Кто первый вызвал на дуэль д артаньяна приехавшего в париж


По следам Трех мушкетеров

Париж

«Три мушкетера» - это известный роман Александра Дюма, по мотивам которого снято уже несколько фильмов. Действия «Трех мушкетеров» происходят во Франции, в городе Париже, во вполне реальных местах.

Во-первых, стоит сказать (и это видно из предисловия книги) что своего главного героя, Д’Артаньяна, Дюма списал со вполне реального человека, чьи мемуары он нашел в Королевской библиотеке. Впрочем, со временем стало известно, что мемуары тоже были частично выдуманы Гатьеном Кртильсде Сандрой.

На доме, стоящем на углу набережной Вольтера и улицы Бак, висит мемориальная доска, гласящая, что в этом доме жил Шарль де Батц- Кастельмор Д’Артаньян.

Впрочем, прототип имеет все же довольно слабое отношение к роману Дюма, так что стоит завершить рассказ о реальном Д'Артаньяне и рассказать о местах, где происходили события, описанные Дюма.

Д’Артаньян и его место жительства

Из начала романа мы знаем, что Д’Артаньян снял себе комнату на улице Могильщиков, «соответствующую его скудным средствам». Улица Могильщиков, а теперь улица Сервандони, ведет от улицы Вожирар к церкви Сен-Сюльпис. Сегодня эта улица находится в центре Парижа, но раньше она была в предместье за городскими стенами.

Из романа известно, что Д’Артаньян поселился в доме 11, однако сейчас под этим номером располагается новая безликая пятиэтажка. Впрочем, дома в XIX веке все равно перенумеровали, так что есть основания подозревать, что упомянутый Дюма дом – это дом №16, двухэтажный, с мансардой и двумя отдельными входами, как и описано в романе.

После внесения задатка за комнату, Д’Артаньян отправился на Набережную Железного Лома, чтобы приделать к шпаге новый клинок. Сегодня она называется Кожевенной набережной – на ней не осталось мастерских, зато очень много зоомагазинов и магазинчиков с предметами для сада и дома.

Улица Сервадони

Дом господина де Тревиля

Еще один важный персонаж романа, с которым мы знакомимся после Д’Артаньяна – капитан мушкетеров де Тревиль. Он, судя по роману, жил на улице Старой Голубятни, которая располагается совсем недалеко от улицы Сервандони.

К сожалению, сегодня на этой улице нет особняков, которые были бы достойны капитана мушкетеров, однако мы можем предположить, как он выглядел, если посмотрим на другие подобные дома, сохранившиеся в Париже, например, на особняк Сюлли.

Улица Старой Голубятни

Три вызова на дуэль

В погоне за незнакомцем, с которым он подрался еще по пути в Париж, Д’Артаньян, как мы знаем, назначил три дуэли. Как раз в это время мы и знакомимся еще с тремя будущими главными героями – мушкетерами Атосом, Портосом и Арамисом.

Столкнувшись с Портосом, Д’Артаньян побежал на улицу Сены. Сегодня улица Сены тянется Люксембургского дворца, а раньше она завершалась на перекрестке с улицей Бюсси. Кстати, этот перекресток – весьма живописное место. За углом начинается квартал искусств, неподалеку расположен бульвар Сен-Жермен, а также здесь очень много ресторанов и кафе.

Следующее столкновение, с Арамисом, произошло напротив дома Д`Эгильонов. Домов у этой семьи в городе было много, но, скорее всего, Дюма имел в виду Малый Люксембург, расположенный как раз неподалеку от описываемых улиц.

По поводу места конфликта Д’Артаньяна с Атосом ничего точно не известно, однако можно предположить, что это произошло где-то поблизости. Сегодня маршрут, по которому Д’Артаньян преследовал Рошфора – это весьма живописная часть Парижа, и по нему обязательно стоит прогуляться.

Несостоявшиеся дуэли

Дуэли Д’Артаньяна с Атосом, Портосом и Араисом должны были состояться у монастыря Дешо. Возможно, в XVII веке он и представлял собой «заброшенное здание с выбитыми стеклами», однако сейчас он имеет вполне приличный вид и даже является исторической достопримечательностью – здесь в 1792 году держали и казнили 114 священников, о чем можно узнать из надписи на мемориальной доске.

Монастырь Дешо

Любимое место и дома мушкетеров

Кабак «Сосновая шишка»

Это заведение несколько раз упоминается в романе – там очень любили посидеть главные герои. Как ни странно, «Сосновая шишка» - это вполне реальный кабак, расположенный на холме св. Женевьевы в первом доме по площади Контрэскарп. В прежние времена этот кабак был известен не только кухней, но и винами. К сожалению, сегодня от кабака осталась только вывеска – теперь в здании подают мороженое.

Дом Атоса

Про дом этого мушкетера известно совсем немного – только что он располагался на улице Феру. Эта улица располагается всего в 50-ти метрах от улицы Могильщиков, так что Д’Артаньяну не требовалось много времени, чтобы навестить друга.

Дом Портоса

Портос, как и де Тревиль, жил на улице Старой Голубятни. Квартиры здесь были достаточно роскошные, некоторые старые дома можно увидеть до сих пор.

Дом Арамиса

Про дом Арамиса мы знаем намного больше – можно определить не только улицу, но и конкретное место. Согласно книге Арамис жил в доме между улицами Сервандони и Кассет, был третьим от угла по Вожирар и имел номер 25. Такой дом действительно существует – правда, он совсем не похож на дом, описанный Дюма, и даже не имеет окон на первом этаже, но, по крайней мере, место определено точно.

Дом Арамиса

Места вне Парижа

«Три мушкетера» - это достаточно большой роман, и действие в нем происходит не только в Париже. Есть еще несколько городов, сыгравших важную роль в развитии сюжета.

Шантильи

Во время путешествия за подвесками в Лондон в этом пикардийском городке у реки Нонет мушкетеры потеряли Портоса. И здесь же Д'Артаньян находит его на обратном пути, в гостинице Гран Сен-Мартен после неудачной дуэли. Кстати, в этом городке находился замок принца Конде, - в его лесах Мушкетон, слуга Портоса, занимался браконьерством, чтобы прокормить хозяина. Этот замок сохранился до наших дней, и является весьма интересной достопримечательностью.

Замок принца Конде

Кревкёр-ле-Гран

В этом пикардийском городке друзья потеряли Арамиса. Мушкетер после дуэли с гвардейцами в этом городе впал в меланхолию и начал работу над диссертацией в городской гостинице. Впрочем, с визитом Д’Артаньяна Арамис вернулся к мирской жизни, обрадованный известием друга. Посетить Кревкёр-ле-Гран стоит еще и потому, что здесь располагается один из красивейших во Франции замков.

Амьен

В этом городе Д’Артаньян оставил Атоса, чтобы тот разобрался с обвинением в подделке монет. И именно здесь на обратном пути в Париж Д’Артаньян узнал историю Атоса и его страшный секрет из прошлого.

Город известен не только этим. Во-первых, на него много раз нападали, сначала норманны, а потом немцы. Во-вторых, здесь жил и писал свои романы Жюль Верн – в городе даже есть музей имени этого писателя.

