Кто первый бомбил берлин


«Длинные руки» Сталина. Как СССР бомбил Берлин летом 1941 года

Лето 1941 года для Советского Союза было горьким. Гитлеровские армии стремительно продвигались на Восток, Красная Армия оставляла один город за другим, потери в живой силе и технике были огромными.

22 июля 1941 года, ровно через месяц после начала войны, немецкая авиация совершила первый налет на Москву. С этого дня подобные атаки стали регулярными.

Разрушить столицу бомбардировочной авиации Третьего Рейха не удалось. Система ПВО Москвы оказалась весьма эффективной и свела эффективность немецких авиаударов к минимуму. Немцы, прорываясь к городу, несли очень большие потери.

Тем не менее, начало бомбардировок Москвы имело серьезный психологический эффект. Бодрости духа это факт не придавал ни бойцам Красной Армии, ни мирному населению.

Требовалась ответная акция, которая показала бы, что и Советский Союз способен наносить врагу болезненные удары. Но как ответить, если немцы продвигаются все дальше?

Агитплакат времён войны. Фото: www.globallookpress.com

Остров стратегического значения

Через четыре дня после первой бомбардировки Москвы на прием к Сталину пришел нарком ВМФ СССР адмирал Николай Кузнецов. Нарком представил план, разработанный командующим авиацией ВМФ генералом Семеном Жаворонковым. Этот план предусматривал бомбардировку Берлина.

В первые дни войны генерал Жаворонков рассматривал планы возможных ударов авиации по немецким портам. Анализируя варианты, он понял, что бомбардировочная авиация может «достать» и до Берлина.

Задача была труднейшей — к концу июля советские войска оставили Литву и Латвию, с трудом удерживали за собой часть Эстонии.

Под контролем советских войск оставался и остров Эзель (Сааремаа) — самая западная точка суши, откуда на тот момент Красную Армию не сумели выбить гитлеровцы. На Эзеле был аэродром Кагул, который мог быть подготовлен для удара по Берлину.

Сталин одобрил план, предложенный ВМФ. 1-му минно-торпедному авиационному полку 8-й авиабригады ВВС Балтийского флота под командованием полковника Евгения Преображенского был отдан приказ произвести бомбовый удар по Берлину и его военно-промышленным объектам. Общее командование операцией было поручено генералу Жаворонкову. Ударом на удар. Наши победы в июне 1941 года

Задача повышенной сложности

Подготовка шла в условиях строжайшей секретности. В полку были отобраны 15 лучших экипажей, составивших ударную группу.

3 августа 1941 года к острову Эзель подошел караван судов, который привез все необходимое для дооснащения аэродрома. 4 августа на аэродром Кагул прибыли самолеты ударной группы.

Задача была очень сложной. Бомбардировщикам в воздухе предстояло провести около восьми часов. Чтобы не раскрыть себя, было установлено полное радиомолчание в эфире. Полет должен был проходить на высоте 7000 метров, при температуре «минус 40» и недостатке кислорода. По последней причине летчики должны были все время находиться в кислородных масках.

Дальность полета ограничивала и грузоподъемность — не более одной 500-килограммовой бомбы или двух 250-килограммовых.

В ночь на 6 августа пять самолетов группы произвели разведвылет к Берлину. Было установлено, что хорошо оснащенная ПВО столицы Третьего Рейха расположена кольцом вокруг города в радиусе 100 км.

Пробиться было непросто, но на стороне советских летчиков был эффект внезапности — появления их в небе Германии никто не ждал. Глава люфтваффе Герман Геринг уверял, что ни одна советская бомба не упадет на Берлин, а главный нацистский пропагандист доктор Геббельс уверял, что советских ВВС более не существует.

Учения немецких ПВО. Фото: www.globallookpress.com

«Мое место — Берлин»

В 21:00 7 августа группа из 15 бомбардировщиков ДБ-3 под командованием полковника Преображенского вылетела с аэродрома Кагул. Помимо фугасных бомб, бомбардировщики снарядили и «агитбомбами», начиненными листовками. Эти листовки должны были показать немцам, кто именно нанес удар.

Немцы видели самолеты, идущие в сторону Берлина. В районе Штеттина немецкие прожектористы своим светом даже предлагали осуществить посадку на ближайшем аэродроме. Наземные службы Третьего Рейха были уверены, что над ними свои самолеты, возвращающиеся с задания.

Когда первая группа бомбардировщиков подошла к Берлину, там явно не ждали нападения. Никакой светомаскировки, город ярко освещен, и это помогло советским летчикам в нанесении ударов. Гасить освещение в Берлине стали лишь тогда, когда раздались первые взрывы бомб.

