Саундтрек к игре престолов кто написал


Звуки Льда и Пламени: Как создает музыку композитор HBO Рамин Джавади

Фанат комиксов и видеоигр, ученик Ханса Циммера и автор двух самых запоминающихся тем телеканала HBO — «Игры престолов» и «Мира Дикого Запада». КиноПоиск рассказывает, из чего складывается творческое видение немецкого композитора иранского происхождения Рамина Джавади.

Пианино и «Великолепная семерка»

В доме семьи Джавади стояло пианино. К счастью, оно было не просто деталью интерьера, погребенной под толстым слоем пыли. Иначе американское телевидение и кинематограф не досчитались бы яркого таланта.

«Как рассказывала мне мама, музыкой я начал заниматься в четыре года, — вспоминает Джавади. — Как-то раз я сел за пианино и просто на слух повторил мелодию, которую только что услышал. Мои родители на это посмотрели и сказали друг другу: быть может, стоит отвести его на уроки музыки».

Джавади начал учиться игре на пианино и органе, в 11 лет переключился на гитару. В это же время дома в придачу к пианино появилась видеокассета с «Великолепной семеркой» Джона Стёрджеса. Фильм 1960 года был записан в отвратительном качестве, и в распоряжении подростка с отличным музыкальным слухом были только последние 40 минут фильма. Но этого хватило, чтобы Джавади влюбился в американские вестерны и пересматривал концовку «Семерки» снова и снова.

«Великолепная семерка»

«Мне так нравился этот фильм, что я смотрел его каждый день. Мне просто полюбилась музыка», — признается Джавади.

Саундтрек к вестерну написал Элмер Бернстайн, и в 1961 году его работу отметила Американская киноакадемия. Фильм номинировали на «Оскар» в номинации «Лучший саундтрек для комедийных/драматических картин». Под впечатлением от услышанного и увиденного Джавади решил, что станет композитором.

Чтобы приблизить свою мечту, Рамин переехал в США и поступил в бостонский Музыкальный колледж Беркли. Из стен этого заведения в разное время вышли солист Aerosmith Стивен Тайлер, корейский рэпер PSY, канадский композитор Говард Шор (написавший музыку к «Хоббиту» и «Властелину колец»). В колледже Рамин играл джаз, проходил узкоспециализированный курс по саундтрекам, а в свободное от учебы время был гитаристом бостонского поп-рок-бенда My Favorite Relative. Сейчас их альбом можно купить на CD за символические 7 долларов.

«Я не писал песни, просто играл на гитаре. Мы были довольно популярны в округе Бостона. Тогда я думал, что хочу играть в группе, а не заниматься саундтреками. Мне хотелось выступать в бендах и подписать контракт с музыкальным лейблом. Тогда бы начались мировые туры и все такое, но ничего подобного не случилось. В конце концов я переехал в Лос-Анджелес и занялся тем, чем занимаюсь сейчас. Оглядываясь, я думаю, как же правильно я поступил, потому что в молодости я не понимал, насколько далек от своей цели», — говорит Джавади.

Путь Джавади в Лос-Анджелес лежал через немецкий город Кельн, где он навестил своего друга, владевшего магазином гитар. В эту лавочку Джавади заглядывал с самого детства. Джавади обмолвился, что подумывает попробовать себя в киноиндустрии. «Мой друг мне сказал: „Что ж, я знаю кое-кого, кто знает кое-кого, кто знает Ханса Циммера“», — рассказывает Джавади.

