Кто написал солярис


Книга «Солярис»

Солярис...Пустынная станция,загадочный океан,планета ...Человеческое одиночество в огромной Вселенной...Книга, задающая вопросы о том,кто мы(на сколько хорошо знаем себя и осознаём ли своё место в этой Вселенной),имеем ли право вторгаться на территорию непознанного и каковы в этом наши границы?Да и надо ли это нам,а тем более другой цивилизации?Книга о том,как нам сложно принять наше прошлое и научиться жить с тем,что нас гложет и мучает,что мы вытеснили далеко в подсознание ,но что всегда возвращается и пугает нас(фантомы),потому что тревожит душу,потому что показывает нам то,что мы не можем принять...Книга спрашивает и о том,как далеко люди могут зайти в прогрессе…Расплата за прогресс — замещение жизни работой в пугающей атмосфере безысходности ,экзистенциальный кризис ,когда встаёт вопрос „ради чего“ всё это?Это так похоже на жизнь...Солярис —это праобраз нашего мира,безлюдная станция ,где люди все вместе,но каждый сам за себя ,у каждого в сердце свой «фантом»(прошлые раны ,не забытые люди) —то,чего так боимся ,отторгаем,то,с чем сближаемся и потеряв рыдаем,как Кельвин...Иногда лучше не впускать в своё сердце людей,чтобы всё не вышло также печально как в истории Хари,я понимаю ,почему она плакала на груди Криса —это было осознание ,что их любовь ни к чему не приведёт...Понимаю я и Криса ,который хотя и любил Хари ,но выбрал подсознательно своё призвание,а не Хари,потому что она бы не выжила на Земле,а Крис бы остался опустошённым без своей работы,на которую потратил жизнь и не нашёл бы себе примененения в другой области ,снова потеряв Хари...Если говорить о линии Криса и Хари,то впечатлил разговор Снаута и Криса о выборе между профессиональным долгом и любовью,да,убить её подло,но ещё подлее было бы скрывать свою боязнь по отношению к ней ,чувство безысходности,а порой и неприязнь,делая вид,что всё нормально,,касаемо линии Хари и Криса поставлен вопрос о границах вторжения в иные миры и того имеем ли мы право убивать пусть не человека,но очеловеченное создание ,проявляющее любовь и доброту в отношении человека...Или мы должны проявить своё эго во благо науки,посчитав „очеловеченное“существо лишь проекцией мозга?Есть ли в науке место человечности и чувствам?Или человек должен идти к прогрессу ,не взирая на мораль?Так ли важен профессиональный долг,если профессия лишает более важного —любви и человеческого (или не очень) тепла...„Солярис“—книга ,ставящая вопросы,раскрываюшая нечто важное внутри нас,оставляющая нас наедине с собой в потоке размышлений о непознанности нашего сознания и Вселенной,но так и не дающая ответов,пусть каждый ответит на них сам... p.s.4 звезды за тягучие описания океана — я гуманитарий,поэтому семитриады,мимоиды,гравитация —рассуждения автора об этом были пыткой для меня ,но если продраться сквозь дебри описаний и посмотреть глубже,стать вдумчивым читателем ,то можно не пожалеть.Кто не заснёт на описаниях —тот молодец…:)Столько почвы для размышлений стоит скучных мимоидов,семитриад,длиннуш и так далее…Важно не сдаться на описаниях ,а после прочтения непременно будет над чем подумать…

www.livelib.ru

Солярис (фильм, 1972) - это... Что такое Солярис (фильм, 1972)?

«Солярис» — драма, снятая Андреем Тарковским в 1972 году по мотивам одноимённого романа польского писателя-фантаста Станислава Лема об этических проблемах человечества через призму контактов с внеземным разумом. Широкоэкранный фильм состоит из двух равных частей.

Обладатель Гран-при Каннского кинофестиваля. По результатам опросов регулярно включается в число величайших фантастических фильмов в истории кинематографа[1][2].

