать алхимические опыты и в наши дни.

Имя Фламеля упоминает Виктор Гюго в «Соборе Парижской Богоматери» и Джоанна Роулинг в книге «Гарри Поттер и философский камень».

Интересна судьба «Книги еврея Авраама». После смерти парижского алхимика наследники ее не нашли. Но два века спустя Пьер Борелли, составляя свой «Каталог тайных философских книг», обнаружил, что кардинал Ришелье после кончины Фламеля немедля приказал учинить обыск не только в его доме, но и в церквах, им построенных. Поиски, скорее всего, увенчались успехом, т.к. позднее кардинала видели за изучением «Книги еврея Авраама» с пометками Фламеля на полях.

И тут историки подчеркивают странные совпадения: те, кто занимался алхимией, через некоторое время становились баснословно богатыми. Например, Джордж Рипли, английский алхимик XV ст., пожертвовал ордену св. Иоанна Иерусалимского на о. Родос 100 тыс. фунтов стерлингов. По сегодняшнему курсу это около одного миллиарда долларов США.

Император Рудольф II (1552—1612) тоже страстно желал заполучить философский камень, для чего создал в Праге целое поселение алхимиков (ныне — «Злата уличка»). Папа Иоанн XXII тайно решил познакомиться с содержимым конфискованных вредных книг. И спустя некоторое время в своей секретной лаборатории гонитель алхимиков сам начал заниматься трансмутацией металлов.

Позже он получил 200 слитков золота по 100 кг каждый. В 1648 г. император «Священной Римской империи германской нации», австрийский эрцгерцог Фердинанд III при помощи порошка, полученного от алхимика Рихтгаузена, как утверждали, собственноручно получил из ртути золото. «Золотая лихорадка» заразила даже знаменитого датского астронома Тихо Браге: рядом со своей обсерваторией он воздвиг алхимическую лабораторию.

В начале XVII ст. знаменитый шотландский адепт (т.е. посвященный в тайны какого-либо учения) Александр Сетон узнал секрет трансмутации золота от некоего голландца Джеймса Хауссена, которого приютил у себя в доме после кораблекрушения.

Шотландец в присутствии профессора Фрейбургского университета Вольфганга Динхайма и профессора медицины из Базельского университета, автора «Истории немецкой медицины» Цвингера расплавил в тигле свинец и серу, затем бросил туда немного какого-то желтого порошка. После этого он 15 минут перемешивал смесь железными прутьями, затем погасил огонь, и в сосуде оказалось чистое золото.

В 1602 г. Александра схватили по приказу курфюрста Саксонии Христиана II и пытали, но шотландец так и не открыл своей тайны. В конце концов ему удалось бежать с помощью другого адепта, польского дворянина Сендивогия. Оказавшись на свободе, Сетон вскоре умер, а перед смертью передал остатки философского камня своему освободителю.

Совершив множество трансмутаций, польский алхимик прославился не меньше, чем его покойный учитель.

За ним послал император Рудольф II. В Праге Сендивогия приняли весьма любезно и с большими почестями, и адепт счел за благо вручить императору некую толику философского камня.

С помощью нескольких крупиц этого желтого порошка Рудольф II успешно добыл золото из неблагородного металла, а поляк получил титул советника Его Величества и медаль с портретом императора.

В 1604 г. польского алхимика пригласил к себе в штудгартский замок Фридрих, герцог Вюртембергский. Там Сендивогий совершил несколько эффектных трансмутаций, что весьма обеспокоило придворного алхимика, графа Мюлленфельса, который приказал слугам ограбить поляка. Те под покровом ночи отняли у него все ценности и философский камень.

Супруга пострадавшего подала жалобу императору, и Рудольф II послал в Штутгарт курьера с требованием доставить графа Мюлленфельса к императорскому двору. Сообразив, что дело может зайти чересчур далеко, герцог велел графа повесить. Однако философский камень был утерян безвозвратно, а Сендивогий прожил остаток жизни в нищете.

В 1705 г. алхимик Пейкюль в присутствии ученого-химика Гирна и многих свидетелей также якобы совершил несколько превращений неблагородных металлов в золото. В память о Великом Делании из полученного золота была выбита медаль.

