Кто написал злоумышленник автор


«Злоумышленник», анализ рассказа Чехова

Рассказ А. П. Чехова «Злоумышленник» был опубликован впервые в июле 1885 года в «Петербургской газете». Он продолжает линию чеховских миниатюр, которые вызывают у читателей «смех сквозь слёзы». Анализ данного произведения раскрывает бездну крестьянско-господских отношений в России на тот момент времени.

Сюжетная линия рассказа

Перед судом в рассказе предстаёт мужик по имени Денис Григорьев — босой, не отличающийся живостью ума, но готовый отстаивать свою правоту до конца.

Преступление его заключалось в том, что он откручивал гайки на рельсах железной дороги. В ходе допроса выясняется, что гайки нужны для невода, который без них тонуть не хочет. Судья пытается объяснить Денису, что от этого может поезд сойти с рельсов и погибнуть люди. Но Денис утверждает, что у него этого и в мыслях не было, а вот невод непригоден для рыбной ловли без гаек.

Мало того, выясняется, что почти все мужики деревни занимаются этим занятием и даже продают эти неводы господам.

Судье ничего не остаётся, как отдать приказ увести Дениса обратно в тюрьму, на что мужик наивно и искренне удивляется: за что?

Идейное содержание произведения

Рассказ-миниатюра поднимает тему халатности, которая в России была всегда. Кто виновен в том, что мужики вытаскивают из железной дороги гайки, в результате чего происходят аварии поездов и гибнут люди? В ходе прочтения произведения совершенно не создаётся впечатление, что у Дениса был такой умысел и он — злостный нарушитель закона. Он предстаёт перед судом босой — значит, он беден, и невод — это способ его выживания. Разве можно его обвинять в том, что он добывает себе пищу? Ведь у него и в мыслях нет убивать невинных людей.

В рассказе очень чётко звучит проблема того, кто истинный виновник этой халатности и настоящий злоумышленник. Господа, которым деревенские мужики продают эти снасти, прекрасно знают, откуда на неводах гайки. И они-то уж наверняка гораздо сообразительнее мужиков и прекрасно понимают, к чему может привести такое «рукоделие» мужиков. Но они молчат. Молчат и продолжают покупать неводы с гайками из рельсов.

Рассказ написан в реалистическом направлении, так как конкретно рисует картины российской действительности на конец XIX века. Произведение необычно по своей композиции, так как не имеет ни начала, ни конца: кусок суда над Денисом словно вырван из общего хода следствия. Приговор остаётся неизвестным: Чехов хотел, чтобы читатель вынес его сам.

Очень короткий по содержанию, но ёмкий с точки зрения идеи, рассказ А. П. Чехова «Злоумышленник» заставляет читателя задуматься над темой халатности в России и её истинных виновниках.

Обязательно прочитайте и другие сочинения:

  • Анализ рассказа А.П. Чехова «Ионыч»
  • «Тоска», анализ произведения Чехова, сочинение
  • «Смерть чиновника», анализ рассказа Чехова, сочинение
  • «Толстый и тонкий», анализ рассказа Чехова
  • «Крыжовник», анализ рассказа Чехова, сочинение
  • «О любви», анализ рассказа Чехова
  • «Дама с собачкой», анализ рассказа Чехова
  • «Хамелеон», анализ рассказа Чехова
  • «Студент», анализ рассказа Чехова
  • «Вишневый сад», анализ пьесы Чехова
  • «Каштанка», анализ рассказа Чехова
  • Как вы понимаете термин «футлярный человек»?
  • «Хирургия», анализ рассказа Чехова
  • «Палата №6», анализ повести Чехова
  • «Ванька», анализ рассказа Чехова

