Кто придумал волшебный фонарь


От волшебного фонаря к мультикам. Как ученые веками придумывали анимацию

Изобретателем анимации считают французского преподавателя естественных наук Эмиля Рейно. Но ни Том и Джери, ни Винни-Пух никогда не ожили бы на телеэкранах, если бы не средневековые ученые, заинтересовавшиеся искусством света и тени. Историю возникновения анимации от научных трактатов 16 века к игрушкам 19-го и мультфильмам 21-го рассказал нам автор проекта «Анимоптикум» Федор Михайлов.

Федор Михайлов изучает оптические игрушки и с удовольствием рассказывает о них. Фото: АиФ

Натуральная магия и волшебный фонарь

«Подобает ли ученому заниматься магией?» Такой вопрос первым прозвучал на лекции об анимации, прошедшей в Воронеже в рамках Большого фестиваля мультфильмов.

Это сегодня наука и волшебство представляются чем-то диаметрально противоположным. А в 16-17 веках ученые не брезговали занятиями «натуральной магией». Так, монах-иезуит  Афанасий Кирхер время от времени развлекал монархов «шоу с привидениями» с помощью волшебного фонаря, изобретенного ученым Христианом Гюйгенсом.

«Сейчас мы привыкли, что картинки оживают где угодно. Волшебный фонарь – это первое в мире устройство, которое могло создавать нематериальные картинки. До этого все изображения – картины, гравюры, рисунки - имели материальный субстрат. А волшебный фонарь – это старинный прототип проекторов», - рассказал Федор Михайлов.

Волшебный фонарь 19 века из личной коллекции Федора Михайлова. Фото: Фото с сайта/ http://animopticum.com/

Волшебный фонарь работал так: свет от любого источника проходил через линзу или систему линз, которые увеличивали изображение на прозрачном слайде и проецировали его на любой плоскости. Особенно эффектно спроецированные изображения смотрелись на клубах дыма. Физик Этьен Робертсон в конце 18 века с помощью волшебного фонаря устраивал ужасающие фантасмагории с призраками в заброшенных церквях и темных часовнях.

Это и называлось «натуральной магией». Вам нужно было быть ученым, чтобы понимать, как вызвать нетоксичный стойкий дым, как сфокусировать на нем изображение. Волшебный фонарь набирал популярность и, в конце концов, в 19 веке превратился в детскую игрушку.

Научные игрушки

Оказывается, те легкомысленные вещицы, которые мы сегодня считаем игрушками, вышли из серьезных научных изобретений. Например, калейдоскоп.

«Знаете, почему он назван таким чудным словом? – спрашивает Федор Михайлов и сам же отвечает. - Потому что с незапамятных времен ученые очень любят давать всему замысловатые имена, которые имеют либо латинское, либо греческое происхождение. Слово «калейдоскоп» буквально переводится, как «смотреть красивое зрелище».

Калейдоскоп Брюстера из личной коллекции Федора Михайлова. Фото: Фото с сайта/ http://animopticum.com/

Калейдоскоп был случайно изобретен в 1814 году ученым-физиком Дэвидом Брюстером, когда тот экспериментировал с поляризацией света. Его устройство знакомо каждому ребенку, который в детстве смотрел сквозь щелочку на загадочные стеклянные разноцветные миры внутри «подзорной трубы». Брюстер запатентовал калейдоскопы и пустил их в производство. Так ученый сделал первую в мире тиражную игрушку, дав начало индустрии Барби и Лего. Широкое распространение позволило новым поколениям приобщаться к науке не через скучные лекции, а через разбор– а чаще всего разламывание – калейдоскопов.

Непосредственным предшественником анимации считается тауматроп. Это знаменитая круглая картинка с птичкой и клеткой. Крутишь картонку, и две картинки на разных ее сторонах соединяются в одну.

Тауматроп в действии. Фото: wikipedia.org

Это обыкновенное чудо происходит потому, что наше зрение недостаточно быстро воспринимает движение вокруг. И мы в сознании одновременно воспринимаем обе стороны. Принцип слияния двух кадров в один лежит в основе анимации. А создал тауматроп и наладил его производство в 1826 году доктор Джон Пэрис, и через пару лет написал книгу для детей, в которой сложные научные знания предлагалось осваивать через весёлые игры и игрушки.