В 1901 г. английский физик Резерфорд со своим коллегой Фредериком Содди открыл трансмутацию элементов (превращение тория в радий), при этом Содди,увлекавшийся историей алхимии, чуть не лишился чувств. Ходили слухи, что Резерфорд просил друга не упоминать алхимию в описании этого опыта, иначе бы ученые точно подняли их на смех.

Исследователь-китаист Джон Блофельд в книге «Тайны мистерии и магии даосизма» пишет, что первая книга по алхимии появилась около 2600 г. до н.э., т. е. почти пять тысяч лет назад.

Если тогда был известен рецепт эликсира вечной молодости, то можно представить, какими могуществом и познаниями могли обладать представители древнейшей цивилизации, нашедшие путь к вечному бытию и дожившие до наших дней. Не исключено, что и сейчас где-то живет человек, которому несколько десятков веков.

Вы можете прочитать другие новости на эту тему:

paranormal-news.ru

Зачем алхимики искали философский камень и кто нашел его?

От Средневековья вплоть до конца XVII века так называемый философский камень был заветной целью алхимиков – ученых, создавших базу знаний для современной химии.

Что такое «философский камень»?

Согласно легенде, философский камень был субстанцией, способной превращать простые металлы, такие как медь, цинк, олово и железо, в драгоценные – золото и серебро. Кроме того, с помощью философского камня можно было добиться эликсира вечной молодости, способного излечить от любой болезни, вернуть потерянную юность и даже даровать бессмертие своему счастливому обладателю.

Алхимики только в самом становлении своей «науки» считали философский камень именно камнем, дальнейшие поиски характеризовали его и как порошок, и как эликсир. В период Высокого Возрождения принято было называть философский камень «первоматерией» (materia prima). Именно в этот период алхимия сильно смешалась с философией.

В своих непрестанных поисках этого всемогущего «камня» алхимики изучали всевозможные природные и химические элементы, проводили опыты и синтезировали новые вещества и сплавы, создавая прочную основу для возникновения химии, фармакологии и металлургии.

Чем же увенчались поиски?

Многие из европейских гениев стремились найти этот уникальный элемент, среди них были Роджер Бойл – прародитель химии, Иоганн Конрад Диппель, ставший прототипом Виктора Франкенштейна в романе Мэри Шелли, и даже сам Исаак Ньютон, чье тайное увлечение алхимией сегодня широко известно.

Однако задолго до Ньютона французский писарь, нотариус, меценат и алхимик Николя Фламель якобы раскрыл секрет философского камня. В его книжную лавку попала древняя иудейская книга с каббалистическими таинствами, для перевода которой Фламель отправился в Испанию, после чего поползли слухи о создании алхимиком магического элемента. Невероятно долгая жизнь Фламеля и его супруги и внезапно обретенное богатство только способствовало распространению этих слухов.

Николя Фламель хорошо известен поклонникам романов о Гарри Поттере. В первой книге серии Джоан Роулинг упоминает Фламеля и его успешную находку – книга вышла в печать под названием «Гарри Поттер и философский камень».

fb.ru

Как получить Философский камень?

Язык тайных символов всегда скрывал алхимию от любопытства непосвященных. Нам до сих пор не ясна ее подлинная суть: для одних это изготовление золота, для других – нахождение эликсира бессмертия, для третьих – трансформация человека.

Королевское искусство

Алхимия – мать химии. Именно в алхимических лабораториях впервые были получены серная, азотная и соляная кислоты, селитра и порох, «царская водка» и многие лекарственные вещества. Средневековые алхимики ставили перед собой вполне конкретные задачи. Один из родоначальников европейской алхимии Роджер Бэкон (XIII век) пишет следующее:

«Алхимия есть наука о том, как приготовить некий состав, или эликсир, который, если его прибавить к металлам неблагородным, превратит их в совершенные металлы».

Превращая простые металлы в благородные, алхимик бросает вызов самой природе.

Несмотря на то, что в Средневековой Европе алхимия была фактически вне закона, многие церковные и светские властители покровительствовали ей в расчете на выгоду, которую сулило получение «презренного металла». И не только покровительствовали, но и сами занимались. Алхимия стала поистине «Королевским искусством».