Рамин Джавади / Фото: Getty Images

Через две недели, зимой 2000 года, Джавади был уже в Лос-Анджелесе и получил работу в Remote Control Productions — компании Ханса Циммера, чьи композиторы пишут музыку для больших проектов игровой и киноиндустрии. На ее счету музыка к трилогии «Пираты Карибского моря», серии фильмов «Шрек», лентам «Гладиатор», «Кунг-фу Панда», «Миссия: невыполнима 2», «Последний самурай», «Хэнкок», «Царство небесное», «Мадагаскар», «Код да Винчи» и многим другим. Сейчас Джавади 43 года, и он наряду с Junkie XL, Генри Джекманом («Люди Икс: Первый Класс», «Джуманджи: Зов джунглей»), Клаусом Бадельтом («Ультрафиолет», «Пираты Карибского моря: Проклятие Черной жемчужины») и Стивом Яблонски («Техасская резня бензопилой», «Остров», «Кровью и потом: Анаболики») является представителем новой волны голливудских композиторов, вышедших из-под крыла мэтра.

Другими наиболее известными выходцами из Remote Control Productions являются композиторы Гарри Грегсон-Уильямс («Metal Gear Solid 2», «Metal Gear Solid 3», «Metal Gear Solid 4», «Call of Duty 4: Modern Warfare», «Лев, колдунья и платяной шкаф»), Марк Манчина («Братец медвежонок») и Джон Пауэлл («Ледниковый период 2»).

Уроки Ханса Циммера

«На самом деле я пишу код, а не музыку», — говорит Ханс Циммер. Его подход, о котором уже рассказывал КиноПоиск, частично перенял и Джавади. По словам композитора «Игры престолов» и «Мира Дикого Запада», самое страшное — сидеть перед чистым листом бумаги или пустой секвенцией на экране компьютера, но важно каждый раз преодолевать свой страх. «Если бы продюсеры сходу усадили меня, дав задание написать небольшой музыкальный отрывок, я бы провалился просто потому, что не знал бы, как это все работает», — признается Джавади.

Циммер объяснил Джавади механизмы работы кинобизнеса и основы композиторского искусства. Он брал его на встречи музыкантов с продюсерами и режиссерами, писал вместе с ним демотреки и вообще разобрал по пунктам технические аспекты своей работы. Чуть позже Джавади стал ассистентом по перкуссионным инструментам, затем помогал координировать работу оркестра и, наконец, приложил руку к созданию саундтрека, пусть и чужого.

Джавади был помощником Клауса Бадельта, писавшего музыку к трилогии «Пираты Карибского моря» и телефильму «Наперекор судьбе». Попутно иранский немец написал несколько композиций для видеоигры «System Shock 2». В 2004-м Джавади уже созрел для самостоятельной работы и занялся саундтреком «Блэйд 3: Троица», где он познакомился с  Дэвидом С. Гойером.

Это оказалось полезным знакомством, поскольку позднее Гойер вспомнит о Джавади, когда примется за работу над сериалом «Вспомни, что будет». Проект закрыли после первого сезона, но свою номинацию на «Эмми» композитор получить успел. В этом же 2009 году сценарист «Бэтмена» и «Темного рыцаря» снял «Нерожденного» с музыкой Джавади.

Телевидение как двигатель карьеры

«Блэйд 3» не снискал успеха у критиков и зрителей. Возможно, поэтому фильм не стал трамплином Рамина Джавади в светлое голливудское будущее. Агенту композитора гораздо чаще звонили с телевидения, и Джавади согласился взяться за сериал «Побег».

«Это оказалось мудрым решением. „Побег“ стал таким хитом, что его показывали за границами США. Потом была номинация на „Эмми“. Мне повезло быть частью этого проекта. Никогда не думал, что на карту мое имя нанесет телевидение», — говорит Джавади.

Номинация на премию «Эмми» Джавади досталась благодаря главной теме «Побега». По мнению композитора, ее главная фишка — использование вокала и ударных инструментов.

«То, что вы слышите, — это моя мистерия. Я писал музыку для эпизода и понимал, что частично хочу перенести музыку эпизода на главную тему, потому что понимал: музыка будет иметь большое значение для шоу. В итоге я написал музыку специально для темы и почти не использовал ее в последующих сериях».

