Кто придумал моду


Стыдные вопросы о моде Кто решает, что модно, а что — нет? Почему все так дорого? Кто во все это одевается, это же невозможно носить?! — Meduza

Фэшн-блоггер Шеа Мари и модель и актриса Каролин Вриланд перед показом Tommy Hilfiger на Лондонской неделе моды. 19 сентября 2017 года

Christian Vierig / Getty Images

В сентябре в четырех городах — Нью-Йорке, Лондоне, Милане и Париже — проходят недели моды, где главные мировые дизайнеры показывают свои новые коллекции. Эти показы задают тенденции как минимум на полгода вперед — все вещи с подиума появятся в магазинах лишь весной 2018 года, причем не только в дорогих: к тому времени их скопирует масс-маркет. Подиумная мода вызывает массу вопросов: кто это носит, кто решает, что сейчас модно, почему эти вещи столько стоят и что вообще значит быть модным? По просьбе «Медузы» на все эти стыдные (а на самом деле нет) вопросы отвечает журналист и стилист Ирина Дубина.

Мода — это не только вещи, но и их сочетания и общие тенденции; она регулярно меняется (хотя и не так быстро, как кажется). Дизайнеры показывают от двух до четырех сезонных коллекций в год: осенне-зимнюю, весенне-летнюю, и . По их итогам журналы и сайты анализируют все увиденное на подиумах или в , делая выборки главных трендов сезона (или межсезонья) — гид для тех, кто хочет им соответствовать.

Некоторые тренды рождаются и умирают быстрее, чем масс-маркет успевает их скопировать, — и так и не становятся широко популярными. У других срок годности может быть куда дольше — от пары сезонов до пары лет. В основном это касается более общих направлений, например, актуального минимализма или моды на спортивный стиль. Но может быть живучая мода и на определенный фасон, цвет или даже ткань. Так, уже который сезон в моде бархат, викторианские рюши и объемные рукава, цветочный принт, широкие плечи, безразмерные худи. Другие же вещи, наоборот, резко входят в моду, столь же резко теряют актуальность и быстро начинают выглядеть устаревшими. Это могут быть и отдельные предметы гардероба (как плиссированные юбки в пол, туфли с круглым мыском или леопардовая шуба из искусственного меха), так и целый субкультурный стиль — вроде образа хипстера-дровосека с вощеными куртками, клетчатыми рубашками и ботинками Red Wing.

Чтобы быть модным, нужно все время покупать что-то новое?

Вовсе нет. Чтобы выглядеть модно, необязательно скупать все актуальные вещи подряд — достаточно выбрать одну-две позиции из списка главных хитов сезона и добавить их в свой гардероб. Более того, в 2017 году выглядеть слишком модно считается моветоном: а именно носить «тотал-лук» какого-то бренда (то есть одеваться с головы до ног в вещи одной марки и в той же комбинации, что и на показе) или его имитацию, а также в точности подражать модным стилистам или блогерам.

Еще один способ выглядеть модно, не тратя на это слишком больших усилий и денег, — следить за самыми ожидаемыми релизами кроссовок и добавлять их к своему базовому гардеробу (то есть универсальным вещам «на века» вроде классических джинсов или пальто-кокона). Мода на streetwear — стиль, вдохновленный уличной и спортивной одеждой, — уж точно не собирается никуда уходить. Узнавать о том, какие модели сейчас не в почете, а за какими надо охотиться, можно, к примеру, на сайте Hypebeast.

Можно быть не модным, но иметь свой стиль?

Стиль — это не синоним моды: это образ, который отличает вас от всех остальных. Одинаковые водолазки и джинсы Стива Джобса — это стиль. Яркие вещи и эксцентричные аксессуары 96-летней дизайнера Айрис Апфель — тоже ее стиль. Другими словами, стиль — это проявление индивидуальности человека через одежду. Он может пересекаться с модой: например, можно носить модные кроссовки в паре с любимой косухой из секонд-хэнда. Или же категорически ее отрицать, как антимода — когда человек намеренно одевается так, словно вытащил наугад случайные вещи из кучи на полу или закупился где попало. Яркий пример антимодной иконы стиля — Шайя ЛаБаф, который носит футболки из супермаркета с кроксами, угги, растянутые штаны и кроссовки с высокимим серыми носками. Его образам даже посвятили отдельный инстаграм Shiaʼs Outfits.

Кто вообще решает, какая вещь модная, а какая нет?

На протяжении почти всего XX века главными законодателями моды были сами дизайнеры, реагировавшие на изменения в обществе. Так, после Второй мировой Кристиан Диор понял, что женщинам надо дать что-то взамен скучных и сдержанных костюмов — и, вдохновившись Прекрасной эпохой, придумал в 1947 году свой знаменитый силуэт new look. В 60-е мода, отреагировав на настроения , сделала резкий поворот от нью-лука и статусных чинных платьев в сторону длины мини, ярких цветов и геометричного кроя.

К концу 1990-х, когда мода стала гигантской индустрией, стало понятно, что брендам необходимы специальные аналитики, которые смогут предугадать, захотят ли клиенты марки в следующем сезоне носить брюки с цветочным принтом или нет. Модные компании начали пользоваться услугами , часть из которых занимается только анализом моды; сейчас тренды задают специалисты Trend Union, WGSN и LS:N Global. Их задача — собирать информацию (от того, как одеваются жители крупных городов и заканчивая будущими выставками в музеях) и делать на ее основании прогнозы о будущем моды: цветах, тканях, фасонах и стилях, которые будут актуальны через несколько лет.

