Мафин и его друзья кто написал


Энн Хогарт - Мафин и его веселые друзья

Эн Хогарт, Марджори Попплтон, Айлин Артуртон

Мафин и его веселые друзья

Эн Хогарт

Мафин и его веселые друзья

Ослик Мафин – один из любимых героев английских ребят. Родился он в кукольном театре Энн Хогарт и её мужа Яна Бассела. Оттуда он перешагнул на экраны лондонского телевидения. А потом его портреты замелькали и на детских игрушках, и на обоях, и на тарелках, и на чашках. И не одного только Мафина, но и его весёлых друзей – пингвина Перигрина, страуса Освальда, кенгуру Кэтти и других. С приключениями этих героев вы и познакомитесь в нашей книге.

Был чудесный весенний день, и ослик Мафин весело бегал по саду – искал, чем бы заняться. Он уже перемерил все свои парадные сбруйки и попоны, съел завтрак, посмотрел, как на грядках растут морковки, и теперь мечтал о том, чтобы произошло какое-нибудь чудо.

И чудо свершилось.

Ветер неожиданно принёс откуда-то скомканный листочек бумаги. Листочек ударил Мафина прямо в лоб и застрял между ушами.

Мафин снял его, осторожно развернул и стал рассматривать – сначала с одной стороны, потом с другой.

Тут он вдруг обнаружил, что от волнения уже давно не дышит, и выпустил воздух с такой силой, будто он не ослик, а паровоз.

– Вот так штука!.. Да ведь это же клад! Зарытый клад. А это план того места, где он запрятан.

Мафин сел и снова уставился на бумажку.

– Ага! Догадался! – воскликнул он. – Клад спрятан под большим дубом. Сейчас же побегу и вырою его.

Но в этот миг за спиной Мафина раздался тяжёлый вздох. Ослик быстро обернулся и увидел пингвина Перигрина, который тоже пристально рассматривал план.

– Ага, сокровище! – прошептал Перигрин. – Долго тут гадать не приходится. Сомнений нет: это карта Южного полюса. Сокровище зарыто там! Возьму-ка лыжи, топорик для льда – и в путь!

«Карта Южного полюса? – повторил про себя Мафин. – Южного полюса? Вряд ли! Я всё-таки думаю, что сокровище зарыто под дубом. Давай-ка я еще раз взгляну на план».

Перигрин принялся рассматривать карту сквозь увеличительное стекло, а Мафин лёг на живот и вытянул морду: он думал, что лёжа лучше рассматривать карту.

– Дуб, – прошептал Мафин.

– Южный полюс, – пробормотал Перигрин.

Вдруг чья-то тень легла на карту. Это подошёл негритёнок Волли.

– Да ведь это штат Луизиана в Америке! – воскликнул он. – Я там родился. Мигом уложу вещи и отправлюсь за сокровищем! Интересно только, каким путём туда лучше добраться?

Все трое снова уставились на карту.

– Луизиана! – радовался Волли.

– Южный полюс, – бормотал Перигрин.

– Дуб, – шептал Мафин.

Вдруг все трое подскочили на месте, потому что сзади захрустели камушки. Это появился страус Освальд. Вытянув длинную шею, он посмотрел на карту и улыбнулся.

– Конечно, это Африка! – сказал он. – Я когда-то жил там. Отправляюсь в путь сию же минуту. Только сначала надо хорошенько запомнить план.

– Это Луизиана! – воскликнул Волли.

– Нет, Южный полюс! – возразил Перигрин.

– Дуб! Дуб! – настаивал Мафин.

– Африка, – шептал Освальд. – Вот что, – сказал он, – я забираю план с собой! – Он вытянул шею и схватил клювом бумажку.

В ту же секунду Волли вцепился в неё своей коричневой ручкой, Перигрин наступил на уголок карты перепончатой лапой, а в другой её угол вцепился зубами Мафин.

И вдруг, откуда ни возьмись, хлопая ушами и виляя хвостом, примчался щенок Питер.

– Спасибо, Мафин! Спасибо, Освальд! Спасибо, Волли и Перигрин! – вскричал он, задыхаясь от быстрого бега.

Все от удивления забыли про карту.

– За что спасибо? – спросил Мафин.

– Да за то, что вы нашли мою бумажку! – сказал Питер. – Она улетела у меня изо рта, и я уже решил, что она пропала.

– Твоя бумажка? – буркнул Перигрин.

– Ну да, а мне бы очень не хотелось, чтобы она потерялась. Ведь без неё мне не найти моё сокровище!

– Какое сокровище?! – воскликнули разом Мафин, Освальд, Волли и Перигрин.

– Разве вы не поняли, что здесь нарисовано? Вот дорожка нашего сада. Вот кусты. А вот клумба. А это то место, где я зарыл мою самую любимую кость.

И Питер побежал прочь, бережно держа в зубах клочок бумаги.

– Кость! – простонал Мафин.

– Клумба! – вздохнул Освальд.

– Кусты! – проворчал Перигрин.

– А мы и не сообразили! – прошептал Волли.

И все четверо, убитые горем, отправились домой. Но они быстро утешились, увидев, что их ждёт чай со сладким печеньем.

Стоя перед зеркалом, Мафин надел набекрень поварскую шапочку, повязал белоснежный фартук и с важным видом отправился на кухню. Он задумал испечь для своих друзей пирог – не какой-нибудь, а настоящий праздничный пирог: на яйцах, с яблоками, гвоздикой и разными украшениями.