Часть самолетов группы Преображенского нанесла удар не по самому городу, а по его предместьям.

Гитлеровская ПВО «ожила». Бомбардировщики прорывались назад сквозь разрывы снарядов противника. Нарушив радиомолчание, командир группы Евгений Преображенский приказал передать в штаб: «Мое место — Берлин. Работу выполнил. Возвращаюсь». Чтобы не случилось при возвращении, Родина должна знать, что удар по столице Рейха состоялся.

Немецкие ПВО. Фото: www.globallookpress.com

«Сообщение о бомбёжке Берлина интересно и загадочно»

К 4 утра 8 августа на базу вернулись 14 из 15 самолетов группы. Один ДБ-3 разбился уже на подходе к аэродрому Кагул.

8 августа берлинское радио сообщило: «В ночь с 7 на 8 августа крупные силы английской авиации, в количестве 150 самолётов, пытались бомбить нашу столицу... Из прорвавшихся к городу 15 самолётов 9 сбито, скоро они будут выставлены на всеобщее обозрение».

В ответ Би-би-си сообщило: «Германское сообщение о бомбёжке Берлина интересно и загадочно, так как 7-8 августа английская авиация над Берлином не летала».

Точку в споре поставило сообщение Совинформбюро об успешном налете советской авиации на Берлин.

Это действительно произвело впечатление на всех — и на советских людей, и на немцев, и даже на союзников. Оказалось, что СССР не сломлен первыми неудачами и способен бить Рейх в самое сердце.

Последствия ночных авианалётов на Берлин в 1941 году. Фото: www.globallookpress.com

Неудача комдива Водопьянова

Авиаудары по Берлину продолжались до 5 сентября. С каждым разом они становились все сложнее, росли потери — противник, уже знавший, откуда исходит угроза, задействовал ПВО по максимуму. А порой при возвращении советские бомбардировщики попадали под «дружеский огонь» собственных зенитчиков.

В ночь с 10 на 11 августа к ударам по Берлину подключились новейшие бомбардировщики Пе-8 из 81-й бомбардировочной авиадивизии, которой командовал участник спасения челюскинцев, Герой Советского Союза Михаил Водопьянов.

Однако операция оказалась не самой удачной. Из-за катастрофы одного из самолетов при взлете вместо 26 запланированных машин на Берлин отправились только 10. Выйти на цель удалось шести, а вернуться на базу — лишь двум. Водопьянов, командовавший операцией, при возвращении был сбит над оккупированной территорией Эстонии, совершил вынужденную посадку и два дня вместе с экипажем выбирался к своим. К счастью, взять в плен знаменитого Героя Советского Союза немцам не удалось. После возвращения Водопьянов был снят с должности командира дивизии и продолжил войну как рядовой летчик. Жизнь за Берлин. В 1966 году советские летчики спасли столицу Германии

Награды и премии

Всего в 1941 году советская авиация совершила 9 налетов на Берлин, сбросив на него 21 тонну бомб и вызвав в городе 32 пожара. Самолеты, не сумевшие выйти к главной цели, наносили бомбовые удары по другим городам Германии. В ходе проведения операции были потеряны 17 самолетов и 7 экипажей.

Гитлер был в ярости, и требовал немедленно захвата острова Сааремаа, с которого наносятся удары. 28 августа пал Таллин, что сделало невозможным дальнейшее снабжение авиагруппы на аэродроме Кагул. Советские бомбардировщики вернулись в места постоянного базирования. Бои за остров Сааремаа продолжались весь сентябрь, и лишь 3 октября оттуда были эвакуированы остатки советских частей.

За бомбардировки Берлина звание Героя Советского Союза было присвоено 10 участникам авианалетов, 13 человек были отмечены орденами Ленина, 55 — орденами Красного Знамени и Красной Звезды.

Помимо этого, каждому члену экипажа за удар по Берлину полагалась денежная премия в размере 2000 рублей, что в четыре раза выше, чем стандартная премия для членов экипажа дальнего бомбардировщика за успешный вылет.

www.aif.ru

Бомбардировки Берлина в 1941-м: какой ущерб нанесли советские летчики Германии

Бомбардировки Берлина в 1941-м: какой ущерб нанесли советские летчики Германии

Советские летчики в ходе операции «Берлин», проводимой с августа по сентябрь 1941 года, сбросили на столицу Третьего рейха свыше 600 фугасных и зажигательных бомб.