Сюжет фильма

Действие происходит в неопределённом будущем. Соляристика — наука, изучающая далекую планету Солярис, — зашла в тупик. На Земле разгорается дискуссия — продолжать ли тратить ресурсы на исследования планеты или окончательно свернуть их. Споры подогревает свидетельство пилота Бертона, некоторые делают из него вывод, что океан планеты, возможно, обладает разумом. Крис Кельвин вылетает на Солярис, чтобы принять решение на месте.

На огромной полузаброшенной научной станции «Солярис» уже несколько лет живут только трое учёных: Снаут, Сарториус и Гибарян. Оказавшись на станции, скептически настроенный Крис обнаруживает, что ее экипаж измучен необъяснимыми явлениями: к людям приходят «гости» — материальное воплощение их самых мучительных воспоминаний. Избавиться от «гостей» невозможно никаким способом — они возвращаются снова и снова. Снаут полностью деморализован, Сарториус спасается под маской холодного, циничного исследователя, а Гибарян и вовсе покончил с собой незадолго до прибытия Кельвина. Земляне, похоже, сами стали объектом исследований со стороны разумного океана планеты.

Пока Кельвин спит, «гость» приходит и к нему. Океан материализует образ его погибшей десять лет назад жены, Хари. Поначалу Кельвин, как и другие соляристы, пытается избавиться от двойника, но тщетно. Со временем Кельвин начинает относиться к «гостю», как к живому человеку. Копия Хари тоже постепенно осознаёт свою сущность. Вместо запрограммированной потребности неотлучно находиться возле Кельвина в ней развивается человеческая способность к самостоятельному принятию решений. Понимая, что своим существованием она причиняет Кельвину страдания, она сначала пытается убить себя, а после неудачи просит Снаута и Сарториуса её уничтожить, что они и делают путём аннигиляции. Потом Сарториус и Снаут проводят эксперимент, послав энцефалограмму Кельвина океану, и он приносит результат — визиты «гостей» прекращаются. Зато океан стал проявлять другую непонятную активность — начали появляться странные острова на его поверхности.

В финале Крис Кельвин возвращается к отцу, и оба застывают на пороге дома в позе персонажей «Возвращения блудного сына» Рембрандта. После этого камера поднимается вверх, и видно, что на самом деле это не Земля, а остров в океане Соляриса.

Философия

Параллель между эфемерными созданиями Соляриса и произведениями искусства людей (которые в фильме представлены полотнами Брейгеля, копией Венеры Милосской, музыкой Баха) выносит на поверхность вопрос о взаимоотношениях человека с его созданиями, в частности с кино как искусством репродуцирования реальности[3]. Предлагаемые режиссёром ответы радикальны. В отличие от большинства фантастических фильмов, которые противопоставляют человеческое и механическое начала как заведомо непримиримые противоположности, Тарковский обнаруживает между ними тайное родство[3] На него намекают уже самые первые кадры фильма: загадочно колеблющиеся водоросли земного водоёма предвещают вечный водоворот океана планеты Солярис.[3]. Синтез земного и инопланетного достигает апофеоза в последней сцене фильма: в безбрежном океане Соляриса плывут острова, сотканные из памяти людей о Земле, и на одном из них Крис обнимает своего отца, принимая позу рембрандтовского блудного сына.

Фрейдистское толкование фильма предложил в «Киногиде извращенца» культуролог Славой Жижек:

Нашему либидо необходима иллюзия, чтобы себя поддерживать. Один из самых интересных мотивов в научной фантастике — это мотив машины бессознательного Оно — объекта, обладающего чудесной способностью напрямую материализовывать, воплощать прямо на наших глазах наши самые заветные желания и даже чувство вины. «Солярис» — фильм о машине бессознательного. Это история психолога, которого отправили на станцию, вращающуюся на орбите вновь открытой планеты Солярис. Эта планета обладает чудесной способностью напрямую воплощать мечты, страхи, самые глубокие травмы, желания, самое сокровенное в душевной жизни.

