Кто первый президент россии


Первый президент России

12 июня – день праздничный в честь принятия суверенитета России в 1990-м году. Но этот день связан и с другим историческим событием: 12 июня 1991 года состоялись первые всенародные выборы президента России.

В июне 1991 года не было в России более популярного политика, чем Борис Николаевич Ельцин.

Ельциномания началась поздней осенью 1987-го, подпитанная глухими, но умело составленными слухами об отставке «борца за правду», недавнего секретаря МГК КПСС и кандидата в члены Политбюро, сосланного в Госстрой.

Пик популярности Ельцина пришёлся на август–сентябрь 1991-го, когда он выглядел триумфатором высокой пробы. А завершилось это поветрие весной 1992-го, когда стало ясно, что чудо не состоится. Но вернёмся в июнь 1991-го.

В те дни на него надеялись и либералы, и националисты, и государственники – разумеется, не сплошь, но никто другой не мог похвастать столь широкой поддержкой. Он ухитрялся одновременно подавать знаки и консерваторам, и радикалам и особенно выигрышно выглядел на фоне изболтавшегося нарцисса Горбачёва. Казалось: вот этот крепкий, рослый уральский мужик прекратит говорильню, займётся делом.

Демократическая элита – коллеги по Межрегиональной депутатской группе – в то время поглядывала на Ельцина с ревностью и недоверием. Они сделали на него ставку, расширили свою аудиторию за счёт его народной популярности, но воспринимали сотрудничество с этим «медведем» как похабный компромисс.

В окружение Ельцина, в ближний круг входил лишь один интеллектуал-демократ – Геннадий Бурбулис. Но в качестве вице-президента Ельцин представил полковника Александра Руцкого, который даже из КПСС к тому времени не выходил… Бурбулис сумеет взять реванш осенью, когда Ельцин, после августовской победы, ослабит хватку – именно тогда Правительство России окажется сплошь радикально либеральным…

Из влиятельных соратников Ельцина выделялся и Михаил Полторанин – опытный журналист, мастер агитационной пропаганды. По характеру и убеждениям – скорее бунтарь-народник, чем либерал-западник. Полторанин оказался незаменим в противостоянии РСФСР и СССР: он умело таранил Горбачёва на всех фронтах информационной войны. Так или иначе, в предвыборные недели Ельцин куда чётче говорил о великой России, чем о стремлении на Запад.

Ельцин к тому времени располагал и заметным административным ресурсом: как-никак, он уже год возглавлял Верховный Совет РСФСР и, по существу, подмял под себя всю бюрократию российского подчинения (которая, правда, в то время ещё значительно уступала союзной). Вся перестроечная пресса восхищалась Ельциным и не без смущения продавала своего благодетеля – Горбачёва.

Но Ельцина уважали не только читатели «Московских новостей», в известной степени он стал народным героем. В нём видели образ гонимого богатыря, возмущённого коварством царедворцев. Казалось, вот он, народный вожак – трудяга, прямодушный, решительный.

Когда его пытались скомпрометировать (в том числе и намёками на обременительное, хотя отчасти и весёлое хобби) – большинство щурило глаза: «Напраслина!». Народное самолюбие повернулось в направлении, выгодном Ельцину: многим хотелось доказать, что мы – без аппаратных ниточек – можем привести на трон человека, которого Горбачёв изгнал из большой политики. «Мы не пешки, мы – граждане», – таков подтекст тогдашнего увлечения Ельциным.

Конечно, существовали и другие настроения: кому-то Ельцин уже надоел, некоторых уже разочаровал своими топорными речами на съезде народных депутатов. Нельзя не замечать и прослойку консерваторов, которые видели в Ельцине угрозу для социалистического строя.

Если бы делегат ХХVI съезда КПСС Борис Николаевич Ельцин узнал, что через десять лет он станет президентом России – у него бы волосы дыбом встали. У нас ведь президент был только в Академии наук. Но после 1990-го мы принялись напропалую подражать Америке. Вот и не смогли подобрать для высшей государственной должности наименование, переваренное русским языком…

15 марта 1990-го на съезде народных депутатов СССР выбрали президента Союза – Горбачёва. На всенародные выборы Михаил Сергеевич не пошёл – по официальной версии, из экономии, ограничился депутатским голосованием. Не хватало ни времени, ни денег. Тот день не стал для Михаила Сергеевича триумфальным: даже старенькие ламповые телевизоры передавали ощущение депрессии, растворённое в воздухе Дворца Съездов.

Когда Ельцину удалось добиться всенародных выборов президента России – это считалось очередным чувствительным поражением Горбачёва. Статус президента СССР поблек рядом с всенародно избранным президентом РСФСР. Для него Ельцин был серьёзной угрозой даже в качестве Председателя Верховного Совета Российской Федерации.

Перестройщик пытался защищаться: либеральная общественность бранила Горбачёва за «консервативный крен»: Кремль попытался усилить МВД и приструнить телевидение. И всё-таки Михаилу Сергеевичу не удавалось создать действенную систему управления: партийную вертикаль он сломал, а новой не построил. У него оставалось одно – мировое признание. На Родине ему, по большому счёту, не на кого и не на что было опереться.