Курфюрст Саксонский Август Сильный (1670-1733), чьи претензии на польскую корону требовали значительных денежных расходов, превратил Дрезден в настоящую столицу алхимии. Для пополнения казны золотом он привлек талантливого алхимика Фридриха Бёттгера. Насколько преуспел на золотом поприще Бёттгер, история умалчивает.

Алхимиков в Европе было много, но адептами – тех, кому открылся секрет философского камня – становились единицы.

На языке символов

Истоки алхимии восходят к герметизму – учению, впитавшему в себя традиции древнегреческой натурфилософии, халдейской астрологии и персидской магии. Отсюда столь загадочный и многозначный язык алхимических трактатов. Металлы для алхимика - это не просто вещества, а олицетворение космического порядка. Так, золото в алхимических манускриптах превращается в Солнце, серебро – в Луну, ртуть – в Меркурий, свинец – в Сатурн, олово – в Юпитер, железо – в Марс, медь – в Венеру.

Выбор семи небесных тел также неслучаен. Семерка – знак полноты и совершенства, высшая степень стремления к знанию и мудрости, свидетельство магического могущества и хранительница тайны. Загадочной выглядит и рецептура, записанная в герметических трактатах. Английский алхимик Джордж Рипли (XV век) для того, чтобы приготовить эликсир мудрецов, предлагает накаливать философскую ртуть, пока она не превратится сначала в зеленого, а затем в красного льва. Возникшие при этом жидкости он советует собрать, в результате чего появятся «безвкусная флегма, спирт и красные капли».

Далее – еще более туманно:

«Киммерийские тени покроют реторту своим тусклым покрывалом. Он загорится и, приняв вскоре великолепный лимонный цвет, вновь воспроизведёт зелёного льва. Сделай так, чтобы он пожрал свой хвост, и снова дистиллируй продукт. Наконец, сын мой, тщательно ректифицируй, и ты увидишь появление горючей воды и человеческой крови».

Как превратить символическое алхимическое слово в живую практическую реальность?

Некоторые пытались, понимая его буквально. Например, соратник Жанны Д`Арк, прославленный маршал Жиль де Ре, дошел до убиения младенцев ради молодой крови, которая, как полагали, необходима была для успеха Великого Делания. Потомкам, которые захотят приоткрыть завесу тайн алхимических текстов, философ Артефий пишет: «Несчастный глупец! Как можешь ты быть столь наивен и верить, что станем мы тебя учить столь открыто и ясно самой великой и важнейшей из наших тайн?». Герметическая символика должна была навсегда скрыть секреты адептов от непосвященных.

Ученым XIX столетия удалось разгадать аллегорию алхимиков. Что такое «лев, пожирающий солнце»? Это процесс растворения ртутью золота. Расшифрован и рецепт Рипли, в котором описана процедура получения ацетона. Впрочем, химик Никола Лемери замечает, что делал этот опыт много раз, но никогда не получал красных капель – вещества, которое, по мнению адептов, обладало свойством философского камня. Химический экстракт был извлечен, но алхимическое чудо не свершилось.

Алхимическая символика – это больше, чем отражение химического процесса. Например, один из главных алхимических символов – дракон, проглатывающий собственный хвост – олицетворение многократности рождений-умираний. Символический язык сакральных текстов обращен не только к технологии, но и ко всем структурам бытия, баланс между которыми и может привести к успеху в алхимических превращениях.

Философский камень

Центральный элемент алхимического учения – философский камень или эликсир, способный превращать неблагородные металлы в благородные. Его представляли не только в виде камня, он мог быть порошком или жидкостью. Некоторые адепты оставили нам рецепт приготовления своего «Великого Магистерия». Например, Альберт Великий в качестве компонентов философского камня предлагает использовать ртуть, мышьяк, серебряную окалину и нашатырь. Все это пройдя через стадии очищения, смешения, нагревания, перегона должно превратиться в «белую субстанцию, твердую и ясную, близкую по форме к кристаллу».

Свойством философского камня была не только трансмутация металлов. Алхимики Средневековья и Возрождения признавали за эликсиром способность выращивать драгоценные камни, усиливать плодоносность растений, исцелять все болезни, продлевать жизнь и даже даровать вечную молодость.