Герой фильма однажды утром обнаруживает свою жену, много лет назад покончившую жизнь самоубийством. Так что он реализует не столько своё желание, сколько чувство вины. Она не обладает полноценным бытием и страдает от провалов в памяти, потому что она знает только то, что он знает, что она знает. Она — это просто его воплощённая фантазия. И её подлинная любовь к нему выражается в отчаянных попытках уничтожить себя: отравиться и т. д., просто чтобы освободить пространство, потому что она догадывается, что этого хочет он. Но от призрачного, нереального присутствия избавиться гораздо труднее, чем от живого человека. Оно преследует тебя как собственная тень.

В ролях

  1. ↑ озвучивает Владимир Заманский
  2. ↑ озвучивает Владимир Татосов

Музыку для фильма сочинил Эдуард Артемьев, в то время уже признанный лидер советской электронной музыки, который также писал музыку ко многим известным впоследствии фильмам.

Также авторами было использовано переложение фа-минорной хоральной прелюдии Иоганна Себастьяна Баха (Ich ruf zu Dir, Herr Jesu Christ, BWV 639), сделанное Эдуардом Артемьевым. Это произведение известно под названием «Слушая Баха (Земля)».

Тарковский о фильме

Главный смысл… фильма я вижу в его нравственной проблематике. Проникновение в сокровенные тайны природы должно находиться в неразрывной связи с прогрессом нравственным. Сделав шаг на новую ступень познания, необходимо другую ногу поставить на новую нравственную ступень. Я хотел доказать своей картиной, что проблема нравственной стойкости, нравственной чистоты пронизывает все наше существование, проявляясь даже в таких областях, которые на первый взгляд не связаны с моралью, например, таких как проникновение в космос, изучение объективного мира и так далее.

Станислав Лем о фильме

«Солярис» — это книга, из-за которой мы здорово поругались с Тарковским. Я просидел шесть недель в Москве, пока мы спорили о том, как делать фильм, потом обозвал его дураком и уехал домой… Тарковский в фильме хотел показать, что космос очень противен и неприятен, а вот на Земле — прекрасно. Я-то писал и думал совсем наоборот[4].

К этой экранизации я имею очень принципиальные претензии. Во-первых, мне бы хотелось увидеть планету Солярис, но, к сожалению, режиссер лишил меня этой возможности, так как снял камерный фильм. А во-вторых (и это я сказал Тарковскому во время одной из ссор), он снял совсем не «Солярис», а «Преступление и наказание». Ведь из фильма следует только то, что этот паскудный Кельвин довел бедную Хари до самоубийства, а потом по этой причине терзался угрызениями совести, которые усиливались ее появлением, причем появлением в обстоятельствах странных и непонятных. Этот феномен очередных появлений Хари использовался мною для реализации определенной концепции, которая восходит чуть ли не к Канту. Существует ведь Ding an sich, непознаваемое, Вещь в себе, Вторая сторона, пробиться к которой невозможно. И это в моей прозе было совершенно иначе воплощено и аранжировано… А совсем уж ужасным было то, что Тарковский ввел в фильм родителей Кельвина, и даже какую-то его тетю, а прежде всего — мать, а «мать» — это «Россия», «Родина», «Земля». Это меня уже порядочно рассердило. Были мы в тот момент как две лошади, которые тянут одну телегу в разные стороны… В моей книге необычайно важной была сфера рассуждений и вопросов познавательных и эпистемологических, которая тесно связана с соляристической литературой и самой сущностью соляристики, но, к сожалению, фильм был основательно очищен от этого. Судьбы людей на станции, о которых мы узнаем только в небольших эпизодах при очередных наездах камеры, — они тоже не являются каким-то экзистенциальным анекдотом, а большим вопросом, касающимся места человека во Вселенной, и так далее. У меня Кельвин решает остаться на планете без какой-либо надежды, а Тарковский создал картину, в которой появляется какой-то остров, а на нем домик. И когда я слышу о домике и острове, то чуть ли не выхожу из себя от возмущения. Тот эмоциональный соус, в который Тарковский погрузил моих героев, не говоря уже о том, что он совершенно ампутировал «сайентистский пейзаж» и ввел массу странностей, для меня совершенно невыносимых[5].