Всё необходимое он разложил на кухонном столе. Оказалось, что для такого пирога нужно очень многое: и кулинарная книга, и миска, и масло, и яйца, и сахар, и яблоки, и корица, и гвоздика, и ещё уйма разных разностей.

– Теперь, если меня оставят в покое и никто не будет ко мне приставать, я испеку славный пирог!

Но как только он это сказал, за окошком послышалось громкое жужжание и в комнату влетела пчела. У неё был очень важный вид, и в лапках она несла баночку с мёдом.

– Меня прислала наша царица! – сказала пчела, кланяясь. – Она слыхала, что ты собираешься печь сладкий пирог, и поэтому почтительнейше просит тебя принять немного мёду. Попробуй, какой это чудесный мёд!

– Непременно, – сказал Мафин. – Поблагодари свою царицу. Но в рецепте ничего не говорится про мёд. Там написано: «Возьмите сахар…»

– Вз-з-з-здор! – сердито прожужжала пчела. – Её величество пчелиная царица не примет отказа. Все лучшие пироги делаются на меду.

Она жужжала так назойливо, что Мафин согласился взять мёд и положить его в тесто.

– Я передам твою благодарность её величеству! – сказала пчела и, махнув лапкой, улетела в окно.

Мафин с облегчением вздохнул.

– Ладно! – сказал он. – Надеюсь, такая капелька мёду не повредит пирогу.

– Так, так, мой мальчик! Пирог печёшь? Хор-р-рошо.

Это была попугаиха Поппи. Она влетела в окно и уселась на столе.

– Так, так. Очень хор-р-рошо. Но тебе необходимы свежие яйца! Я только что снесла для тебя яичко вот в эту чашечку. Бери, и всё будет в порядке, мой дорогой!

Мафин пришёл в ужас, но он всегда старался быть вежливым с Поппи, потому что Поппи была очень старая и раздражительная.

– Спасибо, Поппи, – сказал он. – Только, пожалуйста, не беспокойся: у меня уже есть яйца для пирога. Куриные яйца.

libking.ru

Полный список изданий и произведений книги Энн Хогарт «Мафин и его веселые друзья»

Детей, полюбивших Мафина, сперва было немного. Только те, что видели его на сцене маленького передвижного английского кукольного театра, в котором играют Энн Хогарт и её муж Ян Бассел. Но очень скоро ослик Мафии начал разгуливать на экране телевизора, и друзья его стали исчисляться не сотнями, а миллионами. А раз так, то всякому английскому мальчику или девочке захотелось, чтобы их друг был совсем рядом, чтобы его можно было видеть каждый день и даже брать в руки. Вот и появился Мафии на полках игрушечных магазинов, на детских ковриках, обоях, занавесках, на детских тарелках и чашках. В той книге, которая у вас в руках, напечатаны избранные рассказы, загадки и детские игры из нескольких книжек Мафина. Пишет Энн Хогарт очень просто, и на первый взгляд может показаться, что единственная её задача состоит в том, чтобы дети немного посмеялись. Но это только на первый взгляд. На самом деле в каждом рассказике лежит пусть маленькая, но хорошая, добрая воспитательная мысль.

Свернуть 

Детей, полюбивших Мафина, сперва было немного.… Развернуть 

www.livelib.ru

Читать онлайн "Мафин и его веселые друзья" автора Хогарт Энн - RuLit - Страница 8

Животные кое-как успокоились, и Мафин продолжал:

— Мой новый друг очень, очень несчастен. У него нет ни родных, ни знакомых на всём белом свете! Некому его приласкать и утешить. Все боятся даже подойти к нему. Вы только подумайте, до чего ему больно и обидно!

Мафин так трогательно рассказывал о пауке, что всем стало ужасно жаль беднягу. Многие заплакали, Луиза и Кэтти громко зарыдали, и даже Перигрин начал всхлипывать. В эту минуту послышался робкий стук в дверь, и страшный паук вошёл в сарай. Ну как было бедным животным не испугаться? Однако они все приветливо заулыбались и наперебой заговорили:

— Входите, не бойтесь!

— Мы так вам рады!

— Добро пожаловать!

И тут произошло чудо. Страшный паук исчез, а на его месте появилась прелестная крохотная фея.

— Благодарю тебя, Мафин, — сказала она. — Большое спасибо тебе и твоим друзьям. Много лет назад злая колдунья превратила меня в безобразного паука. И я должна была оставаться чудовищем, пока кто-нибудь не пожалеет меня. Если бы не вы, долго бы я ещё мучилась. А теперь прощайте! Я улетаю в Волшебную Страну Фей.

Она вспорхнула и вылетела в открытое окно. Животные совершенно растерялись! Они просто не могли произнести ни слова.

Маленькая фея исчезла навсегда, но Мафину казалось, что она помнит о них, потому что с тех пор в их садике стали твориться чудеса: цветы расцветали раньше, чем в других садах, яблоки стали румянее и слаще, а перья птиц и крылышки бабочек так и сверкали разноцветными красками.

И стоило какому-нибудь пауку забрести в сад, как все приветливо бежали ему навстречу. Ведь мало ли кто мог скрываться под уродливой внешностью!

Однажды ослику Мафину пришла в голову великолепная мысль. Он решил подарить своим приятельницам, Аннет и Энн, книгу о себе и своих друзьях. Тогда, если животные куда-нибудь уедут, Аннет и Энн смогут читать эту книгу и вспоминать о них.