С 1987 года ощущалось потепление в отношении советского государства к Церкви и верующим. Религиозность уже не воспринималась как отсталость – по крайней мере, не было такой пропагандистской установки, хотя атавизмы богоборчества сохранялись.

Важным знаком в общественной жизни стало появление духовенства в депутатском корпусе на Первом Съезде советов, за которым следили миллионы телезрителей. Митрополит Питирим стал одним из всесоюзно известных идеологов перемен, с его образом многие связывали ностальгию по истинной России, по Руси православной, по утраченному благолепию. Ельцин, как и некоторые другие кандидаты (Рыжков, Бакатин, Жириновский) давал понять, что продолжит линию на сближение с верующими. Но этот вопрос не выпячивали, не политизировали – да оно и к лучшему.

Но через месяц, 10 июля, на инаугурации Ельцина Святейший Патриарх Алексий II осенит первого президента крестным знамением.

Страна привыкала к предвыборной суматохе. По телевидению шли выступления и дебаты кандидатов, надрывались и зарубежные «голоса», их уже несколько лет не глушили. Ельцин выступал только сольно – на пресс-конференциях, на встречах с избирателями. С обкомовских времён он умел общаться «с народом», больших аудиторий не боялся. А вот в публичных разговорах тет-а-тет с въедливыми собеседниками иногда терялся.

Теледебаты вёл журналист-международник Игорь Сергеевич Фесуненко – знаток Испании и Латинской Америки, автор популярной книги «Пеле, Гарринча, футбол», обаятельный, остроумный и эрудированный телевизионщик с быстрой реакцией. Сначала он проинтервьюировал каждого из кандидатов, а в финале предполагались большие дебаты с участием всех участников гонки. Разговор с Ельциным получился заковыристым.

Игорь Фесуненко

Фесуненко вспоминает: «И когда он сказал, что ляжет на рельсы, но не позволит России провалиться в нищету, я улыбнулся: “Наверное, это будет трудно сделать?” Кандидат Ельцин сразу обиделся. Ему стало жарко, он прямо в эфире начал снимать пиджак. Сделать это было сложно, и я сказал: “Простите, давайте сначала снимем микрофон!” И в шутку добавил: “Надеюсь, что дело ограничится только этим пиджаком…” Он разозлился».

Про «рельсы» Ельцин повторял несколько раз, в разных аудиториях – и, после недавнего «павловского» подорожания, в котором обвиняли Горбачёва, «широкие народные массы» верили, что Борис обнищания не допустит. Ведь он – антипод Михал Сергеича! Фесуненко пытался эти иллюзии развеять, он не без язвительности комментировал обещания Ельцина – и, когда в студии должны были собраться все кандидаты в президенты РСФСР, одно кресло осталось пустым.

Ельцин отказался от дебатов с конкурентами, посчитал это ниже своего уровня; после выхода из КПСС Борис Второй стал держаться по-царски – в своём понимании, конечно. Возможно, сыграла роль и обида на Фесуненко. С тех пор так и повелось: фаворит гонки отказывается от дебатов с другими кандидатами, не опускается до дискуссии, не желает подкреплять авторитет соперников такой честью, как спор с Великим и Лучезарным.

Да, в этой ельцинской традиции немало высокомерия. Надо ли напоминать, что в других странах с сильной президентской властью дебаты кандидатов, как правило, становятся кульминацией кампании? Надо ли пояснять, что после победы Ельцина Фесуненко практически пропал из эфира?

С плакатов (весьма скромных по вёрстке) Ельцин призывал: «Россия обязательно возродится!». Тогдашние советники будущего президента, кроме портрета и лозунга, решили поместить на плакат тезисы из ельцинской программы.

Назойливую политическую рекламу в те годы воспринимали как нечто новое, непривычное. Вроде бы она существовала в СССР всегда: плакаты с генсеками краснели повсюду. Но тогда не существовало конкурентной борьбы, и агитация воспринималась как часть городского пейзажа, как привычное цветовое пятно. А тут – «афишки» Ельцина и Жириновского лихорадочно расклеивали на столбах, на автобусных остановках… Другие кандидаты, кажется, уступали в агитационной активности.

В народ!

Уже осенью начнётся гайдаровская экономическая реформа – но в предвыборной программе Ельцин ничего не говорил о шоковой терапии, о повышении цен и уничтожении госзаказа… Ни словом не обмолвился о «строительстве капитализма». Можно было подумать, что мы выбираем энергичного и честного председателя колхоза, а не могильщика социалистической системы. Он говорил о демократии, о народном контроле над бюрократами, о достойных пенсиях, о «всемерном стимулировании науки» – через полгода эти обещания смешно будет перечитывать.

А некоторые тезисы вызовут уже не смех, а слёзы: «Вернётся сострадание к ближнему, гордость граждан за своё государство и уважение к нему иностранцев». Статистика покажет, какой взрыв преступности случится в 1992–93, как сократится продолжительность жизни. Вот вам и «вернулось сострадание»!