Амьен

Сен-Клу

Сен-Клу – это практически часть Парижа, его западный пригород, расположенный на берегу Сены. У Сен-Клу богатая история – здесь когда-то располагался королевский дворец, в котором был убит король Генрих III. В XVII веке Сен-Клу был очень популярен – благодаря близости к столице и милой атмосфере парижские кокетки, желающие скрыть свои похождения от мужей, любили назначать здесь свидания. Именно в Сен-Клу, неподалеку от существующего до сих пор павильона д'Эстре, должно было состояться свидание Констанции и Д'Артаньяна. И именно здесь Д’Артаньян узнал, что его возлюбленная похищена.

Парк Сен-Клу

Бетюн

Бетюн – это город, где происходили наиболее мрачные события «Трех мушкетеров». Именно здесь, в местном монастыре Королева спрятала Констанцию, и здесь же Миледи отравила ее. В городе действительно был монастырь, а точнее, обитель кармелиток, которая сейчас перепрофилирована в тюрьму у центра города. Этот тихий городок, помимо этого, гордится колокольней-беффруа, охраняемой ЮНЕСКО.

Ла-Рошель

Этот город в свое время сыграл очень важную роль в жизни Франции – армия Людовика XIII осаждала его во время противостояния Франции и Англии. Город упоминается во многих исторических романах, так что неудивительно, что он фигурировал в романе Дюма.

Мушкетеры, разумеется, участвовали в осаде Ла-Рошели. Здесь произошли многие важные события романа: здесь Миледи пыталась отравить Д’Артаньяна, здесь же она встретилась с Атосом, и во время битве мушкетеры завтракали в бастионе Сен-Жерве. Кстати, именно во время осады Д’Артаньян наконец стал мушкетером, а затем и лейтенантом мушкетеров.

Ла-Рошель

www.vipgeo.ru

Один за всех! Как жил настоящий Д’Артаньян, и что присочинил Дюма

«12 июля в городе Ош люди чествовали память истинного человека, проведшего полную и бурную жизнь... Он до седин оставался пылким гасконским капитаном, небогатым воином, верною шпагой прекрасной Франции». Это слова из статьи Александра Куприна. 12 июля 1931 г. русский классик с трепетом и благоговением присутствовал при открытии памятника Д’Артаньяну.

«Было мне лет десять-одиннадцать. Д’Артаньян мне снился... Мой же дальнейший жизненный путь был уже прочерчен без малейших колебаний. После школы — только истфак Московского университета...» Под этими словами известного советского учёного Анатолия Левандовского может подписаться не только тот, кто связал свою жизнь с изучением истории, но и каждый, кто хоть сколько-нибудь ею интересуется. Как ни крути, а у истоков всё равно будет стоять подбоченившийся гасконец со шпагой.

И в ореоле цитат. «Смеётся над лошадью тот, кто не осмеливается смеяться над её хозяином!», «Разучилась пить молодёжь... А ведь это ещё один из лучших», «Любовь — это игра, в которой выигравшему достаётся смерть», «Я дерусь просто потому, что дерусь», «Я прибыл в Париж с четырьмя экю в кармане и вызвал бы на дуэль всякого, кто осмелился бы сказать мне, что я не в состоянии купить Лувр». Ну и, конечно, прекрасное и вечное: «Один за всех, и все за одного!»

Д’Артаньян. Иллюстрация из книги Дюма. Фото: www.globallookpress.com

Сила мифа

Желающих развеять этот блестящий образ, созданный Александром Дюма, по-прежнему навалом. С пафосом единственного хранителя истины и ехидной улыбкой вам расскажут, что всё-то Дюма наврал. Что — да, был такой Д’Артаньян, гасконец и мушкетёр. Но действовал не так, не с теми, и не тогда. Что всё было много скучнее. Появление на свет предположительно в 1613 г., затем, после непонятного детства, только служба, приказы, казарменная лямка и смерть от голландской пули в 1673 г.

Когда-то археолог-любитель Генрих Шлиман решил искать легендарную Трою, руководствуясь «Илиадой» Гомера. Над ним смеялись. И совершенно зря. Кое-какие мелочи, донесённые слепым сказителем, оказались чистой правдой. То же самое можно сказать и о романе Дюма. Да, он передвинул действие лет на двадцать назад — во время истории с алмазными подвесками реальному Д’Артаньяну было то ли три годика, то ли все пять. Серьёзное прегрешение. Однако есть нюанс. При детальном рассмотрении почти все строки Александра Дюма оказываются чистой правдой.

Мещанин во дворянстве

Больше того — ею являлись даже вопли наших мальчишек, которые, насмотревшись на приключения Михаила «Тысяча чертей» Боярского в роли гасконца, устраивали поединки на шпагах из прутиков.

И немилосердно коверкали имя любимого героя. Оно звучало то каким-то реверансом в сторону «Звёздных войн» — «Дарт Аньян», то приобретало отчётливо армянский колорит — «Дыр-Танян».

Монументальная литература. Памятники вымышленным персонажам в Европе Как ни странно, все эти варианты имеют право на существование. Написание родовых имён во Франции XVII в. — настоящий цирк с конями. Вполне респектабельной версией фамилии главного мушкетёра всех времён было нелепое, но зафиксированное в документах Artanga (Артанья). А также Dartagnan, то есть Дартаньян — именно так, в одно слово. Сам Шарль Ожье де Бац де Кастельмор, а именно таким было имя нашего героя по отцу, предпочитал называть себя d’Artaignan. Стильно и архаично. В честь деда со стороны матери, что автоматически удревняло его родословную чуть ли не до времён Крестовых походов.

«Я не верю их хитрым рожам. Особенно вон тому, с физиономией гасконца. Подойдите-ка сюда, сударь мой!», — так в романе Дюма описана первая встреча нашего героя с королём, Людовиком XIII. Вообще-то речь идёт о том, что король не верит раскаянию Д’Артаньяна, который нарушил запрет на дуэли. Но его величеству нельзя отказать в прозорливости. То же самое он мог бы сказать о происхождении гасконца.

Его прадед со стороны отца, Арно де Бац, был всего лишь разбогатевшим виноторговцем, который скупал земли и замки. Он очень хотел втереться в высшее по рангу сословие — дворянство — но так и не смог. Это удалось сыну торговца, Пьеру, деду мушкетёра. Да и то жульническим способом. В брачный контракт от 1 апреля 1578 г. слово «дворянин» перед именем Пьера было вписано позже и другим почерком.

Мушкетёры и кардинал Ришелье. Иллюстрация из книги. Фото: www.globallookpress.com

Сало для мушкетёра

Прибыв в Париж, Д’Артаньян Дюма прежде всего озаботился тремя важными делами. Продал коня, снял комнату и занялся своим гардеробом. О коне разговор ещё будет, а пока вот что говорится о том, как провинциал старался соответствовать столичной моде: «Весь остаток дня занимался работой — обшивал камзол и штаны галуном, который мать спорола с почти совершенно нового камзола г-на Д’Артаньяна-отца и потихоньку отдала сыну». Бламанже во фритюре и телячья грудинка. Обед от Александра Дюма

Реальный Д’Артаньян вполне мог не только получить от матери в подарок старую тесьму, но и считать её довольно ценной вещью. Наследство, которое оставил после себя Бертран де Бац, настоящий отец настоящего мушкетёра, судя по описи 1635 г., было откровенно скудным. Из оружия: «Три аркебузы, семь мушкетов, две шпаги». Из кухонной утвари и припасов: «Два малых котла и один большой, три кастрюли, шесть дюжин бывших в употреблении салфеток, шесть кусков свиного сала и двенадцать засоленных гусей». Из домашнего обихода: «Две потёртые скамьи, старый буфет для посуды, пять кожаных кресел, покрытых мало пригодным к употреблению стаметом». К слову, стамет — это такая шерстяная ткань, которую, как правило, употребляли на подкладку. В доме отца мушкетёра ею накрывают парадные кресла — это о многом говорит.