Почти все бренды сегодня пользуются трендбуками — специальными каталогами модных веяний на ближайший год или даже пятилетку. Рекомендации таких агентств могут быть как предельно конкретными (например, «возрождение панка»), так и более общими вроде «ностальгии по прошлому на фоне все более нестабильной обстановки в мире». Так что успех районно-квартального стиля Гоши Рубчинского, ставшего самым известным российским дизайнером на Западе, заключившего сделку с Comme des Garçons и выпускающего совместные коллекции с Burberry, — далеко не случайное попадание в дух времени.

А кто вообще сейчас самый модный дизайнер?

В области самых передовых трендов сейчас лидирует уроженец Грузии Демна Гвасалия — создатель марки Vetements и креативный директор дома моды Balenciaga. Это тот самый человек, который ввел в моду безразмерные толстовки, черный плащ полицейского и желтую футболку курьеров DHL. Он не придумывает гениальные новые вещи, но задает направление в том, как их сочетать. Еще один влиятельный дизайнер — Алессандро Микеле, креативный директор Gucci. Под его началом итальянский бренд, чья популярность в начале 2010-х начала гаснуть, вновь стал одним из самых обсуждаемых и копируемых масс-маркетом. Впрочем, многие эксперты считают Микеле скорее стилистом-маркетологом, который умеет виртуозно обращаться с придуманным до него — будь то классические блузка с бантом и шуба, или же меховая куртка с объемными рукавами, которую он «подсмотрел» у хип-хоп дизайнера Dapper Dan.

Если же говорить о более вдумчивом, сложном дизайне, то здесь моду задает Раф Симонс; сейчас он работает одновременно на собственный бренд и на Calvin Klein. Хорошее представление дают и коллекции Celine — креативный директор дома Фиби Файло всегда тонко чувствует время и делает очень актуальные вещи. Интересно следить за ирландцем Джонатаном Андерсоном: раньше он выпускал на подиум мужчин в юбках и платьях с оборками, а теперь возглавляет команду старинного испанского бренда Loewe и делает совместные коллекции с Uniqlo.

Еще одно имя, которое стоит запомнить, — Кристоф Лемер: бывший креативный директор женского направления Hermes в 2014 году решил сконцентрироваться на собственной марке, а недавно тоже примкнул к команде Uniqlo. И, конечно, стоит следить за Миуччей Прадой, даже если вам не близка нынешняя эстетика Prada (которая уже мало похожа на первые коллекции марки конца 1980-х — начала 1990-х). Среди других брендов, достойных пристального внимания, — Christopher Kane, The Row, Proenza Schouler, Y/Project, Sacai и Jacquemus.

Почему модная одежда такая дорогая?

На самом деле модная одежда не всегда дорогая, так как идеи дизайнеров быстро тиражирует масс-маркет. А дорогая — не всегда модная: марки вроде Loro Piana с базовыми джемперами из кашемира за две с лишним тысячи долларов существуют вне моды. В остальном, как и на любой другой товар, цена модной одежды формируется из их себестоимости, наценки «за фирму» и магазинной наценки (в которую входят аренда, доставка, зарплаты сотрудников и так далее). В масс-маркете вещи стоят дешевле, потому что при их производстве используются ткани более низкого качества, дешевая рабочая сила, а наценка за бренд минимальна. К тому же, чем больше тираж, тем выгоднее условия производства — это тоже играет на руку «народным» маркам.

Вещи люксовых и дизайнерских марок стоят намного дороже не только из-за имени на логотипе. В их стоимость закладывают расходы на маркетинг: рекламные кампании, размещение в журналах и на других площадках, показы (затраты на которые в среднем достигают 150 тысяч долларов), контракты со знаменитостями и так далее. При этом в высокую стоимость не всегда входит безупречное качество: дома моды используют дорогие ткани, фурнитуру и кожи, но иногда вещи сшиты не лучшим образом. Так что, если речь идет не о приобретении проверенного предмета вроде сумки Dior или Chanel, то тратить большие деньги на одежду стоит только в том случае, если вы уверены — вещь прослужит вам не один год и не устареет.

А одеваться в масс-маркете — это окей? Или там все очень плохого качества?

Далеко не всегда. Внутри масс-маркета существует своя иерархия (и по цене, и по качеству): например, Zara, Bershka и Stradivarius принадлежат одному концерну, но при этом цены у них могут заметно различаться. Если Pull & Bear ориентируется скорее на подростков, то Massimo Dutti обращается к взрослым покупателям с достатком выше среднего. Кроме того, многие масс-маркет бренды выпускают несколько линеек, ценовая политика, качество и дизайн которых также различаются. Например, у H&M кроме обычной коллекции базовой одежды с ассортиментом джинсов, футболок и кардиганов есть более модная линейка Trend и даже подиумная коллекция H&M Studio, показ которой проходит в Париже. Похожим образом устроен и Topshop: помимо потоковой коллекции марка четыре раза в год обновляет свою линейку Boutique, а женскую подиумную линейку Unique и мужскую Topman Design показывают на Лондонской неделе моды.