По писателю: Чехов Антон Павлович

goldlit.ru

Злоумышленник. Чехов рассказ

Злоумышленник. Чехов рассказ для детей читать

Перед судебным следователем стоит маленький, чрезвычайно тощий мужичонка в пестрядинной рубахе и латаных портах. Его обросшее волосами и изъеденное рябинами лицо и глаза, едва видные из-за густых, нависших бровей, имеют выражение угрюмой суровости. На голове целая шапка давно уже не чесанных, путаных волос, что придает ему еще большую, паучью суровость. Он бос.— Денис Григорьев! — начинает следователь. — Подойди поближе и отвечай на мои вопросы. Седьмого числа сего июля железнодорожный сторож Иван Семенов Акинфов, проходя утром по линии, на сто сорок первой версте, застал тебя за отвинчиванием гайки, коей рельсы прикрепляются к шпалам. Вот она, эта гайка!.. С каковою гайкой он и задержал тебя. Так ли это было?— Чаво?— Так ли все это было, как объясняет Акинфов?— Знамо, было.— Хорошо; ну, а для чего ты отвинчивал гайку?— Чаво?— Ты это свое «чаво» брось, а отвечай на вопрос: для чего ты отвинчивал гайку?— Коли б не нужна была, не отвинчивал бы, — хрипит Денис, косясь на потолок.— Для чего же тебе понадобилась эта гайка?— Гайка-то? Мы из гаек грузила делаем…— Кто это — мы?— Мы, народ… Климовские мужики то есть.— Послушай, братец, не прикидывайся ты мне идиотом, а говори толком. Нечего тут про грузила врать!— Отродясь не врал, а тут вру… — бормочет Денис, мигая глазами. — Да нешто, ваше благородие, можно без грузила? Ежели ты живца или выполозка на крючок сажаешь, то нешто он пойдет ко дну без грузила? Вру… — усмехается Денис. — Черт ли в нем, в живце-то, ежели поверху плавать будет! Окунь, щука, налим завсегда на донную идет, а которая ежели поверху плавает, то ту разве только шилишпер схватит, да и то редко… В нашей реке не живет шилишпер… Эта рыба простор любит.— Для чего ты мне про шилишпера рассказываешь?— Чаво? Да ведь вы сами спрашиваете! У нас и господа так ловят. Самый последний мальчишка не станет тебе без грузила ловить. Конечно, который непонимающий, ну, тот и без грузила пойдет ловить. Дураку закон не писан…— Так ты говоришь, что ты отвинтил эту гайку для того, чтобы сделать из нее грузило?— А то что же? Не в бабки ж играть!— Но для грузила ты мог взять свинец, пулю… гвоздик какой-нибудь…— Свинец на дороге не найдешь, купить надо, а гвоздик не годится. Лучше гайки и не найтить… И тяжелая и дыра есть.— Дураком каким прикидывается! Точно вчера родился или с неба упал. Разве ты не понимаешь, глупая голова, к чему ведет это отвинчивание? Не догляди сторож, так ведь поезд мог бы сойти с рельсов, людей бы убило! Ты людей убил бы!— Избави господи, ваше благородие! Зачем убивать? Нетто мы некрещеные или злодеи какие? Слава те господи, господин хороший, век свой прожили и не токмо что убивать, но и мыслей таких в голове не было… Спаси и помилуй, царица небесная… Что вы-с!— А отчего, по-твоему, происходят крушения поездов? Отвинти две-три гайки, вот тебе и крушение!Денис усмехается и недоверчиво щурит на следователя глаза.— Ну! Уж сколько лет всей деревней гайки отвинчиваем и хранил господь, а тут крушение… людей убил… Ежели б я рельсу унес или, положим, бревно поперек ейного пути положил, ну, тогды, пожалуй, своротило бы поезд, а то… тьфу! гайка! — Да пойми же, гайками прикрепляется рельса к шпалам!— Это мы понимаем… Мы ведь не все отвинчиваем… оставляем… Не без ума делаем… понимаем…Денис зевает и крестит рот.— В прошлом году здесь сошел поезд с рельсов, — говорит следователь. — Теперь понятно, почему…— Чего изволите?— Теперь, говорю, понятно, отчего в прошлом году сошел поезд с рельсов… Я понимаю!— На то вы и образованные, чтобы понимать, милостивцы наши… Господь знал, кому понятие давал… Вы вот и рассудили, как и что, а сторож тот же мужик, без всякого понятия, хватает за шиворот и тащит… Ты рассуди, а потом и тащи! Сказано — мужик, мужицкий и ум… Запишите также, ваше благородие, что он меня два раза по зубам ударил и в груди.— Когда у тебя делали обыск, то нашли еще одну гайку… Эту в каком месте ты отвинтил и когда?— Это вы про ту гайку, что под красным сундучком лежала?— Не знаю, где она у тебя лежала, но только нашли ее. Когда ты ее отвинтил?— Я ее не отвинчивал, ее мне Игнашка, Семена кривого сын, дал. Это я про ту, что под сундучком, а ту, что на дворе в санях, мы вместе с Митрофаном вывинтили.— С каким Митрофаном?— С Митрофаном Петровым… Нешто не слыхали? Невода у нас делает и господам продает. Ему много этих самых гаек требуется. На каждый невод, почитай, штук десять…— Послушай… Тысяча восемьдесят первая статья Уложения о наказаниях говорит, что за всякое с умыслом учиненное повреждение железной дороги, когда оно может подвергнуть опасности следующий по сей дороге транспорт и виновный знал, что последствием сего должно быть несчастье… понимаешь? знал! А ты не мог не знать, к чему ведет это отвинчивание… он приговаривается к ссылке в каторжные работы.— Конечно, вы лучше знаете… Мы люди темные… нешто мы понимаем?— Все ты понимаешь! Это ты врешь, прикидываешься!— Зачем врать? Спросите на деревне, коли не верите… Без грузила только уклейку ловят, а на что хуже пескаря, да и тот не пойдет тебе без грузила.— Ты еще про шилишпера расскажи! — улыбается следователь.— Шилишпер у нас не водится… Пущаем леску без грузила поверх воды на бабочку, идет голавль, да и то редко.— Ну, молчи…Наступает молчание. Денис переминается с ноги на ногу, глядит на стол с зеленым сукном и усиленно мигает глазами, словно видит перед собой не сукно, а солнце. Следователь быстро пишет.— Мне идтить? — спрашивает Денис после некоторого молчания.— Нет. Я должен взять тебя под стражу и отослать в тюрьму. Денис перестает мигать и, приподняв свои густые брови, вопросительно глядит на чиновника.— То есть как же в тюрьму? Ваше благородие! Мне некогда, мне надо на ярмарку; с Егора три рубля за сало получить…— Молчи, не мешай.— В тюрьму… Было б за что, пошел бы, а то так… здорово живешь… За что? И не крал, кажись, и не дрался… А ежели вы насчет недоимки сомневаетесь, ваше благородие, то не верьте старосте… Вы господина непременного члена спросите… Креста на нем нет, на старосте-то…— Молчи!— Я и так молчу… — бормочет Денис. — А что староста набрехал в учете, это я хоть под присягой… Нас три брата: Кузьма Григорьев, стало быть, Егор Григорьев и я, Денис Григорьев…— Ты мне мешаешь… Эй, Семен! — кричит следователь. — Увести его!— Нас три брата, — бормочет Денис, когда два дюжих солдата берут и ведут его из камеры. — Брат за брата не ответчик… Кузьма не платит, а ты, Денис, отвечай… Судьи! Помер покойник барин-генерал, царство небесное, а то показал бы он вам, судьям… Надо судить умеючи, не зря… Хоть и высеки, но чтоб за дело, по совести…