А вот конь «редкой масти», которого в романе называют то «апельсиновым», то «ярко-рыжим», был вполне в порядке вещей, несмотря на то, что ему исполнилось уже 13 лет. В конце концов, маршал Жан де Гассион, почти ровесник реального Д’Артаньяна, прибыл в Париж на тридцатилетней кляче. И, тем не менее, наш герой этого коня продаёт. А ведь отец умолял его этого не делать. Отчего же такой казус?

Когда настоящий Д’Артаньян всё-таки стал мушкетёром, а произошло это в 1644 г., этот конь уже не соответствовал регламенту. Королевским мушкетёрам были положены только серые кони. Как вариант — серые в яблоках. Эту роту так и называли — «серые мушкетёры», поскольку впоследствии появилась ещё одна, «чёрные мушкетёры». Те разъезжали уже на вороных. Так что герой романа, продав «негодного» коня, просто торопил события.

Мушкет и фуршет

Теми же резонами — поскорее стать мушкетёром — руководствовался книжный Д’Артаньян, когда нанимал слугу. В других ротах отсутствие личного слуги не было камнем преткновения. Есть — хорошо, нет — обходились одним лакеем на десятерых. А вот мушкетёрам слуга был необходим. Здесь — суровая проза жизни. Средний рост мужчины того времени — 165 см. Длина мушкета могла доходить до 175 см. Вес — до 9 кг. Стрелять из такой дуры можно было только при помощи сошки-стойки. Была и она, только называлась «фуршет», дав впоследствии имя закусочному столу. И весила тоже немало. Так что если положенные два пистолета и шпагу можно было таскать на себе, не утруждаясь, то для оружия, давшего имя роду войск, был необходим слуга.

«Планше, слуга Д’Артаньяна, с достоинством принял выпавшую на его долю удачу. Он получал 30 су в день, целый месяц возвращался домой веселый, как птица, и был ласков и внимателен к своему господину». Здесь к Дюма обычно придираются, указывая на то, что жалованье мушкетёра составляло всего лишь 39 су в день. Не мог же наш герой почти всё отдавать какому-то лакею!

На самом деле мог. Потому что реальный Д’Артаньян выполнял ряд весьма щекотливых поручений, которые если и не оплачивались наличными сразу, всё-таки сулили весомый доход.

«Д’Артаньян шёл между Атосом и Портосом…», рис. Мориса Лелуара (1894). Maurice Leloir Фото: Commons.wikimedia.org

Деньги-деньги, дребеденьги

«В те времена понятия о гордости, распространенные в наши дни, не были еще в моде. Дворянин получал деньги из рук короля и нисколько не чувствовал себя униженным. Д’Артаньян поэтому без стеснения опустил полученные им сорок пистолей в карман и даже рассыпался в изъявлениях благодарности его величеству». Так поступил гасконец из романа Дюма.

Реальный Д’Артаньян с точно такой же благодарностью принимал странные для военного должности. Одна называлась «привратник Тюильри», а другая — «смотритель королевского птичника». На первый взгляд — страшное унижение. Но это не значит, что наш герой открывал-закрывал двери или выгребал навоз за курами и павлинами. Обе должности представляли собой чистую синекуру, которой тщетно добивались люди познатнее гасконского выскочки. Жалованье смотрителя птичника составляло 2 тысячи ливров в год, а привратника — все 3 тысячи, да ещё и давало право на бесплатную квартиру при дворце.

«Атос узнал товарища и разразился хохотом... Капор набекрень, съехавшая до пола юбка, засученные рукава и торчащие усы на взволнованном лице». К этому маскараду с переодеванием книжному Д’Артаньяну пришлось прибегнуть, спасаясь от разъярённой миледи. Реальный тоже был не прочь позабавиться подобным образом. Но с более серьёзными целями. Скажем, привратником он стал так. В 1650 г. мушкетёр, переодевшись нищим, проникает в мятежный город Бордо. Потом втирается в доверие к властям и уговаривает их сдать крепость. За должностью птичника ему пришлось съездить в Англию, чтобы разведать планы вождя тамошней революции Оливера Кромвеля. На этот раз Д’Артаньян был переодет священником.

Памятник д’Артаньяну в Маастрихте. Источник: Public Domain

Место в истории

У реального Д’Артаньяна было всё то же самое, что и у книжного. Интриги, коварство и любовь, переодевания, пьянки и дуэли, сомнительное начало карьеры и блестящий её финал. Кстати, здесь Дюма тоже не сильно-то ошибся. Его гасконец умирает в бою, став маршалом Франции — это высшая военная должность. Реальный Д’Артаньян гибнет при взятии Маастрихта в звании, соответствующем генерал-майору. Не сходится? Однако в те времена оно носило и другое именование — «полевой маршал».

Впрочем, дело не в званиях. Узнав о гибели Д’Артаньяна, король Франции Людовик XIV произнёс: «Я потерял человека, которому в высшей степени доверял, и который годился для любой службы». Смерть полевого маршала искренне оплакивали сторонники всех противоборствующих при дворе партий.

Произошло это в 1673 г. Петру I тогда исполнился только год, а сыну Д’Артаньяна — уже 11 лет. Они встретятся в 1717 г., и русский царь будет в восхищении выучкой мушкетёров: «5 июня Петр смотрел экзерциции французской гвардии. Войска были расположены на Елисейских полях. Дюк де Шон с сыном командовали конницей, Д’Артаньян и Капильяк — двумя ротами мушкетёров».

www.aif.ru

Книга Мир в картинках. Александр Дюма. Три мушкетера читать онлайн бесплатно, автор В. П. Бутромеев на Fictionbook

Скачать полностью

…Человек стал человеком тогда, когда он обрел дар речи, когда на-учился изображать то, что видит. Вот уже больше пяти тысяч лет человечество живет осознанно, запечатлевая в словах и образах мир и себя в этом мире.

За это время написано множество знаменитых текстов, созданы миллионы изображений. Прочесть и увидеть все это за одну жизнь невозможно. Но есть и тексты и картинки, которые вошли в вечную сокровищницу бытия человека. Они необходимы каждому.

Биографии знаменитых людей, важнейшие эпизоды русской и мировой истории, сказки, басни и притчи, суждения поэтов и философов, шедевры живописи и литературы – все это золотой запас того, без чего жизнь неполноценна. Чтобы овладеть всем, что есть в сокровищнице русской и мировой культуры, нужен долгий и неустанный труд.

В зрелые годы человек сам прочтет то, что потребуют его ум и сердце, как бы ни были сложны тексты, необходимые его душе.

Но вступая в жизнь – и в детстве, и в годы юности важно иметь возможность сделать первый шаг к духовному и интеллектуальному богатству, важно иметь книги, в которых обо всем сказано просто и доступно, но не искаженно и примитивно.

