Кто придумал город глупов


Глупов и глуповцы (по роману М.Е. Салтыкова-Щедрина «История одного города»)

    «История одного города» - одно из наиболее оригинальных и совершенных творений великого русского сатирика М.Е. Салтыкова-Щедрина.

    Город Глупов мы не найдем ни на одной географической карте. И не потому, что он слишком мал или переименован, а потому, что это условный город, иносказательный: «Было бы неверно видеть в нем какой-либо один из реальных русских городов…»

    Глупов – город обобщенный, вобравший в себя нечто характерное, типическое. Отсюда - и некоторые противоречия в его описании. Так, в одной главе говорится, что Глупов был заложен на «болотце», а в другой – что он «имеет три реки и, в согласность древнему Риму, на семи горах построен…» Эти сведения призваны подчеркнуть многоликость Глупова, являющегося олицетворением самодержавного государства.

    Город ставится в один ряд со странами, а глуповские градоначальники – с римскими императорами Нероном и Калигулой, «прославившимися» своей необузданной тиранией и произволом. Как же ведут себя глуповцы под игом самодержавия? Какие черты характера проявляют?

    Основные качества глуповцев – неиссякаемое терпение и слепая вера в начальство. Так, они добровольно отказались от своей свободы и обратились к варяжским князьям с просьбой прийти на Русь, чтобы управлять ею: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет: идите княжить и володеть нами». Те пришли и установили самовластие. С тех пор на русской земле «дескать, воцарились благоденствие и порядок». И сколько ни бедствуют они, сколько ни измываются над ними градоначальники, а глуповцы все продолжают надеяться на лучшее и восхвалять, восхвалять и надеяться на лучшее.

    Появление каждого нового градоначальника глуповцы встречали искренним ликованием. Еще в глаза не видя вновь назначенного правителя, они уже называют его «красавчиком» и «умницей», поздравляют друг друга и оглашают воздух восторженными восклицаниями. Обрушивающиеся же на них несчастья они воспринимают как нечто должное и о протесте даже не помышляют. «Мы люди привычные, - говорят они. - Мы претерпеть могим. Ежели нас теперича всех в кучу сложить и с четырех концов запалить – мы и тогда противного слова не молвим!»

    Конечно, и среди глуповцев порой находились люди смелые, готовые заступиться за народ, высказать градоначальникам всю правду. Однако, «заступников народных» преспокойно отправляли туда, куда Макар Телят не гонял. А народ при этом «безмолвствовал».

    Нельзя сказать, что глуповцы не сочувствовали судьбе своих защитников. Сочувствовали, разумеется. Но чувств и мыслей своих публично не выражали. Если же порой и выражали, то слова их очень напоминали те, которыми глуповцы провожали правдолюбца Евсеича. Этого героя арестовали по приказу градоначальника Фердыщенко: «Небось, Евсеич, небось!- раздавалось кругом, - с правдой тебе везде жить будет хорошо!»

    Само собой разумеется, что результатом подобного рода «гласа народного» могло быть лишь одно: «С этой минуты исчез старый Евсеич, как будто его на свете не было, исчез без остатка, как умеют исчезать только старатели русской земли».

    Писатель не закрывает глаза на реальное положение вещей, не преувеличивает степени народного самосознания. Он рисует массы такими, какими они были тогда, во времена Салтыкова-Щедрина, на самом деле. «История одного города» - сатира не только на правителей России, но и на покорность, долготерпение народа.

    Щедрин был убежден, что истинная любовь к народу заключается в трезвом взгляде на его сильные и слабые стороны, на его достоинства и недостатки. Писатель хотел видеть народ свободным и счастливым. Потому он не мирился с теми качествами, которые прививались массам в течение столетий: покорность, пассивность, смирение. Сатирик писал, что «действительно заставлял глуповцев слишком пассивно переносить лежащий на них гнет». Действительно, можно найти в истории и примеры уклонения от этой пассивности, но Щедрин пытался показать не «опыт исторической сатиры», а общие результаты, которые заключаются именно в пассивности народа.