www.miloliza.com

Рассказ А.П. Чехова «Злоумышленник» . Видеоурок. Литература 7 Класс

Тема:  Из литературы XIX века

Урок: Рассказ А.П. Чехова «Злоумышленник»

В 1880 году в журнале «Стрекоза» (рис. 1) появляются первые публикации юмористических рассказов Антона Павловича. Он печатает свои юморески под самыми разными, смешными псевдонимами: Балдастов, Брат моего брата, Человек без селезенки, Антоша Чехонте.

Печатается Чехов тоже в различных изданиях, где принимают его рассказы, но все же отдает предпочтение журналу «Осколки», где для него был создан специальный отдел под названием «Осколки московской жизни».

Рис. 1. Журнал «Стрекоза» (Источник)

Антон Павлович Чехов  известен как мастер короткого рассказа. Его умение найти точную художественную деталь, талант отражения тончайших душевных переживаний героев снискали ему известность во многих странах мира. «...Юмор есть остроумие глубокого чувства...» – это замечательное определение как нельзя лучше подходит к рассказам Чехова. Здесь юмор не просто смешит, но и «царапает» сердце до слез.

Важно понимать и чувствовать, что юмор — не отдельная часть творчества Чехова, это его взгляд на мир, видение жизни, неотделимое от иронии, трагической усмешки. Писатель не мог пройти мимо беспорядков и неправоты жизни, но все написанное получало в его произведениях трагикомическое звучание, таковы особенности чеховского таланта.