Надеюсь, книги проекта «Мир в картинках» дадут такую возможность и ребенку, и взрослому читателю…

Д'АРТАНЬЯН ПРИЕЗЖАЕТ В ПАРИЖ

Эта история произошла во Франции в XVII веке при короле Людовике XIII. Правил страной тогда первый министр, кардинал Ришелье. Никто не осмеливался перечить ему, и даже короля он умел заставить поступать по своей воле. При дворе ходили слухи, будто Ришелье пытался ухаживать за королевой – гордой Анной Австрийской, но королева отвергла всесильного министра.

Людовик XIII и Анна Австрийская

Шпионам Ришелье удалось узнать, что английский герцог красавец Бекингем влюблен в Анну Австрийскую и она тоже любит его. Эти сведения привели кардинала в ярость и он приказал своим людям добыть доказательства измены королевы, чтобы опорочить ее перед королем.

Кардинал Ришелье

Во время всех этих событий в далекой от Парижа провинции Гасконь жил юноша по имени д’Артаньян. Его отец, обедневший дворянин, всю жизнь провел в сражениях за короля. Он неустанно учил сына фехтованию и не раз повторял ему, радуясь его успехам: – Помни, только умение владеть шпагой и мужество помогут тебе проложить дорогу в жизни. Гасконцы во Франции всегда славились ловкостью, сообразительностью и отчаянной смелостью. Таким был и д’Артаньян. И когда ему исполнилось семнадцать лет, отец отпустил его в Париж.

Молодой мушкетер

– Я могу дать тебе с собой только вот эту старую лошадь, шпагу да письмо к моему боевому другу де Тревилю. Он теперь капитан королевских мушкетеров. Письмо подтверждает знатность нашего рода, и де Тревиль зачислит тебя в мушкетеры, а всего остального ты должен добиться сам, – сказал он, прощаясь с сыном.

Д’Артаньян знал, что мушкетеры охраняют самого короля. Слава об их победах на дуэлях над гвардейцами, которые служили кардиналу, гремела на всю Францию. И, мечтая о подвигах и приключениях, юноша двинулся в путь.

В одном из городов, недалеко от Парижа, д’Артаньян увидел у трактира роскошную карету и белокурую красавицу вместе с сопровождавшим ее дворянином.

Д’Артаньян у трактира

Вид старой лошади д’Артаньяна рассмешил дворянина, и пылкий гасконец тут же вызвал его на дуэль. Дворянин даже не стал разговаривать с ним.

– Как, Рошфор, вы не хотите проучить этого юнца? – улыбаясь, спросила его дама.

– Миледи, мы торопимся. Послание должно попасть к Бекингему как можно скорее, – тихо ответил Рошфор, но д’Артаньян расслышал его слова.

– А может, вы трусите? – презрительно усмехнулась миледи.

Портрет белокурой красавицы

Услышав такое обвинение, Рошфор выхватил шпагу и напал на д’Артаньяна. Д’Артаньян отбил все его удары и сам перешел в наступление. Тогда трактирщик крикнул слуг, и один из них ударом палки по голове оглушил юного дуэлянта.

Поединок д'Артаньяна и Рошфора

Рошфор заглянул в сумку, висевшую у седла лошади д’Артаньяна, и, увидев письмо, на всякий случай забрал его, сел вместе с миледи в карету и уехал.

Придя в себя и обнаружив пропажу письма, д’Артаньян бросился к трактирщику. Перепуганный трактирщик рассказал ему, кто забрал письмо. Так д’Артаньян нажил себе первого врага, еще не добравшись до Парижа.

В Париже он явился к де Тревилю. Капитан был в плохом настроении. За несколько дней до прихода д’Артаньяна на одной из дуэлей гвардейцы кардинала победили трех лучших мушкетеров, а самого знаменитого из них – Атоса даже ранили. И теперь кардинал, играя с королем в шахматы, притворно заботливо осведомлялся о самочувствии его мушкетеров.

Военный парад в Париже

Закон запрещал дуэли. И когда кардинал после побед мушкетеров требовал наказать виноватых, король соглашался, но никогда не выполнял таких обещаний. Жалобы кардинала доставляли ему самое большое удовольствие. Если же побеждали гвардейцы, то радовался кардинал, а король делал выговор де Тревилю за то, что его подчиненные разучились владеть шпагой.

Придворный

Без рекомендательного письма де Тревиль не мог принять д’Артаньяна в мушкетеры. Чтобы не огорчать земляка, он пообещал устроить его в какой-нибудь другой полк.

– Как же вы могли потерять письмо? – спросил он.

– Письмо похитил какой-то Рошфор. Вместе с женщиной, которую он называл миледи, они ехали в Англию, к герцогу Бекингему.

Мушкетер

– Рошфор и миледи? Да ведь это люди кардинала. Они снова затеяли какую-то интригу против королевы и Бекингема… – задумчиво произнес де Тревиль. – Мой юный друг, советую вам опасаться этих людей.

– Кто бы он ни был, я отомщу ему, – твердо ответил упрямый гасконец.

И вдруг ему показалось, что в окне промелькнул человек, похожий на Рошфора. Забыв все на свете, д’Артаньян бросился догонять его.

Де Тревиль и д'Артаньян

В приемной де Тревиля и на улице толпились мушкетеры. Среди них находился и Атос, раненный на дуэли, которая так расстроила короля, и два его друга – Портос и Арамис.

Портос славился необычайной силой, он мог одолеть десятерых и, кроме того, не хуже своих товарищей владел шпагой.

Арамис, искуснейший и ловкий фехтовальщик, выделялся красотой и изысканностью манер. Ходили слухи, что в него влюблена ближайшая подруга королевы графиня де Шеврез, сосланная кардиналом в провинцию и тайно приезжавшая в Париж.

Мушкетеры

Атос был старшим среди друзей. Он скрывал свое настоящее имя, говорили, что он происходил из очень знатной семьи и мог бы находиться при королевском дворе, но какая-то таинственная трагическая история заставила его уйти в мушкетеры. Пробегая мимо Атоса, д’Артаньян задел его раненое плечо. Мушкетер вскрикнул от боли и в гневе вызвал его на дуэль. У входа д’Артаньян налетел на Портоса, и тот тоже, не задумываясь, вызвал неосторожного юношу на поединок.

Мушкетер

Выскочив на улицу и поняв, что он ошибся, д’Артаньян остановился у небольшой группки мушкетеров. Один из них – а им оказался Арамис – уронил платок и как будто нечаянно наступил на него ногой.

– Сударь, у вас выпал платок, – подсказал ему д’Артаньян. Смутившись, Арамис поднял платок и все увидели на нем инициалы графини де Шеврез. Мушкетеры, пряча улыбки, разошлись, а Арамис повернулся к д’Артаньяну.

Молодой мушкетер

– Сударь, вы лезете не в свое дело. Видимо, вам не знакомы правила хорошего тона.

– Если вы хотите учить меня, то это лучше сделать при помощи шпаги, – вспыхнул гасконец и получил третий вызов в первый же день своего пребывания в Париже.

Портрет дворянина

Вечером все четверо встретились у стен заброшенного монастыря.

– Ну что ж, господа, вам придется ожидать свою очередь. Таким образом у меня несомненное преимущество, – сказал д’Артаньян.