    Будучи революционером-демократом по своим убеждениям, Щедрин, подобно Чернышевскому и Некрасову, глубоко верил в творческие силы народа, в его огромные потенциальные возможности, в народ как ту силу, которая способна радикально изменить мир. Вместе с тем, он видел, что современный народ еще далек от этого идеала. Поэтому в образе города Глупова и его жителей сатирик обличал пассивность широких масс, терпеливо выносящих на своих плечах Бородавкиных и Угрюм-Бурчеевых.

reshebnik5-11.ru

Москва как город Глупов

НЕЕДИНАЯ РОССИЯ – 13

Игорь Яковенко

Как вирус москвацентризма проникает в мозги московских градоначальников и разрушает их

В «Истории одного города» Салтыков-Щедрин дает характеристики 21 градоначальника города Глупова, среди которых есть весьма деятельные и творческие люди. Например, Угрюм-Бурчеев – «прохвост и идиот с бесстыжими глазами» – разрушил старый город и построил новый по имени Непреклонск. Онуфрий Иванович Негодяев разрушил улицы и из добытого камня настроил монументов. А градоначальник Василиск Семенович Бородавкин в борьбе с недоимками спалил 33 деревни и ввел в употребление игру ламуш и прованское масло.

Город Москва старше города Глупова и больше его по территории и по числу жителей. Но в силу ряда обстоятельств – о них немного позже – московские градоначальники тоже весьма склонны к оригинальным идеям. Рассмотрим лишь некоторые идеи двух последних.

Юрий Михайлович Лужков сидел на Москве 18 лет, с 1992 по 2010. В последний период сидения в его поведении стали замечаться странности. То вдруг потребует отобрать Крым и Севастополь у Украины и передать России (дурацкая и преступная идея позже была, к сожалению, реализована). То ему вдруг позарез нужно, чтобы сибирские реки встали дыбом и воды их потекли вспять в Центральную Азию. Эта навязчивая идея им была изложена в книге со скромным названием «Вода и мир» и Лужков весьма деятельно добивался ее реализации, уговаривая Назарбаева и других глав государств этого региона принять участие в этом вполне безумном проекте. Что при этом будет с экологией Сибири, как, впрочем, и Центральной Азии, Юрия Михайловича не волновало. Полагал, видимо, что Москва далеко и ее не смоет.

Сергей Семенович Собянин сидит на Москве всего семь лет, но вирус москвацентризма уже овладел его мозгом и породил в нем идеи странные и вполне людоедские. Я сейчас даже не про реновацию. Тут все намного хуже. Выступая 25.11.2017 на Общероссийском гражданском форуме, Сергей Семенович вступил в дискуссию с Алексеем Леонидовичем Кудриным и в ходе этой дискуссии высказал несколько идей, заставивших вспомнить некоторых глуповских градоначальников. Помните Василия Семеновича Бородавкина, который в борьбе с недоимками спалил 33 деревни? Сергей Семенович, в отличие от Василия Семеновича деревень пока не жег, но замыслы имеет не в пример более масштабные. «В сельской местности у нас проживает лишних 15 миллионов человек», – сообщил московский градоначальник Собянин, и в его рыбьих глазах на мгновенье отразилось пламя будущих пожаров.

С легкой руки Ивана Сергеевича Тургенева в русской литературе возник термин «лишний человек», обозначающий дворянина байронического типа, разочарованного в жизни и мающегося от безделья. Несколько поколений советских школьников, которых мучили сочинениями про этих «лишних людей», проклинали Тургенева, а заодно и Пушкина с Лермонтовым и Гончаровым за эту чертову «галерею». Градоначальник Собянин внес свой вклад в литературу и расширил «галерею лишних людей», впихнув туда еще 15 миллионов сельских жителей.

Совершив этот подвиг, Сергей Семенович приступил к радикальному переустройству России. «Почему у нас таких городов как Москва не создается больше?» – вопросил градоначальник Собянин и требовательно обвел глазами сидящих в зале общероссийских гражданских форумчан. Общероссийские гражданские форумчане испуганно притихли. Никто из них явно не знал ответа на этот простой и закономерный вопрос.