Урон от налетов авиации союзников, в частности, Великобритании, на Берлин был несоизмеримо больше, однако бомбардировки СССР имели огромное идеологическое значение – Советский Союз таким образом продемонстрировал свою боеспособность в небе.

Гитлеровская авиация начала бомбить столицу СССР через месяц после нападения фашистов на Советский Союз. Только за июль 1941 года на Москву были сброшены свыше 100 тонн фугасных бомб и более 40 тысяч зажигательных. В результате авианалетов серьезные повреждения получил столичный метрополитен. Командующим авиацией ВМФ генерал-лейтенантом Семеном Жаворонковым было предложено организовать и провести ответный рейд на столицу Третьего рейха с участием советских бомбардировщиков-торпедоносцев. Об этом проекте доложили Сталину, и тот его одобрил. Жаворонкова назначили главным куратором спецоперации «Берлин».

Уже 7 августа три группы бомбардировщиков ДБ-3Ф 1-го минно-торпедного авиаполка в количестве 15 единиц взяли курс на Берлин с аэродрома Кагул на острове Эзель (Сааремаа). Немецкие подразделения ПВО наших летчиков заметили, но приняли их за своих, поэтому огня по советским бомбардировщикам не открывали.

В первый раз ДБ-3Ф отбомбились над берлинским стадионом, разрушили новый индустриальный квартал германской столицы. Советские бомбы повредили здания вокзала и телеграфа, а также ряд оборонных предприятий в районе Райниккендорф. В Берлине не было даже светомаскировки, а гитлеровские ПВО начали работать, только когда смертоносный груз советскими бомбардировщиками был уже сброшен. Фактически немцы били «в пустой след» - всем нашим самолетам удалось без потерь вернуться на родину. Когда выяснилось, что бомбили все-таки русские, а не англичане (поначалу немцы сообщили о налете ВВС Великобритании, и союзникам СССР даже пришлось выступать с опровержением), Гитлер был шокирован такой новостью, ведь еще совсем недавно ему докладывали, что советская авиация как вид вооружения полностью уничтожена.

Этот налет нанес колоссальный удар и по моральному духу простых немцев – жители разбомбленного Берлина писали на фронт своим воюющим родственникам о том, что теперь им придется опасаться еще и русских бомбардировок.

Операция «Берлин» продолжалась немногим менее месяца – с 8 августа по 4 сентября. За это время советские бомбардировщики осуществили, по разным данным, от 78 до 81 самолетовылетов. Отбомбиться, по разным оценкам, смогли 33 или 55 боевых машин. Сбрасываемые на Берлин фугасы достигали в весе до 250 кг, а «зажигалки» – до 50 кг. Всего же на столицу Германии за это время были сброшены свыше 30 тонн бомб плюс 34 «агитпривета» с листовками. В Берлине советские бомбардировки вызвали более 30 очагов пожаров, в том числе и на стратегически важных объектах. Из-за несогласованности действий в условиях военного времени (секретности рейдов, отсутствия координации действий с наземными силами противовоздушной обороны) советские бомбардировщики, летавшие на Берлин, чаще всего сбивались своими же зенитчиками и нашей авиацией ПВО. Более десятка самолетов в результате операции «Берлин» были безвозвратно потеряны, несколько экипажей погибли в полном составе.

Участников бомбардировочных рейдов на Берлин представили к государственным наградам. Несколько летчиков 1-го минно-торпедного авиаполка стали Героями Советского Союза.

russian7.ru

Бомбардировки Берлина советской авиацией в 1941 году - это... Что такое Бомбардировки Берлина советской авиацией в 1941 году?

Бомбардировки Берлина в 1941 году — серия авианалётов на столицу нацистской Германии, совершённых с 7 августа по 5 сентября советской авиацией во время Великой Отечественной войны. Операция была осуществлена на фоне отступления войск Красной Армии на советско-германском фронте и в бóльшей степени носила пропагандистский характер, не оказав существенного воздействия на ход боевых действий.

Предыстория

Через месяц после начала боевых действий 22 июля 1941 года немецкая авиация впервые осуществила массированный авианалёт на Москву, который, впрочем, был успешно отражён. 24 июля немцы повторили бомбардировку, на этот раз им удалось сбросить 300 тонн фугасных и зажигательных бомб. На фоне больших потерь военно-воздушных сил Красной Армии Министр пропаганды Германии Йозеф Геббельс объявил, что советская авиация разгромлена, главнокомандующий люфтваффе Герман Геринг заявил: «Ни одна бомба никогда не упадёт на столицу рейха!».