Марки масс-маркета работают по принципу «быстрой моды»: ассортимент в магазинах обновляется постоянно, а не несколько раз в год. Это позволяет недорогим маркам быстро «отрабатывать» все новые тенденции, иногда почти дословно повторяя вещи дорогих брендов. Подозрительному сходству вещей модных дизайнеров и масс-маркета посвящено множество подборок; для покупателей же это способ купить актуальную вещь за небольшие деньги и не переживать, что она выйдет из моды через полгода.

Почему все так носятся с коллаборациями? О них говорит даже Максим Галкин!

Коллаборации — чуть ли не главное слово в моде последних пяти лет. Нишевый парфюмерный бренд Byredo создает аромат для IKEA, а дизайнер марки Off-White Виржил Абло — собственный вариант икеевской сумки Frakta и коллекцию мебели для миллениалов. Гоша Рубчинский делает совместные коллекции с adidas и Burberry. Louis Vuitton сотрудничает с Джеффом Кунсом и выпускает сумки с изображениями знаменитых картин от «Моны Лизы» до «Пшеничного поля с кипарисами» (не забыв, конечно, поставить на них свой логотип).

Первые коллаборации в индустрии моды появились больше тридцати лет назад — в 1983 году дизайнер Рой Халстон сделал специальную линейку одежды для сети универмагов JCPenney, — но регулярной практикой они стали в нулевые. Это либо сотрудничество модного бренда с художниками (Louis Vuitton работал с Такаши Мураками и Яеи Кусамой, Alexander McQueen — с Дэмиеном Херстом, Gucci — с Тревором Эндрю), либо люксового бренда для марки масс-маркета. В числе дизайнеров высокой моды, адаптировавших свои идеи или знаковые вещи для H&M, были Карл Лагерфельд, Comme des Garcons, Versace, Maison Margiela и Balmain. Topshop больше любит молодых и прогрессивных британцев — Christopher Kane, Mary Katrantzou и J.W. Anderson. Все чаще встречаются и специальные линейки, сделанные знаменитостями для той или иной марки — как альянс Рианны и River Island или же Фарелла Уильямса и adidas.

Цели в каждом случае разные: как имиджевые (бренды наращивают свой «символический капитал» за счет ассоциации с современным искусством), так и сугубо меркантильные. Например, коллекции с масс-маркетом — это одновременно огромные прибыли и продвижение бренда в аудиторию, которая пока не может позволить себе оригинал. Успех коллабораций во многом связан с эффектом «эксклюзива», как в недавней совместной коллекции Louis Vuitton и Supreme, которую оценили даже Яна Рудковская и Филипп Киркоров. Из-за ажиотажа, сопровождающего выход каждой громкой коллаборации, они стали самоценными: совершенно необязательно быть поклонником LV или Supreme, чтобы стремиться заполучить их совместный красный рюкзак и выложить его в инстаграм.

Почему современная мода такая уродливая? Так же никто не одевается!

Гипертрофированные объемы, искаженные пропорции, далекие от классических сочетания вещей, цветов и силуэтов, модели, не похожие на конвенциональных красавиц и красавцев — мода последних лет пяти и правда может показаться похожей на нелепый шарж. На самом деле мода всегда стремилась выйти за рамки привычного и поставить под сомнение существующие представления о прекрасном. Даже Шанель критиковали за «сиротскую» эстетику, когда вместо шляпок с цветами и перьями она предложила простые, лаконичные вещи, в том числе из «бедняцкого» трикотажа. Схожая переоценка канонов и стандартов красоты происходит и сейчас: на смену одежде, отвечающей традиционным представлениям о феминности и маскулинности, приходит сложный, странный крой, вещи словно на несколько размеров больше и яркие, кричащие принты.

Показ коллекции Gucci весна-лето 2018 на Миланской неделе моды, 20 сентября 2017 года

Показ коллекции Marc Jacobs весна-лето 2018 на Нью-йоркской неделе моды, 13 сентября 2017 года

Феномен «уродливой моды» не нов: в 1980-е и 1990-е в моду так же ворвались японские деконструктивисты Рэй Кавакубо и Йоджи Ямамото, бельгийские авангардисты (Вальтер ван Бейрендонк, Анн Демельмейстер, Дрис ван Нотен, Мартин Маржела, а позднее Раф Симонс), итальянка Миучча Прада и немка Жиль Зандер, британские бунтари Вивьен Вествуд, Джон Гальяно и Александр Маккуин, урбанист Хельмут Ланг. Все они переосмысливали понятие красоты и искали новый визуальный язык — а сейчас считаются классиками. Не случайно мода последних трех-пяти лет многое заимствует как раз из 90-х.   

Впрочем, моде на «ugly fashion» можно найти и еще одно объяснение. В статье «Почему все фанатеют от уродливой моды» Андреа Ченг, автор сайта о модной индустрии Fashionista, говорит, что в эпоху инстаграма каждый из нас стремится выделиться из толпы. Взять хотя бы , появившийся как реакция на разряженных блогеров и работников модной индустрии: иногда, чтобы отличаться в модной среде, достаточно надеть бланковую футболку и биркенштоки. Но меньше, чем за год нормкор сам стал мейнстримом — и приходится искать новые способы проявить себя.

Говорят, что модная индустрия использует рабский труд и загрязняет окружающую среду. Это правда?