В 19 веке самой популярной детской игрушкой стал зоетроп – изобретение, создающее иллюзию ожившего изображения.

Крутишь барабан - и изображении внутри двигается. Фото: wikipedia.org

Он представляет собой цилиндр с вертикальными прорезями, через которые во время вращения можно видеть оживающие картинки. Первый раз прибор изобрёл в 1834 году английский математик Уильям Джорж Хорнер, назвал его дедалеумом в честь древнего ученого Дедала, но настоящую популярность игрушка приобрела, когда ее «переизобрели» в Америке и пустили в массовое производство.  

Революция Рейно

Путь аниматора Эмиля Рейно к созданию мультфильмов начался как раз с зоетропа. Он начал с того, что поместил в центр барабана зеркала, которые отражали движущиеся картинки.  Свое изобретение Рейно назвал праксиноскоп (от греч. «наблюдение действия»). Благодаря этому картинку можно было видеть уже не через щелочки, а в четком и светлом отражении.  

Так выглядел праксиноскоп Эмиля Рейно. Фото: wikipedia.org

Затем Рейно заменил маленькую ленту, которую помещали внутрь барабана,  огромной - с сотнями прозрачных слайдов. Он использовал волшебный фонарь, чтобы проецировать кадры на экран перед огромной аудиторией. И в 1892 году Эмиль Рейно уже показывал перед огромной аудиторией за деньги сюжетные мультфильмы. До кино ему не хватило одного шага – подобия камеры обскура со светочувствительной пленкой, которая позволяла бы фиксировать реальность.

В конце 19 века Эмиль Рейно поразил широкие массы своими первыми мультфильмами. Фото: wikipedia.org

Через несколько лет после премьеры рисованного мультфильма публике показали и первый кукольный. Джеймс Стюарт Блэктон и Альберт Смит фильм «Цирк лилипутов», в котором использовали деревянные игрушки.

Когда Рауль Барра открыл перфорированный целлулоид, который позволил зафиксировать лист с рисунком при помощи штифтов, стали появляться действительно шедевры пионерской мультипликации. А уже в 1928 год Уолт Дисней создал Микки Мауса и выпустил первый звуковой мультфильм «Пароходик Вилли». В 20 веке мультипликация развивалась стремительно - впрочем, вместе с кинематографом. Появился Союзмультфильм, принесший миру Чебурашку, затем аниме, полнометражные мультфильмы и, наконец, компьютерная анимация.

www.chr.aif.ru

«Огнь чудный малюет на стене луну». Волшебный фонарь хранится в Музее истории Иркутска

«Весёлые, оживлённые, счастливые лица детей, их весёлый, заразительный смех… они встречали показанные им при помощи волшебного фонаря комические картины…», – так описывала новогоднюю ёлку 1900 года в Нагорном училище Иркутска газета «Восточное обозрение». Ни ёлка, ни народные чтения, ни научные лекции тогда не могли обойтись без этого чуда – волшебного фонаря, который создавал на стенах «туманные картины». В фонарь с линзой вставлялись стеклянные пластины, а позже – фотоплёнка, изображение проецировалось на стену через линзу, свет давала маленькая свеча или горелка. Дым отводился через специальную трубу. Вот такой старинный волшебный фонарь хранится в фондах Музея истории города Иркутска им. А.М. Сибирякова.

«Ходят на чтения все, и старый, и малый»

– Волшебный фонарь приобретён музеем в 2011 году при содействии городского благотворительного фонда «Наследие иркутских меценатов», – рассказывает заместитель директора по хранению, учёту и реставрации Любовь Рубаненко. – Этот уникальный аппарат предложил музею один из иркутских коллекционеров. На тот момент в коллекции музея подобного экземпляра не было. По ряду причин приобрести предмет своими силами не представлялось возможным. Было принято решение обратиться за помощью в благотворительные фонды города. Музей поддержала Марина Александровна Кондрашова – руководитель городского фонда. Волшебный фонарь в числе других предметов выставили в качестве лота на благотворительном аукционе, организованном фондом «Наследие иркутских меценатов». Фонарь приобрёл один из членов фонда и подарил музею истории города Иркутска им. А.М. Сибирякова. Сегодня волшебный фонарь занимает достойное место в постоянной экспозиции музея «Иркутск. Вторая половина XIX века». 