Мафин обошёл всех друзей и сказал:

— Давайте напишем о себе книгу для Аннет и Энн. Когда мы куда-нибудь уедем, они будут о нас читать. Пусть каждый напишет по главе.

Так он сказал Питеру, Перигрину, Сэлли, Освальду и червячку Вилли.

«Все мы напишем по главе, и книга выйдет отличная!» — мечтал ослик.

— Я вернусь через два часа. Смотри, чтобы глава была готова! — сказал он каждому из животных и помчался в сарай.

Там он вытащил свою самую большую драгоценность — старую пишущую машинку. Ослик бережно вытер её и поставил на стол. Потом снял с неё крышку и вложил в машинку чистый лист бумаги. У Мафина была волшебная шапочка. Она помогала ему думать. Ослик надел эту шапочку и принялся писать книгу.

Прошло много-много времени, а Мафин написал всего несколько строчек.

Машинка была очень непослушная — с ней приходилось держать ухо востро! Стоило только отвлечься, и она сразу же начинала печатать цифры вместо букв.

Два часа прошли, а Мафин напечатал только полстраницы.

«Ну ничего! — подумал он. — Вовсе не обязательно, чтобы книга была длинной. Короткие тоже бывают очень интересные!»

Ослик встал с большим трудом. Ведь он не привык так долго сидеть и отсидел себе ноги. Он отправился к друзьям узнать, готовы ли их главы.

Щенок Питер вприпрыжку бросился к нему.

— Написал! Написал! — Он просто визжал от восторга. — Вот моя глава, Мафин! В этом мешке!

Ослик взял у Питера бумажный мешок и поднял его. Из мешка высыпался целый ворох крохотных кусочков бумаги. Они так и разлетелись по траве.

— Ничего не понимаю! — воскликнул Мафин. — Это твоя глава? Да это просто конфетти!

— Ах, как жаль! — пробормотал Питер. — Видишь ли, я писал на бумаге из-под сыра, а полевые мышки Моррис и Доррис нашли её и принялись грызть. Я бросился спасать её. Увы! Уже было поздно. Но ты не думай, здесь вся глава, до единого слова. Надо только собрать кусочки. До свиданья, Мафин! Я побегу!

Питер высунул красный язык и умчался, размахивая хвостом.

— Так книги не пишут! — проворчал Мафин. — Посмотрим, что сделали остальные.

И он пошёл искать Освальда и Вилли. Страуса ослик застал в библиотеке. Вокруг него лежали кипы большущих книг. Освальд был очень возбуждён, он просто задыхался.

— Мафин, я потерял Вилли! — воскликнул он. — Помоги мне найти его. Мы придумали новую игру. Вилли прячется в одну из книг, а я должен угадать в какую. Но он то и дело заползает в отверстие вдоль корешка. И всё это так быстро! Не успеешь оглянуться, а он уже в другой книге! Ну как его поймать!

— Некогда мне с вами играть! — крикнул Мафин. — Ты лучше скажи, где ваша глава для книги, Освальд.

— В яме с песком, Мафин, — ответил страус, перебирая длинным клювом страницы книги. — Мы её написали на песке. Сочинял я, а Вилли писал.

Мафин во всю прыть помчался к яме с песком. Однако спешить не стоило. От главы Освальда и Вилли давно уже ничего не осталось: животные и птицы затоптали песок, а ветер развеял его. Так никто никогда и не узнает, о чём написали страус и червячок…

— Опять неудача! — пробормотал несчастный Мафин и бросился искать Сэлли.

Тюлениха, конечно, была в пруду. Растянувшись на камне, она дремала, нежась на солнышке. Её гладкие чёрные бока лоснились от воды.

— Сэлли, Сэлли! — позвал Мафин. — Я пришёл за твоей главой.

— Пожалуйста, Мафин, всё готово, — отозвалась Сэлли. — Сейчас достану.

Тюлениха так ловко нырнула, что почти не подняла брызг. Потом она появилась у самых ног Мафина, держа во рту что-то похожее на мокрую, разбухшую губку. Сэлли осторожно положила губку на берег.

— Я старалась писать как можно красивее, — сказала тюлениха. — Ошибок нет, каждое слово я проверила по словарю.

— Ax, Сэлли! — вскричал Мафин. — Почему твоя глава похожа на губку? С неё так и льёт!

— Пустяки! — приветливо отозвалась Сэлли. — Я просто прятала её под водой до твоего прихода. Расстели её на солнышке, она сразу высохнет. Давай поплаваем, Мафин! — И Сэлли снова нырнула.

«Конфетти, песок, мокрая губка — из этого книги не сделаешь!» — грустно подумал Мафин.

Однако, подходя к хижине пингвина, он чуточку приободрился.

«Перигрин у нас такой учёный, такой умный! Уж он-то, наверное, написал что-нибудь интересное», — утешал себя ослик.

Он постучался.

Ответа не было. Ослик приоткрыл дверь и заглянул в хижину. Пингвин был дома, но он спал. Растянувшись на складном кресле и набросив на лицо носовой платок, он храпел.

«Очевидно, кончил свою главу, — подумал Мафин. — Возьму-ка её сам, пусть себе спит!»