Композитор хотел, чтобы люди, даже находясь через стену от телевизора, слышали тему и говорили: «О! Мой сериал начинается, пойду смотреть». У темы должны быть характер и запоминающийся мотив. Музыка должна прилипать и оставаться в голове. Эту цель Джавади ставит перед собой каждый раз, когда садится за новый телепроект.

«В „Мире Дикого Запада“ важную роль играет пианино. Джона (Джонатан Нолан) показал мне кадры первого эпизода, в котором начало планировалось в салуне, где роботы собираются вместе, и робот играет на пианино. Я знал, что вокруг этого будет построена сцена. Автоматически тема стала для меня особенной. Не посмотри я кадры, двинулся бы в совершенно ином направлении», — объясняет Джавади.

Пианино в кадре — пианино в музыке. В этом Рамин Джавади отошел от подхода своего учителя. Если Циммер пишет интуитивно, порой полагаясь на эмоции, посыл и впечатления от увиденного, то Джавади дает изображению диктовать свои условия. Он подбирает музыкальный инструмент под происходящее на экране.

«Если в „Мире Дикого Запада“ важную роль играет пианино, в „Игре престолов“ это виолончель, — говорит Джавади. — Получается темный, мрачный звук. Это очень эмоционально звучит».

В «Игре престолов» специфичное звучание получили Белые ходоки. За ледяные звуки отвечает стеклянная гармоника. Дотракийцев сопровождает армянский национальный инструмент дудук. Ланнистеров — скрипка. Своя тема есть у Арьи Старк. Для нее Джавади припас цимбалы — струнный ударный музыкальный инструмент, который представляет собой трапециевидную деку с натянутыми струнами. Звук извлекается ударами двух деревянных палочек или колотушек с расширяющимися лопастями на концах. «Получается забавный, молодецкий звук, очень выразительный», — объясняет Джавади.

На вопрос о том, почему Дэвид Бениофф и Д. Б. Уайсс выбрали его, Джавади отвечает, что шоураннерам понравились композиции, написанные для видеоигры «Medal of Honor» и фильма «Битва титанов». Свою роль сыграло то, что в творчестве Джавади заметны этническое влияние и ближневосточные мотивы. Еще одним фактором стала любовь к ударным, которая прослеживается в теме «Побега».

По сути, Джавади пишет темповую музыку, за которую так ругают блокбастеры, но композитору удается придавать ей индивидуальность — за счет выбора инструмента, за счет момента, в который она играет, за счет привязки к деталям кадра, а не общей экспозиции. Прежде чем сесть за работу, один эпизод Джавади может пересматривать сотни раз.

Рамин Джавади / Фото: Getty Images

Такой подход сделал Джавади главным композитором HBO. Создатель «Мира Дикого Запада» Джонатан Нолан работал с композитором ранее над сериалом «В поле зрения». Он не уставал осыпать Джавади комплиментами и называть «невероятно талантливым». Бывало, что для той или иной сцены Нолан выбирал уже написанную песню/музыку, а затем Джавади предлагал свой вариант. Альтернатива Джавади всегда выигрывала. Держа в уме предыдущий опыт и услышанное в «Игре престолов», Нолан пролоббировал композитора в свой новый проект.

Поле для экспериментов

В 2008 году Ханс Циммер продюсировал саундтрек «Железного человека». Немец свел режиссера Джона Фавро с тогда еще не таким звездным Джавади. Он не объяснял, что Фавро ждет от саундтрека, и на первую встречу иранский композитор пришел с довольно традиционными оркестровыми наработками. «Ну, это чудесная тема, и она очень комиксовая, но это не то направление, в котором я хочу двигаться, — сказал Фавро, обращаясь к Джавади.

После этого разговора Фавро и его команда выпустили трейлер с музыкальным сопровождением, созданным Black Sabbath. Тогда Джавади понял, что нужно вспомнить гитарное прошлое.

«Это была идея Джона использовать гитару, а не традиционный оркестровый саундтрек. А я подумал, что это отличная идея, потому что так мы сможем выделиться на фоне других фильмов», — сказал Джавади.