«Волшебный фонарь», или Laterna magica, появился ещё в ХVII веке. Это дедушка современных проекционных фонарей, однако, поскольку он был первым, с ним связаны детские воспоминания стольких поколений людей разных стран, что называть этот артефакт «обычным» как-то совсем неправильно. Это, конечно же, самое «юное», странное и волнующее из всех возможных устройств, изобретённых для увеселения глаз. Как свидетельствует «Энциклопедия кино», впервые словосочетание «волшебный фонарь» (laterna magica) появилось в книге монаха-иезуита Анастазиуса Кирхера «Великое искусство света и тени», вышедшей в 1671 году. Первоначально фонарь скрывали от зрителя, а изображение, нарисованное на стекле, проецировали на клубы дыма, в результате чего иезуиты даже использовали этот продукт научной мысли для того, чтобы показать ужасы преисподней. «Колеблющимся был экран, представлявший собой плотную дымовую завесу от тлеющих ароматических трав и палочек, а изображение вызванных духов давал проекционный фонарь, искусно спрятанный в полутёмной комнате», – рассказывает «Энциклопедия кино». 

В XVIII веке волшебный фонарь нашёл более важное применение – «туманные картины» сопровождали научные лекции, к примеру, в Сорбонне. «Гремит орган на стогне трубный, пронзает нощь и тишину, очаровательный огнь чудный малюет на стене луну», – писал о волшебном фонаре Державин. Развитие фотографии дало ещё один большой плюс волшебным фонарям: теперь можно было показывать не только картины, но фотографии. Различные приспособления к проекционным фонарям позволяли сделать даже какое-то подобие анимации. Бельгийский физик, фокусник Этьен Гаспар Робертсон добивался при помощи волшебного фонаря поразительных эффектов. Сделав подвижную конструкцию проектора, он мог даже сымитировать практически анимационные эффекты. Волшебные фонари выпускались в разных модификациях, некоторые – с несколькими проекционными трубами, одна из которых, к примеру, проецировала черно-бёлую фотографию, а две других были оборудованы цветными фильтрами; совмещённое изображение «раскрашивалось». Иногда чёрно-белые фотографии просто прямо на стеклянной пластине раскрашивались художниками. Существовали волшебные фонари с двумя проекторами, каждый из которых демонстрировал свою картинку, если попеременно закрывать то один, то другой проектор, то можно было добиться «фантастического» эффекта – дерево только что было покрыто густой листвой, и вот она уже облетела. 

В России волшебные фонари в середине XIX века начали распространяться сначала среди дворян и купцов, а к концу – повсеместно, особенно в «народных чтениях». Однако до 1887 года чтения с туманными картинами проводились только в селениях Петергофского и Московского уездов, а затем и в Александрийском. И это на всю Россию! Однако фонари для народных чтений уже расходились по стране. «В последнее время всё чаще и чаще ставится вопрос о внешкольном образовании народа, причём народным чтениям с туманными картинами отводится первое место, – писал в 1896 году Н.И. Борисов в книге «Волшебный фонарь в народной школе». Сельское население было в большинстве неграмотным, и «туманные картины» с объяснениями лектора часто заменяли книгу. К 1887 году были уже созданы такие картины, как «Св. Кирилл и Мефодий», «Царь Петр Великий», «Нашествие татар и Михаил Тверской», «Народная война 1812 года», «Три портрета Государя Императора Александра ІІІ, Государыни Императрицы Марии Феодоровны и наследника Цесаревича Николая Александровича». Каждая раскрашенная картина диаметром 3 дюйма стоила около 2 рублей. 

Надо сказать, что потребность в волшебных фонарях была большой. Закупка фонарей для народных чтений была одним из предметов доклада Московской уездной управы земскому собранию сессии 1887 года. Говорилось о недостатке волшебных фонарей. «В 1886 году управа нашла возможным купить у Швабе только один фонарь за 50 руб, – говорилось в докладе. – Этот фонарь поочерёдно передавался из одного училища в другое для устройства чтений». В 1887-1988 годах в Московском уезде находилось в обращении всего лишь 6 волшебных фонарей.

