Кто написал сказку синяя борода


Самая страшная сказка. Зачем Синяя Борода убивал жён?

Вспомним сюжет этой сказки Шарля Перро, впервые изданной в 1697 г. Жил-был очень богатый господин, но из-за синей бороды, делавшей его гадким и страшным, он никак не мог обрести подругу жизни. Его прель­щали дочки почтенной дамы, жившей по соседству. Он сватался к ним, получил отказ, но проявил настойчивость: устроил в своём замке им и всей респектабельной соседской молодёжи целую неделю развлечений. Акция удалась, и младшенькая дочка сдалась. Сыграли свадьбу, медовый месяц прошёл отлично. Молодая была счастлива, но муж собрался по делам и «по­просил её хорошенько развлекаться в его отсутствие, пригласить своих подруг, поехать с ними в загородный замок, если ей захочется, и всюду делать всё, что ей вздумается». Муж запретил лишь посещать одну комнатку в замке, пригрозив страшными карами. Жена пригласила подруг, и, пока они завидовали её богатству, обходя замок, она устремилась к запретной комнатке. Что она там увидела? «Весь пол покрыт свернувшейся кровью, в которой отражались трупы нескольких женщин, висевшие на стенах». Это были прежние жёны Синей Бороды, убитые им. От страха она уронила ключ, запачкав его кровью. Смыть её, как ни старалась, не смогла. Внезапно вернувшийся муж, увидев ключ, всё понял и предложил супруге быстрее готовиться к смерти. К счастью, подоспели её братья и всё закончилось удачно - они убили злодея, а жена, унаследовав его несметные богатства, удачно вышла замуж снова да ещё и спонсировала сестру и братьев.

Садо без мазо

Реальным прообразом Синей Бороды часто считают богатейшего барона и маршала Франции Жиля де Рэ. В 1440 г. его казнили за жуткие преступления. Продав душу дьяволу и став алхимиком и чернокнижником, он проводил чудовищные обряды, в процессе которых пытали и убивали детей. Сам де Рэ принимал в них активное участие, к тому же занимался содомией и некрофилией. Барон сознался примерно в 800 убийствах, но судьи решили, что их было около 150. Более жуткой фигуры в истории Франции не было. 

Но одновременно Жиль де Рэ был чуть ли не национальным героем. Звание маршала он заслужил своей отвагой в Столетнюю войну. Более того, он был ближайшим подвижником Жанны д’Арк и сопровождал её почти во всех битвах. Именно ему доверили почётную миссию  доставить елей для миропомазания Карла VII во время его коронации в Реймсе в 1429 г. Но в начале 30-х он отходит от доблестных дел, живёт поочерёдно в своих замках, коих у него было больше, чем у Синей Бороды, и пускается во все тяжкие. Окружает себя частной армией, огромной свитой и даже штатом священников. Его образ жизни и выезды похожи на королевские. А в запретных комнатах замков творятся жуткие вещи.

Маршал Франции Жиль де Рэн Фото: www.globallookpress.com

В отличие от сказочной Синей Бороды де Рэ убивал не жён, а детей. А единственную жену отправил в монастырь. Почему же Перро «наградил» героя синей бородой и почему мы отождествляем его с бароном де Рэ? Можно было бы предположить, что синюю бороду для героя великий сказочник придумал точно так же, как красную шапочку для крестьянской девочки и сапоги для кота. В народных сказках, на основании которых они написаны, кот совершает подвиги босиком, а у девочки голова не покрыта. «В памяти людей Рэ остался легендарным монстром. В краю, где он обитал, эта память смешалась с легендой о Синей Бороде», - объясняет эту коллизию Жорж Батай, известнейший философ и автор самой полной книги о Жиле де Рэ. По его мнению, между героем сказки и реальным бароном «нет ничего общего». И это похоже на правду.  Перевоплощения Золушки: выдуманные и реальные прототипы героини Шарля Перро

Отцы и дети

Гораздо ближе к сказке Перро легенда о Коморе - короле Бретани, правившем в VI веке. Он женился на некой Трифимии, потом ставшей католической святой. Когда она забеременела, ей было видение прежних семи жён короля, убитых им. Они уговорили её бежать. Комор догнал жену и, узнав о беременности, отрубил голову. А отец с помощью святого Гильдаса её воскресил. Поэтому святую часто изображают без головы - она дер­жит её в своих руках. В этой легенде отсутствует только запретная комната, но на сказку она похожа больше истории Жиля де Рэ.