Французский алхимик XIV столетия Николас Фламель отнесен к числу тех мастеров, кому удалось получить философский камень. Познакомившись с трактатом Авраама Еврея, он всю жизнь потратил на расшифровку оставленного там «ключа к Деланию». И, в конце концов, нашел его, обретя, по преданию, бессмертие.

Распространению легенды способствовали неоднократные свидетельства очевидцев, якобы встречавших Фламеля через многие годы после его официальной смерти. Вскрытие могилы алхимика только укрепило миф – Фламеля в ней не оказалось. Впрочем, философский камень не следует рассматривать исключительно как материальную субстанцию. Для многих адептов поиск «Великого Магистерия» был сродни обретению истины, которая могла бы решить наивысшую задачу герметизма – избавление человечества от первородного греха.

Алхимия - это наука?

Церковь считала алхимию источником суеверия и мракобесия. Для поэта Данте Алигьери алхимия —  «наука вполне жульническая и ни на что более не годная». Даже Авицена негативно смотрел на герметические таинства, утверждая, что «алхимики могут делать лишь превосходнейшие имитации, окрашивая красный металл в белый цвет – тогда он становится похожим на серебро, или, окрашивая его в желтый цвет – и тогда он становится похожим на золото».

Еще в IV веке до н. э. Аристотель писал о том, что из меди при соединении с цинком или оловом образуются золотисто-желтые сплавы. Часто алхимический опыт считался успешным, когда простой металл всего лишь приобрел окраску благородного. Впрочем, существуют косвенные свидетельства того, что в своих лабораториях алхимикам удавалось произвести на свет золото, по своим качествам ничем не уступающее природному металлу.

В одном из музеев Вены выставлена золотая медаль, вес которой соответствует 16,5 дукатам. На одной стороне медали выгравирована надпись «Золотой потомок свинцового родителя», на другой – «Химическое превращение Сатурна в Солнце (свинца в золото) произведено в Инсбруке 31 декабря 1716 года при покровительстве его сиятельства пфальцграфа Карла Филиппа». Конечно, свидетельство знатного лица никак не может гарантировать того, что при выплавке медали не было использовано настоящее золото. Однако есть и другие аргументы.

В XIV веке король Англии Эдуард II заказал испанскому алхимику Раймунду Луллию выплавку 60 тыс. фунтов золота, предоставив ему ртуть, олово и свинец. Неизвестно смог ли Луллий справиться с заданием, однако исторические документы свидетельствуют о том, что при заключении крупных торговых сделок англичане стали использовать золотые монеты в количестве, значительно превышавшем золотые запасы страны.

Никто не знает, откуда в наследстве императора Священной Римской империи Рудольфа II (1552-1612) появилось 8,5 тонн золотых слитков. Позднее было установлено, что золото Рудольфа II практически не содержало примесей, в отличие от природных слитков, использовавшихся для чеканки монет. Принесшее из глубины веков свои тайны, алхимическое искусство по-прежнему их ревностно хранит, вероятно, навсегда лишив потомков возможности проникнуть в секреты Великого Делания.

russian7.ru

Николас Фламель - Создатель философского камня (5 фото)

2 октября 2015 Автор: nlo-mir Магия 6

Имя этого французского алхимика-эзотерика, посвятившего себя поискам тайны бессмертия и способа добычи золота из неблагородных металлов, окутано густой пеленой легенд и мистической тайны. И неудивительно, что многие историки сомневаются даже в самом факте его существовании.

Другие исследователи доказывают, что такой человек действительно существовал, создал философский камень и остался жить вечно — могила Фламеля, на которой были начертаны странные письмена, оказалась пустой. А про несметное богатство этого знаменитого француза говорили едва ли не больше, чем про его мистическое появление в Парижской опере вместе с женой и сыном через 300 лет после смерти в 1417г.

Тысячи лет философский камень тревожил умы ученых — уж больно заманчива была перспектива решить все жизненные проблемы одним махом. До Фламеля в течение нескольких веков многие бились над решением этой задачи, но получали в награду лишь разочарования и отчаяние.

И вот в XIV ст. Николя (или Николас на латинский манер) Фламель заявил, что достиг цели. Он не только не разорился на опытах по превращению в золото неблагородных металлов, а даже напротив — его скромное состояние почти мгновенно умножилось и превратилось в настоящее богатство.