Весть о волшебном фонаре облетала сразу несколько деревень: «Чтения с туманными картинами производят на крестьян глубокое впечатление и неотразимо влекут их к себе. Посещаются чтения не только крестьянами той деревни, где устраиваются чтения, но и соседних деревень, лежащих верстах в 2-3. Так, на чтение в д. Лупихе приходили крестьяне из Заболотья, Алтуфьева, Фуникова и Коровина, при том вечером, часто в распутицу, в плохой обуви и одежде. Число посетителей, по отзывам священников с. Ясенева и Аксиньина, бывает иногда до 300 человек. И не смотря на то, слушатели ведут себя чинно без шуму и крику и без всяких безпорядков. Ходят на чтения все, и старый, и малый, и женщины, и мужчины; и всё это собрание, стоя часа по два, а иногда, с перерывом, часа по четыре, слушает или житие святых, или евангельскую историю, и с нетерпением ждёт явления на полотне воздушных ярких образов». 

На корпусе аппарата, хранящегося в Музее истории Иркутска, клеймо: «GBN.Bavaria». Это клеймо немецкой фирмы «Gebrueder Bing Nuernberg», специализировавшейся на изготовлении металлической кухонной утвари, различных игрушек, в том числе и механических, получивших мировую известность, а также всевозможных аппаратов. На корпусе фонаря – крохотная табличка «Patent.div. DRGM» (Deutsches Reichsgebrauchsmuster) – аббревиатура германской государственной системы регистрации и патентования, принятая с 1891 по май 1945 года. На колесике – регуляторе пламени керосиновой лампы, вставляющейся в фонарь, надпись: «Металлист. Самара. 1923». Действительно, керосиновые лампы с метками «Металлист. Самара» довольно часто встречаются среди антикварных ламп. Сохранилась и оригинальная фотоплёнка, использовавшаяся в таких фонарях. На ней – виды горной страны Абиссинии, потухший вулкан Килиманджаро, горы Рувензори в Южной Африке. 

«Велосипеды, волшебные фонари…»

Самое раннее упоминание о волшебном фонаре в Иркутске мы нашли в 1881 году. Летописец Нит Романов писал, что по Иркутску разосланы по рекламы об образовании «артистического кружка». «Достигать развития художеств предположено концертами, драматическими представлениями, живыми туманными картинами и, наконец, художественными выставками», – значится в летописи. 

В марте 1887 года на последней странице газеты «Восточное обозрение» можно было увидеть одну любопытную рекламу. «Волшебные фонари и картины производства С.Петербургской мастерской учебных пособий и игр», гласил заголовок. Петербургские мастера предлагали как сами фонари, так и «механические картины к ним собственного производства мастерской». Эта мастерская была официальным поставщиком Постоянной комиссии народных чтений. Ею были изготовлены специально-театральные волшебные фонари для Императорских Санкт-Петербургских и Московских театров «с друммондовым и электрическим освещением». В Иркутск и другие города России высылался специальный иллюстрированный каталог волшебных фонарей и полиорам, «и всех принадлежностей к ним для устройства народных и солдатских читален». Мастерская продавала юмористические, механические, полиорамные и научные картины. Специальный набор картин предлагался для народных чтений (около 4 тысяч экземпляров по специальному списку). Действительным членом Московского и Петербуржского Комиссионерства народных чтений А.К. Ержемским было создано «Практическое руководство к употреблению волшебного фонаря и принадлежностей к нему». Всё это можно было заказать в Иркутск в мастерской. Впрочем, фонари можно было купить прямо в городе. 

Любовь Рубаненко показывает нам старую театральную программку: «Иркутск. Городской театр. Опера. 1902-1903». Одна из рекламок, помещённых в программе, гласит: «Я. Шимановский. Часы золотые, бриллиантовые, серебряные и мельхиоровые вещи, велосипеды, волшебные фонари… Предметы для подарков и подношений». «В Иркутске был ряд магазинов, где можно было приобрести волшебные фонари, и я думаю, что не был исключением и магазин Второва, Алексеева и того самого Шимановского, что обозначен в рекламе. Его магазин находился на улице Большой, и волшебные фонари удостоились быть в ряду тех товаров, которые Шимановский решил обязательно указать в рекламе», – говорит Любовь Рубаненко. 