С развитием рынка масс-маркета проблема неэтичного производства и низких условий труда в индустрии моды действительно встала остро. Проблемы начались еще в нулевых. В 2000 году корреспонденты «Би-Би-Си» обнаружили, что на фабрике Gap в Камбодже нелегально используют труд несовершеннолетних; представители марки извинились и обещали исправить положение, но спустя семь лет история повторилась — на этот раз на производстве в Индии.

В 2013 году в Бангладеше обрушилась фабрика Rana Plaza и погибло 1135 человек — там шили вещи для Benetton, Mango и Primark; марки обвинили в серьезных нарушениях условий труда. В 2015 дизайнер Эйли Фишер заявила, что индустрия одежды — вторая после нефтяной по уровню негативного воздействия на окружающую среду. Для выращивания хлопка требуется больше пестицидов, чем для любой другой агрокультуры, при производстве синтетических волокон тканей происходит выброс оксида азота, который в 310 раз опаснее углекислого газа, а на то, чтобы произвести всего одну пару джинсов, уходит 10 тысяч литров воды. И это не говоря о количестве отходов: ежегодно в мире накапливается около 13 миллионов тонн ненужной одежды, часть из которой не была надета ни разу.

Индустрия моды — как массовой, так и люксовой — действительно не самая этичная. Бренды и сами это понимают: не желая сокращать объемы производства, компании стараются хотя бы минимизировать ущерб. Конгломерат Kering, которому принадлежат одни из самых продаваемых люксовых брендов (Gucci, Balenciaga и Saint Laurent), выступает с инициативой более гуманного производства и программой «Fashion for Good». Stella McCartney снимает свою рекламную кампанию на фоне свалки в Шотландии и призывает не оставлять без внимания проблему перепроизводства. Масс-маркет бренды вроде H&M, Zara и Mango выпускают специальные «этичные» коллекции. Впрочем, реакция на них не всегда положительная — есть мнение, что это лишь очередной маркетинговый крючок.

Хочу быть модным. С чего начать?

Самый простой путь: изучить списки трендов текущего сезона, выбрать из них те, что вам кажутся ближе, и отправиться за покупками — хоть в крупный торговый центр, хоть в онлайн-магазин вроде Asos. Покупать все по списку не стоит (для начала подумайте, что подходящего у вас уже есть в гардеробе). Если хочется подойти к вопросу более основательно, можно занести в закладки сайты качественных журналов о моде: i-D, Dazed & Confused, Tank, Cactus, Wonderland, Pop, но проще всего добавить их аккаунты в инстаграме. Читать о моде можно на Business of Fashion, Fashionista, The Cut и, конечно, на сайте Vogue; на русском языке о моде отлично пишут The Blueprint.

В инстаграме можно следить и за обновлениями онлайн-магазинов вроде Maryam Nazzir Hadeh, Lisa Says Gah, Totokaelo и La Garconne — они постоянно публикуют съемки и лукбуки модных дизайнеров. Совершенно не обязательно что-то у них покупать, просто смотрите, куда движется мода. Там же есть много фотографов и стилистов, которые формируют актуальную модную повестку и выкладывают в инстаграм свои съемки. Вот лишь несколько: Аластер МакКимм, Мел Оттенберг, Колльер Шорр, Бенджамин Бруно, Аласдер МакЛеллан, Бенджамин Внук, Харли Вейр, Чема Йесте, Катя Туркина, Маша Мел, Эмили Хултквист.

meduza.io

Кто придумывает моду? Вас никогда не удивляло, что все дизайнеры мира одновременно предлагают в своих коллекциях брюки-клеш, или юбки с заниженной талией, или африканские мотивы, или туфли с неимоверно узкими носами? Почему вдруг на всей планете самым главным цветом становится розовый или все оттенки серого? Что это – совпадение или заговор модных домов? Кто придумывает моду? Кто предугадывает вкусы потребителей и внедряет модные тенденции? Кто действительно решает, какими мы захотим быть в новом сезоне? Ответы на эти вопросы для многих прозвучат неожиданно.

Охотники за трендами (trend hunter) в разных странах изучают и анализируют социальные изменения, достижения науки, музыкальные новинки – все, что привлекает людей, влияет на интересы и образ жизни. «Задача трендхантера – уловить начало развития чего-то нового в культуре, суметь выделить новый тренд, который имеет достаточный потенциал повлиять на будущую моду», – говорит Элга Хомицка.

Еще одна удивительная сфера деятельности в индустрии предсказателей – cool hunting (cool – что-то крутое, клеевое, hunting – охота; англ.). Работа кулхантера – через уникальные находки двигаться к пониманию, что же сейчас «витает в воздухе». Люди, явления, процессы, места, вещи, фильмы, выставки, ставшие культовыми сериалы – среди них может быть кто-то или что-то, чья яркость, значимость и нестандартность повлияет на настроения в обществе, сформирует новое представление о красоте, комфорте, оригинальности… Кулхантер обязан уловить эти флюиды и сообщить в тренд-бюро.

Особое внимание, разумеется, уделяется социальным сетям: оказывается, персональные странички пользователей – кладезь информации не только для социологов и психологов, но и для аналитиков моды. Например, тренд-агентства, проанализировав страницы пользователей фэйсбука, поняли, что потребители не довольны тем, как быстро закончилась мода на 60-е. По сути, из сегмента luxery она не успела дойти до масс-маркета.