– Какое? – удивился простодушный Портос.

Мушкетер

– Я могу смело драться против каждого из вас. А тот, кто будет сражаться со мой, должен помнить, что если он убьет меня, то лишит удовольствия получить удовлетворение остальных.

Мушкетер

Шутка понравилась мушкетерам, и они были готовы примириться. Но отказаться от вызова считалось недостойным, и Атос и д’Артаньян скрестили клинки, оба надеясь на мирное окончание поединка. В этот самый момент появились пятеро гвардейцев. Они объявили, что хотят арестовать мушкетеров за нарушение закона, запрещающего дуэли. В ответ Портос и Арамис тоже обнажили шпаги. Силы были не равны – трое против пятерых.

– Господа, – обратился д’Артаньян к мушкетерам, – сердцем я мушкетер, позвольте мне сражаться вместе с вами.

– Ну что ж, значит, нас теперь будет четверо: Атос, Портос, Арамис и д’Артаньян, – воскликнул Атос, и они ринулись в бой.

Мушкетеры и гвардейцы

Д’Артаньяну достался самый опытный противник. Его звали де Жюссак, он считался лучшим фехтовальщиком во всей Франции. Д’Артаньян ловко уходил от его ударов, а когда разъяренный гвардеец бросился на него, забыв всякую осторожность, сделал ответный выпад и пронзил его своей шпагой.

Портос сражался с одним из гвардейцев и успел ранить его. Арамис отвлекал сразу двоих.

Поединок мушкетеров с гвардейцами

Труднее всего приходилось Атосу, ведь он был ранен в правое плечо и дрался левой рукой. От боли в плече он едва держался на ногах. Д’Артаньян напал на его противника и в несколько минут выбил у него шпагу. Мушкетеры одержали полную победу.

– Хотя ты не в форме мушкетера, отныне ты мушкетер! – сказал Атос д’Артаньяну.

– Один за всех, а все за одного! – воскликнул д’Артаньян. – Пусть эти слова станут нашим девизом!

– Все за одного – один за всех, – ответили Атос, Портос и Арамис.

Портрет дворянина

На следующий день кардинал, едва сдерживая себя, вбежал к королю.

fictionbook.ru

Мир в картинках. Александр Дюма. Три мушкетера

…Человек стал человеком тогда, когда он обрел дар речи, когда на-учился изображать то, что видит. Вот уже больше пяти тысяч лет человечество живет осознанно, запечатлевая в словах и образах мир и себя в этом мире.

За это время написано множество знаменитых текстов, созданы миллионы изображений. Прочесть и увидеть все это за одну жизнь невозможно. Но есть и тексты и картинки, которые вошли в вечную сокровищницу бытия человека. Они необходимы каждому.

Биографии знаменитых людей, важнейшие эпизоды русской и мировой истории, сказки, басни и притчи, суждения поэтов и философов, шедевры живописи и литературы – все это золотой запас того, без чего жизнь неполноценна. Чтобы овладеть всем, что есть в сокровищнице русской и мировой культуры, нужен долгий и неустанный труд.

В зрелые годы человек сам прочтет то, что потребуют его ум и сердце, как бы ни были сложны тексты, необходимые его душе.

Но вступая в жизнь – и в детстве, и в годы юности важно иметь возможность сделать первый шаг к духовному и интеллектуальному богатству, важно иметь книги, в которых обо всем сказано просто и доступно, но не искаженно и примитивно.

Надеюсь, книги проекта «Мир в картинках» дадут такую возможность и ребенку, и взрослому читателю…

Д'АРТАНЬЯН ПРИЕЗЖАЕТ В ПАРИЖ

Эта история произошла во Франции в XVII веке при короле Людовике XIII. Правил страной тогда первый министр, кардинал Ришелье. Никто не осмеливался перечить ему, и даже короля он умел заставить поступать по своей воле. При дворе ходили слухи, будто Ришелье пытался ухаживать за королевой – гордой Анной Австрийской, но королева отвергла всесильного министра.

Людовик XIII и Анна Австрийская

Шпионам Ришелье удалось узнать, что английский герцог красавец Бекингем влюблен в Анну Австрийскую и она тоже любит его. Эти сведения привели кардинала в ярость и он приказал своим людям добыть доказательства измены королевы, чтобы опорочить ее перед королем.

Кардинал Ришелье

Во время всех этих событий в далекой от Парижа провинции Гасконь жил юноша по имени д’Артаньян. Его отец, обедневший дворянин, всю жизнь провел в сражениях за короля. Он неустанно учил сына фехтованию и не раз повторял ему, радуясь его успехам: – Помни, только умение владеть шпагой и мужество помогут тебе проложить дорогу в жизни. Гасконцы во Франции всегда славились ловкостью, сообразительностью и отчаянной смелостью. Таким был и д’Артаньян. И когда ему исполнилось семнадцать лет, отец отпустил его в Париж.

Молодой мушкетер

– Я могу дать тебе с собой только вот эту старую лошадь, шпагу да письмо к моему боевому другу де Тревилю. Он теперь капитан королевских мушкетеров. Письмо подтверждает знатность нашего рода, и де Тревиль зачислит тебя в мушкетеры, а всего остального ты должен добиться сам, – сказал он, прощаясь с сыном.

Д’Артаньян знал, что мушкетеры охраняют самого короля. Слава об их победах на дуэлях над гвардейцами, которые служили кардиналу, гремела на всю Францию. И, мечтая о подвигах и приключениях, юноша двинулся в путь.

В одном из городов, недалеко от Парижа, д’Артаньян увидел у трактира роскошную карету и белокурую красавицу вместе с сопровождавшим ее дворянином.

Д’Артаньян у трактира

Вид старой лошади д’Артаньяна рассмешил дворянина, и пылкий гасконец тут же вызвал его на дуэль. Дворянин даже не стал разговаривать с ним.

– Как, Рошфор, вы не хотите проучить этого юнца? – улыбаясь, спросила его дама.

– Миледи, мы торопимся. Послание должно попасть к Бекингему как можно скорее, – тихо ответил Рошфор, но д’Артаньян расслышал его слова.

– А может, вы трусите? – презрительно усмехнулась миледи.

Портрет белокурой красавицы

Услышав такое обвинение, Рошфор выхватил шпагу и напал на д’Артаньяна. Д’Артаньян отбил все его удары и сам перешел в наступление. Тогда трактирщик крикнул слуг, и один из них ударом палки по голове оглушил юного дуэлянта.

Поединок д'Артаньяна и Рошфора

Рошфор заглянул в сумку, висевшую у седла лошади д’Артаньяна, и, увидев письмо, на всякий случай забрал его, сел вместе с миледи в карету и уехал.

Придя в себя и обнаружив пропажу письма, д’Артаньян бросился к трактирщику. Перепуганный трактирщик рассказал ему, кто забрал письмо. Так д’Артаньян нажил себе первого врага, еще не добравшись до Парижа.

В Париже он явился к де Тревилю. Капитан был в плохом настроении. За несколько дней до прихода д’Артаньяна на одной из дуэлей гвардейцы кардинала победили трех лучших мушкетеров, а самого знаменитого из них – Атоса даже ранили. И теперь кардинал, играя с королем в шахматы, притворно заботливо осведомлялся о самочувствии его мушкетеров.