В это время авиацией Балтийского флота разрабатывался план по нанесению ударов с ленинградского аэродромного узла по базе немецкого флота в Пиллау[1]. Командующий авиацией ВМФ генерал-лейтенант Жаворонков С. Ф. предложил перенацелить подготовленные для удара силы[2]. 26 июля нарком Военно-морского флота адмирал Кузнецов Н. Г. вместе с Жаворонковым на встрече у Сталина предложили ему провести ответные бомбардировки Берлина силами Военно-морской авиации Балтийского флота с аэродрома Кагул на острове Эзель - самой западной на тот момент точки суши, контролировавшейся советскими войсками, но уже оказавшейся в тылу у быстро продвигающихся войск вермахта.

Планирование и подготовка

27 июля 1941 года 1-му минно-торпедному авиационному полку 8-й авиабригады ВВС Балтийского флота под командованием полковника Преображенского Е. Н. был отдан личный приказ Сталина: произвести бомбовый удар по Берлину и его военно-промышленным объектам. Командование операцией было поручено Жаворонкову С. Ф., ответственным за исход назначен Кузнецов Н. Г.

Для нанесения удара планировалось использовать дальние бомбардировщики ДБ-3, ДБ-ЗФ (Ил-4), а также новые ТБ-7 и Ер-2 ВВС и ВВС ВМФ, которые с учётом предельного радиуса действия могли достать до Берлина и вернуться обратно. Учитывая дальность полёта (около 900 км в одну сторону, 1765 км в обе стороны, из них над морем 1400 км) и мощную ПВО противника, успех операции был возможен лишь при выполнении нескольких условий: полёт необходимо было осуществлять на большой высоте, возвращаться назад по прямому курсу и иметь на борту лишь одну 500-кг бомбу или две бомбы по 250 кг[2].

28 июля[3] генерал Жаворонков прилетел в посёлок Беззаботное под Ленинградом, где базировался 1-й минно-торпедный авиационный полк Балтийского флота. Операция готовилась в режиме повышенной секретности, в курс дела были поставлены лишь командующий Балтийским флотом вице-адмирал Трибуц В. Ф. и командующий ВВС Балтийского флота генерал-майор авиации Самохин М. И.[1]. Для нанесения удара по Берлину были отобраны 15 экипажей полка. Командиром особой ударной группы назначили командира полка полковника Преображенского Е. Н., флаг-штурманом — капитана Хохлова П. И.

2 августа из Кронштадта в условиях повышенной секретности и под сильной охраной вышел морской караван, состоящий из тральщиков и самоходных барж с запасом бомб и авиационного топлива, стальных пластин для удлинения взлётно-посадочной полосы[4], двумя тракторами, бульдозером, трамбовочным асфальтовым катком, камбузным хозяйством и койками для лётного и технического состава особой ударной группы. Пройдя через заминированный Финский залив и зайдя в уже осаждённый немцами Таллин, утром 3 августа караван подошёл к причалам острова Эзель и выгрузил груз.

В ночь на 3 августа с аэродрома Кагул был осуществлён пробный полёт — несколько экипажей, имея запас горючего до Берлина и полный боекомплект, слетали на разведку погоды и сбросили бомбы на Свинемюнде.

4 августа особая ударная группа перелетела на расположенный на острове аэродром Кагул. С 4 по 7 августа производилась подготовка к полёту, бытовое устройство лётного и техсостава, удлинение взлётно-посадочной полосы.

В ночь на 6 августа 5 экипажей отправились в разведывательный полёт на Берлин. Было установлено[2]: зенитная оборона расположена кольцом вокруг города в радиусе 100 км и имеет много прожекторов, способных действовать на расстоянии до 6 000 м. Вечером 6 августа экипажи первой группы бомбардировщиков получили боевую задачу.

Первый вылет

В 21.00 7 августа с аэродрома Кагул на острове Эзель поднялась особая ударная группа из 15 бомбардировщиков[5] ДБ-3 ВВС Балтийского флота под командованием командира полка полковника Преображенского Е. Н., загруженных бомбами ФАБ-100 и листовками. Звеньями командовали капитаны Гречишников В. А. и Ефремов А. Я., штурманом летел Хохлов П. И. Полёт проходил над морем на высоте 7 000 м по маршруту: остров Эзель (Сааремаа) — Свинемюнде — Штеттин — Берлин). Температура за бортом достигала -35 — -40 °C, из-за чего стёкла кабин самолётов и очки шлемофонов обмерзали. Кроме того, лётчикам пришлось все эти часы работать в кислородных масках. Для соблюдения секретности на всём протяжении полёта выход в радиоэфир был категорически запрещён.