Что ж, каждый лайк в социальной сети был подвержен анализу, и… 60-е возвращаются! Забегая вперед, скажем, что это один из ключевых трендов ближайших сезонов.

ПРЕДСКАЗАТЕЛИ МОДЫ

Из флюидов, намеков и предчувствий нужно суметь составить полноценный прогноз: что же будет востребовано потребителями, на что делать ставку дизайнерам и производителям? Если речь идет об одежде и обуви, то прогнозы делают на 2 года вперед, если об автомобилях – на 5–7 лет, а в архитектуре и градостроении тенденции просчитываются на пару ближайших десятилетий.

Выполняют эту ответственную работу аналитики моды. Предсказания в профессию превратила Ли Эделькорт: вот уже более 20 лет она оказывает невероятное влияние на моду – не только в одежде, но и в парфюме, еде, напитках, даже образе жизни! Сама она говорит о своей работе как о творческой трактовке идей, витающих в воздухе. Кстати, именно она придумала автомобиль Nissan Micra. Вначале ее подняли на смех, но машина стала бестселлером. В чем заслуга Ли Эделькорт? Она предсказала актуальность маленького автомобиля задолго до того, как в мегаполисах начались невероятные проблемы с парковками.

Свои предсказания тренд-агентства описывают в книгах.

Если речь идет об индустрии одежды, то это прогноз цветов и их комбинаций, силуэтов, тканей. Такие же книги выпускаются по текстилю, упаковке, дизайну интерьеров, косметике и парфюмерии, мебели, досугу и даже стилю жизни.

БЕЗОШИБОЧНЫЙ ДИЗАЙН

И только после того, как по всему миру собраны сведения о том, чем дышит современность, когда вся эта информация систематизирована и подвергнута тщательному анализу, когда в специальных книгах сформулированы все актуальные тренды, к созданию моды подключаются дизайнеры. Модные дома начинают свою работу над новыми коллекциями… с изучения этих книг. Таким образом они минимизируют свои риски: ведь коллекции будут распроданы, только если они «попадут в струю».

А для этого просто необходимо «творчески вдохновиться» четкими указаниями. Надо отметить, что указания бывают порой весьма жесткими. Тренд-бюро дают рекомендации вплоть до высоты каблуков, и дизайнеры вынуждены не только мириться с подобным диктатом, но и платить за эти советы весьма и весьма приличные суммы. Причем книги с прогнозами востребованы в компаниях, которые производят одежду не только дорогих, но и весьма демократичных марок. Ну а небольшие фирмы, не готовые выложить миллионы за прогнозы, предпочитают покупать их по частям: например, у одного весьма уважаемого агентства можно приобрести всю информацию по тканям, крою или принтам в среднем за 1500 фунтов стерлингов.

Конечно, несправедливо говорить, что дизайнеры всего лишь выполняют чужое руководство к действию! Ни в коем случае! Именно они придумывают, как все эти идеи и ожидания воплотить в элегантной одежде, удобной мебели, стильных автомобилях. Ведь, согласитесь, недостаточно сказать, что лидером среди сериалов стали «Игры престолов». Надо суметь после этого создать навеянные атмосферой средневековья коллекции, посвященные античной Сицилии, Древнему Риму, нормандским королям – как это сделал Модный дом Dolce & Gabbana.

ЧТО НАС ЖДЕТ?

Так какие же тенденции сегодня актуальны, и что носить в ближайшие сезоны? В женских коллекциях вновь появился мужской крой: ледибосс – это реальность нашего времени. А значит, женщинам нужна одежда, которая сделает их сильнее. Но обязательно продумайте деталь, которая позволит сохранить женственность в образе: может быть, нить жемчуга, как у Шанель? Или красная помада, как у Марлен Дитрих? Среди вариантов также укороченные брюки-кюлоты, многослойность в комплекте или даже прозрачность отдельных элементов, – подсказывает стилист Элга Хомицка.

Если идея женской маскулинности вам претит, выбирайте стиль Lady bon ton – наряды в стиле 50-х – начала 60-х годов прошлого столетия. Приятно, что изысканные платья уместны не только на вечерних мероприятиях, но и в качестве повседневной одежды.

Ну а те, кто принципиально не хочет уделять внешнему виду столько внимания, предпочтут normcore. Икона этого даже не стиля, а движения – Стив Джобс, везде появлявшийся в джинсах, битловке и кроссовках, добившийся невероятных успехов, ставший кумиром молодого поколения. Если вы за то, чтобы выделяться из толпы только благодаря своим достижениям, то must have для вас: кроссовки New balance, ультратонкая водолазка из мериносовой шерсти и, конечно же, джинсы.

Пожалуй, настоящим оппонентом normcore станет тренд, который можно обозначить как искусство в моде, когда произведения искусства переносятся на одежду, а обувь и сумки расписываются как холсты. Дизайнеры утверждают, что такие коллекции никогда не устареют и не потеряют актуальность.

Возможно, они правы: разве кто-нибудь посмеет сказать подобное, скажем, о картинах художников эпохи Возрождения – даже если они украшают платье или клатч? Чтобы соответствовать этому тренду, можно приобрести что-то из коллекций Модных домов, можно поискать в массмаркете, а можно заказать роспись ткани вручную и сшить из нее наряд – модный и в то же время неповторимый.