Военный парад в Париже

Закон запрещал дуэли. И когда кардинал после побед мушкетеров требовал наказать виноватых, король соглашался, но никогда не выполнял таких обещаний. Жалобы кардинала доставляли ему самое большое удовольствие. Если же побеждали гвардейцы, то радовался кардинал, а король делал выговор де Тревилю за то, что его подчиненные разучились владеть шпагой.

Придворный

Без рекомендательного письма де Тревиль не мог принять д’Артаньяна в мушкетеры. Чтобы не огорчать земляка, он пообещал устроить его в какой-нибудь другой полк.

– Как же вы могли потерять письмо? – спросил он.

– Письмо похитил какой-то Рошфор. Вместе с женщиной, которую он называл миледи, они ехали в Англию, к герцогу Бекингему.

Мушкетер

– Рошфор и миледи? Да ведь это люди кардинала. Они снова затеяли какую-то интригу против королевы и Бекингема… – задумчиво произнес де Тревиль. – Мой юный друг, советую вам опасаться этих людей.

– Кто бы он ни был, я отомщу ему, – твердо ответил упрямый гасконец.

И вдруг ему показалось, что в окне промелькнул человек, похожий на Рошфора. Забыв все на свете, д’Артаньян бросился догонять его.

Де Тревиль и д'Артаньян

В приемной де Тревиля и на улице толпились мушкетеры. Среди них находился и Атос, раненный на дуэли, которая так расстроила короля, и два его друга – Портос и Арамис.

Портос славился необычайной силой, он мог одолеть десятерых и, кроме того, не хуже своих товарищей владел шпагой.

Арамис, искуснейший и ловкий фехтовальщик, выделялся красотой и изысканностью манер. Ходили слухи, что в него влюблена ближайшая подруга королевы графиня де Шеврез, сосланная кардиналом в провинцию и тайно приезжавшая в Париж.

Мушкетеры

Атос был старшим среди друзей. Он скрывал свое настоящее имя, говорили, что он происходил из очень знатной семьи и мог бы находиться при королевском дворе, но какая-то таинственная трагическая история заставила его уйти в мушкетеры. Пробегая мимо Атоса, д’Артаньян задел его раненое плечо. Мушкетер вскрикнул от боли и в гневе вызвал его на дуэль. У входа д’Артаньян налетел на Портоса, и тот тоже, не задумываясь, вызвал неосторожного юношу на поединок.

Мушкетер

Выскочив на улицу и поняв, что он ошибся, д’Артаньян остановился у небольшой группки мушкетеров. Один из них – а им оказался Арамис – уронил платок и как будто нечаянно наступил на него ногой.

– Сударь, у вас выпал платок, – подсказал ему д’Артаньян. Смутившись, Арамис поднял платок и все увидели на нем инициалы графини де Шеврез. Мушкетеры, пряча улыбки, разошлись, а Арамис повернулся к д’Артаньяну.

Молодой мушкетер

– Сударь, вы лезете не в свое дело. Видимо, вам не знакомы правила хорошего тона.

– Если вы хотите учить меня, то это лучше сделать при помощи шпаги, – вспыхнул гасконец и получил третий вызов в первый же день своего пребывания в Париже.

Портрет дворянина

Вечером все четверо встретились у стен заброшенного монастыря.

– Ну что ж, господа, вам придется ожидать свою очередь. Таким образом у меня несомненное преимущество, – сказал д’Артаньян.

– Какое? – удивился простодушный Портос.

Мушкетер

– Я могу смело драться против каждого из вас. А тот, кто будет сражаться со мой, должен помнить, что если он убьет меня, то лишит удовольствия получить удовлетворение остальных.

Мушкетер

Шутка понравилась мушкетерам, и они были готовы примириться. Но отказаться от вызова считалось недостойным, и Атос и д’Артаньян скрестили клинки, оба надеясь на мирное окончание поединка. В этот самый момент появились пятеро гвардейцев. Они объявили, что хотят арестовать мушкетеров за нарушение закона, запрещающего дуэли. В ответ Портос и Арамис тоже обнажили шпаги. Силы были не равны – трое против пятерых.

– Господа, – обратился д’Артаньян к мушкетерам, – сердцем я мушкетер, позвольте мне сражаться вместе с вами.

– Ну что ж, значит, нас теперь будет четверо: Атос, Портос, Арамис и д’Артаньян, – воскликнул Атос, и они ринулись в бой.

Мушкетеры и гвардейцы

Д’Артаньяну достался самый опытный противник. Его звали де Жюссак, он считался лучшим фехтовальщиком во всей Франции. Д’Артаньян ловко уходил от его ударов, а когда разъяренный гвардеец бросился на него, забыв всякую осторожность, сделал ответный выпад и пронзил его своей шпагой.

Портос сражался с одним из гвардейцев и успел ранить его. Арамис отвлекал сразу двоих.

Поединок мушкетеров с гвардейцами

Труднее всего приходилось Атосу, ведь он был ранен в правое плечо и дрался левой рукой. От боли в плече он едва держался на ногах. Д’Артаньян напал на его противника и в несколько минут выбил у него шпагу. Мушкетеры одержали полную победу.

– Хотя ты не в форме мушкетера, отныне ты мушкетер! – сказал Атос д’Артаньяну.

– Один за всех, а все за одного! – воскликнул д’Артаньян. – Пусть эти слова станут нашим девизом!

– Все за одного – один за всех, – ответили Атос, Портос и Арамис.

Портрет дворянина

На следующий день кардинал, едва сдерживая себя, вбежал к королю.

– Что случилось, ваше преосвященство? – удивился король, – вы так взволнованны.

– Мушкетеры де Тревиля перешли все границы! Вчера вечером они ранили на дуэли де Жюссака и еще троих гвардейцев.

Кардинал Ришелье

– Неужели? Это безобразие! – король сделал скорбное лицо, но глаза его сияли.

– Ваше величество, я требую наказать виновных!

– О, конечно. Я прикажу де Тревилю разобраться. Кто же сумел победить вашего лучшего фехтовальщика?

Кардинал не выдержал насмешки короля и молча вышел из его кабинета.

А король немедленно послал за де Тревилем.

Король посылает за де Тревилем

– Наконец-то ваши мушкетеры доказали, что они настоящие мужчины, – сказал он ему. – Где же этот храбрец, победивший де Жюссака? Я хочу видеть его.

Де Тревиль заранее знал, что король потребует д’Артаньяна и его друзей к себе. Мушкетеры уже ожидали. Король велел позвать их.

Портрет дворянина

– О, так он совсем юноша! – воскликнул король, увидев д’Артаньяна. – Знал ли ты, что де Жюссак первая шпага Франции?

– Я совсем недавно в Париже, ваша светлость, и по незнанию считал первой шпагой себя, – хитро улыбнувшись, ответил д’Артаньян. Король рассмеялся.

– Ты хвастлив, как все гасконцы. Впрочем, именно гасконцы помогли когда-то своей преданностью и шпагами моему отцу овладеть престолом. Но тебя я должен наказать – ведь дуэли запрещены. Король подошел к столу, достал из шкатулки кошелек с сотней золотых и отдал его д’Артаньяну.

– Зачислите этого молодца в один из моих полков, а как только представится возможность, переведите в мушкетеры.