О приватизации – ни слова, зато сказано, что «никто и никогда не должен отнимать нажитое праведным трудом». Был пункт о поддержке предпринимательства, частной инициативы – он-то и похоронит все остальные.

Весь этот сюжет про предвыборные обещания – увесистый камень в пользу скептического отношения к демократии. В своей коронной программе кандидат умолчал о главном… Другое дело, что летом Ельцин вряд ли представлял себе тактику осенних реформ. Но бывший секретарь обкома не мог не знать, что такое ответственность за принятие решений. И за то, что дал убедить себя Бурбулису и Гайдару, поверил в их торопливые фантазии о волшебной помощи западных кредитов, о скором благоденствии…

19 августа 1991 года

Ведь экономика по Гайдару – весьма специфическая система. Её главная особенность – уничтожение стимулов к учению и созидательному труду. Отныне успех сопутствовал только авантюристам, а первыми жертвами реформ стали лучшие учёные, инженеры и рабочие – те, кто создавал конкурентоспособную продукцию. Именно их реформа била наотмашь. Именно их сегодня не хватает России – это признают и министры, и бизнесмены.

Правда, профессионал мог воспользоваться правом на эмиграцию, либо переквалифицироваться в авантюристы. Гайдар – изысканно образованный молодой профессор – запустил процессы контрпросвещения – и добился своего, мы за прошедшие 23 года стали агрессивнее и невежественнее. В июне 1991 невозможно было представить, что через 23 года мы окажемся на пороге культурной революции на манер маоистского Китая. А там и до полпотовской мотыги недалеко.

Мы все сейчас играем в третьей лиге. А разве можно рассчитывать на иное после уничтожения многомиллионного класса инженеров и квалифицированных рабочих? Конечно, если думать только о сиюминутной рентабельности – они не нужны. Вообще никто не нужен, кроме юристов, обслуживающих нефтегазовые контракты.

Реформаторы не хотели понимать, насколько это опасная игра. В 1990-е за несколько лет офицер превратился в бандита или охранника, рабочий – в бродягу, а интеллигент – в никчёмность. Ещё в июне 1991-го, несмотря на кровавые конфликты на окраинах империи, несмотря на развал социалистической системы и нарождающийся криминал, социальные роли не были так искажены. Хотя последние два года правления Горбачёва оказались катастрофическими, анархическими – и Ельцин получил Российскую Федерацию с признаками безвластия и разрухи.

Но Борис Николаевич не был единственным кандидатом в президенты. Его главным соперником считался Николай Иванович Рыжков – в недавнем прошлом Председатель Совета министров СССР. Вроде бы его поддерживала КПСС – но Рыжков никогда не возглавлял обкомов, партийным вождём не был, мобилизовать под свои знамёна первички был не в силах. Да и партия в те недели получала удары и сверху, и снизу.

А в народе улыбчивого (а однажды чуть не всплакнувшего) премьера намертво связывали с провальной экономической политикой Горбачёва. Да и справедливо: Рыжков, как минимум, не мог авторитетно противостоять «минеральному секретарю» с его шараханьями. Кооперативная реформа – новый НЭП – удесятерила проблему дефицита.

Новоявленные бизнесмены почти легально на корню скупали ходовой товар, бойко шла спекуляция – а по госцене можно было приобрести только морскую капусту и портрет Горбачёва. «Спасибо вам, премьер Рыжков, что я без мыла и носков!», – это уже почти приговор.

Ярко начиналась карьера политического эксцентрика Владимира Жириновского. Он – единственный из кандидатов – не имел отношения ни к партийной, ни к хозяйственной, ни к военной номенклатуре. Жириновский никогда не состоял в КПСС! Его взъерошенный облик выглядел непривычно, слишком неформально – как и развязная речь. Одних это отпугивало, других привлекало. Он первым стал играть на этно-националистических струнах. Первым заговорил о необходимости отказа от национальных республик внутри РСФСР.

Эти смелые идеи Жириновский ухитрялся совмещать с декларациями советского патриотизма. Считалось, что наш главный либерал-демократ – проект КГБ. В контрразведке служат люди иронического склада: они не забыли о блистательной операции первых чекистов – «Синдикат 2». Тогда в СССР заманили Савинкова с помощью фиктивной оппозиционной организации. Эту псевдопартию создали на Лубянке. И называлась она… «Либеральные демократы». Проект «Жириновский» оказался успешным: третье место, больше шести миллионов проголосовавших. Завидный дебют в политическом театре.

Громко заявили о себе советские ортодоксы – Аман Тулеев и Альберт Макашов. Соперничать с Ельциным они, конечно, не могли. А Вадим Бакатин, который считался человеком Горбачёва, провалился с треском. Ему, пожалуй, сумасшедшинки не хватило: на корректный, сдержанный стиль в 1991-м клёва не было.

Хасбулатов и Ельцин

Отметим, что даже в те политизированные годы на первые в истории нашей страны всеобщие выборы главы государства выборы явилось меньше 77-ми процентов избирателей. И Ельцин, несмотря на статус национального героя и отсутствие сильного соперника, победил в первом туре с не самым впечатляющим результатом: 57,3 %. Победа честная, уверенная, но о всенародной поддержке говорить нельзя.