Итак, смешение комического и трагического. Именно эту особенность чеховского юмора мы рассмотрим на примере рассказа «Злоумышленник».

Анализ рассказа «Злоумышленник»

Впервые рассказ был напечатан в 1885 году в «Петербургской газете», а  затем вошёл в сборник «Пёстрые рассказы». Уже при жизни писателя рассказ «Злоумышленник» был признан шедевром. Так, например, Л.Н. Толстой признавался: «Я его раз сто читал».

В рассказе ярко проявились все особенности чеховского юмора: лаконизм и точность в создании образов, умение несколькими штрихами очертить проблему порой всероссийского масштаба.

Смысл названия

Слово «злоумышленник» образовано путем слияния основ слов зло и умысел. О каком же злом умысле идет речь в рассказе?

Рис. 2. Иллюстрация к рассказу «Злоумышленник» (Источник)

Простой  мужичонка из климовских крестьян Денис Григорьев стоит перед судебным следователем (рис. 2). Он пойман за весьма неприглядным делом: пытался отвинтить гайку от рельсов, чтобы потом использовать ее для изготовления грузила. Рассказ построен на диалоге между следователем и злоумышленником. Их беседа вызывает одновременно смех и жалость. Ведь мужичок никак не может понять, что подобные действия являются преступными, т. к. отвинчивание гайки от рельсов может привести к крушению поезда, а значит, к гибели невинных людей.

Герои рассказа «Злоумышленник»

В рассказе два героя, представители 2-х социальных слоев, настолько далеких друг от друга, что между ними нет взаимопонимания. Это следователь с одной стороны и мужичонка – с другой.

Имя и внешность следователя Чехов не уточняет. Это делает героя безликим и одновременно придает образу собирательность. Мы представляем себе типичного чиновника, человека в мундире, сидящего за столом, ведущего протокол допроса. Перед нами сухой законник, уверенный, что каждый крестьянин знает весь уголовный кодекс. Это убеждение выражено в словах следователя:  

« - Послушай... 1081 статья уложения о наказаниях говорит, что за всякое с умыслом учиненное повреждение железной дороги, когда оно может подвергнуть опасности следующий по сей дороге транспорт и виновный знал, что последствием сего должно быть несчастье... понимаешь? знал! А ты не мог не знать, к чему ведет это отвинчивание... он приговаривается к ссылке в каторжные работы».

В образе следователя комично только одно: его искреннее недоумение по поводу невежества мужика.

Именно мужичонка является в рассказе главным персонажем. Мы узнаем его имя – Денис Григорьев – и  читаем довольно подробное описание внешности: «Маленький, чрезвычайно тощий мужичонко в пестрядинной рубахе и латаных портах. Его обросшее волосами и изъеденное рябинами лицо и глаза, едва видные из-за густых, нависших бровей, имеют выражение угрюмой суровости. На голове целая шапка давно уже нечесанных, путаных волос, что придает ему еще большую, паучью суровость. Он бос». Чехов в описании подчеркивает не просто бедность мужика, а его дикость, запущенность. Он похож на первобытного человека. После такого описания мы ждем от героя агрессии, злобы, ведь Чехов дважды использует эпитет «суровый». Однако в беседе со следователем мужичонка проявляет противоположные качества: безобидность, добродушие, наивность. Он признается в том, что выкручивал гайки из рельсов, и искренне недоумевает,  в чем состоит его преступление:

«— Ну! Уж сколько лет всей деревней гайки отвинчиваем и хранил господь, а тут крушение... людей убил... Ежели б я рельсу унес или, положим, бревно поперек ейного пути положил, ну, тогды, пожалуй, своротило бы поезд, а то... тьфу! гайка!»

Что же высмеивает Чехов в своем рассказе? Темноту, невежество, необразованность мужика. Его безграмотная речь говорит о герое больше, чем автор мог бы сказать в описании его жизни. Для того чтобы понять Дениса Григорьева, нужно провести словарную работу, которая поможет перевести безграмотную речь мужика на литературный русский язык.

Словарная работа:

чаво – что;

знамо – конечно, естественно;

нешто - разве;

токмо – только;

ейного – её;

тогды – тогда;

пущаем – пускаем;

идтить – идти;

кажись – кажется.