В целом же осенью и зимой будут актуальны однобортные пальто с пуговицами-клыками и большими петлями Duffle coat, пальто-халаты без пуговиц под пояс, мех, особенно цветной и объемный, муфты, двубортные пиджаки, жилеты, кюлоты, уютный трикотаж (приветствуется крупная вязка), не очень уместные в северных широтах укороченные топы, из лета перекочевавшие в зиму, а также сочетание теплого свитера с элегантной юбкой-макси. Кстати, сейчас одновременно актуальны все 3 длины: мини, миди и макси. Выбирайте! Что касается обуви, то первичным признано удобство, поэтому каблук нынче не в фаворе. Вернулся заостренный носик, но, к счастью, не тот гротескный, что был в начале 2000-х.

СОВЕРШЕНСТВО В ДЕТАЛЯХ

О каких мелочах следует еще помнить? Асимметрия и разрезы разной высоты, трехмерные аппликации, пайетки в повседневной одежде, крупные надписи, которые можно даже напечатать самим, бросающийся в глаза бренд, сочетание 2 разных видов клетки, стеганая ткань, прозрачные блузки, которые, как настаивают дизайнеры, нужно носить без нижнего белья, – выбор возможностей для создания собственного образа огромен.

В цветовой гамме ключевыми являются пастель, электрический синий, оранжевый, лазурь, винные оттенки, лайм, оливковый, металлик.

Украшения нужно выбирать очень крупные: массивные, буквально под горло, колье, большие цепи, броши, одинаковые браслеты на обеих руках, серьги-кольца.

Как должен выглядеть спутник? Вопрос непростой, если отвечать на него с учетом модных предложений. В этом году дизайнеры пытаются объяснить миру, что мужчины могут быть разными, поэтому на показах осень-зима 2014 и весна-лето 2015 оказалось очень много феминных мужских коллекций. Пастельные цвета: розовый, пудра, голубой, вместо пальто – пледы, в которые можно закутаться. На лето – гольфы и сандалии. Но, к счастью, этот тренд – не единственный.

стр.18

www.perfect-magazine.ru

Кто придумывает моду?

Кто придумывает моду? Кто решает что будет в моде в этом году? ИЗНАНКА ФЭШН-ИНДУСТРИИ: КТО РЕШИЛ, ЧТО БУДЕТ МОДНО ЭТОЙ ОСЕНЬЮ и ЗИМОЙ? Надолго ли с нами джинсы-скинни и с чем носить объемные шубы – это то, о чем пишут модные журналы, а в нашем материале – правда о том, кому выгодно обманывать, и почему мы продолжаем на это вестись.

Как меняются тенденции – темный лес, причем не только для людей вне модной индустрии. Система настолько сложна и подвижна, что предсказать ее поведение – задача практически невыполнимая. Нет, не Анна Винтур решает, что будет в моде. И не Карл Лагерфельд. Поклонники теории заговора разочаруются, но решение принимают не только дизайнеры и главные редакторы, но и люди, о которых мы ничего не знаем. Среди них нет лидера, но все они влияют на то, что мы носим.

Дизайнеры

Дизайнер – ядро, вокруг которого строится концепция марки. Его роль – генерировать идеи, такие, которые в будущем станут тенденциями. Диктат в этой ситуации не выход, основная задача – поймать настроение. Дизайнер не просто пропагандирует, он угадывает желания, он не автономен. В какой-то степени он тоже жертва моды: его цель, как и цель девочки, ведущей модный блог, – уловить изменения и оперативно на них отреагировать. Растущая популярность спорта, например, в 1920-х привела к появлению спортивной одежды, а в 1940-х Vogue провозгласил платье-пиджак универсальной моделью, что избавило женщин от необходимости в военное время тратить деньги на комплекты для разных мероприятий. Таких примеров множество: всем известный new look Dior, вернувший женщине возможность быть женственной, джинсы Levi’s, подчеркивающие фигуру и удобные одновременно, платье с запахом Diane Von Furstenburg, которое соответствовало деловому дресс-коду, но не превращало в авторитарного босса.

Производители тканей

В отличие от разработки силуэта, выбор ткани зависит не только от замысла. Главенствующий фактор – текстильные производители. От доступных материалов и фурнитуры во многом зависит облик будущей коллекции. Некоторые бренды, например Missoni, изготавливают ткани самостоятельно. Но в этом случае уникальность узора и цвета – визитная карточка. Далеко не все видят в этом смысл, и не у всех есть возможность иметь собственное производство. Большинство компаний ткани закупают, а для коллекций haute couture заказывают на выставках, из которых самая известная – Premier Vision. Представленные материалы во многом формирует тенденции на фактуры, текстуры и цвета сезона.

Консалтинговые компании

Вероятность промахнуться и выпустить коллекцию, не вписывающуюся в сезонные тренды, – риск нешуточный. Прогнозировать тенденции помогают аналоги KPMG и BCG в мире моды. Основной игрок на этом рынке – WGSN. Их услуги стоят минимум 9000 футов, зато клиент получает долгосрочный прогноз, включающий анализ экономической, политической, демографической ситуации, ценностных установок, потребительских ожиданий. Продукт компании Pantone еще более специфичен – мониторинг цветовых предпочтений. Программа EDITD анализирует ценообразование и динамику продаж конкурентов, отбирает модели, которые пользуются наибольшим спросом. К тому же на официальном сайте доступен журнал, в котором публикуются, конечно, не такие подробные, но не менее полезные данные. Из последнего – уровень продаж кимоно, яркой тенденции последних двух сезонов, с апреля возрос на 9%.