Рок-н-ролл, робототехника и навязчивые темы — это то, что нужно было не только Джону Фавро, но и Гильермо дель Торо, ставившему «Тихоокеанский рубеж». Он забрал в свой фильм из «Железного человека» не только Джавади, но и гитариста Тома Морелло. Постановщик дал этим двоим полный карт-бланш, поставив лишь одно условие: «Хочу, чтобы люди бубнили под нос музыку из фильма».

В процессе обсуждения Морелло, Джавади и дель Торо нарисовали собирательный образ пилотов егерей. Они решили, что эти парни и девушки не будут обычными вояками. Они стали рок-звездами, современными ковбоями. Для любителя вестернов Рамина Джавади, который слушает все — от Чайковского до Rage Against The Machines, — «Тихоокеанский рубеж» стал самой масштабной площадкой для творческих находок.

«Когда я прочел сценарий, то понял масштаб проекта. Знаете, когда в „Челюстях“ герои впервые видят акулу, они говорят: „Нам нужна лодка побольше“. Я прочел сценарий и сказал Гильермо: „Нам нужен оркестр побольше“. Иначе как мы справимся со всеми этими огромными роботами и монстрами? — говорит Джавади. — У нас было около 100 музыкантов, большой русский хор, много ударников. Мы набрали все, что только можно. В каждой инструментальной сессии участвовало больше народу, чем в обычном оркестре. Нам был нужен масштабный звук».

Джавади придерживается убеждения, что нет ничего лучше живой музыки. У компьютера есть лимиты, а у оркестра — нет. И в этом состоит еще одно отличие Джавади от своего учителя Циммера.

Но вернемся к «Миру Дикого Запада». У этого проекта гораздо больше общего с «Тихоокеанским рубежом», чем кажется на первый взгляд — по крайней мере, если смотреть взглядом композитора. На экране вестерн сочетается с научной фантастикой, а виды прерий чередуются со сценами в компьютерных координационных центрах. Джавади, в свою очередь, на пейзажные виды решил наложить гитару, пианино и ударные, а в холодные коридоры компании Delos поместил звуки синтезатора и электронное звучание. Но своим главным достижением Джавади считает «пасхалки» — обработанные мелодии «No Surprises» Radiohead, «Black Hole Sun» Soundgarden, «Paint it Black» Rolling Stones и «Forest» The Cure.

«Что мне больше всего нравится, так это эффект внезапности. Знакомая мелодия возникает из ниоткуда. Вы видите обстановку, одежду героев и одновременно понимаете, что это роботы, изделия современной индустрии развлечений. Вы ждете, что создатели сделают все аутентичным, включая мелодии на пианино. Вы ждете чего-то из того периода времени, а когда там играет нечто современное, вы говорите себе: „Что-то не так. Это все нереально“. Это мощный инструмент, которым владеет исключительно музыка», — восторгается Джавади.

В трейлерах ко второму сезону к списку «пасхалок» добавились «Heart-Shaped Box» Nirvana и «Runaway» Kanye West.

Источники вдохновения

«Тишина — это мое вдохновение. Я просыпаюсь утром, когда вокруг абсолютная тишина, и именно в это время обычно мне в голову приходят идеи. Потому что именно в это время нет внешнего влияния», — признался Джавади.

Важной составляющей успеха композитор называет поиск собственного стиля. Гитара, этнос, любовь к ковбоям и желание экспериментировать — вот четыре элемента, которые помогли Джавади получить статус топового композитора и первого музыканта американского ТВ, который отправился с собственным концертным туром по стране.

Дэвид Бениофф и Д. Б. Уайсс еще три года назад задумали эту авантюру. Им казалось, что музыка достаточно самобытна, чтобы существовать как самостоятельное произведение. Они донесли эту идею до боссов HBO, и Джавади получил полноценную программу, в которой помимо него задействовано 8 постоянных музыкантов, 60 вокалистов и целая бригада специалистов по визуальным эффектам, воссоздающим некоторые сцены на концертных подмостках.