Интересные факты

  • Эпизоды фильма снимались не по порядку. Поэтому получилось, что в одном кадре Крис в майке, а в следующем — в пижаме. Тарковский заметил это, но переснимать было поздно, поэтому он махнул рукой: «У нас же фантастика. Пусть все думают, что так и надо!».[источник не указан 158 дней]
  • Когда Крис просматривает сообщение от доктора Гибаряна, в мониторе отражается вся съёмочная группа.
  • Эпизод, в котором Бертон едет на машине по бесконечным тоннелям, развязкам, эстакадам — снимали в Токио («Городе будущего»).[6]
  • В сцене, где Крис встречается с матерью, на стуле лежат советские деньги. Например, юбилейный рубль «В честь 100-летия со дня рождения В. И. Ленина» 1970 года и бумажная купюра достоинством 3 рубля образца 1961 года.
  • Сцена в зеркальной комнате была снята, но она не вошла в окончательный монтаж[7]. Режиссер изъял ее из фильма. Сейчас этот загадочный шаг поклонники Тарковского связывают с происками цензуры. На самом деле цензуру и редактуру эта сцена не волновала, и мотивы у режиссера, скорее всего, были внутренними. Известно, что он не раз возражал против того в фильмах, что казалось ему «слишком красивым»[8][9].

Другие экранизации первоисточника

Примечания

Литература

  • Н. М. Зоркая, А. М. Сандлер Мир и фильмы Андрея Тарковского: размышления, исследования, воспоминания, письма. — Искусство, 1991. — 397 с.
  • Фильм Андрея Тарковского «Солярис»: Материалы и документы. Сб. / Сост. Д. А. Салынский. — М.: Астрея, 2012. — 416 с. — ISBN 978-5-903311-20-0

Ссылки

dic.academic.ru

СОЛЯРИС - это... Что такое СОЛЯРИС?

  • Солярис — (Болтино,Россия) Категория отеля: 2 звездочный отель Адрес: Улица Новая Нагорная 2/1, Болтино, Россия …   Каталог отелей

  • Солярис — (Solaris): Солярис (роман) (польск. Solaris)  фантастический роман Станислава Лема, 1961 год. Солярис (фильм, 1968)  2 серийный телеспектакль, экранизация романа Лема, СССР, 1968 год. Режиссёр  Борис Ниренбург. Солярис (фильм,… …   Википедия

  • Солярис (фильм — Солярис (фильм, 1968) У этого термина существуют и другие значения, см. Солярис. Солярис (фильм, 1968)  телеспектакль в 2 х сериях, по одноименному роману Станислава Лема. Реж. Борис Ниренбург (СССР, 1968). Центральное Телевидение, 1968 год …   Википедия

  • Солярис (фильм) — название фильмов, экранизаций одноимённого романа Станислава Лема. Солярис (фильм, 1968) СССР, режиссёры: Лидия Ишимбаева, Борис Ниренбург. Солярис (фильм, 1972) СССР, режиссёр Андрей Тарковский. Солярис (фильм, 2002) США, режиссёр Стивен… …   Википедия

  • Солярис (радиоспектакль — Солярис (радиоспектакль, 2007) Творческая группа Режиссёр Дмитрий Креминский. Композитор Тимур Кадочников. Исполнители Кельвин Владислав Ветров Снаут Армен Джигарханян Сарториус Александр Филиппенко Хари Татьяна Шпагина Гибарян Александр Вилькин… …   Википедия

  • Солярис (роман) — У этого термина существуют и другие значения, см. Солярис. Солярис Solaris Жанр: фантастический роман Автор: Станислав Лем Язык оригинала: Польский …   Википедия

  • Солярис (фильм, 1972) — У этого термина существуют и другие значения, см. Солярис. Солярис …   Википедия

  • Солярис (фильм, 2002) — У этого термина существуют и другие значения, см. Солярис. Солярис Solaris …   Википедия