Ельцину отдали голоса 45 с половиной миллионов граждан РСФСР. Помню, мне тогда перед выборами казалось, что за Бориса Николаевича проголосует процентов 80. Но – поговаривали, что «начальство» по инерции поддерживало недавнего Председателя Совета Министров Николая Рыжкова. А мнение столоначальников во все времена ощутимо влияет на результаты голосования.

История склонна к сарказму. В 2008-м году пройдут, пожалуй, самые декоративные выборы президента России. Скучный ритуал, не более. Общество тогда пребывало в состоянии пресыщенности, политические дискуссии ушли на третий план. Через несколько месяцев, осенью, многих отрезвит кризис… И – представьте себе – на тех ничего не значивших выборах явка почти не уступала 1991 году: 69,7 %. А победитель – Д.Медведев – набрал больше 70 процентов голосов! 52 с половиной миллиона человек одобрили кандидатуру Медведева.

Да-да: за Ельцина, в котором видели надежду Отечества – 45 с половиной миллионов, а за Медведева – 52 с половиной. Какие же выборы оказались рубежными? Какие выборы были максимально честными? К каким выборам серьёзнее отнеслись избиратели? Вопросы, вопросы…

На Краснопресненской набережной возвышается белый дом. Летом 1991-го Кремль оказался в его тени.

www.pravmir.ru

Первый президент новой России

глава 02

С вершины власти, на которую Борис Ельцин взошёл к концу 1991 года, ему уже отчётливо виднелась пропасть грядущих проблем.

Уверенно выиграв первые в истории России президентские выборы 12 июня 1991 года, Борис Николаевич ещё не мог почувствовать себя полноценным хозяином страны. Над ним возвышался Союзный центр во главе с Президентом СССР Михаилом Горбачёвым, который делал всё возможное, чтобы сохранить единое союзное государство. Давний конфликт двух политиков вышел на финишную прямую, и становилось всё более очевидным, что «двум медведям в одной берлоге» не ужиться.

Кремлёвскую «берлогу» начали делить в буквальном смысле слова: после выборов 12 июня Горбачёву пришлось отдать часть помещений под рабочие апартаменты главы РСФСР. Одновременно союзное начальство затеяло тонкую игру на ослабление конкурента. Ведь Россия тоже была сложносочинённой страной: как СССР состоял из союзных республик, так и РСФСР начитывала множество республик автономных. У некоторых лидеров этих автономий зрели идеи суверенитета, что угрожало единству России и власти её нового лидера. Опытный аппаратчик Горбачёв отлично это понимал.

Впрочем, время работало против него: СССР к своему распаду шёл куда быстрее, чем его составные части — к своему. От Союза уже успели отвалиться республики Прибалтики. Горбачёв пытался удержать в руках хотя бы то, что осталось. Подписание нового Союзного договора было намечено на 20 августа 1991 г.

А 19 августа вместе с тревожной мелодией «Лебединого озера», транслируемой Центральным телевидением, страна услышала новости о танках в Москве и введении чрезвычайного положения.

«Чёрт с вами, действуйте!»

Борис Ельцин, конечно, немало поспособствовал тому, чтобы консервативная верхушка СССР решилась на столь отчаянный шаг. Например, одним из первых своих указов он прекратил деятельность оргструктур партий и движений (главным образом, КПСС) в госорганах, учреждениях и организациях РСФСР. Это был удар по хребту старой власти: ведь ячейки Компартии пронизывали госаппарат, вооружённые силы, заводы и фабрики, колхозы и школы — всю плоть огромной страны. По меткому выражению одного из деятелей той поры, «своим указом Ельцин подрубал все щупальца системы». И партноменклатура не могла ему этого простить.

Впрочем, существует мнение, что подготовка к путчу началась задолго до выборов президента России — ещё в марте 1991 г. Якобы санкцию на разработку чрезвычайных мер по спасению СССР дал сам Горбачёв. Косвенно о подготовке «чрезвычайщины» говорило повышенное внимание к силовым структурам: за несколько месяцев до ГКЧП в стране, стоявшей на пороге голода, вдруг резко увеличили нормы продовольственного снабжения в КГБ, МВД и армии. Говорят, встречаясь накануне с заговорщиками из ГКЧП в Крыму (куда генсек тогда очень «своевременно» уехал на отдых), Горбачёв отказал им в прямой поддержке, но якобы напоследок бросил в сердцах: «Чёрт с вами, действуйте!»

Осознавая весь риск авантюры с ГКЧП, советский лидер, очевидно, не мог не видеть в этой идее «аварийный» способ сохранить СССР — если провалится затея с подписанием Союзного договора. Трезво оценивая угрозу своей власти, летом 1991 г. он поручил шефу КГБ Владимиру Крючкову организовать прослушивание телефонных разговоров своих оппонентов. Ясно, что № 1 в этом списке должен был быть Борис Ельцин. По свидетельству последнего, после путча в кабинете у Валерия Болдина, главы аппарата президента СССР, следователи нашли в сейфах горы папок с текстами прослушек.