Когда Джавади спрашивают, хотел бы он устроить тур с другим своим саундтреком, он, почти не задумываясь, отвечает: «„Мир Дикого Запада“. У меня есть идеи по „Миру Дикого Запада“. В этом шоу столько классных тем, с которыми можно работать. Это был бы совсем другой формат. И роботы — в этом туре были бы роботы».

P.S. Мини-плейлист «пасхалок» «Мира Дикого Запада» в оригинале:

Автор Владислав Копысов

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter

www.kinopoisk.ru

Саундтреки к фильму Игра престолов

Саундтрек к фильму

Игра престолов

Релиз: 2016

Музыка доступна только для ознакомления (треки представлены в качестве до 50 Кбит/с)

Саундтрек к фильму

Игра престолов

Релиз: 2015

Музыка доступна только для ознакомления (треки представлены в качестве до 50 Кбит/с)

Саундтрек к фильму

Игра престолов

Релиз: 2014

Музыка доступна только для ознакомления (треки представлены в качестве до 50 Кбит/с)

Саундтрек к фильму

Игра престолов

Релиз: 2013

Музыка доступна только для ознакомления (треки представлены в качестве до 50 Кбит/с)

Саундтрек к фильму

Игра престолов

Релиз: 2011

Музыка доступна только для ознакомления (треки представлены в качестве до 50 Кбит/с)

Саундтрек к фильму

Игра престолов

Релиз: 2010

Музыка доступна только для ознакомления (треки представлены в качестве до 50 Кбит/с)

www.kinomania.ru

Кинохиты. Какова история заглавной музыкальной темы к сериалу «Игра престолов»?

Впрочем, сегодня в этом и без меня убеждены миллионы людей. Буквально на глазах сериал с замечательным актёрским составом, но довольно скромным бюджетом, разросся в дорогостоящее зрелище. Культовым стало и всё, что с ним связано. В том числе киномузыка, сочинённая немецким композитором иранского происхождения — Рамином Джавади. Кадр из сериала «Игра престолов»

Интересно, что поначалу Джавади работать над «Игрой престолов» отказывался, ибо был занят другим проектом. Однако после того, как создатели сериала — Дэвид Бениофф и Дэниэль Уайсс — показали композитору два снятых эпизода, он впечатлился и согласился.

Первым заданием для Джавади стало сочинение титульной темы. Она должна была звучать во вступительном анимационном ролике, сопровождающем титры.

Ролик представлял собой некое путешествие по трёхмерной карте мира Вестероса — причём в каждый раз высвечивались именно те области, где происходит действие того или иного эпизода. Бениофф и Уайсс хотели, чтобы настроение «путешествия» отразилась и в музыке. Также они высказали пожелание, чтобы в аранжировках не было флейт и скрипок, уже успевших набить оскомину в других фэнтези-саундтреках. Скан обложки диска

Не успел Джавади посмотреть демо-версию ролика, как уже в автомобиле начал напевать тот самый рифф — «Та-да-дада, та-да-дада…», вокруг которого выстроится вся композиция. Через три дня она была готова. Учитывая пожелания, композитор выбрал ведущим инструментом виолончель, которая звучала достаточно низко и «мрачно», чтобы отразить царящую в сериале атмосферу тайн, интриг и заговоров.

Р. Джавади:«Прелесть музыки в фильмах в том, что безо всяких диалогов можно вести зрителя за собой. А в „Игре престолов“ мы то ведём его в нужном направлении, то запутываем. И это очень прикольно. С помощью тональностей, или играя определённую тему, можно рассказать историю.

…Начиная работу над сценой, я сначала её просто смотрю, не играю, стараюсь поймать темп. И когда поймал — уже можно играть. Обычно я начинаю с партии одного инструмента, набрасываю сцену и, когда форма готова, возвращаюсь и приступаю к аранжировкам — добавляю много слоёв инструментовки».