  • Солярис (фильм, 1968) — У этого термина существуют и другие значения, см. Солярис. Солярис …   Википедия

  • Солярис (радиоспектакль, 2007) — Творческая группа Режиссёр Дмитрий Креминский. Композитор Тимур Кадочников. Исполнители Кельвин Владислав Ветров Снаут Армен Джигарханян Сарториус Александр Филиппенко Хари Татьяна Шпагина Гибарян Александр Вилькин Мессенджер Алексей Жарков… …   Википедия

dic.academic.ru

«Солярис»

В будущем — очень далёком от нас «космическом будущем» человечества — послышатся эти прощальные слова: «Кельвин, ты летишь. Всего хорошего!» Психолог Кельвин в неимоверном отдалении от Земли десантируется с космолёта на припланетную станцию — это огромный серебристый кит, парящий над поверхностью планеты Солярис. Станция кажется пустой, она странно замусорена, Кельвина никто не встречает, а первый же человек, увидевший психолога, пугается чуть ли не до смерти. Человека зовут Снаут, он заместитель начальника станции Гибаряна. Он хрипит с отвращением: «Я тебя не знаю, не знаю. Чего ты хочешь?» — хотя станция была извещена о прибытии Кельвина. А потом, опомнившись, говорит, что Гибарян, друг и коллега Кельвина, покончил с собой и что новоприбывший не должен ничего делать и не должен нападать, если увидит кого-то ещё, кроме него, Снаута, и третьего члена экипажа, физика Сарториуса. На вопрос: «Кого я могу увидеть?!» — Снаут, в сущности, не отвечает. И очень скоро Кельвин встречает в коридоре огромную голую негритянку, «чудовищную Афродиту» с огромными грудями и слоновьим задом. Её не может быть на станции, это похоже на галлюцинацию. Мало того, когда новоприбывший приходит к Сарториусу, физик не пускает его в свою каюту — стоит, заслоняя спиною дверь, а там слышна беготня и смех ребёнка, потом дверь начинают дёргать, и Сарториус кричит неистовым фальцетом: «Я сейчас вернусь! Не надо! Не надо!» И кульминация бреда — Кельвин входит в холодильную камеру, чтобы увидеть тело Гибаряна, и обнаруживает рядом с мертвецом ту самую негритянку — живую и тёплую, несмотря на ледяной холод. Ещё одна поразительная деталь: её босые ступни не стёрты и не деформированы ходьбой, кожа их тонка, как у младенца.

Кельвин решает было, что сошёл с ума, но ведь он — психолог и знает, как в этом убедиться. Устраивает себе проверку и резюмирует: «Я не сошёл с ума. Последняя надежда исчезла».

Ночью он просыпается и видит рядом с собою Хэри, свою жену, погибшую десять лет назад, убившую себя из-за него, Кельвина. Живую, во плоти и крови, и совершенно спокойную — словно они расстались вчера. На ней памятное ему платье, обыкновенное платье, но почему-то без застёжки-молнии на спине, и ступни у неё, как у той негритянки, — младенческие. Кажется, она принимает все как должное и всем довольна, и хочет только одного: ни на час, ни на минуту не расставаться с Кельвином. Но ему надо уйти, чтобы как-то разобраться в ситуации. Он пытается связать Хэри — обнаруживается, что она сильна не по-человечески… Кельвин в ужасе. Он заманивает фантом жены в одноместную ракету и отправляет на околопланетную орбиту. Казалось бы, с этим бредом покончено, однако Снаут предупреждает Кельвина, что через два-три часа «гость» вернётся, и рассказывает наконец, что, по его мнению, происходит. Неотвязных «гостей» насылает на людей Океан планеты Солярис.