Через три часа полёта вышли к северной границе Германии. При полёте над её территорией самолёты неоднократно были обнаружены с немецких наблюдательных постов, но, принимая их за свои, немецкая ПВО огня не открывала. Над Штеттином немцы, посчитав, что это с задания возвращаются заблудившиеся самолёты люфтваффе, с помощью прожекторов предложили экипажам советских самолётов сесть на ближайший аэродром.

В 1.30 8 августа пять самолётов осуществили сброс бомб на хорошо освещённый Берлин, остальные отбомбились по берлинскому предместью и Штеттину. Немцы настолько не ожидали авианалёта, что включили светомаскировку только через 40 секунд после того, как первые бомбы упали на город. Проконтролировать результаты налёта лётчикам не позволила немецкая ПВО, активность которой стала так велика, что заставила радиста Василия Кротенко прервать режим радиомолчания и сообщить о выполнении задания в радиоэфире: «Моё место — Берлин! Задачу выполнили. Возвращаемся на базу!». В 4 утра 8 августа, после 7-часового полёта, экипажи без потерь вернулись на аэродром.

Реакция

Несмотря на то, что бомбовый удар не нанёс существенного военного урона нацисткой Германии, он имел важный психологический эффект.

8 августа немецкое радио передало сообщение:

В ночь с 7 на 8 августа крупные силы английской авиации, в количестве 150 самолётов, пытались бомбить нашу столицу... Из прорвавшихся к городу 15 самолётов 9 сбито.

В ответ на это Би-би-си сообщило:

Германское сообщение о бомбёжке Берлина интересно и загадочно, так как 7-8 августа английская авиация над Берлином не летала.

Советское Информбюро 8 августа известило, что советская авиация успешно бомбила Берлин. Сообщение в «Известиях» завершалось словами:

В результате бомбёжки возникли пожары и наблюдались взрывы. Все наши самолёты вернулись на свои базы без потерь.

Заметки с аналогичным содержанием публиковались в «Известиях» в течение всего августа. После налётов домохозяйки Берлина, уже в самом начале войны, писали своим мужьям на фронт подобные письма[6]:

Дорогой мой Эрнст! Война с Россией уже стоит нам многих сотен тысяч убитых. Мрачные мысли не оставляют меня. Последнее время ночью к нам прилетают бомбардировщики. Всем говорят, что бомбили англичане, но нам точно известно, что в эту ночь нас бомбили русские. Они мстят за Москву. Берлин от разрывов бомб сотрясается... И вообще скажу тебе: с тех пор как появились над нашими головами русские, ты не можешь представить, как нам стало скверно. Родные Вилли Фюрстенберга служили на артиллерийском заводе. Завода больше не существует! Родные Вилли погибли под развалинами. Ах, Эрнст, когда русские бомбы падали на заводы Симменса, мне казалось, всё проваливается сквозь землю. Зачем вы связались с русскими?

Дальнейшие полёты были не столь успешными.

Вылет 10 августа

Следующий полёт был запланирован на 10 августа. Было принято решение привлечь к участию в вылетах ВВС РККА под командованием Жигарева П. Ф.. Полёт планировалось осуществить силами 81-ой бомбардировочной авиадивизии с аэродрома города Пушкина на более современных самолётах ТБ-7 (412 полк, переименованный в 432 ТБАП) и Ер-2 (420 полк, переименованный в 433 ТБАП).

8 августа командир авиадивизии Герой Советского Союза комбриг Водопьянов М. В. получил приказ лично от Сталина:

«Т-щу Водопьянову Обязать 81-ю авиадивизию во главе с командиром дивизии т. Водопьяновым с 9.08 на 10.08 или в один из следующих дней, в зависимости от условий погоды, произвести налёт на Берлин. При налёте кроме фугасных бомб обязательно сбросить на Берлин также зажигательные бомбы малого и большого калибра. В случае если моторы начнут сдавать по пути на Берлин, иметь в качестве запасной цели для бомбёжки г. Кёнигсберг. И. Сталин

8.08.41»

Проведенные расчёты показали что ТБ-7 с дизелями М-40Ф с бомбовой нагрузкой 4000 кг (из них 2000 кг на внешней подвеске) могли совершить полёт до Берлина и вернуться обратно. Для выполнения полётов были отобраны 12 ТБ-7 и 28 Ер-2, которые 10 августа перелетели на аэродром. Здесь, после более тщательного отбора оставили 10 ТБ-7 и 16 Ер-2. Вечером того же дня самолёты поднялись в воздух с курсом на Берлин.

На взлёте Ер-2 Молодчего снёс шасси о дренаж на краю аэродрома[7].