Ослик тихонько вошёл и поднял с полу лист бумаги. По-видимому, Перигрин уронил его, засыпая. Мафин на цыпочках вышел и осторожно закрыл дверь. Ему не терпелось узнать, что написал пингвин. Он взглянул на бумагу и вот что увидел:

www.rulit.me

Хогарт Энн. Мафин и его веселые друзья

Страница:

  • 1
  • 2
  • 3
  • Следующая »
  • Последняя >>

      Был чудесный весенний день, и ослик Мафин весело бегал по саду — искал, чем бы заняться. Он уже перемерил все свои парадные сбруйки и попоны, съел завтрак, посмотрел, как на грядках растут морковки, и теперь мечтал о том, чтобы произошло какое-нибудь чудо.   И чудо свершилось.   Ветер неожиданно принёс откуда-то скомканный листочек бумаги. Листочек ударил Мафина прямо в лоб и застрял между ушами.   Мафин снял его, осторожно развернул и стал рассматривать — сначала с одной стороны, потом с другой.   Тут он вдруг обнаружил, что от волнения уже давно не дышит, и выпустил воздух с такой силой, будто он не ослик, а паровоз.   — Вот так штука!.. Да ведь это же клад! Зарытый клад. А это план того места, где он запрятан.   Мафин сел и снова уставился на бумажку.   — Ага! Догадался! — воскликнул он. — Клад спрятан под большим дубом. Сейчас же побегу и вырою его.       Но в этот миг за спиной Мафина раздался тяжёлый вздох. Ослик быстро обернулся и увидел пингвина Перигрина, который тоже пристально рассматривал план.   — Ага, сокровище! — прошептал Перигрин. — Долго тут гадать не приходится. Сомнений нет: это карта Южного полюса. Сокровище зарыто там! Возьму-ка лыжи, топорик для льда — и в путь!   «Карта Южного полюса? — повторил про себя Мафин. — Южного полюса? Вряд ли! Я всё-таки думаю, что сокровище зарыто под дубом. Давай-ка я еще раз взгляну на план».   Перигрин принялся рассматривать карту сквозь увеличительное стекло, а Мафин лёг на живот и вытянул морду: он думал, что лёжа лучше рассматривать карту.   — Дуб, — прошептал Мафин.   — Южный полюс, — пробормотал Перигрин.   Вдруг чья-то тень легла на карту. Это подошёл негритёнок Волли.   — Да ведь это штат Луизиана в Америке! — воскликнул он. — Я там родился. Мигом уложу вещи и отправлюсь за сокровищем! Интересно только, каким путём туда лучше добраться?       Все трое снова уставились на карту.   — Луизиана! — радовался Волли.   — Южный полюс, — бормотал Перигрин.   — Дуб, — шептал Мафин.   Вдруг все трое подскочили на месте, потому что сзади захрустели камушки. Это появился страус Освальд. Вытянув длинную шею, он посмотрел на карту и улыбнулся.   — Конечно, это Африка! — сказал он. — Я когда-то жил там. Отправляюсь в путь сию же минуту. Только сначала надо хорошенько запомнить план.   — Это Луизиана! — воскликнул Волли.   — Нет, Южный полюс! — возразил Перигрин.   — Дуб! Дуб! — настаивал Мафин.   — Африка, — шептал Освальд. — Вот что, — сказал он, — я забираю план с собой! — Он вытянул шею и схватил клювом бумажку.   В ту же секунду Волли вцепился в неё своей коричневой ручкой, Перигрин наступил на уголок карты перепончатой лапой, а в другой её угол вцепился зубами Мафин.       И вдруг, откуда ни возьмись, хлопая ушами и виляя хвостом, примчался щенок Питер.   — Спасибо, Мафин! Спасибо, Освальд! Спасибо, Волли и Перигрин! — вскричал он, задыхаясь от быстрого бега.   Все от удивления забыли про карту.   — За что спасибо? — спросил Мафин.   — Да за то, что вы нашли мою бумажку! — сказал Питер. — Она улетела у меня изо рта, и я уже решил, что она пропала.   — Твоя бумажка? — буркнул Перигрин.   — Ну да, а мне бы очень не хотелось, чтобы она потерялась. Ведь без неё мне не найти моё сокровище!   — Какое сокровище?! — воскликнули разом Мафин, Освальд, Волли и Перигрин.   — Разве вы не поняли, что здесь нарисовано? Вот дорожка нашего сада. Вот кусты. А вот клумба. А это то место, где я зарыл мою самую любимую кость.   И Питер побежал прочь, бережно держа в зубах клочок бумаги.   — Кость! — простонал Мафин.   — Клумба! — вздохнул Освальд.   — Кусты! — проворчал Перигрин.   — А мы и не сообразили! — прошептал Волли.   И все четверо, убитые горем, отправились домой. Но они быстро утешились, увидев, что их ждёт чай со сладким печеньем.       Стоя перед зеркалом, Мафин надел набекрень поварскую шапочку, повязал белоснежный фартук и с важным видом отправился на кухню. Он задумал испечь для своих друзей пирог — не какой-нибудь, а настоящий праздничный пирог: на яйцах, с яблоками, гвоздикой и разными украшениями.   Всё необходимое он разложил на кухонном столе. Оказалось, что для такого пирога нужно очень многое: и кулинарная книга, и миска, и масло, и яйца, и сахар, и яблоки, и корица, и гвоздика, и ещё уйма разных разностей.   — Теперь, если меня оставят в покое и никто не будет ко мне приставать, я испеку славный пирог!   Но как только он это сказал, за окошком послышалось громкое жужжание и в комнату влетела пчела. У неё был очень важный вид, и в лапках она несла баночку с мёдом.   — Меня прислала наша царица! — сказала пчела, кланяясь. — Она слыхала, что ты собираешься печь сладкий пирог, и поэтому почтительнейше просит тебя принять немного мёду. Попробуй, какой это чудесный мёд!   — Непременно, — сказал Мафин. — Поблагодари свою царицу. Но в рецепте ничего не говорится про мёд. Там написано: «Возьмите сахар…»   — Вз-з-з-здор! — сердито прожужжала пчела. — Её величество пчелиная царица не примет отказа. Все лучшие пироги делаются на меду.   Она жужжала так назойливо, что Мафин согласился взять мёд и положить его в тесто.   — Я передам твою благодарность её величеству! — сказала пчела и, махнув лапкой, улетела в окно.       Мафин с облегчением вздохнул.   — Ладно! — сказал он. — Надеюсь, такая капелька мёду не повредит пирогу.   — Так, так, мой мальчик! Пирог печёшь? Хор-р-рошо.   Это была попугаиха Поппи. Она влетела в окно и уселась на столе.   — Так, так. Очень хор-р-рошо. Но тебе необходимы свежие яйца! Я только что снесла для тебя яичко вот в эту чашечку. Бери, и всё будет в порядке, мой дорогой!   Мафин пришёл в ужас, но он всегда старался быть вежливым с Поппи, потому что Поппи была очень старая и раздражительная.   — Спасибо, Поппи, — сказал он. — Только, пожалуйста, не беспокойся: у меня уже есть яйца для пирога. Куриные яйца.   Поппи очень рассердилась: как он смеет думать, будто куриные яйца лучше попугаичьих!   — Я вовсе не шучу, молодой Мафин! — закричала она сердито. — В лучшие пироги всегда кладут яйца попугаев. Делай, как я тебе говорю, и не спорь! — И, оставив чашечку с яйцом, она полетела прочь, что-то гневно бормоча себе под нос.   «Ну ладно, — решил Мафин, — одно маленькое яичко не может повредить пирогу. Пусть отправляется в тесто вместе с мёдом. А уж дальше я всё буду делать по кулинарной книге».       И Мафин пошёл к буфету за сахаром. Но тут раздался весёлый смех, и, обернувшись, Мафин увидел двух маленьких негритят, Волли и Молли. Они хлопотали вокруг миски с тестом: бросали в неё немножко того, немножко этого, щепоточку одного, кусочек другого и помешивали тесто, даже не заглядывая в кулинарную книгу.   — Послушайте! — закричал Мафин сердито. — Кто делает пирог, вы или я? У меня особый рецепт, и вы всё испортите!   Но Волли и Молли только рассмеялись.   — Не сердись, Мафин, — затараторили они. — Мы прирождённые повара, и у нас всё получается само собой. Нам не нужны ни кулинарные книжки, ни весы, ни мерки. Мы кладём всего понемножку и хорошенько размешиваем, чтобы было вкусно. Вот и готово, Мафин! Чудесно! Теперь поставь в духовку, и получится великолепный пирог. До свидания, Мафин!   Волли и Молли убежали, продолжая весело щебетать и слизывать сладкое тесто с липких коричневых пальцев.       — Теперь мне уже нечего делать с этим тестом! — вздохнул Мафин. — Остаётся только поставить его в духовку и следить за правильной температурой.   — Температурой? — раздался позади скрипучий голос пингвина Перигрина. Мне не послышалось, молодой Мафин, ты сказал «температура»? А понимаешь ли ты значение этого слова? Конечно, нет! Но я тебе помогу… Не беспокойся и предоставь действовать мне!   Бедному Мафину пришлось довольно долго ждать, пока Перигрин суетился вокруг плиты, измеряя температуру, проверяя выключатели, бормоча какие-то непонятные Мафину слова: «измерительная шкала», «ртуть», «перегрев», «накал». В конце концов он сунул пирог в духовку и, захлопнув дверцу, ловко повернул выключатель.       — Ну что ж, — сказал Мафин, — хотя мне и не дали самому сделать пирог, зато я сам его украшу.   Он побежал в сад, и тут вдруг ему пришла в голову блестящая мысль: а не украсить ли верхушку пирога ботвой моркови? Она очень красива и похожа на перышки. Но когда Мафин сорвал с грядки зелёный пучок ботвы, он вдруг заметил молоденький лиловый чертополох. Он и его сорвал и, повеселев, побежал со своим букетом домой.   Войдя в кухню, он обомлел. Перигрина не было, но зато пришёл страус Освальд. Освальд вытащил пирог из духовки и наклонился над ним. Мафин притаился и смотрел. Освальд украшал пирог перышками из своего хвоста… Ноздри у Мафина задрожали, а из правого глаза медленно потекла слеза. Разве это был тот чудесный пирог, о котором он мечтал?       Освальд поднял глаза и увидел ослика.   — Иди сюда, Мафин! — весело воскликнул он. — Я узнал, что ты печёшь пирог, и решил мимоходом взглянуть на него. Я отнесу его на стол, и мы будем все вместе пить чай.   — Хорошо, Освальд!.. — печально сказал Мафин, роняя на пол свой чудесный букет. — Пусть будет так. Я сейчас приду. Вот только сниму поварскую шапочку…   Тут он пошевелил ушами и неожиданно обнаружил, что шапочки на голове нет. Куда она могла пропасть? Он выглянул в окно, поискал под столом и даже проверил, нет ли её в духовке. Исчезла! От огорчения Мафин присел.   — Ой! — сказал он. — Вспомнил! Шапка упала у меня с головы в миску, но все были так заняты приготовлением моего пирога, что не заметили её, а я забыл её вынуть. Знаешь, Освальд, — добавил он, — мне совершенно не хочется есть. Но надеюсь, что вам всем пирог очень понравится. Пойду немножко погуляю…     Опечаленный Мафин сидел под вишнёвым деревом в саду. Если бы кто-нибудь понаблюдал за ним в это время, то увидел бы, как он поворачивает голову то вправо, то влево, изо всех сил вытягивая шею и стараясь разглядеть свой хвост.   Хвост был длинный, тонкий, прямой, как палка, с маленькой кисточкой на конце. И Мафин с грустью подумал, что ни у кого из его друзей нет такого жалкого хвоста.   Он встал и направился к небольшому пруду, где плавала и ныряла, поблёскивая чёрной атласной кожей, тюлениха Сэлли.   — Ах, Сэлли! — сказал Мафин. — Какой у тебя замечательный хвост! Не то что мой…   — Не унывай, — сказала Сэлли приветливо. — Если тебе непременно хочется сменить свой хвост, я с удовольствием одолжу мой запасной, хотя мне кажется, что твой не так уж плох. Вполне подходящий и даже хорошенький.   Сэлли нырнула в пруд и вскоре появилась с запасным хвостом. Хвост был совершенно мокрый, потому что хранился в скалистой подводной пещере. Сэлли аккуратно прикрепила его Мафину поверх его собственного хвоста.   — Готово! — сказала Сэлли. — Это очень полезный хвост: с ним можно плавать и нырять.   И прежде чем Мафин успел поблагодарить её, тюлениха снова скользнула в воду.       Мафин долго стоял на берегу, чувствуя себя очень неловко с таким непривычным хвостом. Ему всё время казалось, что хвост так и подталкивает его к воде, будто хочет снова стать мокрым и блестящим и поплавать в пруду. И Мафин вдруг сделал глубокий вдох и впервые в жизни нырнул в воду. Хотя он старался во всём подражать Сэлли, ничего не вышло. Он камнем упал на дно, но через минуту выскочил на поверхность, пыхтя, фыркая и пуская пузыри.   — Сэлли, — еле проговорил он. — Сэлли! Помоги! Помоги! Тону!   Сэлли быстро подплыла к нему и помогла выбраться на берег.   — Пожалуйста, забери обратно свой хвост, Сэлли! — сказал Мафин, когда немного пришёл в себя. — Ему бы хотелось сидеть в воде всю жизнь, а я не могу. С твоей стороны было очень мило одолжить мне свой хвост, но я не уверен, что он мне подойдёт.   Мафин немножко посидел на берегу, чтобы отдышаться, а потом тихонько побрёл к пингвину Перигрину, который грелся на солнышке около своей хижины и читал учёную книгу.   — Какой у вас прелестный, аккуратненький хвостик, мистер Перигрин! — сказал Мафин. — Как бы мне хотелось иметь такой же! Его, наверно, легко держать в чистоте и порядке.   Перигрин очень обрадовался и был польщён. Он ласково посмотрел на Мафина. Солнце пригревало спину пингвина, он вкусно пообедал и наслаждался книжкой. Ему захотелось оказать кому-нибудь добрую услугу.   — Ты совершенно прав, молодой Мафин, — сказал он. — У меня действительно прекрасный хвост: красивый, аккуратный, работящий. Должен признаться, что твой хвост очень невыгодно отличается от моего. Знаешь что? Я одолжу тебе мой запасной хвост. Тебе он очень пойдёт.   Перигрин вынул из несгораемого шкафа свой запасной хвост, чуть поменьше того, который носил сам, и, пожалуй, чуточку менее блестящий, но, в общем, отличный хвост.   — Вот, — сказал он, прилаживая хвост Мафину. — Этот хвост тебе пригодится. Это довольно-таки смышлёный хвост, и он поможет тебе думать.       Перигрин снова взялся за книгу и перестал обращать на Мафина внимание.   Скоро Мафин убедился, что Перигрин и в самом деле был прав, говоря, какой у него учёный и умный хвост. Хвост заставил Мафина призадуматься о таких сложных вещах, что уже через минуту у ослика разболелась голова. Он старался не думать, чтобы не утомлять себя, но хвост этого не хотел. Хвост заставлял ослика мыслить и быть серьёзным.   Наконец Мафин окончательно потерял всякое терпение.   — Пожалуйста, Перигрин, — сказал он кротко, — заберите ваш хвост. Это, конечно, замечательный хвост, и я вам очень благодарен, но у меня от него разболелась голова.   — Мне бы следовало знать, — сердито сказал Перигрин, отцепляя от Мафина хвост и укладывая его в несгораемый шкаф, — что несчастный осёл, такой вот, как ты, никогда не сможет пользоваться первоклассным хвостом, таким вот, как этот! С моей стороны было просто смешно предлагать его тебе. Сейчас же уходи отсюда, я не могу больше терять драгоценное время на такого осла, как ты!   Мафин вернулся под вишнёвое дерево. Нельзя сказать, чтобы теперь он был вполне доволен своим хвостом, но всё-таки убедился, что его хвост лучше, чем у Сэлли и Перигрина.   Вдруг он заметил страуса Освальда, который стоял за деревом. Освальд дожидался, пока вишни сами упадут ему в рот. Ждать надо было очень долго, потому что дерево ещё только цвело. Наконец страус перестал смотреть на ветки, закрыл рот, вздохнул и тут только заметил Мафина.   — Что случилось, Мафин? — спросил Освальд. — У тебя такой жалкий вид!   — Хвост замучил! — ответил он. — Ну что это за хвост! Как бы мне хотелось, чтобы он был из настоящих пушистых перьев, как у тебя!   Дело в том, что Освальд очень гордился своим хвостом. Это было его единственное сокровище, и он его очень берёг. Но Освальд был добряк и любил Мафина.   — Если хочешь, Мафин, я могу одолжить тебе мой самый лучший, парадный хвост. Он завёрнут в папиросную бумагу. Подожди минуточку, я сейчас принесу.   Освальд поскакал прочь на своих длинных, тонких ногах и вскоре вернулся, неся в клюве драгоценный пушистый хвост.   — Смотри, — сказал он, осторожно развёртывая его. — Не правда ли, какой красивый? Береги его и обязательно поднимай, когда будешь садиться, а то изомнёшь.       Он осторожно приладил Мафину пышный хвост. Ослик горячо поблагодарил его и обещал, что будет обращаться с ним бережно.   Потом Мафин с гордым видом отправился на прогулку, а сзади на хвосте у него развевались прелестные перышки.       Но даже хвост страуса не подошёл Мафину. Оказалось, что он нестерпимо щекочет! Мягкие пушистые перышки чуть не сводили Мафина с ума. Он не мог шагать спокойно: приходилось подпрыгивать и подскакивать, чтобы убежать от сумасшедшей щекотки.   — Худо, Освальд! — кричал он, прыгая и брыкаясь. — Отцепи его поскорей! Так щекотно, что я сойду с ума!   — Странно! — сказал Освальд. — Никогда не замечал, чтобы он щекотал!..   Тем не менее он отстегнул хвост, осторожно завернул его в папиросную бумагу и отнёс домой.   Мафин сел на траву огорчённый. Опять неудача! Неужели ничего нельзя поделать с бедным хвостом? Вдруг он услышал на тропинке быстрые шаги. Они затихли возле него. Мафин уныло поднял голову. Перед ним стояла девочка Молли — сестра Волли.   — Не вешай носа, Мафин! — сказала она. — Глупенький, ну что хорошего в чужих хвостах? Лучше украсить свой собственный. Когда мама хочет, чтобы у дочки была красивая причёска, она завязывает ей бант. Давай сделаем то же самое с твоим хвостом. Посмотри, какую я принесла тебе ленточку. Пожалуйста, приподними хвостик, Мафин!   Мафин послушно поднял свой длинный белый хвост и чуть было не свернул шею, стараясь разглядеть, что делает Молли.   — Готово! — закричала она через минуту. — Подымись, Мафин, и помаши хвостом. Увидишь, какой он теперь хорошенький.   Мафин послушался и остался очень доволен: на конце хвоста был завязан красный шёлковый бант. Его хвост стал теперь самым красивым из всех хвостов на свете!   — Спасибо, Молли, — сказал он. — Ты очень добрая и славная, и ты так ловко всё это придумала! Пойдём покажем всем, как это красиво!   Мафин поскакал с гордым видом, а Молли побежала рядом. Мафин больше не стыдился своего хвоста. Наоборот, он был от него в восторге. И каждый встречный соглашался, что Молли очень ловко всё придумала.       Мафин обнаружил таинственную пропажу. Это очень взволновало его. Он пришёл на кухню, чтобы, как всегда, позавтракать сладкой и сочной морковкой, но не нашёл её там. Стояла чистая белая тарелка — и ни одной морковки.   Ничего подобного никогда не случалось прежде. Мафин сел и задумался.   «Тут нужен сыщик! — решил он. — Только сыщик может разгадать эту тайну».   Ему очень нравились эти чуть страшные слова: «сыщик», «тайна»…   «Будь у меня подходящая шляпа, я бы сам мог стать неплохим сыщиком, подумал он. — А пока придётся просто менять шапочки да маскироваться, чтобы никто не узнал меня».   Итак, он надел свою белую шапочку и отправился па поиски преступника. Пробегая по саду, он увидел тюлениху Сэлли. Она спешила к нему навстречу, очень встревоженная, и кричала:   — Ах, Мафин, у меня пропал мячик! Я его оставила около реки, а он исчез!   — Вот как? — сказал сыщик Мафин. — Это, безусловно, связано с моей пропажей. Расскажи мне все подробности, Сэлли, и я найду мяч!       Сэлли объяснила, как было дело. Потом Мафин попросил её показать то место, где она оставила мячик. Обнюхав и осмотрев песок, он нашёл там кое-что существенное.   — Ага! — сказал сыщик. — Это следы! Без сомнения, эта улика поможет нам отыскать преступника.   Он сбегал домой, надел другую шапочку, привязал седую бороду и снова принялся за поиски. Ему казалось, что он похож на старого-престарого старичка и что никто не сможет узнать его. По дороге он встретил щенка Питера.       — Здравствуй, Мафин! — крикнул Питер.   — Ш-ш-ш!.. — сказал Мафин. — Я не Мафин. Я сыщик. Я разыскиваю пропавшие морковки и мячик. Одну улику я уже нашёл.   — A y меня пропала моя любимая старая кость! — сказал Питер грустно. — Я зарыл её в клумбу, а теперь там ничего нет. Если ты сыщик, найди, пожалуйста, мою кость. Мне она очень нужна.   — Идём со мною, Питер, — сказал сыщик Мафин. — Покажи, где ты её зарыл.   Питер показал Мафину ямку в клумбе. Мафин обнюхал землю, как настоящий сыщик, и опять нашёл кое-что интересное. Это была ещё одна улика. И вот как она выглядела:       — Ага! — сказал Мафин. — Это перо. Теперь я уже кое-что знаю о преступнике. У него есть нога, и ему принадлежало это перо.   