В 1887 году в Ремесленно-Слободской школе Иркутска начались те самые «народные чтения», лекции которых сопровождали «туманными картинами». В июне 1891 года волшебный фонарь стал частью городского праздника. «23 и 24 июня на Тихвинской площади для народа были устроены различные бесплатные увеселения, как-то: карусель, открытая сцена для живых картин и акробатических представлений, волшебный фонарь, призовой столб для влезания на него за часами, гармонией…» – писал Нит Романов. Не везде чтения шли на ура, и в числе причин неуспеха их у крестьян называли «отсутствие волшебного фонаря». «В с. Усолье Иркутского уезда первые чтения (зимой 1897-1898 г.) посещали более 50 человек, однако «к пятнадцатому чтению их количество уменьшилось до нуля», – писала Е.В. Севостьянова в статье «Народные чтения в досуговой сфере сельского населения Восточной Сибири в конце XIX – начале XX века». Кроме неудачно подобранного материала причиной разочарования называлось и то, что на лекциях не было волшебного фонаря. 

www.vsp.ru

Наблюдательный совет: оптические приборы и их влияние на восприятие искусства

Ян Вермеер рисовал картины с помощью камеры-обскуры, иезуиты пугали прихожан чертями из волшебного фонаря, а бельгийские физики вызывали с его помощью призрак Марата. О роли технологий производства иллюзий в трансформации понятия эстетики и человеческого восприятия писали Беньямин, Ги Дебор и Джонатан Крэри. T&P погружаются в мир волшебных изобретений, которые существовали до фотографии и кинематографа.

Камера-обскура и камера-люцида

Камера-обскура

Эксперименты с оптическими приборами начались с изобретения камеры-обскуры. В Азии принцип ее работы был известен с V–IV веков до н. э., арабские ученые пользовались ею в X веке для наблюдения затмений, а в Средние века камеру активно использовали для измерений в астрономии. Камера-обскура — это темный ящичек с отверстием для проникновения света. Когда узкий луч попадает внутрь ящичка, он передает перевернутое изображение на прозрачный бумажный или стеклянный экран на противоположной стенке камеры. На этом же принципе базировались первые фотоаппараты. Современные исследователи полагают, что камеру-обскуру для точных зарисовок окружающей действительности использовали многие художники. Ею мог пользоваться еще Леонардо да Винчи, описывавший камеру в своем трактате «О живописи». Уже в XVII веке появляется камера-обскура с зеркалом, проецирующим перевернутое изображение на лист бумаги и предназначенное специально для его фиксации — обрисовки или даже полноценной живописи на основе проекции. Считается, что Вермеер, Веласкес, Каналетто и другие художники могли применять различные модификации камеры-обскуры, чтобы захватывать изображение без искажений, которые дает человеческое зрение (например, адаптация глаз к изменению освещения).

В 1807 году английский ученый Уильям Волластон изобрел камеру-люциду, действующую по тому же принципу, что и зеркальная камера-обскура, но не переворачивающая изображение и передающая его более четким. Благодаря ей художник способен наблюдать и за настоящим, и за мнимым изображением одновременно, что необходимо для сверхточной передачи перспективы.

Волшебный фонарь и фантасмагория

Одним из первых оптических приборов, применявшихся на театрализованных представлениях, стал волшебный фонарь, который еще в XVII веке был изобретен Христианом Гюйгенсом, знаменитым нидерландским физиком и математиком. Свое название проецирующий аппарат Гюйгенса получил от датского математика Томаса Вальгенстена. Он назвал его laterna magica, «волшебный фонарь», и путешествовал с шоу по Европе, демонстрируя зрителям эффектные представления (их часто рассматривают как прообраз кинематографа). Волшебный фонарь представлял собой корпус со свечой, масляной, а позднее электрической лампой в центре и узким отверстием, через которое изображение со стеклянных пластин проецировалось на экран. Со временем из конструкции laterna magica исчезли громоздкие дымоходы, по которым выводился дым от свечи или лампады, и добавился объектив, что превратило усовершенствованную камеру-обскуру в прототип диапроектора. Были и другие версии волшебного фонаря, например хореутоскоп, изобретенный в Англии в 1866 году. Он мог воспроизводить на экране анимацию из нескольких кадров, а не двух, как раньше.