  • На ТБ-7 майора Егорова сразу после отрыва от земли отказали два правых дизеля М-40Ф, и самолёт потерпел катастрофу. После этого Жигарев П. Ф. остановил вылет остальных самолётов. В результате на Берлин ушли 7 ТБ-7 и 3 Ер-2.
  • Самолёт Водопьянова М. В. при наборе высоты был атакован истребителями И-16, но дошёл до цели и отбомбился по Берлину. После этого попал под зенитный огонь немцев и был повреждён, вынужден был выполнить посадку на оккупированной немцами территории Эстонии в районе Йыхви. Вторым пилотом в экипаже был родившийся в Сибири эстонец Пусэп Э. К., поэтому с местным населением общался только он, а остальные члены экипажа в контакт с местными жителями не вступали. Через два дня экипаж вышел к своим.
  • На самолёте лейтенанта Видного В. Д. над немецкой территорией загорелся левый внешний двигатель. Экипажу удалось ликвидировать пожар, но самолёт продолжил полёт с потерей высоты. Не долетев до Берлина 370 км, экипаж сбросил бомбы и лёг на обратный курс. После отказа ещё одного М-40Ф самолёт совершил вынужденную посадку на аэродроме в Обухове.
  • На ТБ-7 капитана Тягунина А. Н. уже на обратном пути отказал один из двигателей. Кроме того, над побережьем Балтики самолёт обстреляли свои зенитчики. При посадке машина разбилась.
  • Ер-2 лейтенанта Кубышко Б. А. на обратном пути сбил И-16С. Экипаж спасся на парашютах.
  • Ер-2 капитана Степанова А. Г. пропал без вести.
  • На ТБ-7 майора Угрюмова М. М. несколько раз на больших высотах отказывали двигатели. Экипаж отбомбился по Берлину, израсходовал всё топливо и выполнил вынужденную посадку в Торжке.
  • ТБ-7 старшего лейтенанта Панфилова А. И. над территорией Германии попал под огонь зениток и получил значительные повреждения. Экипаж сбросил бомбы, но на обратном пути у самолёта отказали два М-40Ф. При вынужденной посадке на территории Финляндии пять человек погибли, а остальные были взяты в плен финнами при попытке перейти линию фронта.
  • ТБ-7 майора Курбана А. А., отбомбившись по Берлину, получил повреждения от зенитного огня и разбился при вынужденной посадке в районе Ропши.

Из 10 ушедших на Берлин машин вышли на цель и отбомбились только шесть. В Пушкин вернулось только две машины. После этого вылета Водопьянов был снят с должности командира дивизии, а на его место был назначен полковник Голованов А. Е.

Последующие полёты

Всего до 5 сентября советские лётчики выполнили девять налётов на Берлин, совершив в общей сложности 86 вылетов. 33 самолёта бомбили Берлин, сбросив на него 21 тонну бомб и вызвав в городе 32 пожара. 37 самолётов не смогли выйти к столице Германии и нанесли удары по другим городам. В общей сложности было израсходовано 311 фугасных и зажигательных бомб общим весом 36050 кг. Были сброшены 34 агитбомбы с листовками. 16 самолётов по различным причинам были вынуждены прервать полёт и вернуться на аэродром. Во время осуществления налётов было потеряно 17 самолётов[8] и 7 экипажей, причём 2 самолёта и 1 экипаж погибли на аэродроме, когда пытались взлететь с 1000-килограммовой и двумя 500-килограммовыми бомбами на внешних подвесках.

Бомбёжки Берлина в течение месяца сильно озаботили немцев. Гитлер требовал от своего командования:[2]

Совместными усилиями соединений сухопутных войск, авиации и военно-морского флота ликвидировать военно-морские и военно-воздушные базы на островах Даго и Эзель, и в первую очередь — аэродромы, с которых производятся налёты на Берлин

После оставления Таллина и Моонзундского архипелага полёты на Берлин пришлось прекратить.

Награды

Приказ о поощрении участников бомбардировки г. Берлина № 0265 8 августа 1941 года

В ночь с 7 на 8 августа группа самолётов Балтийского флота произвела разведывательный полёт в Германию и бомбила город Берлин. 5 самолётов сбросили бомбы над центром Берлина, а остальные на предместья города. Объявляю благодарность личному составу самолётов, участвовавших в полёте. Вхожу с ходатайством в Президиум Верховного Совета СССР о награждении отличившихся. Выдать каждому члену экипажа, участвовавшему в полёте по 2 тысячи рублей. Впредь установить, что каждому члену экипажа сбросившему бомбы на Берлин, выдавать по 2 тысячи рублей. Приказ объявить экипажам самолётов, участвовавших в первой бомбёжке Берлина, и всему личному составу 81-й авиадивизии дальнего действия.