Парижский переписчик книг (по другим данным — нотариус, коллекционер книг) Никола Фламель родился, возможно, в 1330 г., а умер в 1417 или 1418 г. Довольно долгое время он трудился целыми днями, но все равно едва сводил концы с концами.

Среди книг, проходивших через его руки, наверное, попадалось и множество алхимических трактатов, но ни один из них не привлек внимания Фламеля. Однажды какой-то полунищий старик прямо на улице продал ему трактат с позолотой без переплета.

Редкая, очень старинная и объемная книга была сделана не из бумаги или пергамента, а из восхитительных пластинок коры, снятой с молодых деревьев. Чутье коллекционера подсказало Николасу, что она стоит той солидной суммы, какую за нее запросил нищий — два флорина.

Будущему алхимику удалось лишь установить название старинного манускрипта — «Книга еврея Авраама», — написанного «Авраамом, патриархом, евреем, князем, философом, левитом, каббалистом и магом, жрецом и астрологом». А вот прочесть трактат оказалось невозможно — он был написан древнеиудейскими символами, не ведомыми никому в Париже. (Евреи волею Филиппа II были изгнаны из Франции.) Причем на первой же странице содержалось проклятие в адрес любого, кто осмелится читать дальше, кроме священников и писарей.

Много лет Фламель пытался найти ключ к тексту, в котором в зашифрованной форме объяснялось, как превращать неблагородные металлы в золото, но знаки и символы оставались ему непонятными. Алхимик стал советоваться со знающими людьми по всей Европе, предусмотрительно показывая им не манускрипт, а лишь некоторые фразы и знаки, выписанные из книги.

Эти упорные, но безуспешные поиски продолжались 20 лет, пока Никола не отправился в Испанию, в Сантьяго-де-Компостела, но и там не нашел ответа. Однако на обратном пути в Леоне он встретил некоего мастера Канчеса, знатока древнеиудейской символики и мистики, адепта той же магии, которой владели библейские волхвы. Едва услышав о книге, ученый раввин оставил дом и все свои дела и вместе с французом отправился в дальний путь.

«Наше путешествие, — писал позднее сам Фламель, — было благополучным и счастливым. Он открыл мне зашифрованное описание Великого Делания, истинное значение большей части символов и знаков, в которых даже точки и черточки имели величайший тайный смысл…»

Однако, не доезжая до Парижа, в Орлеане Канчес заболел и вскоре умер, так и не увидев великого трактата, ради которого он отправился во Францию.

И все же парижскому алхимику с помощью этой книги и благодаря советам еврейского доктора удалось, по его собственному признанию, открыть секрет философского камня — тайну превращения обычных металлов в золото и секрет бессмертия.

В своих записках Фламель рассказал, что 17 января 1382 г. он получил чудодейственную жидкость, превращающую ртуть в серебро, и что он «близок к решению великой задачи — получению золота…» Еще три месяца спустя алхимик раскрыл тайну трансмутации золота.

Николас так описывает памятное событие: «Случилось это в понедельник, 17 января, около полудня, в моем доме, в присутствии одной лишь моей супруги Пернелл, в год возрождения человечества 1382-й. Затем, неукоснительно следуя словам книги, я произвел проекцию этого красного камня на такое же количество ртути…»

Символично, что Николас по-гречески значит «победитель камня», а фамилия Фламель происходит от латинского Flamma, то есть «пламя», «огонь».

Итак, Фламель сказочно разбогател, что документально подтверждено многими французскими историками, обзавелся колоссальной собственностью, а потом просто исчез вместе со своей женой. Молва о Никола Фламеле, как о самом удачливом алхимике Парижа, разнеслась далеко за пределы Франции.

Произошло это еще и благодаря его четырем весьма интересным и необычным книгам, одна из которых называлась «Иероглифические фигуры». В ее первой части Фламель описывал свою жизнь и нахождение алхимической «Книги еврея Авраама», изучая которую, он с женой постиг тайну философского камня — Великого Делания.