Известно и то, что 18 августа, за день до объявления о ГКЧП, Крючков поручил своему заместителю подготовиться к задержанию ряда лиц из особого списка КГБ. В перечне значилось 70 человек, и «во первых строках» — фамилия первого президента России.

«Шли по краю пропасти»

О причинах провала ГКЧП написаны горы статей. То, что компания престарелых заговорщиков страшно испугалась собственной дерзости, можно было понять уже по трясущимся рукам одного из её участников, вице-президента СССР Геннадия Янаева — кадры первой и последней пресс-конференции гэкачепистов обошли весь мир. Но дело было не только в их нерешительности. Народ, разбуженный перестройкой, считавший партноменклатуру главной виновницей экономического краха, скептически отнёсся к попытке её реванша. 45 млн человек, проголосовавших пару месяцев назад за Бориса Ельцина, именно на него возлагали надежды на преодоление кризиса, на новую, демократичную жизнь.

Чувствуя за спиной такую мощную поддержку, Борис Николаевич бросил вызов путчистам. Он понимал: на карту поставлена не только его карьера, но и, возможно, свобода и даже жизнь. Ельцин не терял ни минуты, принимая решения, отменявшие распоряжения ГКЧП. Прямо с брони танка он зачитал свой указ, объявлявший путчистов вне закона. Десятки тысяч москвичей пришли к Белому дому, где тогда заседала российская власть, чтобы «отстоять демократию».

А заговорщики тем временем словно застыли на полушаге и не знали, что делать. Находившийся в Киеве замминистра обороны и главком сухопутных войск Валентин Варенников требовал в шифрограмме «немедленно принять меры по ликвидации группы авантюриста Ельцина Б. Н.». Но такого приказа не последовало. А устное распоряжение арестовать Ельцина на его даче в Архангельском было проигнорировано командиром группы «Альфа» КГБ СССР. Многие силовики среднего звена к тому времени тоже успели разочароваться в «болтуне» Горбачёве и его партократии, поверили всенародно избранному президенту России.

«Мы шли по краю пропасти», — напишет позже Ельцин в своих воспоминаниях. Но его энергия и напористость, способность мобилизоваться в критической ситуации сделали своё дело: ГКЧП не прожил и трёх суток.

После провала операции бывших соратников, отправленных в «Матросскую тишину», Президент СССР вернулся в Москву морально подавленным. «Горбачёв внимательно посмотрел на меня. Это был взгляд зажатого в угол человека», — так описывал Ельцин их первую встречу после путча. Наступило его время — время президента новой России. Время ковать «железо независимости», пока были горячи следы позорного провала советской номенклатуры.

Горбачёв всё больше и больше напоминал царя без царства. Да, ещё несколько месяцев он сидел в своём кремлёвском кабинете, принимал звонки и доклады, собирал совещания. Но казалось, что машина союзной власти крутится вхолостую, что её рычаги больше не соединены с шестерёнками реальной политики и экономики.

Вскоре после событий «рокового августа» Ельцин потребовал от Горбачёва, чтобы тот согласовывал с ним все серьёзные кадровые решения. С начальником Союза российский лидер разговаривал в жёстком тоне, к чему Горбачёв никак не мог привыкнуть. Кульминацией их споров стало заседание Верховного Совета России 23 августа 1991 г., на котором присутствовали и Ельцин, и Горбачёв. Российский президент потребовал от главы СССР осудить возглавляемую им КПСС. Горбачёв стал сопротивляться — и Ельцин демонстративно подписал указ о приостановлении деятельности Компартии РСФСР. На другой день Горбачёв сложил с себя полномочия генерального секретаря ЦК КПСС.

Одновременно Ельцин нанёс удар по «вражеским» штабам, заняв (без особого сопротивления) здания ЦК на Старой площади. Знаменитую коммунистическую «Бастилию» к тому моменту уже осаждала толпа демократически настроенных граждан — захват этого комплекса, в общем-то, выглядел как спасение партфункционеров от народного самосуда. Рассказывают, что их даже вывозили в безопасное место по секретной линии метро, соединённой с подземельем Старой площади.

А спустя две недели, 6 ноября — аккурат перед годовщиной Октябрьской революции — Ельцин издал указ о роспуске всех структур КПСС на территории России и передаче её имущества государству. Агонизирующая «красная империя» получила очередной, практически смертельный удар. Жить ей оставалось чуть больше месяца…

«Налицо коллапс экономической деятельности»

Между тем Ельцину и его команде пришлось решать неотложные экономические проблемы. «Советская система управления экономикой в 1991 году была полным банкротом, — вспоминал в интервью «АиФ» Геннадий Бурбулис, тогдашний госсекретарь России. — Перед Борисом Ельциным стояла задача: чем кормить людей, как подготовиться к отопительному сезону. Но мало кто знает, что российское правительство реально могло управлять на территории России только 7 % экономики. Всё остальное находилось в ведении союзного правительства, которое фактически уже ничем управлять не могло. Ещё 15 июня 1991 года премьер-министр СССР Павлов потребовал чрезвычайных полномочий, констатируя, что запасы жизненно необходимых ресурсов и финансовая база истощены, страна не может платить по своим займам и налицо коллапс экономической деятельности… Как первый заместитель Бориса Николаевича по правительству я тогда имел право подписи на специальных документах. Помню, как еженощно мне на визу приносили документы о выемке последних запасов муки, дизельного топлива, специализированных марок металла… Мы решали вопросы выживания в условиях угрозы голода и полного краха хозяйственной жизни в стране».