Но почему Комор убивает жён, узнав об их беременности? Этот мотив встречается очень широко в мифологии. Древнегреческому богу Кроносу предсказали, что его свергнет сын. Дабы избежать этого, он проглатывал только что родившихся детей. Но вместо одного из них мать подсунула ему камень, завёрнутый в пелёнки. Кронос проглотил его, ребёнок спасся и потом действительно сверг отца и стал главным богом на Олимпе. Это был Зевс. Но и он получил пророчество, что будет свергнут сыном. Чтобы сохранить власть, Зевс съел супругу, когда она забеременела. В результате он унаследовал от неё… беременность. Но родилась девочка, правда, муже­подобная. Это была Афина. Она появилась из расколотой головы Зевса сразу в боевом снаряжении - в шлеме, со щитом и копьём.

Кронос, детей пожирающий. Public Domain.

А вот среди сказок точного прообраза «Синей Бороды» нет. Есть сказки с запретными комнатами, в которых убивают, расчленяют, а потом воскрешают. Но в отличие от Перро делают это не только мужья, но ещё и животные, разбойники или какие-нибудь нелюди и посланцы из иного мира. Главным в них специалисты считают не образ мужа, а тот беспредел, который происходит в запретной комнате. Вот что видит героиня сказки братьев Гримм «Диковинная птица», которая была обезглавлена, а потом спасена: «Посреди комнаты стоял огромный таз, полный крови, и в нём лежали тела людей, разрубленных на части, а рядом с тазом поставлен был обрубок дерева и около него положен блестящий топор». 

Подобных картин много в сказках разных народов, в том числе и у нас. Владимир Пропп, самый влиятельный специалист по сказкам в мире, видел в этом феномен так называемой временной смерти. Его проводили во время посвящения: человека убивали, разрубали на части, потом собирали и воскрешали. Понятно, это делали понарошку, но под действием галлюциногенов или других психотехник посвящаемый воспринимал это буквально. Для большей уверенности, что с ним совершали экзекуции, ему могли отрезать палец, нанести несколько шрамов, оставить другие знаки насилия. В результате посвящаемый возрождался новым, другим человеком. Такие серьёзные ритуалы с расчленёнкой и сдвигом сознания обычно проводились при по­священии в шаманы. Проходили они часто в запретной комнате - как в сказке. В особых мужских домах, где этим занимались, такие помещения часто были. Это наблюдали у архаичных народов,  практиковавших такие обряды даже в XIX-XX вв. В незапамятные времена этим занимались и предки т. н. цивилизованных народов. Осколки воспоминаний об этом остались в сказках.  Сказка с тёмным прошлым. Прототипы Деда Мороза были злыми и жестокими

Конечно, всё это чтение не слишком подходит детям в наше жёсткое время. Но помнить об этом нужно, ведь социальные психологи утверждают: то, что было однажды, может повториться. И сегодня уже возрождаются дикие обычаи. В Сирии террористы едят сердца убитых врагов, а в Дании публично убивают и вскрывают животных на глазах у детей. В детских книжках уже вовсю рассказывают об эвтаназии, насилии, гомосексуализме, наркозависимости. В Швеции писатели гордятся, что научились изображать детей злыми и неприятными. Стоит ли нам идти по этому пути или открыть другие книжки?

В ближайших номерах читайте о том, на каких сказках надо воспитывать детей.

www.aif.ru

Кто был прототипом Синей Бороды? Загадочная судьба барона Жиля де Рэ

Жорж Бордонов

Недалеко от Пуату во Франции среди огромных камней высятся мрачные башни замка Машкуль. Ныне, как и много лет назад, у его стен цветут дикие гвоздики, а листья плюща обвивают колонны и печально шелестят на ветру. Именно там промозглой осенью 1404 года родился Жиль де Рэ — будущий маршал Франции и сподвижник великой Жанны д’Арк.