Волшебный фонарь поначалу открывал свои секреты только знатным персонам, но вскоре оказался таким популярным, что стал доступен для всех готовых заплатить. На представлениях показ анимационных изображений усиливался другими эффектами. Музыканты нагнетали атмосферу, а изображение проецировалось в кромешной тьме на клубы дыма или стены домов. Сам фонарь прятали от людских глаз, из-за чего многие необразованные зрители полагали, что являются свидетелями магических представлений. Сюжеты таких представлений в основном должны были пугать зрителя: это были ведьмы, скелеты, черти, поэтому laterna magica иногда называли и «фонарем ужаса».

Хореутоскоп

Апофеозом такого рода представлений стали фантасмагории физика Этьена Робертсона. Бельгийский ученый придумал новую форму театральных представлений — фантасмагорию с усовершенствованной версией волшебного фонаря — фантаскопом, запатентованном в 1799 году. Фантаскоп мог уменьшать и увеличивать проецируемое изображение при помощи подвижной каретки, а регулируемые линзы позволяли проецировать сразу несколько изображений одновременно. Эти манипуляции с изображениями в тумане поражали зрителей. Демонстрируя свои фантасмагории в старых часовнях или полуразрушенных монастырях, Робертсон добивался мистической атмосферы. Технические достижения поддерживались магией: например, Робертсон выливал в жаровню стаканы с кровью, а затем в ней появлялся призрак Марата с кинжалом. На самом деле, пока ученый был занят этими приготовлениями, художник быстро выполнял набросок портрета персоны, которую заказал кто-то из зала. Фантасмагорическими эффектами также пользовались иезуиты, чтобы показать верующим жуткие сцены, ждущие грешников в преисподней.

Фантасмагория

Впрочем, волшебный фонарь использовали не только для устрашения публики. С XVIII века прибор становится настоящим средством массовой информации: в театрах, на ярмарках или в церквях сеансы сопровождались музыкой, чтением, а иногда и рассказами о политических новостях. Издавались (в том числе и в Российской империи) специальные журналы, тексты из которых зачитывали именно на сеансах волшебного фонаря. На представлениях показывали шуточные детские сценки, под волшебный фонарь адаптировались иллюстрации к литературным произведениям. Волшебный фонарь включали, чтобы показать студентам, как устроен эффект проекции. Некоторые преподаватели в Англии и Франции иллюстрировали подобным образом не только сам принцип работы прибора, но и целые курсы лекций на всевозможные темы, используя laterna magica наподобие появившихся позже диапроектора, фильмоскопа или современного проектора.

Гете в своей работе «Учение о цвете» анализировал явление персистенции — послеобразов, остающихся на сетчатке. В XIX веке ученые возвращаются к этой проблеме: чешский физиолог Ян Пуркине исследовал, как возникают послеобразы и сколько они могут длиться. Изучение персистенции в области послеобразов привело к экспериментам со слиянием в одно нескольких быстро показывающихся изображений. В конечном итоге они и привели к созданию 24-кадрового кинематографа. Одним из первых оптических аппаратов, который использует эти особенности зрения, стал тауматроп.

Тауматроп

В 1825 году Джон Пари презентовал в Лондоне прибор, представляющий собой небольшой диск, прикрепленный к нити, с разными рисунками на обеих сторонах. Когда с помощью нити диск раскручивали, птица на изображении начинала махать крыльями, лошадь — идти, а человек — курить, два изображения собирались в одно, и в вазе появлялись цветы. Эффект отпечатывания изображения, воспринимаемого мозгом, на сетчатке на 1/8 секунды после его исчезновения из поля зрения использовался для того, чтобы человек смог увидеть сразу два изображения — реальное и призрачное, существующее лишь как след на глазных нервах. Тауматроп, «философская игрушка», стал популярным и продавался в качестве детского развлечения.

Анортоскоп и анортоскопический аппарат

Исследования персистенции, инерции зрения, продолжил бельгиец Жозеф Плато: он установил, что постобразы на сетчатке варьировались по качеству и длительности в зависимости от цвета и времени воздействия зримого предмета. Первые опыты Плато совмещали технику тауматропа с явлением анаморфоза — изображения в искаженной перспективе, которое принимает свой настоящий вид только при определенном положении наблюдателя. Прибор, который в 1828 году Плато назвал анортоскопом, преобразовывал анаморфоз в понятное глазу изображение и заставлял его двигаться.