Народный комиссар обороны И. СТАЛИН ф. 4, оп. 11, д. 65, л. 263. Подлинник.

Уже 8 августа Сталин подписал специальный приказ № 0265 «О поощрении участников бомбардировки Берлина», в котором, помимо благодарности, объявлялось о выдаче каждому члену экипажа по 2 тысячи рублей.

13 августа вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении первым четырём летчикам: полковнику Преображенскому Е. Н., капитанам Гречишникову В. А., Плоткину М. Н., Ефремову А. Я. и штурману флагманского экипажа капитану Хохлову П. И. званий Героя Советского Союза.

В приказе Сталина «О порядке награждения лётного состава ВВС за хорошую боевую работу» от 19 августа 1941 года было специально установлено: «При действиях по политическому центру (столице) противника за каждую бомбардировку каждое лицо экипажа получает денежную награду в размере 2000 рублей».

Всего в августе-сентябре Орденами Ленина были награждены 13 человек, Красного Знамени и Красной Звезды — 55 человек. В сентябре Героями Советского Союза стали ещё 5 человек, многие получили ордена и медали.

Литература

См. также

  • Бомбардировка Берлина во Второй мировой войне (англ.)

Примечания

  1. ↑ 1 2 Кузнецов Н. Г. Курсом к победе. — М.: Голос, 2000
  2. ↑ 1 2 3 4 ОЦВМА, ф. 255, д. 34134
  3. ↑ По другим данным — 2 августа
  4. ↑ Аэродром Кагул предназначался для действий истребителей и имел 1300-метровую земляную взлётно-посадочную полосу, чего было недостаточно для тяжёлых бомбардировщиков ДБ-3Ф
  5. ↑ По другим данным — в первом вылете участвовало 13 самолётов
  6. ↑ Михайловский Н. Г. Таллинский дневник. — М.: Советская Россия, 1985.
  7. ↑ Мощности М-105 не хватало для взлёта перегруженных Ер-2, и машины имели слишком большую длину разбега.
  8. ↑ По некоторым источникам — 18 самолётов

dic.academic.ru

Как СССР бомбил Берлин летом 1941 года

Почему-то стало привычным считать, что в начале Великой Отечественной Войны Красная Армия терпела исключительно одни поражения. Этот ущербный, гнилой стереотип превращается в труху, если вспомнить бомбардировку Берлина в августе-сентябре 1941 года. Даже Гитлер, взирая тогда на пылающую столицу, не мог поверить своим глазам.

Действительно, летом 1941 года Германия захлёбывалась от восторга перед победной поступью своих солдат по русской земле. Вот, казалось бы, тот самый «блицкриг». Погибни, Москва! У тебя не осталось даже авиации, мы слёту разгромили её, пока она ещё базировалась на земле. «Ни одна бомба никогда не упадёт на столицу рейха», - заявлял немецкому народу главнокомандующий люфтваффе Герман Геринг. И народ ему безоговорочно верил потому, как не верить оснований не было. Взрослые и дети спали в своих кроватях здоровым, сытым сном.

А тем временем в голове адмирала Кузнецова загорелась идея одёрнуть немцев так, чтобы сон и явь каждого из них наполнились кошмаром, чтобы не лез в горло кусок колбасы, чтобы немцы задумались: «А кто они, эти русские, и на что они способны?» Что ж, вскоре офицеры вермахта и вправду будут писать в своих дневниках: «Русские - не люди. Они сделаны из железа».

Итак, 26 июля 1941 года на стол Иосифу Сталину попадает предложение Кузнецова о бомбардировке Берлина. Сумасбродство? Безусловно! От линии фронта до столицы рейха - тысяча километров. Тем не менее, Сталин довольно улыбается и уже на следующий день приказывает 1-му минно-торпедному авиационному полку 8-й авиабригады ВВС Балтийского флота произвести бомбовый удар по Берлину.

30 июля генерал Жаворонков прибывает в указанный авиаполк и едва успевает заговорить о приказе Ставки, как командующий полком Евгений Преображенский обескураживает его, выложив на стол готовые расчёты, список экипажей и карту предполагаемого маршрута. Поразительно! В те адские дни лётчики, предвосхитив приказ, думали единым разумом с адмиралом Кузнецовым.