Д'Артаньян

Теперь, когда кардинал по вечерам приходил к королю сыграть партию в шахматы, король, задумываясь над ходом, вдруг спрашивал:

– Ах да… Кстати… Поправился ли ваш гвардеец, раненный д’Артаньяном… Как же его звали… де Жюссак? Вы когда-то считали его первой шпагой…

Эти напоминания так злили кардинала, что он начинал делать неверные ходы и проигрывал партию. Так у д’Артаньяна появился второй враг, опаснее и могущественнее которого не было во всей Франции.

Париж

Де Тревиль не раз говорил юноше:

– Берегитесь, д’Артаньян. Кардинал не умеет прощать. Но д’Артаньян был молод и беспечен. Он по братски разделил с друзьями щедрый королевский подарок и все вчетвером весело пировали в трактирах, ожидая войны с мятежным городом Ла-Рошель.

Пирушка мушкетеров

Этот город не подчинялся королю и даже поддерживал связь с враждебной Англией. Д’Артаньян надеялся отличиться в войне и перейти в мушкетерский полк.

Кроме этого, д’Артаньян влюбился. Он снимал маленькую комнату в доме Констанции Бонасье, и прекрасная хозяйка покорила его своей красотой. Казалось, и она полюбила его.

Портрет девушки

Молодые люди вот-вот должны были объясниться, но Констанция вдруг стала каждый вечер исчезать из дома. Д’Артаньян заподозрил соперника. Он прямо спросил Констанцию, есть ли у нее возлюбленный.

– О нет, – рассмеялась она в ответ, – хотя … может быть, я и люблю одного молодого человека…

– Кто же он! – громко вскричал Д’Артаньян, хватаясь за шпагу.

– Один хвастливый гасконец, забияка и дуэлянт, готовый драться со всем Парижем, – весело ответила Констанция.

Д'Артаньян и Констанция

Д’Артаньян понял ее шутку.

– Но если у вас нет никого кроме этого забияки гасконца, куда же вы уходите каждый вечер?

– Это тайна. Причем не моя.

– А чья же?

– Даже этого я не могу сказать, – ответила Констанция, и как только начало темнеть, снова ушла из дома.

И тогда д’Артаньян тайком пошел следом за ней.

Д'Артаньян следит за Констанцией

Впереди его ожидали новые приключения, еще более рискованные, чем раньше.

Портрет молодого дворянина

ПОДВЕСКИ КОРОЛЕВЫ

Д’Артаньян шел за Констанцией Бонасье по безлюдным вечерним улицам. Констанция постучала в окно одного из домов. Ей отворили дверь и она скрылась на несколько минут, а потом снова появилась вместе с человеком, закутанным в мушкетерский плащ. Д’Артаньян решительно подошел к ним.

– Так вот какова ваша тайна, – гневно сказал он.

– Молю вас, покиньте нас, – взволнованно ответила Констанция. – Я не имею права объяснять вам…

– Прежде я разберусь с этим господином, – перебил ее д’Артаньян, берясь за эфес шпаги.

Д'Артаньян, Констанция и незнакомец

– Сударь, – сказал незнакомец, – вы ошиблись, если приняли меня за соперника. Я вижу, что вы смелы, а значит благородны и я открою вам свою тайну. Я герцог Бекингем. И такой же влюбленный как и вы. Кардинал прислал мне ложное письмо от королевы Анны, я приехал и теперь меня ждет ловушка.

Герцог Бекингем

– Я всегда готов помочь человеку, против которого кардинал, – ответил д’Артаньян и все трое прошли к парку, окружавшему королевский дворец.

Д’Артаньян остался у входа, а Констанция провела герцога Бекингема в комнату для прислуги, где его ожидала королева. Бекингем упал перед ней на колени.

– Милорд, – сказала королева, стараясь быть сдержанной, – ведь мои люди передали вам, что я не писала этого письма.

– Да, я знаю. Но я не мог уехать, не увидев вас!

– Это безумие! Вы погубите себя!

– Я готов умереть за любовь к вам, сударыня.

Герцог Бекингем перед королевой Анной

– Герцог, я королева, моя жизнь принадлежит не мне, а престолу, и я не могу пойти навстречу нашей любви.

– Вы сказали нашей любви – значит вы любите меня, – вне себя от радости вскрикнул Бекингем.

Королева смутилась.

– Герцог, если вы любите меня…

– Я люблю вас больше всего на свете! – перебил ее Бекингем.

– И если вы хотите надеяться на мою любовь, – продолжала королева, – то вы должны выполнить одну мою просьбу.

Королева Анна

– Вы боитесь за мою жизнь, – значит вы все-таки любите. О! Я буду жить этой надеждой! Я уеду, но, ради Бога, подарите мне что-нибудь, какую-нибудь вещь, которую вы носили и которую мог бы носить и я, чтобы каждую секунду вспоминать о вас.

Герцог Бекингем и королева Анна

Королева вышла и через минуту вернулась с ларцом из розового дерева. В нем лежали двенадцать алмазных подвесок.

– Возьмите их, милорд, – сказала королева. – И помните, вы обещали немедленно уехать.

Герцог Бекингем

Когда Констанция вывела герцога Бекингема из дворцового парка, к нему подскочили трое гвардейцев и приставили к его груди обнаженные шпаги.

– Господа, это нечестно, трое на одного, – окликнул их д’Артаньян и вдруг узнал в одном из гвардейцев Рошфора.

Д’Артаньян выхватил шпагу и так стремительно напал на него, что, отступая, Рошфор сбил с ног своего же гвардейца. Это позволило и Бекингему обнажить шпагу. Рошфор не сумел парировать удар д’Артаньяна и, раненный в грудь, упал на землю. Гвардейцы не решились продолжать бой и бежали.

На следующий день раненый Рошфор рассказал обо всем происшедшем кардиналу.

– Опять этот д’Артаньян! – закричал Ришелье, узнав, что все его ухищрения пропали даром. – Все мои люди не стоят одного этого мальчишки гасконца! – бросил он упрек Рошфору.

Кардинал Ришелье

– Ваше преосвященство, не все еще потеряно, – ответил Рошфор. – Одна из фрейлин королевы, преданная нам, сообщила, что из комнаты королевы исчез ларец, в котором хранились двенадцать алмазных подвесок. Я сам видел этот ларец в руках у Бекингема…

– Вот как! Это улика! – Кардинал задумался. – Если бы добыть хотя бы две из этих подвесок… Позовите ко мне миледи.

Красавица миледи вот уже несколько лет помогала Ришелье в самых сложных делах. Никто не знал о ее прошлом, жестокостью и коварством она поражала даже самого кардинала.

Портрет красавицы

Кардинал приказал миледи ехать в Англию и любыми способами достать две алмазные подвески, из подаренных королевой Бекингему.

– Удастся ли вам сделать это? Скорее всего, герцог носит подвески на груди и никогда не расстается с ними.

– Как жена покойного лорда я могу присутствовать на балах при дворе английского короля и достаточно одного танца, чтобы…

– Если хотя бы две подвески окажутся в ваших руках, немедленно пришлите мне гонца, – приказал кардинал.

Кардинал Ришелье

Спустя несколько дней гонец привез известие, что подвески у миледи. Тогда кардинал отправился к королю и уговорил его устроить бал, на котором королева должна появиться в наряде с алмазными подвесками.