Разумеется, заглавной «Game of Thrones Theme» дело не ограничилось. Персонажей в сериале было так много, что поначалу Джавади сочинял общие темы для каждого Дома Семи королевств.

Потом, в зависимости от эволюции того или иного персонажа, композитор постепенно добавлял или развивал индивидуальные темы.

Р. Джавади:«Для Арьи, например, мы взяли тему Старков, но потом у неё появилась своя».

Весь саундтрек к первому сезону был закончен за 10 недель до премьеры. Запись происходила в Праге при участии чешского оркестра и хора. А композитор, вполне в духе времени, наблюдал и руководил процессом по Интернету.

Р. Джавади:«В „Игре престолов“ мы всегда смеёмся. Каждый сезон садимся и думаем: „Та-а-ак, на чём ещё мы не играли?“ Почти все оркестровые инструменты использовали. Для Одичалых взяли диджериду — интересный инструмент, необычный (духовой инструмент австралийских аборигенов из полой древесины, издающий характерное гудение — С.К.). Для датракийцев использовали армянский дудук».

После того как «Игра престолов» снискала мировую популярность, её заглавная тема стала не только кинохитом, но и неисчерпаемым источником самых изобретательных каверов и пародий.

Из необычных можно упомянуть «ковбойскую» версию от BenDanProductions, «фольклорную» — от кыргызского этнографического театра «Ордо Сахна», и версию Дмитрия Янковского, который остроумно вплёл в мелодию Джавади русскую народную песню «Ой, мороз-мороз!».

Линдси Стирлинг и Питер Холленс записали кавер, где скрипке вторил мужской вокализ.

А группа FORTE TENORS написала на мелодию «Игры престолов» уже полноценный текст — причём на вымышленном валирийском языке. Интересно, что валирийский и дотракийский языки были придуманы специально для сериала молодым лингвистом Дэвидом Дж. Петерсоном. Версия FORTE TENORS звучит не без иронии (сериал действительно очень кровав и беспощаден к персонажам — благо их много).

Когда вы играете в «Игру престолов», вы выигрываете или умираете. Я возьму то, что принадлежит мне. Что мы говорим смерти? Не сегодня? Да? Нет! Ночь темная и полна ужасов.

Все люди должны умереть!

Конечно, тут же появились и откровенно издевательские пародии. Так в брутальном мультсериале «Южный парк» герои попадают в дом писателя Джорджа Мартина и видят там хор, который поёт о «приятных, мягких и висячих сосисках». Что подразумевается под «сосисками», догадаться нетрудно, и их в сериале действительно многовато.

Поиздевался над темой и старый профессионал пародийного жанра — «Странный Эл» Янкович. Свою версию он исполнил прямо на церемонии «Emmy Awards» в 2014 году. Начав со строчек про изобилие драконов и некоторого количества титек («По правде говоря, титек гораздо больше»), певец закончил песню призывом к Мартину побыстрее писать свои книги (в этот момент присутствующему в зале писателю вручили старую печатную машинку).

Не мог не воспользоваться таким успехом и сам Джавади. В 2017 году он устроил целое турне, где музыка из «Игры престолов» исполнялась вживую.

Р. Джавади:«Я хочу адаптировать музыку для живого выступления. Я могу позволить себе ввести дополнительного вокалиста или удлинить тот или иной отрывок. Я больше не привязан к картине, поэтому музыка является самоцелью, она расскажет вам свою историю».

А вот как звучала на концертах тема «Light of the Seven» («Свет Семи»), под которую королева Серсея взрывала в скрипте всех своих врагов.

Р. Джавади:«Оркестр вступает только в самом конце. Это довольно интересная часть, потому что я протащил сюда заглавную тему».

Еще больше статей о музыке и кино читайте на странице автора. Теги: киномузыка, композитор, кинохит

shkolazhizni.ru


Смотрите также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>