Осталось только приступить к выполнению задачи. Но легко сказать… Все условия были против полёта. Во-первых, огромное расстояние. Минутная ошибка в маршруте грозила отразиться на запасе топлива самым роковым образом. Во-вторых, взлёт был возможен лишь с территории Прибалтики, с аэродрома Кагул, что на острове Саарема, где имелась короткая земляная полоса, вполне подходящая для истребителей, но не для тяжелых бомбардировщиков. И, в-третьих, лететь предстояло на высоте 7 тысяч метров с температурой за бортом минус 45-50 градусов по Цельсию. Убийственный холод для восьмичасового полёта.

«…Они сделаны из железа». Именно так. 7 августа в 21 ч. 00 мин. с интервалом в 15 минут в воздух поднялись самолёты ДБ-3Ф. Три звена по пять бомбардировщиков в каждом. Первое звено возглавлял командиро полка Преображенский. В небе самолёты выстроились строем «ромб» и взяли направление на Германию.

Сначала маршрут предполагал полёт над морем мимо острова Рюген (славянский Руян или Буян, воспетый Пушкиным). Затем следовал поворот на южный город-порт Штеттин, и уже после открывался прямой ход на Берлин.

Восемь часов в кислородной маске и при холоде, от которого обмерзали стёкла кабин и очки шлемофонов. Позади целый день усиленной подготовки. Итого: сверхчеловеческие нагрузки, никем ранее не испытанные.

Над территорией Германии группа обнаруживает себя… Немцы связываются с ней по радиосвязи и предлагают сесть в ближайшем аэропорту. Они считают, что это летят сбившиеся с курса бравые рыцари люфтваффе. Им даже не приходит в голову, что это может быть враг. Потому, не получив ответа, они успокаиваются. Не отвечают, мол, и пусть. Будет на их совести.

Десять самолётов вынуждены сбросить бомбы на Штеттин, на его портовые объекты. Топливо на исходе, рисковать уже не приходится. Однако пять оставшихся ДБ-3Ф долетают до Берлина.

Внизу двигаются трамваи и автомобили. Вокзалы и военные аэродромы освещены. Окна в домах горят. Никакой светомаскировки! Немцы убеждены в своей неуязвимости.

Пять самолётов сбрасывают 250-килограммовые бомбы ФАБ-100 на военно-промышленные объекты, находящиеся в самом центре города. Берлин погружается в кромешную тьму, разрываемую всполохами пожаров. На улицах начинается паника. Но поздно. Радист Василий Кротенко уже передаёт: «Моё место – Берлин! Задачу выполнили. Возвращаемся на базу».

Лишь через 35 минут немцы понимают, что подверглись бомбардировке с воздуха. В небо устремляются лучи прожекторов, открывают пальбу зенитные орудия. Однако огонь ведётся наугад. Снаряды взрываются впустую на высоте 4500-5000 метров. Ну не может же быть, чтобы бомбардировщики летели выше! Это же не боги!

Над изуродованным Берлином поднялось солнце, а немцы так и не уразумели, кто же их бомбил. Газеты вышли с нелепыми заголовками: «Английская авиация бомбардировала Берлин. Имеются убитые и раненные. Сбито 6 английских самолётов». Растерянные, как дети, фашисты решили врать в соответствии с заветами Геббельса: «Чем наглее ложь, тем более в неё верят». Однако растерялись и англичане, поспешившие заявить, что духу их над Германией не было.

Тогда-то певцы «блицкрига» и признали, что налёт совершили советские асы. Позор лёг на голову министерства пропаганды, и у всей германской нации защемило сердце. Что ещё ждать от русских «недочеловеков»?

А ждать было чего. Советская авиация продолжила вылеты. Вплоть до 4 сентября их было совершено 86. С 33-х самолётов на Берлин обрушилось 36 тонн фугасных и зажигательных бомб. Это если не считать снарядов, начинённых агитационными листовками, и 37 самолётов, отбомбивших другие города Германии.

Гитлер выл, как раненый зверь. 5 сентября он послал несметные силы группы «Север», чтобы те вдребезги разнесли аэродром Кагула. Однако Берлин уже перестал зажигать по ночам огни, и в каждом немце засел животный страх перед тьмой родного арийского неба.

Первая же группа под командованием полковника Преображенского вернулась вся, за исключением самолёта, которому не хватило горючего. Управлял им лейтенант Дашковский. 13 августа 1941 года пятеро лётчиков, отбомбивших Берлин, получили звание Героя Советского Союза и по 2 тысячи рублей. Остальные лётчики были также награждены и премированы. После этого группа Преображенского бомбила столицу рейха ещё 9 раз.

repin.info


Смотрите также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>