Речь главного героя поражает своей безграмотностью и нелогичностью. В его голове каша: он говорит одновременно и о рыбалке, и о своей деревне, и о стороже железной дороги, который его поймал за преступлением. Сначала у нас складывается впечатление, что мужик просто  хитрит, пытаясь уйти от ответственности, и мы разделяем мнение следователя: «Дураком каким прикидывается! Точно вчера родился или с неба упал». Однако автор скоро дает нам понять, что мужик действительно не осознает всех последствий своего преступления. Он совершенно искренне возмущается:

«— В тюрьму... Было б за что, пошел бы, а то так... здорово живешь... За что? И не крал, кажись, и не дрался...»

Рассказ заканчивается тем, что мужика уводят в камеру, а он обвиняет следователя в несправедливости:

« - Судьи... Надо судить умеючи, не зря... Хоть и высеки, но чтоб за дело, по совести...»

Эта последняя реплика заставляет задуматься. Виноват ли мужик на самом деле? Да, по закону, он совершил преступление. Но почему он на это пошел? Почему вся деревня выкручивает гайки? Ради забавы или со злым умыслом?  Из бессвязных реплик мужика мы все-таки можем сложить печальную картину его жизни: притеснения старосты, недоимки, произвол властей. Чтобы прокормиться, вся деревня ловит рыбу. Тем и живет народ. А для рыбалки приходится гайки выкручивать и использовать их как грузило. Почему же именно гайки? Неужели нет ничего другого? И на этот вопрос герой дает исчерпывающий  ответ:

 « - Свинец на дороге не найдешь, купить надо, а гвоздик не годится. Лучше гайки и не найтить... И тяжелая, и дыра есть».

У народа своя логика, логика выживания в тех социальных условиях, в которых человек превращается в дикое, нелепое, забитое существо.  

«— Ты мне мешаешь... Эй, Семен! — кричит следователь. — Увести его!» – вот какое решение проблемы демонстрирует нам Чехов. Справедливо ли это? Конечно же, нет.

Таким образом, в своем рассказе Чехов с юмором описывает ситуацию, которая действительно кажется смешной на первый взгляд. Но главное, чего добивался писатель, – заставить читателя усомниться в справедливости приговора, вызвать сочувствие к мужику и осудить систему, которая равнодушна к народному горю и уходит от решения социальных проблем.

В критическом обозрении «Обо всём», опубликованном в журнале «Русское богатство» в 1886 г, о «Злоумышленнике» было написано: «Мелкие штрихи, иногда в одно слово, рисуют и быт, и обстановку так ясно, что вы только удивляетесь этому уменью – свести в один крохотный фокус все необходимые детали, только самое необходимое, а в то же время взволновать и чувство ваше, и разбудить мысль: в самом деле, вглядитесь глубже в этого следователя и в этого мужика, ведь это два мира, оторванные от одной и той же жизни; оба русские, оба в существе не злые люди, и оба не понимают друг друга. Подумайте только над этим, и вы поймёте, какая глубина содержания в этом крохотном рассказике, изложенном на двух с половиной страницах».

Список литературы

  1. Коровина В.Я. Дидактические материалы по литературе. 7 класс. — 2008.
  2. Тищенко О.А. Домашняя работа по литературе за 7 класс (к учебнику В.Я. Коровиной). — 2012.
  3. Кутейникова Н.Е. Уроки литературы в 7 классе. — 2009.
  4. Коровина В.Я. Учебник по литературе. 7 класс. Часть 1. — 2012.
  5. Коровина В.Я. Учебник по литературе. 7 класс. Часть 2. — 2009.
  6. Ладыгин М.Б., Зайцева О.Н. Учебник-хрестоматия по литературе. 7 класс. — 2012.
  7. Курдюмова Т.Ф. Учебник-хрестоматия по литературе. 7 класс. Часть 1. — 2011.
  8. Фонохрестоматия по литературе за 7 класс к учебнику Коровиной.

Дополнительные рекомендованные ссылки на ресурсы сети Интернет

  1. ФЭБ: Словарь литературных терминов (Источник). 
  2. Словари. Литературные термины и понятия (Источник). 
  3. Толковый словарь русского языка (Источник). 
  4. А.П. Чехов. Злоумышленник (Источник). 
  5. А.П. Чехов. Биография и творчество (Источник). 
  6. Биография и творчество А.П. Чехова (Источник). 