– Почему именно с алмазными подвесками? – удивился король.

Король Людовик XIII

– Это нужно для престижа вашего королевского величества, – ответил Ришелье.

Король привык во всем слушать кардинала и передал его требование королеве.

Королева поняла, что кардиналу известно о ее подарке Бекингему, и, чтобы не выдать себя, не ответила ни слова. Вернувшись в свои покои, она сказала Констанции:

– Я погибла! Через пять дней бал, кардинал опозорит меня перед всем двором.

Королева Анна

– Можно съездить к герцогу и привезти подвески.

– Кардинал, наверное, расставит на дорогах своих людей. Никто не успеет пробраться в Англию и к сроку вернуться в Париж.

– Я знаю такого человека, – прошептала Констанция.

В тот же вечер она рассказала обо всем д’Артаньяну.

– К сожалению, я не могу поехать в Англию, – притворно вздохнул д’Артаньян.

Портрет молодого дворянина

– Почему же?! – испугалась Констанция.

– Пока я улаживаю любовные дела герцога Бекингема, мои собственные идут все хуже и хуже.

– О! – рассмеялась Констанция, – если вы сумеете привезти подвески, мое сердце навсегда будет принадлежать вам.

– Тогда я привезу их, даже если все слуги кардинала станут у меня на пути!

Д’Артаньян немедленно отправился к друзьям. Узнав в чем дело, Атос, Портос и Арамис сразу же согласились помочь другу.

– Все за одного – один за всех, – сказал Атос.

– Один за всех и все за одного, – ответили Портос, Арамис и д’Артаньян.

Шпионы кардинала донесли, что три мушкетера и д’Артаньян получили у своих командиров отпуск на пять дней – ровно столько оставалось до бала – и Ришелье все понял. Он приказал перекрыть дороги, а тому, кто задержит д’Артаньяна и отнимет у него письмо королевы к Бекингему пообещал большую награду.

Париж

В первом же трактире друзей ожидала засада. Гвардейцы увидели великана Портоса и решив, что это и есть д’Артаньян, стали приставать к нему. Портос сделал знак друзьям, чтобы они воспользовались этой ошибкой и скакали дальше, а сам начал драку и надолго отвлек целый отряд преследователей.

В следующей стычке выстрелом из мушкета гвардейцы ранили Арамиса. Д’Артаньян и Атос свернули с дороги, оставили друга в одном из сельских кабачков и продолжили путь. В придорожном трактире, они попали в очередную ловушку. Атос задержал гвардейцев и д’Артаньян сумел добраться до порта. Он нанял небольшое судно, переправился в Англию и прибыл во дворец герцога Бекингема.

Прочитав письмо королевы, герцог принес шкатулку с подвесками. И тут вдруг заметил, что двух подвесок не хватает.

– Кто из слуг имел доступ к шкатулке? – спросил д’Артаньян.

– Никто. А надевал подвески я всего один раз – на бал, и танцевал только с миледи Винтер… Все двенадцать подвесок тогда были на месте… – задумчиво проговорил Бекингем.

Герцог Бекингем

– Миледи? – переспросил д’Артаньян. – Она белокура и красива? Это шпионка кардинала!

– Неужели она срезала два подвеска во время танца?

– Сейчас это не имеет значения. Подвески уже у кардинала. Они улика неверности королевы и через два дня на балу кардинал опозорит ее перед королем, – сказал д’Артаньян.

– Этому не бывать! – твердо ответил Бекингем.

Он приказал доставить во дворец ювелира, славившегося необычайным мастерством. Герцог заплатил ему огромную сумму денег и к утру два подвеска были готовы. Бекингем сказал д’Артаньяну пароль, и он помчался в Париж тайной дорогой, по которой ездил сам Бекингем. Называя пароль, д’Артаньян сразу же получал свежих лошадей.

Портрет дворянина на коне

Он прибыл к самому началу бала. Придворные, король и кардинал уже собрались и ожидали королеву. Ришелье держал в руках небольшую коробочку и довольно улыбался.

– Я не выйду к ним, я не переживу этого позора, – в отчаянии говорила королева Констанции.

Все проходы охраняли гвардейцы. Д’Артаньян на всем скаку поднял лошадь на дыбы и сквозь строй растерявшихся гвардейцев прорвался прямо в коридор.

Портрет дворянина на коне

Через несколько секунд Констанция уже была в комнате королевы, а еще через минуту королева Анна входила в празднично украшенный зал для бала. На ней было платье с бархатный лифом жемчужно-серого цвета с алмазными застежками и юбка из голубого атласа, вся расшитая серебром. На левом плече сверкали схваченные голубым бантом подвески.

Королевский бал

Увидев издали подвески, Ришелье понял, что д’Артаньян успел привезти их. Но две подвески, доставленные миледи, лежали в коробочке, которую кардинал держал в руках.

– Ваше величество, – обратился он к королю, – по-моему, у королевы всего десять подвесок вместо двенадцати. Я передаю вам две недостающие, чтобы вы попросили ее величество объяснить, каким образом они могли попасть ко мне.

Удивленный король взял коробочку с подвесками и подошел к своей супруге.

Королевский бал

– Сударыня, кардиналу кажется, что у вас не хватает двух подвесок, и он возвращает их вам, но я прошу объяснить…

– Как? – перебила королева. – Кардинал дарит мне еще две алмазные подвески? Тогда у меня будет ровно четырнадцать.

Король сосчитал. Все двенадцать подвесков красовались на атласном банте.

– Ваше преосвященство, что это значит? – строго спросил король.

Кардинал не верил своим глазам. Он еще раз пересчитал подвески и, взяв себя в руки, ответил:

– Это значит, государь, что я в самом деле хотел подарить королеве два алмазных подвеска, но не решался сделать это сам и поэтому попросил ваше величество.

Король Людовик XIII и королева Анна

– Я благодарю вас, – улыбнулась королева, – вам видимо пришлось немало потрудиться и потратиться, чтобы иметь возможность доставить мне эту приятную минуту.

Кардинал поклонился и, уязвленный насмешкой, вскоре исчез из зала. А д’Артаньян после бала удостоился чести быть принятым самой королевой. Она подарила ему дорогой, бриллиантовый перстень и поблагодарила за преданность и верность.

На следующий день д’Артаньян узнал, что Констанция Бонасье похищена людьми кардинала. А самому ему посыльный вручил письмо с приказанием немедленно явиться к Ришелье. Д’Артаньян не знал как ему поступить и решил посоветоваться с друзьями.

– Вспомни слова де Тревиля о том, что кардинал не умеет прощать, – сказал Атос.

– Я тоже считаю, что вам лучше отправиться в полк, где вы будете под защитой де Тревиля, – рассудил Арамис.

Париж

– И уж во всяком случае мы всегда готовы постоять за вас, – добавил Портос.

Д’Артаньян долго думал и наконец решился:

– Если бы кардинал хотел арестовать меня, то это можно было сделать и без письма. А у него я по крайней мере смогу хоть выяснить что-нибудь о том, что случилось с Констанцией.

Друзья д’Артаньяна отправились в полк, чтобы предупредить обо всем де Тревиля. А д’Артаньян сел вместе с посыльным в карету и поехал навстречу новым опасностям.

iknigi.net


Смотрите также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>