И ведь правда. В Москве уровень жизни в разы выше, чем в остальной России. Значит, надо создать еще 10 таких городов, как Москва, и вся страна заживет в разы лучше! И как эта простая мысль не приходит в голову никому, кроме С.С. Собянина? Вот смотрите, как надо обустроить Россию. «Сделайте из 30 миллионов три Москвы и ВВП вырастет на 40%!» – с ликованием в голосе восклицает градоначальник Собянин. Как у него 15 миллионов «лишних россиян» превратились в 30 миллионов, из которых слепятся «три Москвы», я так и не понял. Но это и неважно. Идея ведь славная, не так ли? Смотришь хозяйским глазом на популяцию, видишь совершенно лишние и бессмысленно валяющиеся то ли 15, то ли 30 миллионов, сгребаешь их в три кучи по 10 миллионов каждая и получаешь еще целых три дополнительных Москвы! Сгребать человеческие излишки можно бульдозером, грузить в цистерны. А можно для этих биоматериалов построить человекопровод. Это надо считать рентабельность…

Легенда приписывает французской королеве Марии-Антуанетте схожую по гениальности идею решения проблем экономики: «Если у них нет хлеба, пусть едят пирожные». С.С. Собянин не так привлекателен внешне, как Мария-Антуанетта, но идеи его не менее прекрасны в своей простоте и легкости исполнения. А главное, последствия будут такими же. С той лишь разницей, что машинка, предложенная доктором Гильотеном, в России вряд ли приживется.

Вполне банальная истина, что крупные городские агломерации являются локомотивами современной экономики, в голове человека, пораженной москвацентризмом в последней стадии, приобретает вполне фантастические очертания. С.С. Собянин, видимо, считает своей личной заслугой то, что в Москве находится половина банков, зарегистрированных в России, и большинство головных офисов крупнейших компаний. То, что Москва неоднократно признавалась журналом «Форбс» мировым рекордсменом по числу долларовых миллиардеров, это тоже, видимо, заслуга С.С. Собянина.

Чудовищный разрыв между Москвой и остальной Россией связан, во-первых, со структурой распределения налогов, при которой 60% идут в Москву, 30% – в субъект федерации и лишь 10% – в местные муниципальные органы власти. А во-вторых, в условиях полностью огосударствленной коррумпированной экономики офис любого крупного бизнеса должен находиться там, где принимаются все решения, то есть в Москве.

Изумительное устройство голов Собянина и его собеседника Кудрина не позволяет им вместить такую простую мысль: только полный пересмотр системы распределения налогов и радикальное перераспределение властных полномочий с передачей их вниз, на уровень субъектов федерации и органов местного самоуправления может позволить стране развиваться и избавит ее от чудовищной аномалии москвацентризма.

Что касается лишних людей, то они, действительно, в России есть. Только сосредоточены они не в селах, а в Кремле и других органах власти. И Сергей Семенович Собянин, несомненно, один из них.