Океан этот уже больше сотни лет занимает умы учёных. Он состоит не из воды, а из протоплазмы, странным и чудовищным образом перемещающейся, вспучивающейся и создающей гигантские — бессмысленные на вид — сооружения, в недрах которых время изменяет своё течение. Их окрестили «городревами», «долгунами», «ми моидами», «симметриадами», но никто не знал, отчего и зачем они создаются. У этого живого Океана, кажется, есть единственная функция: он поддерживает оптимальную орбиту планеты вокруг двойного Солнца. И вот сейчас, после исследовательского удара жёстким излучением, он стал подсылать к людям фантомов, извлекая их облик из глубин человеческого подсознания. Кельвину ещё повезло: ему «подарена» женщина, которую он некогда любил, а другим подсылаются их тайные эротические желания, даже не реализованные. «Такие ситуации… — говорит Снаут, — о которых можно только подумать, и то в минуту опьянения, падения, безумия… И слово становится плотью». Так полагает Снаут. Ещё он говорит, что «гость» чаще всего появляется, пока человек спит и сознание его выключено. В это время области мозга, ответственные за память, более доступны неведомым лучам Океана.

Учёные могли бы покинуть станцию, но Кельвин хочет остаться. Он думает: «Пожалуй, об Океане мы не узнаем ничего, но может быть, о себе…» Следующей же ночью Хэри появляется снова, и, как в былые времена, они становятся любовниками. А утром Кельвин видит, что в каюте лежат два «совершенно одинаковые белые платья с красными пуговицами» — оба разрезанные по шву. За этим шоком следует другой: Хэри случайно остаётся взаперти и с нечеловеческой силой, раня себя, выламывает дверь. Потрясённый Кельвин видит, как изувеченные её руки почти мгновенно заживают. Сама Хэри тоже в ужасе, ведь она ощущает себя обычным, нормальным человеком…

Пытаясь понять, как «устроена» Хэри, Кельвин берет у неё кровь для анализа, но под электронным микроскопом видно, что красные тельца состоят не из атомов, а как бы из ничего — по-видимому, из нейтрино. Однако «нейтринные молекулы» не могут существовать вне какого-то особого поля… Физик Сарториус принимает эту гипотезу и берётся построить аннигилятор нейтринных молекул, чтобы уничтожать «гостей». Но Кельвин, оказывается, этого не хочет. Он уже оправился от шока и любит вновь обретённую жену — кем бы она ни была. Со своей стороны, Хэри начинает понимать ситуацию, весь её трагизм. Ночью, пока Кельвин спит, она включает магнитофон, оставленный Гибаряном для Кельвина, прослушивает рассказ Гибаряна о «гостях» и, узнав правду, пытается покончить с собой. Выпивает жидкий кислород. Кельвин видит её агонию, мучительную кровавую рвоту, но… Излучение Океана восстанавливает нейтринную плоть за считанные минуты. Ожившая Хэри в отчаянии — теперь она знает, что мучит Кельвина, «А что орудие пытки может желать добра и любить, этого я представить себе не могла», — кричит она. Кельвин в ответ говорит, что любит её, именно её, а не ту, земную женщину, которая убила себя из любви к нему. Это правда, и он в полной растерянности: ведь ему предстоит возвращение на Землю, а любимая женщина может существовать только здесь, в таинственном поле излучения Океана, Он ни на что не может решиться, однако соглашается на предложение Сарториуса записать токи своего мозга и передать их в виде пучка рентгеновского излучения Океану. Может быть, прочитав это послание, жидкое чудовище перестанет подсылать к людям своих фантомов… Луч бьёт в плазму, и как будто ничего не происходит, только у Кельвина начинаются мучительные сновидения, в которых его словно бы изучают, то разбирая на атомы, то составляя вновь. «Ужас, пережитый в них, нельзя сравнить ни с чем на свете», — говорит он. Так проходит несколько недель, Хэри и Кельвин привязываются друг к другу все сильнее, а Сарториус тем временем проводит какие-то страшные эксперименты, пытаясь избавиться от «гостей». Снаут говорит о нем: «Наш Фауст наоборот ищет средство от бессмертия». Наконец в одну из ночей Хэри даёт Кельвину снотворное и исчезает. Сарториус втайне от Кельвина все-таки создал аннигилятор фантомов, и Хэри из великой любви к Кельвину решилась на гибель — как когда-то, давным-давно… Ушла в небытие, ушла навсегда, ибо нашествие «гостей» кончилось.