Поп-культура

Поп-культура рождает спрос на знаковые образы, и ритейлеры с журналами не могут его игнорировать. Вспомните «Великого Гэтсби» и параллельный бум на 1920-е в коллекциях дизайнеров. Задолго до премьеры была известна информация о теме, дате выхода и бюджете картины – грядущий всплеск интереса к эпохе был очевиден. Кроме того, люди всегда стремятся быть похожими на своих кумиров. Поэтому с выходом на сцену Рианны пятнадцатилетние девочки фанатели по хип-хоп атрибутике, а с появлением Ланы Дель Рей облачились в голубые джинсы с высокой талией, белые футболки и бомберы. Разве что наряды Леди Гаги остаются неповторимыми.

Редакторы и стилисты модных изданий

В любом модном издании, будь то Vogue или Be-in, существует конфликт между редакцией и отделом продаж. Редакционная подборка должна включать клиентов, потому что коммерческие цели игнорировать нельзя. Но это не значит, что места для отдельных признанных дизайнеров и новых талантов не находится. Как правило, обзоры включают как вещи марок-партнеров, так и выбранные редакцией. Соотношение может быть разным, но этот выбор – результат редакционной политики, личного видения, вкуса и профессионализма редактора или стилиста. Именно с их подачи появляются знаковые вещи сезона, задающие тенденции. А в случае Анны Делло Руссо, можно не покупать журнал, а просто наблюдать за тем, во что она одевается.

Из автобиографии Грейс Коддингтон, креативного директора Vogue: «Для меня модные коллекции делятся на две категории. Одни вызывают восхищение и желание носить эту одежду; другие даже не хочется примерять, но тем не менее они стимулируют движение вперед. Именно по этой причине мне нравится Comme des Garcons. Все, что придумывает дизайнер Рей Кавакубо, интригует. Порой смотришь на ее коллекции и изумляешься – как же у нее хватило фантазии, как удалось из политики выкроить платье?»

Новаторы

В любой сфере, и индустрия моды не исключение, есть свои новаторы. Идеи всегда витают в воздухе и тем, кому удается их уловить, уже не составляет труда попасть на обложку любого издания. Некоторые люди настолько аутентичны, что очаровывают буквально всех: от главных редакторов до обывателей. Фрида Кало, например, несколько лет прожила в США и Франции, где о ней никто не знал, и умудрилась за это время попасть на обложку Vogue. Наглядный пример того, как самобытность становится объектом любви миллионов непринужденно, просто потому что такого мир еще не видел.

Байеры

Профессия байера в последнее время особенно популярна, что стало поводом для статей, разоблачающих романтизм этой работы. Пишут о том, что баинг – это чистой воды статистика: анализы спроса, продаж и прочее. Но если бы это было всей правдой, машины с легкостью справлялись бы с этим и без людей. Как ни крути, интуиция, умение предугадать тенденцию, выбрать то, во что влюбятся, или даже заставить влюбиться – навыки, влияющие на то, что мы видим в магазинах каждый день.

Выбор байера сильно зависит от страны. Например, в скандинавских странах байеры скорее обратят внимание на вещи с претензией на концепцию, в ОАЭ – на все, что блестит и косвенно свидетельствует о богатстве. В России каблуки любят гораздо сильнее, чем в любом другом государстве, что тоже сказывается на местных трендах.

Недели моды

Несмотря на то, что формат мероприятия за последнее время изменился: модные дома приглашают знаменитых гостей на показы, а блогеры стоят по часу в одной позе, чтобы попасть в объективы Скотта Шумана и Билла Каннангема, Неделя моды – это место встречи всех законодателей модных тенденций. Дизайнеры смотрят на работу конкурентов, представители масс-маркета впитывают идеи для своих линеек, редакторы журналов оценивают, а байеры охотятся за хайповыми вещами. Неделя моды – это резюме событий, произошедших в модной индустрии за последние полгода. Не стоит забывать о серых кардиналах – тех, кто решает, какие дизайнеры и в какой последовательности покажут свои коллекции.

Улицы

Классическая схема смены тенденций идет сверху-вниз: от дизайнеров к народу. Обратный процесс большинство сводят к streetstyle хронике, что не соответствует действительности. Парни и девушки, которых мы видим на Неделях моды и даже в The Sartorialist, не создают эстетику, они адаптируют и транслируют тенденции. Реальные трендсеттеры с улиц – представители субкультур, которых сейчас не так уж и много. Панки, скинхеды, хиппи и даже рэперы остались в XX веке. Им на смену пришли суррогаты, жонглирующие идеями прошлого, но не несущие в себе никакой идеологии. А для того, чтобы войти в историю, удачного наряда недостаточно, образ должен отражать мировоззрение.

С одной стороны, тенденции сужают наш кругозор. «Умные» книжки и статьи советуют не следовать слепо за модой, а развивать собственное чувство стиля. Легче сказать, чем сделать. Во-первых, все наши представления о прекрасном – результат работы не только дизайнеров, стилистов и редакторов моды, но и маркетологов, экономистов, пиарщиков, финансистов. Во-вторых, большинство вещей в демократичных магазинах сделаны как под копирку. Материала для самореализации мало, а тот, что есть, находится не в категории масс-маркет, следовательно, стоит денег. Что делает отказ от тенденций трудной задачей. Но период отчаянной влюбленности в H&M, Zara и Topshop прошел. Людям хочется чего-то необычного, поэтому локальные дизайнеры множатся, как грибы, а формат «маркетов» резко завоевал популярность.