afterempire.info

Город Глупов и его обитатели

Более ста лет назад великий русский сатирик Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин написал «Историю одного города». В этом произведении был описан город Глупов и его обитатели, которые страдали от деяний глуповских градоначальников. Кстати, под Глуповым Салтыков-Щедрин подразумевал именно Вятку. К чему я это говорю? Оказывается, и нынешние власти города Кирова могут неприятно удивлять. Сначала они активно боролись с киосками на остановках. В итоге власти победили. Киоски исчезли. Правда, зачастую вместе с остановочными комплексами. Сейчас градоначальники принимают решение о сносе или переносе абсолютно всех ларьков в городе.Но скажите, кому мешают киоски с водой? Может быть, у нас городской водопровод наполнился водой родниковой? И водоснабжение в нашем городе бесперебойно отлажено? Жители других городов, которые приезжают в Киров, удивляются и завидуют выстроенной системе обеспечения чистой водой и пытаются подобное сделать у себя в регионе. Ведь это не только возможность ежедневно покупать чистую ключевую воду, но и гарантия обеспечения города водой в случае каких-либо чрезвычайных происшествий. Кстати, уже скоро наступит май. Половодье принесет в реку Вятку воду, образовавшуюся в результате снеготаяния. И нам опять объявят предупреждение: воду из крана пить и готовить на ней нельзя! И в это самое время киоски с ключевой водой предписано демонтировать. Ничего не скажешь, актуальное решение. А кому, скажите, помешали киоски «Роспечати»? Я, конечно, понимаю, что в ближайшем будущем читать газеты будет также вредно, как и курить. Всю эту разрушительную энергию направить бы в какое-нибудь другое, более мирное, русло.Например, можно обустроить те же остановки или почистить дворы и второстепенные дороги от снега. Хотя, о чем это я? Это же, безусловно, намного сложнее, чем бороться с предпринимателями. По большому счету, мне без разницы, как будет называться наш город: Киров или Вятка. Не хотелось бы только жить в городе Глупове.

Оригинал

1istochnik.ru

Истории дедушки Сережи: не в городе ли Глупове мы живем? | Большая Маленькая Тверь

Категории: Узнать интересное

Патриотом быть хорошо только на трезвую голову, потому как на родине нашей гололед не редкость, и от избытка восторга легко поскользнуться.

Лучше тверского вице-губернатора М.Е.Салтыкова (он же писатель Н.Щедрин) этого никто не понимал. И когда он в самую пору своего вице-губернаторства придумал «город Глупов», употребив сие выражение в ядовитом очерке под названием «Клевета», тверское общество сильно взбудоражилось. «Я не имел в виду Твери, но Глупов все-таки успел поднюхать себя в статье», — писал Михаил Евграфович в одном из писем той поры.

«История одного города» — знаменитая «сказочная» сатира на русскую жизнь, неизменную в основных своих чертах – появилась много позже того, как Салтыков-Щедрин покинул Тверь. Но лет 20 назад я как-то взглянул на карту Твери середины позапрошлого века и тут же легко разместил на ней все описанные в в этой сатире события, начиная от основания града Глупова на трех реках, одна из которых Волга, и кончая вступлением в должность градоначальника Угрюм-Бурчеева, при котором, как известно, «либерализм в Глупове прекратился вовсе», а сам Глупов был переименован в Непреклонск.

Представив эти соображения в ученом собрании, посвященном 170-летию писателя-земляка, снискал я не столько лавры, сколько недоумения. Чем же тут, дескать, гордиться? Ну да, были в Твери раскаты, как называли остатки древних кремлевских башен, и в лихие дни кровавых усобиц сбрасывали на них с соборной колокольни «какого-нибудь Ивашку». И дом тверского губернатора, как и у глуповского градоначальника, стоял так, что «со своего крылечка» можно было наблюдать за сборищем у колокольни. Радоваться этому, что ли?

А почему бы и нет? Не будем скрывать: наша родная Тверь вместила те черты русской жизни, что делают эту жизнь, по выражению писателя, «не вполне удобною»: «благодушие, доведенное до рыхлости, ширина размаха, выражающаяся, с одной стороны, в непрерывном мордобитии, с другой – в стрельбе из пушек по воробьям, легкомыслие, доведенное до способности не краснея лгать самым бессовестным образом». Вот с избавления от последней из перечисленных черт и стоит начать путь к «светлому будущему». Не будем лгать хотя бы себе – и наша большая маленькая Тверь как раз и станет чуть более удобною для жизни.

9 апреля 2015

АФИША НАШЕГО ГОРОДА

MILES GRIFFITH 31 октября Филармония

Вы верите, что Речной Вокзал восстановят?
  • Да, раз обещали! 50%, 2 голоса

    2 голоса 50%

    2 голоса - 50% из всех голосов

  • Нет. 50%, 2 голоса

    2 голоса 50%

    2 голоса - 50% из всех голосов

biglittletver.ru


Смотрите также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>