Дефицит госбюджета СССР в 1991 году достиг 20 %. Таяли запасы валюты — на счетах Внешэкономбанка ещё в мае оставалось всего-навсего 60 млн долларов! Печатный станок Гознака работал в 3 смены, но на ничем не обеспеченные деньги мало что можно было купить. Население часами стояло в очередях за самым необходимым. В Твери, например, где и так почти все товары продавались по талонам, ещё 1 апреля 1991 г. ввели талоны даже на соль, мыло и стиральный порошок. И подобное было повсюду, распределение продуктов и «карточки потребителя» ввели даже в относительно благополучной Москве.

Впрочем, несмотря на банкротство советской экономики, несмотря даже на провал ГКЧП, Михаил Горбачёв не оставлял надежды сохранить Союз. Боролся ли он за своё кресло и привилегии? Или искренне считал (а сегодня эту точку зрения разделяют очень многие, включая В. Путина), что разрушение СССР — «величайшая геополитическая катастрофа», которой надо было любой ценой избежать?

«Если мы не создадим союзное государство, я вам прогнозирую беду», — заявил Михаил Сергеевич на одной из последних встреч с лидерами союзных республик в Ново-Огарёво, где несколько месяцев шла работа над Союзным договором. И добавил: «Я не могу взять на себя ответственность за богадельню, которая не сможет управлять ситуацией». Под «богадельней» он понимал аморфную «конфедерацию независимых государств», которую предлагал Ельцин. Но договориться они так и не смогли.

«Союза не будет»

Предпоследним гвоздём в крышку гроба Советского Союза можно считать референдум, который прошёл 1 декабря 1991 г. на Украине. 90 % населения республики высказались за её полную независимость. Задолго до этого Ельцин предупредил Горбачёва: «Без Украины подписание договора — бесполезное дело. Союза не будет».

Осталось только выписать некогда единой и великой стране «свидетельство о смерти». Для этого «консилиум» из трёх «докторов» — руководителей России, Украины и Белоруссии — и собрался 8 декабря в Беловежской пуще. Там Борис Ельцин, Леонид Кравчук и Станислав Шушкевич подписали историческое соглашение о том, что «Союз ССР как субъект международного права и геополитическая реальность прекращает своё существование».

Алое нейлоновое полотнище размером 3*6 метров и весом около 3,5 килограмма было спущено с флагштока одного из корпусов Кремля, в котором тогда располагался кабинет первого и последнего Президента СССР Михаила Горбачева. Флаг сняли, как это обычно бывает в России, без всякой церемонии, почему-то спустя 38 минут после того, как Горбачев обратился к народу страны с объяснением причин своей отставки. Около 5 минут кремлевская цитадель стояла вовсе без флага, но вот в туманных сумерках непогожего вечера , в 19:43 по московскому времени, над Кремлем было поднято трехцветное полотнище российского флага.

Борис Грищенко. Посторонний в Кремле.

Пресс-секретарь Бориса Ельцина Вячеслав Костиков (ныне - руководитель центра стратегического планирования «АиФ») на фоне того самого флага, который сейчас хранится у него дома.

Лично сообщить об этом Горбачёву Ельцин не посчитал нужным. Деликатный звонок поручили Шушкевичу. «Подождите, вы уже всё решили? Уже два дня назад?» — недоумевал Горбачёв. «Да, и мы тут говорили с Бушем, он поддерживает». «Вы разговариваете с президентом США, а президента своей страны вы в известность не ставите… Это позор! Стыдобища!» — словно школьника, отчитывал Шушкевича Горбачёв. Но он уже понимал: большая игра проиграна, большой страны уже нет.

Вскоре к трём славянским республикам, образовавшим СНГ — Содружество Независимых Государств, присоединились Казахстан, Армения, Азербайджан, Молдавия и другие. 25 декабря 1991 года Михаил Горбачёв ушёл в отставку с поста Президента СССР, передав «ядерный чемоданчик» российскому лидеру. Над Кремлём без лишних церемоний спустили красный флаг.

Ельцин победил. Но эта победа уже была беременна его будущими поражениями. Развал СССР в глазах набиравшей мощь левой оппозиции открыл список «преступлений ельцинского режима». Одолев одного могущественного противника — Михаила Горбачёва, Борис Николаевич вскоре наживёт их великое множество — начиная с некогда ближайших сподвижников Александра Руцкого и Руслана Хасбулатова и заканчивая десятками тысяч «восставших из пепла» коммунистов, которых возглавит Г. Зюганов. Не пройдёт и пары лет, как судьба зло посмеётся над Ельциным: он не придумает ничего лучшего, как расстрелять из танков тот самый Белый дом (цитадель оппозиции), который сам оборонял от танков ГКЧП. А потом бывший главный «сепаратист» СССР, мирно и почти без жертв добившийся независимости России, устроит кровавую баню собственным мятежникам в Чечне, ценой тысяч убитых российских солдат.