Во второй части автор привел интерпретацию своих же барельефов или гравюр (он называл их иероглифами), выполненных на арке кладбища Невинных в Париже в начале XV ст. (т.е. за 200 лет до издания трактата) в алхимическом и теологическом аспектах.

Текст «Книги еврея Авраама» знаменитый парижанин отказался приводить «…потому, что Бог наказал бы меня, если бы я совершил великое зло, сделав так, чтобы весь род людской имел одну голову, которую можно было бы снести одним ударом». Впервые «Иероглифические фигуры» были опубликованы в 1612 г.

Между тем историки утверждают, что из четырех известных текстов, приписываемых Фламелю, два — роман «Иероглифические фигуры» и «Завещание» — были написаны явно не им, а кем-то другим. Подлинность его авторства «Книги Прачки» и «Краткого изложения философии» тоже ставится под сомнение.

Кроме того, алхимическая интерпретация теологических фигур, размещенных на четвертой арке кладбища Невинных, построена на анализе работ таких алхимиков как Гермес, Халид, Пифагор, Разес, Орфей, Мориен и др., а не на мифической «Книге еврея Авраама».

Как бы там ни было, но после внезапной смерти супруги Фламель ударился в благотворительность и много денег тратил на строительство храмов, больниц и приютов для бедняков в Париже и других городах Франции. В каждой из церквей он распорядился «отобразить знаки из «Книги еврея Авраама»».

В 1417 г., когда Никола Фламель умер, прошел слух, что он обманул смерть с помощью философского камня, инсценировал свою смерть и похороны, а сам подался в Центральную Азию, возможно в Тибет, в таинственную страну Шамбалу.

Надгробный камень с могилы Фламеля

Надгробие французского алхимика и его жены Пернелл существовало в парижской церкви Невинных еще в XVI ст. Когда могилу алхимика вскрыли, то она оказалась пустой. Ведь нельзя забывать, что поговаривали: вместе с секретом получения золота из обычных металлов Никола и его жена открыли и эликсир молодости, научившись удлинять жизнь.

По словам исследователей, существует множество свидетельств о том, что парижский алхимик не умер. Например, в XVIII ст. аббат Вилен писал, что Фламель посетил французского посла в Турции Дезалью — почти через четыре столетия после своей якобы смерти!

В 1700 г. французский врач Поль Лука (Люка?), путешествовавший по Востоку, встретил в турецком монастыре в Бруссе дервиша, которому на вид было 30 лет, а на самом деле — более ста. Этот пилигрим поведал французу, что он пришел из отдаленной обители мудрецов и остается молодым благодаря философскому камню, который дал ему Никола Фламель, встретившийся ему в Восточной Индии.

Дервиш утверждал, что французский алхимик еще жив — ни он, ни его жена еще не встретили свою смерть. О Фламеле упоминает и граф Сен-Жермен, с уверенностью утверждая, что тот не умер в XV ст., т.к. сам граф встречался с ним в XVIII веке.

Некоторые исследователи полагают, что этого индийского дервиша, графа Сен-Жермена и Жана Жюльена Фулканелли никогда не существовало, а был один человек — Никола Фламель, человек, нашедший путь к вечной жизни.

И, возможно, Фламель — это всего лишь один из псевдонимов таинственной личности, живущей на свете уже бесчисленное количество лет.  Открыв тайны алхимии, француз обрел бессмертие и продолжает практиковать алхимические опыты и в наши дни.

Имя Фламеля упоминает Виктор Гюго в «Соборе Парижской Богоматери» и Джоанна Роулинг в книге «Гарри Поттер и философский камень».

Интересна судьба «Книги еврея Авраама». После смерти парижского алхимика наследники ее не нашли. Но два века спустя Пьер Борелли, составляя свой «Каталог тайных философских книг», обнаружил, что кардинал Ришелье после кончины Фламеля немедля приказал учинить обыск не только в его доме, но и в церквах, им построенных. Поиски, скорее всего, увенчались успехом, т.к. позднее кардинала видели за изучением «Книги еврея Авраама» с пометками Фламеля на полях.

И тут историки подчеркивают странные совпадения: те, кто занимался алхимией, через некоторое время становились баснословно богатыми. Например, Джордж Рипли, английский алхимик XV ст., пожертвовал ордену св. Иоанна Иерусалимского на о. Родос 100 тыс. фунтов стерлингов. По сегодняшнему курсу это около одного миллиарда долларов США.