С другой стороны, тенденции удовлетворяют психологическую потребность в новизне. Как ни крути, они не являются навязыванием в чистом виде, тренды – ответ на существующий спрос. В конце концов, H&M никогда не будет самобытен, а ориентировка на Chanel едва ли куда-то денется, но винить систему не выход. Она работает в угоду не только тех, кто обманывает, но и тех, кто хочет быть обманутым. В мире моды жертвы – все: и дизайнеры, которые лезут из кожи вон, чтобы поймать за хвост тенденцию, и те, кто слепо следуют за ними. Кому-то нужна пилюля от Vogue, Elle и Harper’s Bazaar, готовый ответ: что купить, чтобы попасть в Gipsy и «Дом быта», раскрутить свой блог или стать it-girl класса/курса/района. А кто-то прислушивается к себе и вырабатывает собственный стиль. Мы за последних.

leshopin.com

Ответы@Mail.Ru: Кто придумал каблук "шпилька" и когда туфли на таком каблуке вошли в моду?

Дотошные ученые подсчитали, что ежедневно мы делаем около 19 тысяч шагов, а за всю жизнь проходим расстояние примерно до Луны. Само собой, босиком до неё не дотопаешь. Это поняли еще наши предки, когда изобрели первые башмаки. Обуваться человек начал с незапамятных времен. В США археологи обнаружили стоянку человека каменного века, а при ней целый обувной склад - 300 пар сплетенных из травы сандалий. Это самая древняя обувь, экологически чистая, но очень непрочная. Именно в ней человек сделал первый шаг в историю. Древний мир В Древнем Египте обувь изготавливали из папируса. Носить ее мог лишь фараон и его приближенные. Интересно, что супруга фараона к ним не относилась и ходила босиком. Стоили такие сандалии по-королевски. Геродот как-то написал, что на изготовление одной пары сандалий для фараона уходил годовой доход среднего города. Египту история обязана изобретением каблука, без которого невозможно представить современную обувь. Правда, носили их не фараоны и жрецы, а простые землепашцы, которым каблуки создавали необходимый упор, чтобы легче было передвигаться по рыхлой земле. В Древней Греции сандалии были гораздо проще: вырезалась подошва по форме стопы, и к ней прикреплялись ремешки. Разницы между правым и левым башмаком во многих странах в то время не существовало - башмаки обнашивалась в процессе ходьбы. Древние греки первыми додумались, что ноги все-таки разные, вероятно, поэтому их знаменитые сандалии дожили до наших дней. Однако сие гениальное изобретение благополучно забыли: в Европе до 1830 года различия между правой и левой обувью тоже не делали. Знатные римляне сначала надевали на ноги что-то вроде перчаток (их натягивали на каждый палец) . Потом им приглянулись греческие сандалии - и началось! Сандалии модернизировали, на них появились вышивки, металлические украшения в виде львиных морд, цепей, венков и т. д. Обувь в Риме рассказывала о статусе владельца. Существовала специальная обувь для плебеев, философов, для посещения Сената. Целомудренным дамам полагалось иметь закрытые обутки, а проститутки носили сандалии - чтобы показать красоту своих ног. Заметный вклад в историю обуви сделали и древнегреческие куртизанки. По их заказу сапожники подбивали гвоздями обувь так, чтобы она оставляла следы с надписью 'Следуй за мной'. Практически вся современная обувь родилась в те времена. Из Византии в Западную Европу пришли туфли и полусапожки. А спортсмены должны сказать спасибо этрускам. Они придумали шиповки, которые тогда выглядели как сандалии в форме сочлененных деревянных колодок с укрепленной бронзовыми листами подошвой - для лучшего сцепления с землей. Средние века Варвары разрушили античную культуру, но захватили с собой в холодную Европу сандалии. Их носили даже британские солдаты. Правда, недолго - здоровье оказалось дороже. Поразмыслив (до XII века) , европейцы переделали их в патины - сандалии для улицы, которые можно назвать предком калош. В эпоху господства готики очень популярны были хоссы или шоссы, тонкие кожаные сапоги-чулки. Но тонкая кожа была непрочной и легко промокала. Передвигаться в них по улице было невозможно, тогда и появились патины, которые состояли из деревянной подошвы и ремешков. Кстати, считается, что патины стали прародителем еще и коньков, потому что деревянную подошву со временем заменили на металлическую. В средние века среди вельмож и богатых людей наиболее модными считались башмаки с длинными носами. Длина 'носа' у знати доходила до 60-70 см, а простым горожанам специальным указом французского короля Филиппа IV 'носы' укоротили до 30 см. Зато особы королевской крови могли носить обувь любой длины да еще загнутую вверх. Отсюда и пошла поговорка 'жить на широкую ногу'. Чтобы носы туфель не мешали при ходьбе, их пристегивали к браслету у колена, а для того, чтобы они не морщились, в них вкладывали сено или солому. Там короче почитаешь! Я читал! Интересно стало! Кое что узнал для себя

touch.otvet.mail.ru


Смотрите также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>