В наследство от СССР Ельцин получит разрушенное дотла народное хозяйство, и попытка провести «шоковые» реформы обрушит его рейтинг «ниже плинтуса». Баталии с ГКЧП и Горбачёвым покажутся ему «цветочками» по сравнению с ожесточённым сопротивлением, которое вызовет его курс и в элите, и в обществе. Что и говорить: удержание власти — дело часто куда более трудное, чем её завоевание.

При подготовке материала использованы воспоминания участников и очевидцев событий из книги «Эпоха Ельцина. Очерки политической истории». Москва, изд-во «Вагриус», 2001 г.»

yeltsin.aif.ru

Первый президент России: биография, особенности правления и история

Имя Бориса Ельцина навеки связано с русской историей. Для кого-то он так и останется просто первым президентом страны. Другим же он запомнится как талантливый реформатор, который кардинально изменил политическую и экономическую системы постсоветского государства.

Детство и семья будущего президента

Официальная биография Бориса Ельцина говорит о том, что его родиной является село Бутка, находящееся в Свердловской области. Именно там, если верить этому источнику, он родился 1 февраля 1931 года. Но многие исследователи активно оспаривают этот факт. Ведь в этом месте, которое считается родиной политического деятеля, находился роддом. А его семья жила в другом месте – находившемся рядом селе Басманово. Этим и обусловлен тот факт, что в источниках встречается название как первого, так и второго населенного пункта.

Родители того, кто был первым президентом России, были простыми селянами. Отец был строителем, который в тридцатые годы попал под репрессии и очень долгое время находился в советских лагерях. Там он отбывал свое наказание. Попав под амнистию, он возвратился в свое родное село, где сначала был рядовым строителем, а через некоторое время занял должность начальника строительного комбината.

Мама политического деятеля была простой портнихой.

Образование будущего политического лидера

Спустя 9 лет после рождения мальчика семья переехала в город Березники. Здесь он начал ходить в среднюю школу. Будущий первый президент России долгое время был старостой класса. Но вот назвать его образцовым учеником чрезвычайно сложно. Учителя вспоминали о нем как о драчливом и непоседливом мальчике.

Из-за наличия этих качеств в жизни Бориса Николаевича наступила первая серьезная проблема. Во время игры со своими сверстниками будущий известный политик нашел неразорвавшуюся немецкую гранату. Эта находка очень его заинтересовала, и он совершил попытку разобрать ее. Вследствие этого Борис Ельцин потерял несколько пальцев на руке.

Позже это стало причиной того, что известный всем первый президент России никогда не служил в армии. После окончания школы он стал одним из студентов Уральского политехнического института, который успешно окончил и получил специальность инженера-строителя. Невзирая на отсутствующие пальцы на руке, Борис Николаевич стал мастером спорта по волейболу.

Карьера политика

Окончив университет, будущий президент России стал работником свердловского строительного треста. Именно здесь он впервые стал представителем партии КПСС, что положительно повлияло на его продвижение по карьерной лестнице. Сначала главный инженер, а в скором времени директор Свердловского ДСК Борис Николаевич достаточно часто посещал разные партийные съезды. В 1963 году на одном из заседаний он стал членом Кировского райкома КПСС. А через некоторое время Борис Ельцин представлял Свердловский обком КПСС. Его партийная должность предусматривала курирование вопросов строительства жилья. Но карьера будущего великого политика стремительно набирала обороты.

В 1975 году тот, кто был первым президентом России, занимает должность секретаря Свердловского областного комитета КПСС. А по прошествии всего лишь года ему уже принадлежало кресло главного секретаря данной политической организации. Эта должность принадлежала ему на протяжении девяти лет.

На протяжении этого времени в Свердловской области решились вопросы, непосредственно связанные с обеспечением продовольствием. Произошло упразднение билетов на молоко и другие виды товаров, начали работать некоторые птицефабрики и фермы. Помимо этого, именно из-за инициативы Бориса Ельцина началось строительство метрополитена в Свердловске. Также были построены культурные и спортивные комплексы.

Политическая деятельность в Верховном Совете

По истечении этого времени Ельцин становится представителем, а со временем его назначают на должность народного депутата и Председателя Верховного Совета РСФСР.

Будучи фактически лидером советской России, он очень серьезно и категорически критиковал коммунистическую систему, чего не могли не заметить его избиратели. Кроме этого, уважение среди них будущий президент заработал после подписания Декларации о суверенитете. Этот документ юридически закрепил главенство российских законов над советскими.

Когда 8 декабря 1991 года президент ССР Михаил Горбачев был изолирован и фактически отстранен от власти, будущий первый президент России, лидер РСФСР, был одним из подписавших договор о распаде СССР. Это событие состоялось в Беловежской пуще при содействии лидеров Украины и Беларуси.

Это было начало карьеры лидера независимой России.