 Домашнее задание

  1. Попробуйте адаптировать речь Дениса Григорьева, пользуясь словами из конспекта. Что при этом меняется в рассказе?
  2. О чем заставляет задуматься рассказ?
  3. В чем состоит особенность юмора А.П. Чехова? Ответ подтвердите примерами из рассказа «Злоумышленник».
  4. Какие рассказы Чехова вы читали? Что можно сказать об их авторе?

interneturok.ru

Злоумышленник

Перед судебным следователем стоит маленький, чрезвычайно тощий мужичонко в пестрядинной рубахе и латаных портах. Его обросшее волосами и изъеденное рябинами лицо и глаза, едва видные из-за густых, нависших бровей, имеют выражение угрюмой суровости. На голове целая шапка давно уже нечёсанных, путаных волос, что придает ему ещё большую, паучью суровость. Он бос.

— Денис Григорьев! — начинает следователь.— Подойди поближе и отвечай на мои вопросы. Седьмого числа сего июля железнодорожный сторож Иван Семёнов Акинфов, проходя утром по линии, на 141-й версте, застал тебя за отвинчиванием гайки, коей рельсы прикрепляются к шпалам. Вот она, эта гайка!.. С каковою гайкой он и задержал тебя. Так ли это было?

— Чаво?

— Так ли всё это было, как объясняет Акинфов?

— Знамо, было.

— Хорошо; ну, а для чего ты отвинчивал гайку?

— Чаво?

— Ты это своё «чаво» брось, а отвечай на вопрос: для чего ты отвинчивал гайку?

— Коли б не нужна была, не отвинчивал бы,— хрипит Денис, косясь на потолок.

— Для чего же тебе понадобилась эта гайка?

— Гайка-то? Мы из гаек грузила делаем…

— Кто это — мы?

— Мы, народ… Климовские мужики, то есть.

— Послушай, братец, не прикидывайся ты мне идиотом, а говори толком. Нечего тут про грузила врать!

— Отродясь не врал, а тут вру…— бормочет Денис, мигая глазами.— Да нешто, ваше благородие, можно без грузила? Ежели ты живца или выполозка на крючок сажаешь, то нешто он пойдёт ко дну без грузила? Вру…— усмехается Денис.— Чёрт ли в нём, в живце-то, ежели поверху плавать будет! Окунь, щука, налим завсегда на донную идёт, а которая ежели поверху плавает, то ту разве только шилишпер схватит, да и то редко… В нашей реке не живёт шилишпер… Эта рыба простор любит.

— Для чего ты мне про шилишпера рассказываешь?

— Чаво? Да ведь вы сами спрашиваете! У нас и господа так ловят. Самый последний мальчишка не станет тебе без грузила ловить. Конечно, который непонимающий, ну, тот и без грузила пойдёт ловить. Дураку закон не писан…

— Так ты говоришь, что ты отвинтил эту гайку для того, чтобы сделать из неё грузило?

— А то что же? Не в бабки ж играть!

— Но для грузила ты мог взять свинец, пулю… гвоздик какой-нибудь…

— Свинец на дороге не найдёшь, купить надо, а гвоздик не годится. Лучше гайки и не найтить… И тяжёлая, и дыра есть.

— Дураком каким прикидывается! Точно вчера родился или с неба упал. Разве ты не понимаешь, глупая голова, к чему ведёт это отвинчивание? Не догляди сторож, так ведь поезд мог бы сойти с рельсов, людей бы убило! Ты людей убил бы!

— Избави господи, ваше благородие! Зачем убивать? Нешто мы некрещёные или злодеи какие? Слава те господи, господин хороший, век свой прожили и не токмо что убивать, но и мыслей таких в голове не было… Спаси и помилуй, царица небесная… Что вы-с!

— А отчего, по-твоему, происходят крушения поездов? Отвинти две-три гайки, вот тебе и крушение!

Денис усмехается и недоверчиво щурит на следователя глаза.