Великий сыщик снова побежал домой, чтобы переодеться. Когда он вышел из дому, это уже был не старый-престарый старичок, а прелестная маленькая девочка в соломенной шляпке, с косами. Ослик побежал дальше, ища улики, и вскоре наскочил на пингвина Перигрина. Перигрин был в дурном настроении.   — Потрудись глядеть, куда идёшь, молодой Мафин! — проворчал он. Натыкаешься на встречных!   — Ш-ш-ш!.. — сказал Мафин. — Я не Мафин. Я сыщик. Я маскируюсь. Я разыскиваю пропавшие морковки, мячик и кость. Две улики я уже нашёл: у преступника была одна нога, и у него было это перо.       — Если ты действительно сыщик, — сказал Перигрин, — поищи-ка лучше мои часы. Они мне нужны, чтобы правильно распределять время.   — А где вы их видели в последний, раз? — спросил Мафин.   — В цветнике, — ответил Перигрин. Мафин пустился галопом по дорожке, которая вела к цветнику, и услыхал, как что-то тикает в кустах.   — Ага! — сказал Мафин. — Это улика. Теперь я знаю три вещи о преступнике. У него по крайней мере одна нога, у него было перо, и он тикает.   И, промчавшись мимо стоявшего в кустах Освальда, Мафин снова возвратился в дом.   На этот раз в саду появилась не маленькая девочка, а китайский фокусник. В это время из окошка кухни выглянул негритёнок Волли.       — Здравствуй, Мафин! — сказал он. — Не знаешь ли ты, куда пропал мой пакетик с яйцами?   — Ш-ш-ш! — сказал Мафин. — Я не Мафин. Я сыщик. Я разыскиваю пропавшие морковки, мячик, кость и часы. Три улики против преступника у меня уже есть.   — О милый Мафин, если ты сыщик, найди пропавшие яйца! Они мне очень нужны: я хочу испечь печенье к чаю.   — Расскажи, как они пропали, — попросил Мафин.   И Волли рассказал.   Мафин пообещал отыскать яйца. Он обнюхал всю траву вокруг дома и в саду, заглядывал во все двери, а когда кто-нибудь проходил мимо, прятался в шкаф. Но ему так и не удалось что-либо найти.   — Ну что ж, — сказал Мафин, — значит, придётся поколдовать.   Он не очень-то любил это делать, даже немножко побаивался, потому что не всегда у него удачно получалось. Иногда возникали неожиданные осложнения.   Мафин вошёл в свой сарайчик и плотно прикрыл дверь. Его друзья уселись снаружи и терпеливо ждали. Им пришлось ждать довольно долго. Наконец из трубы повалил густой черный дым, и в воздухе чем-то запахло. Когда Мафин снова появился, на нём была волшебная шапочка, а в руках он нёс нечто особенное.   — Это волшебный аппарат, — сказал он. — Когда я смотрю в него, я вижу такие вещи, которых никто не видит. Вот, например, я смотрю через него на Освальда и вижу, что у него внутри, под перьями и кожей, находится… Ой, Освальд, что я вижу! Мои морковки, и мячик Сэлли, и кость Питера, и часы Перигрина, и пакетик с яйцами!.. Ах, Освальд, ты всё это проглотил!   У Освальда был очень пристыжённый вид, а все так и ахнули. Потом хором заговорили:   — Мои часы!   — Моя любимая кость!   — Какая жадная птица!   — Что теперь делать?   — Как достать обратно?   Только Освальд молчал.   — Здесь нужно новое волшебство, — сказал Мафин и с важным видом вернулся в сарайчик.   Он вышел оттуда с удочкой в руке. Может быть, это была даже не удочка, а волшебный кнутик, кто знает? А может быть, и то и другое.   Как только Мафин взмахнул волшебной удочкой, раздался какой-то странный звук, и тут же перед Волли очутился его пакетик с яйцами. Ещё один взмах — и Перигрин получил свои часы. Взмах — и к Питеру вернулась его любимая старая кость. Потом Сэлли получила свой мячик и, наконец, Мафин — пучок морковки.   — Ну вот, — сказал Мафин, — теперь всё в порядке.   Все окружили Мафина и принялись горячо благодарить его.   — Я устал! — сказал он. — Это очень трудно — быть сразу и сыщиком, и волшебником! — И добавил: — Пойду домой, поем морковки, а потом хорошенько высплюсь. До свиданья!.. Да! Совсем забыл про Освальда… Знаешь что, Освальд? Сходи-ка на кухню и съешь что-нибудь, только съедобное! Не проглоти по ошибке кастрюлю или ложку.     Все только и твердили о предстоящей выставке фруктов и овощей. На залитых солнечными лучами грядках и в парниках выращивались гигантские луковицы и помидоры. Сладкие яблоки, сливы и груши охранялись день и ночь, чтобы их кто-нибудь не сорвал или не повредил.   — А я пошлю на выставку кабачок! — заявил ослик Мафин.   Пингвин Перигрин, который всегда любил казаться важным, посмотрел на него поверх очков.   — Почему кабачок? — спросил он. — Объясни мне, молодой Мафин, почему ты собираешься выставить кабачок?   — По трём причинам, — ответил Мафин. — Сейчас объясню.   И прежде чем Перигрин успел что-либо сказать, Мафин встал, положил одно копыто на стол, откашлялся: «Кхе! Кхе!» — и начал:

thelib.ru


Смотрите также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>