Карьера президента

После распада СССР в русском государстве возникло очень много проблем, решение которых легло на плечи Бориса Ельцина. В течение первых лет независимости происходили множественные проблемные экономические явления, резкие обращения населения. Имя первого президента России неразрывно связано с начавшимися в то время кровопролитными военными конфликтами на территории РФ и за ее границами.

Конфликт с Татарстаном был решен мирным путем. В то же время урегулирование вопроса с чеченским народом, желающим избавиться от статуса союзной автономной республики и части РФ, не смогло обойтись без вооруженных конфликтов. Так началась война на Кавказе.

Завершение карьеры

Наличие большого количества проблем значительно понизило рейтинг Ельцина. Но невзирая на это, в 1996 году он все же остался президентом на второй срок. Его конкурентами тогда были В. Жириновский и Г. Зюганов.

В стране и дальше наблюдалось наличие многих кризисных явлений, связанных с политической и экономической системами. Первый президент России болел, его рейтинг не поднимался. Совокупность всех этих факторов привела к тому, что 31 декабря 1999 года Борис Ельцин ушел в отставку. После него кресло президента Российской федерации занял Владимир Путин.

После отставки великому политику было суждено прожить всего восемь лет. Его сердечное заболевание перешло в хроническую стадию. Это и спровоцировало смерть великого политического деятеля России 23 апреля 2007 года. Первый президент России Ельцин Б.Н. похоронен на Новодевичьем кладбище, которое размещено на территории Москвы.

В наше время существует университет имени первого президента России.

fb.ru

Список президентов России - это... Что такое Список президентов России?

Основная статья: Президент Российской Федерации

     Исполняющий обязанности Президента      Беспартийный, без поддержки какой-либо партией      Поддержан ДПР      И. о. Президента во время конституционного кризиса      Член фракции «Наш дом - Россия»      Выдвинут партией «Единая Россия»

Согласно ст. 92 Конституции Российской Федерации, если Президент Российской Федерации не в состоянии выполнять свои обязанности, их временно исполняет Председатель Правительства Российской Федерации — Исполняющий обязанности Президента Российской Федерации.

Примечания

  1. ↑ Президент России Борис Ельцин, объявив сегодня о своей отставке с поста главы государства, возложил исполнение обязанностей Президента России на Председателя Правительства России Владимира Путина // Официальный сайт Президента России, 31 декабря 1999
  2. ↑ Желание президента Ельцина усилить исполнительную власть и другие факторы привели к конституционному кризису 1992—1993 годов, разгону Съезда народных депутатов и Верховного Совета России и установлению режима личной власти президента России в конце 1993 года. В ночь с 21 на 22 сентября 1993 года Верховный Совет Российской Федерации принял Постановление о прекращении президентских полномочий Бориса Ельцина и временном переходе полномочий, согласно Конституции и решению Конституционного суда, к исполняющему обязанности президента вице-президенту Александру Руцкому. 22 сентября 1993 года в 00:22 А. В. Руцкой принёс присягу Президента Российской Федерации перед Верховным Советом Российской Федерации и заявил: «Я, в соответствии с Конституцией, принимаю исполнение полномочий Президента России и отменяю его незаконный Указ» (об Указе Президента Б. Н. Ельцина от 21 сентября 1993 года N 1400). Он также объявил, что приказывает всем органам власти исполнять только его указы, и предупредил, что те, кто будет нарушать распоряжения «и. о. Президента», понесут соответствующую уголовную ответственность в установленном законом порядке. Руцкой был признан в качестве и. о. Президента исполнительными и представительными органами власти в некоторых регионах, некоторые региональные Советы признали указ Ельцина антиконституционным, однако полностью ситуацию в стране Руцкой не контролировал. В ночь с 23 на 24 сентября 1993 года X Чрезвычайный (внеочередной) Съезд народных депутатов Российской Федерации утвердил решения Верховного Совета о прекращении президентских полномочий Б. Н. Ельцина, и переходе их к вице-президенту. Объявил действия Ельцина государственным переворотом. 4 октября 1993 года около 18:00 и. о. Президента Александр Владимирович Руцкой и Председатель Верховного Совета Российской Федерации Руслан Имранович Хасбулатов были арестованы, после чего доставлены в следственный изолятор в Лефортове.
  3. ↑ C 7:00 5 ноября до 6:00 6 ноября 1996 года, во время операции на сердце Б. Н. Ельцина, обязанности президента РФ согласно указу президента № 1534 исполнял председатель Правительства В. С. Черномырдин.
  4. ↑ С 12:00 31 декабря 1999 года по 12:00 7 мая 2000 года Председатель Правительства России В. В. Путин был Исполняющим обязанности Президента России. Официально был избран Президентом России 26 марта 2000 года и принял присягу Президента России 7 мая 2000 года
  5. ↑ Неофициальный сайт Дмитрия Медведева, ведущий отсчет дней его пребывания на посту Президента РФ
  6. ↑ Медведев Дмитрий Анатольевич («Претенденты-2008»)
  7. ↑ Результаты выборов в России

  • Правители Российского государства
  • Список первых леди РФ
  • Лысый-волосатый

dic.academic.ru


Смотрите также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>