— Ну! Уж сколько лет всей деревней гайки отвинчиваем и хранил господь, а тут крушение… людей убил… Ежели б я рельсу унёс или, положим, бревно поперед ейного пути положил, ну, тогды, пожалуй, своротило бы поезд, а то… тьфу! гайка!

— Да пойми же, гайками прикрепляется рельса к шпалам!

— Это мы понимаем… Мы ведь не все отвинчиваем… оставляем… Не без ума делаем… понимаем…

Денис зевает и крестит рот.

— В прошлом году здесь сошёл поезд с рельсов,— говорит следователь.— Теперь понятно, почему…

— Чего изволите?

— Теперь, говорю, понятно, отчего в прошлом году сошёл поезд с рельсов… Я понимаю!

— На то вы и образованные, чтобы понимать, милостивцы наши… Господь знал, кому понятие давал… Вы вот и рассудили, как и что, а сторож тот же мужик, без всякого понятия, хватает за шиворот и тащит… Ты рассуди, а потом и тащи! Сказано — мужик, мужицкий и ум… Запишите также, ваше благородие, что он меня два раза по зубам ударил и в груди.

— Когда у тебя делали обыск, то нашли ещё одну гайку… Эту в каком месте ты отвинтил и когда?

— Это вы про ту гайку, что под красным сундучком лежала?

— Не знаю, где она у тебя лежала, но только нашли её. Когда ты её отвинтил?

— Я её не отвинчивал, её мне Игнашка, Семёна кривого сын, дал. Это я про ту, что под сундучком, а ту, что на дворе в санях, мы вместе с Митрофаном вывинтили.

— С каким Митрофаном?

— С Митрофаном Петровым… Нешто не слыхали? Невода у нас делает и господам продаёт. Ему много этих самых гаек требуется. На каждый невод, почитай, штук десять…

— Послушай… 1081 статья уложения о наказаниях говорит, что за всякое с умыслом учинённое повреждение железной дороги, когда оно может подвергнуть опасности следующий по сей дороге транспорт, и виновный знал, что последствием сего должно быть несчастье… понимаешь? знал! А ты не мог не знать, к чему ведёт это отвинчивание… он приговаривается к ссылке в каторжные работы.

— Конечно, вы лучше знаете… Мы люди тёмные… нешто мы понимаем?

— Всё ты понимаешь! Это ты врёшь, прикидываешься!

— Зачем врать? Спросите на деревне, коли не верите… Без грузила только уклейку ловят, а на что хуже пескаря, да и тот не пойдёт тебе без грузила.

— Ты ещё про шилишпера расскажи! — улыбается следователь.

— Шилишпер у нас не водится… Пущаем леску без грузила поверх воды на бабочку, идёт голавль, да и то редко.

— Ну, молчи…

Наступает молчание. Денис переминается с ноги на ногу, глядит на стол с зелёным сукном и усиленно мигает глазами, словно видит перед собой не сукно, а солнце. Следователь быстро пишет.

— Мне идтить? — спрашивает Денис после некоторого молчания.

— Нет. Я должен взять тебя под стражу и отослать в тюрьму.

Денис перестает мигать и, приподняв свои густые брови, вопросительно глядит на чиновника.

— То есть, как же в тюрьму? Ваше благородие! Мне некогда, мне надо на ярмарку; с Егора три рубля за сало получить…

— Молчи, не мешай.

— В тюрьму… Было б за что, пошёл бы, а то так… здорово живёшь… За что? И не крал, кажись, и не дрался… А ежели вы насчёт недоимки сомневаетесь, ваше благородие, то не верьте старосте… Вы господина непременного члена спросите… Креста на нём нет, на старосте-то…

— Молчи!

— Я и так молчу…— бормочет Денис.— А что староста набрехал в учёте, это я хоть под присягой… Нас три брата: Кузьма Григорьев, стало быть, Егор Григорьев и я, Денис Григорьев…

— Ты мне мешаешь… Эй, Семён! — кричит следователь.— Увести его!

— Нас три брата,— бормочет Денис, когда два дюжих солдата берут и ведут его из камеры.— Брат за брата не ответчик… Кузьма не платит, а ты, Денис, отвечай… Судьи! Помер покойник барин-генерал, царство небесное, а то показал бы он вам, судьям… Надо судить умеючи, не зря… Хоть и высеки, но чтоб за дело, по совести…

1885

ostrovok.de


Смотрите также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>