Кельвин в горе. Он мечтает отомстить мыслящей протоплазме, выжечь её дотла, но Снауту удаётся успокоить товарища. Он говорит, что Океан не хотел ничего дурного, напротив — стремился делать людям подарки, дарить им самое дорогое, то, что глубже всего запрятано в памяти. Океан не мог знать, каково истинное значение этой памяти… Кельвин принимает эту мысль и успокаивается — как будто. И в последней сцене он сидит на берегу Океана, ощущая его «исполинское присутствие, мощное, неумолимое молчание», и прощает ему все: «Я ничего не знал, но по-прежнему верил, что ещё не окончилось время жестоких чудес».

«Солярис» - один из фантастических романов Станислава Лема - польского писателя, фантаста, сатирика, философа и футуролога.

Солярис - Планета где-то в далеком – далеком космосе, почти полностью покрытая Океаном. Первые экспедиции сюда послали уже давно, и небольшая исследовательская база уже несколько запущена из-за некоторого угасания интереса к изучению этой планеты.

И вот на станцию прибывает Крис Кельвин, ученый - психолог. И сразу видит происходящие здесь странности. Из трех обитателей станции, которых ожидал встретить Крис, в живых он застал двоих, и тех в стадии глубокой депрессии. Ее причиной является появление на станции неких существ, вполне материальных, но которые являются либо фантомами людей, когда то живших на Земле и с этими людьми у членов экипажа связаны либо какие - то травмирующие, тяжелые воспоминания, либо это того хуже – материализация фантазий, не всегда моральных и приятных, которых человек давно стыдится. Единственное объяснение появления этих фантомов – результат работы Океана Соляриса.

Кельвину Океан послал его жену Хари, которая когда то покончила собой после ссоры с ним. Психолог понимает, что и ему может грозить помутнение рассудка. Он включается в работу: проводит над собой опыты, доказывающие, что все происходящее - реальность. На станции Крис находит факты того, что и покончивший собой Гибарян, также проводил эти опыты. Любыми путями он пытается освободиться от «фантома» жены. Но это не удается, и Кельвин начинает с ней просто жить, как с живой, реальной женщиной.

Теперь психолога и его коллег интересует материал, из которого состоят «фантомы». Он берет у Хари кровь на исследование, но микроскоп показывает, что красные тельца состоят не из атомов, а как бы из ничего, из нейтрино, которые не могут существовать вне определённого поля. «Фантомы» чувствуют боль, но любые раны их быстро восстанавливаются, они вообще не могут умереть, поскольку чтобы ни случилось, в скором времени «фантом» в прежней форме. Психологически они ощущают себя обычными людьми, имеют некоторую память, болезненно привязаны к человеку, к которому они пришли. И даже со временем приобретают черты, не свойственные ранее, и становятся более самостоятельными.

Кельвина мучают и другие вопросы. Человек уже долго изучает Океан, но и Океан изучает людей. И вот может ли в принципе быть тот самый контакт разумов, или между ними нет ничего общего? Ведь контакт – это обмен, обмен мыслями, понятиями, сведениями. А есть ли чем им обмениваться?

Экспериментальная работа дала первые результаты, найден способ уничтожения фантомов – аннигиляцию. Однако Кельвин уже не хочет расставаться с Хари. А она, тем временем, начала догадываться, что происходит и находит этому доказательство, запись, оставленную Габаряном для Кельвина. И пока Крис мучительно искал способ сохранить Хари, она добровольно соглашается на аннигиляцию.

Океану посылается сообщение - токи мозга доктора Кельвина в виде пучка рентгеновского излучения. Но никакой внятной реакции не последовало. И принимается решение прекратить работу станции. Позже, проанализировав ситуацию, что прекратилось поступление «фантомов», и вероятно это и есть реакция Океана на посыл, Кельвин решает остаться и продолжить попытки установить контакт с Океаном.

www.allsoch.ru


Смотрите также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>