Фенакистископ и стробоскоп

Чтобы обмануть человеческое зрение и создать по-настоящему «живое» изображение, в 1830-е Плато сконструировал фенакистископ. Это был диск с восемью или шестнадцатью сегментами с изображениями. Фенакистископ поворачивали изображением к зеркалу и вращали, наблюдая за ним через маленькие прорези. Проходя перед взглядом наблюдателя, отверстие показывало одно изображение, затем, почти мгновенно, его сменяло другое, и таким образом можно было создавать анимацию из восьми или шестнадцати кадров. Непрерывное движение фенакистископа заставляло драться нарисованных боксеров, а влюбленную пару — танцевать. До двадцати четырех кадров кино осталось не так далеко. Уже спустя несколько лет прибор стали использовать в коммерческих целях. Плато позже доработал фенакистископ, повысив качество анимации. Новый прибор получил название «фантасмоскоп».

Фантасмоскоп

Тем временем в 1833 году в Германии изобрели стробоскоп. Совсем не тот, что сегодня используют на вечеринках для эффекта «выхватывания кадров» короткими вспышками света. Однако работал он на том же принципе, впоследствии названном стробоскопическим, то есть «возникающим при вращении». Прибор был точной копией фенакистископа Плато, но за этим эффектом закрепилось название немецкого математика Штампфера.

В 1834 Уильям Горнер изобрел новый оптический прибор, основанный на эффекте инерции зрения, — зоотроп, или «колесо жизни» (также «колесо дьявола»). Вращающийся полый цилиндр с нанесенными на внутреннюю поверхность изображениями при быстром вращении заставлял глаз наблюдателя собирать их в одну анимированную картинку. Таким образом, можно назвать зоотроп еще одной вариацией фенакистископа Плато с его стробоскопическим эффектом. Впрочем, похожий аппарат существовал еще в I до н. э. в Китае.Однако именно зоотроп стал прообразом первого кинематографического проектора. Эмиль Рейно создал в 1877 году улучшенную его версию — праксиноскоп. В открытый цилиндр нового оптического прибора вкладывалась лента с изображениями, как и в зоотропе. В центре находилась зеркальная призма, количество сторон которой соответствовало количеству кадров. Благодаря ей смена изображений была очень плавной, почти незаметной для глаза.

В 1970-е компания Sega использует принцип зоотропа для создания аналоговой аркадной игры.

Спустя несколько лет Рейно дорабатывает этот прибор, изобретая механизм так называемого «оптического театра». Для проекции движущегося изображения уже в 1850–1860-х использовался волшебный фонарь, совмещенный с фенакистископом или зоотропом. Но Рейно патентует улучшенную версию этого тандема. С помощью проекций «оптический театр» передает изображение с зеркальной призмы на экран с неподвижным фоном — своего рода театральные декорации. То есть на статичный задник накладывалось движущееся изображение, ограниченное, однако, всего двенадцатью кадрами. Позднее он доработал эту технологию: отказался от замкнутого круга «слайдов» и сконструировал специальные ленты для стеклянных пластин с изображениями из электротахископа Оттомара Аншютца. Так «оптический театр» мог показывать зрителям 500–600 нарисованных вручную изображений, которые сменяли друг друга на протяжении 15 минут под игру пианиста. Публика была заворожена, наблюдая, как машина создает историю прямо сейчас. Премьера «оптического театра» состоялась в 1892 году, но в 1895-м изобретение уступило дорогу синематографу братьев Люмьер, затмившему все ранее использовавшиеся оптические приборы. Рейно, осознав, что не сможет выдержать конкуренцию, выбросил свой аппарат и все ленты в Сену.

Наглядное использование праксиноскопа можно увидеть в фильме «Оз: Великий и Ужасный». В пересказе Александра Волкова волшебника звали Гудвином. В действительности же одним из изобретателей горючей целлулоидной пленки для проекторов был американский священник Ганнибал Гудвин.