Император Рудольф II (1552—1612) тоже страстно желал заполучить философский камень, для чего создал в Праге целое поселение алхимиков (ныне — «Злата уличка»). Папа Иоанн XXII тайно решил познакомиться с содержимым конфискованных вредных книг. И спустя некоторое время в своей секретной лаборатории гонитель алхимиков сам начал заниматься трансмутацией металлов.

Позже он получил 200 слитков золота по 100 кг каждый. В 1648 г. император «Священной Римской империи германской нации», австрийский эрцгерцог Фердинанд III при помощи порошка, полученного от алхимика Рихтгаузена, как утверждали, собственноручно получил из ртути золото. «Золотая лихорадка» заразила даже знаменитого датского астронома Тихо Браге: рядом со своей обсерваторией он воздвиг алхимическую лабораторию.

В начале XVII ст. знаменитый шотландский адепт (т.е. посвященный в тайны какого-либо учения) Александр Сетон узнал секрет трансмутации золота от некоего голландца Джеймса Хауссена, которого приютил у себя в доме после кораблекрушения.

Шотландец в присутствии профессора Фрейбургского университета Вольфганга Динхайма и профессора медицины из Базельского университета, автора «Истории немецкой медицины» Цвингера расплавил в тигле свинец и серу, затем бросил туда немного какого-то желтого порошка. После этого он 15 минут перемешивал смесь железными прутьями, затем погасил огонь, и в сосуде оказалось чистое золото.

В 1602 г. Александра схватили по приказу курфюрста Саксонии Христиана II и пытали, но шотландец так и не открыл своей тайны. В конце концов ему удалось бежать с помощью другого адепта, польского дворянина Сендивогия. Оказавшись на свободе, Сетон вскоре умер, а перед смертью передал остатки философского камня своему освободителю.

Совершив множество трансмутаций, польский алхимик прославился не меньше, чем его покойный учитель.

За ним послал император Рудольф II. В Праге Сендивогия приняли весьма любезно и с большими почестями, и адепт счел за благо вручить императору некую толику философского камня.

С помощью нескольких крупиц этого желтого порошка Рудольф II успешно добыл золото из неблагородного металла, а поляк получил титул советника Его Величества и медаль с портретом императора.

В 1604 г. польского алхимика пригласил к себе в штудгартский замок Фридрих, герцог Вюртембергский. Там Сендивогий совершил несколько эффектных трансмутаций, что весьма обеспокоило придворного алхимика, графа Мюлленфельса, который приказал слугам ограбить поляка. Те под покровом ночи отняли у него все ценности и философский камень.

Супруга пострадавшего подала жалобу императору, и Рудольф II послал в Штутгарт курьера с требованием доставить графа Мюлленфельса к императорскому двору. Сообразив, что дело может зайти чересчур далеко, герцог велел графа повесить. Однако философский камень был утерян безвозвратно, а Сендивогий прожил остаток жизни в нищете.

В 1705 г. алхимик Пейкюль в присутствии ученого-химика Гирна и многих свидетелей также якобы совершил несколько превращений неблагородных металлов в золото. В память о Великом Делании из полученного золота была выбита медаль.

В 1901 г. английский физик Резерфорд со своим коллегой Фредериком Содди открыл трансмутацию элементов (превращение тория в радий), при этом Содди,увлекавшийся историей алхимии, чуть не лишился чувств. Ходили слухи, что Резерфорд просил друга не упоминать алхимию в описании этого опыта, иначе бы ученые точно подняли их на смех.

Исследователь-китаист Джон Блофельд в книге «Тайны мистерии и магии даосизма» пишет, что первая книга по алхимии появилась около 2600 г. до н.э., т. е. почти пять тысяч лет назад.

Если тогда был известен рецепт эликсира вечной молодости, то можно представить, какими могуществом и познаниями могли обладать представители древнейшей цивилизации, нашедшие путь к вечному бытию и дожившие до наших дней. Не исключено, что и сейчас где-то живет человек, которому несколько десятков веков.

Другие статьи:

nlo-mir.ru


Смотрите также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>