Праксиноскоп

Диорамы, порнография и экзотические страны

Стереоскоп

В 1815 году Дэвид Брюстер изобретает калейдоскоп, основанный на эффектах мгновенного преображения изображения в соответствии с законами симметрии. В 1849-м он же изготавливает стереоскоп — машину для просмотра фотографий с эффектом 3D. Увеличительные стекла этого напоминающего бинокль прибора расположены на определенном расстоянии друг от друга, за счет чего достигается стереоэффект. В стереоскоп вставляли парные изображения или фотографии, снятые со смещением. Люди массово скупали стереоскопы и слайды к ним, обычно с фотографиями из далеких стран. Стереоскоп не открывал нового способа просмотра рисунков подобно своим предшественникам, а стремился симулировать присутствие зрителя рядом с рассматриваемым им объектом, создать эффект осязаемости. Несмотря на первоначально невероятный успех стереоскопов, вскоре они совсем перестали продаваться. Возможно, это произошло из-за прочно установившейся в сознании людей связи стереоскопов с порнографией, которая действительно часто появлялась на двойных слайдах. Эффект овладевания, прямого контакта с наблюдаемым объектом, граничащим с его осязанием, привел к тому, что в конечном итоге эта технология превратилась в аналог порицаемых обществом пип-шоу — эротического подглядывания.

Новые изобретения и их роль в жизни человека постепенно начинали осмыслять искусствоведы и философы. История кинематографа традиционно рассматривает все «оптические игрушки» в качестве прообразов, еще неполноценного кино, однако в последнее время эта позиция ставится под сомнение. Джонатан Крэри в своей книге «Техники наблюдателя» показывает, что связь между оптическими приборами XIX века и современным кино существует только в техническом измерении, поскольку конструкция, например, стереоскопа и современного 3D-проектора схожи. Однако в культурном смысле это абсолютно различные феномены.

«Техника подвергла органы чувств человека тренировке сложного рода» Вальтер Беньямин

Крэри говорит о том, что подавляющее большинство непроекционных приборов (стереоскоп, фенакистископ и др.) требуют от зрителя телесной близости к машине и неподвижности взгляда. Если раньше камера-обскура или телескоп служили человеку, выступая в роли орудий, то теперь сам наблюдатель становится одной из деталей машины. Оптические приборы XIX века давали человеку доступ к «реальному», предоставляя глазу другую перспективу, цвета или объем на специальных изображениях. Однако преобразование этих изображений в «интересные», то есть объемные или движущиеся, было возможно только с помощью главной детали — глаза наблюдателя, включенного в машинерию производства иллюзий. Поэтому в борьбе стереоскопа и фотографии, фантасмагории и синематографа победили те средства медиации, которые способны дать наблюдателю иллюзию отъединенности машины от его тела, некие посредники между миром и зрением.

special.theoryandpractice.ru

ВОЛШЕБНЫЙ ФОНАРЬ

Так по старинке иногда называют проекционный аппарат. Волшебный фонарь можно легко смастерить из обыкновенного фильмоскопа и коробки от ботинок. Как это сделать, видно на рисунке.

Так что же в нём волшебного? Волшебная лампа Аладдина действительно оправдывала своё название. А фонарь?..

И всё-таки своё название волшебный фонарь получил неспроста. С его помощью ещё в глубокой древности устраивали такие «чудеса», что бедный джинн из арабской сказки позеленел бы от зависти. В храмах древнего Египта и Греции на стенах появлялись изображения богов. Это устраивали хитрые жрецы с помощью предка проекционного аппарата, для которого источником света служило Солнце.

Лет триста-четыреста назад монахи усовершенствовали это изобретение и приладили к нему масляную лампу. Им удавалось и без солнца получать на стенах затемнённых церквей слабые, туманные изображения. Но и этого было вполне достаточно: верующие со страха падали на колени и молились особенно усердно. А учёные монахи, описывая в своих книгах устройство волшебного фонаря, нарочно выражались неясно. Это чтобы верующие люди не поняли, как прост секрет этого «чуда».

Сейчас, конечно, ничего волшебного в волшебном фонаре мы не видим. Этим нехитрым аппаратом даже первоклассника не удивишь. И всё-таки старый волшебный фонарь помог создать одно настоящее чудо — кинопроектор. В кинопроекторе те же основные части: позади— яркая лампа, впереди — объектив, а между ними — прозрачные картинки. На первый взгляд эти картинки одинаковы, но, если присмотреться, можно увидеть, что они всё же немного разные. Вот рука человека опущена, здесь она приподнялась, ещё выше, ещё. Можно проследить все моменты движения. На экране с помощью кинопроектора эти неподвижные картинки очень быстро сменяют друг друга, и поэтому нам кажется, что все изображения движутся. Волшебный фонарь — дедушка киноаппарата.

www.what-who.com


Смотрите также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>