Его отец барон Ги де Лаваль умер в конце 1415 года, а мать Мари де Краон вскоре вышла замуж за барона Сью д’Этувиль, вверив Жиля и его брата Рене заботам своего престарелого отца. Однако старик совершенно не занимался воспитанием внуков. 30 ноября 1420 года он женил 17-летнего Жиля на богатой соседке Катрин де Туар.

Этот брак сделал юношу одним из самых состоятельных дворян Франции. Однако Жиль мало интересовался женой и почти не уделял ей внимания. Вскоре барон оставил свой замок и направился ко двору французского дофина Карла VII.

В это время Франция была охвачена пожаром Столетней войны. По стране, пережившей сильные военные потрясения и эпидемию чумы, бродили вооруженные шайки англичан. Народ проклинал королеву Изабеллу Баварскую — мать Карла VII, которая подписала предательский договор в Труа, отреклась от родного ребенка и продала трон англичанам. В результате дофин лишался права на корону. Он затворился в Шиноне и жил там в страхе, бедности и изоляции.

Таким в 1425 году его увидел Жиль де Рэ. Барон решил помочь Карлу. Он дал ему денег, стал оплачивать турниры и балы, а также обеспечил всем необходимым французскую армию. А через три года в Шинонском замке появилась 17-летняя пастушка Жанна д’Арк.

До короля уже давно доходили слухи, что девушка объявляет себя Святой Девой, призванной спасти Францию от врагов, и творит чудеса. Карл, по наущению своих советников, решил ее испытать. Он спрятался за спинами придворных, а его место занял один из пажей. Однако девушка сразу поняла, кто есть истинный король. Жанна заверила короля, что поможет вернуть ему трон, и просила дать ей армию, чтобы освободить оккупированный англичанами Орлеан.

Дофин поверил Деве и поручил ее охрану Жилю де Рэ. С первых дней появления Девы в Шиноне, барон внимательно наблюдал за ней. Ее рассказы о видениях и общениях с ангелами заинтересовали его. С ранней юности Жиля тянуло ко всему загадочному и непознанному, а в Жанне он увидел живое воплощение чуда. Он поверил в ее миссию, вооружил на собственные деньги целое войско и вскоре стал ее ближайшим другом и соратником.

После освобождения Орлеана и Реймса Карл был торжественно коронован в Реймсском соборе. Во время церемонии Жанна держала над ним знамя. А Жилю де Рэ был пожалован титул маршала Франции. Однако не прошло и года после победы под Орлеаном, как в одной из стычек возле Парижа союзники англичан, бургундцы, захватили Жанну д’Арк в плен. Карл VII мог выкупить Деву, но не проявил ни малейшего интереса к ее судьбе. Зато англичане не пожалели денег и перекупили пленницу у бургундцев. Жиль собрал войско и пытался выручить Жанну, но опоздал. Дева попала в руки врагов. Ее отвезли в Руан, где вскоре по обвинению в колдовстве сожгли на костре.

Жиль де Рэ тяжело переживал смерть Девы. С ее гибелью что-то оборвалось в его душе. Он отказался служить королю, покинул его двор и удалился в свой родовой замок. Благодаря своему богатству, он создал в своих владениях королевство в королевстве. Барон окружил себя пышной свитой. Днем и ночью его дом был открыт для гостей. Столы ломились от изысканных яств и дорогих вин. На дармовое угощение быстро слетались прихлебатели, и огромное состояние гостеприимного рыцаря вскоре иссякло.

Чтобы исправить положение, Жиль начал продавать земли и закладывать свои замки. Вскоре барон оказался на грани полного разорения и дабы вернуть утраченное богатство, решил заняться алхимией. Вначале он сам пытался освоить старинные манускрипты. Однако многие тексты казались ему неясными. Тогда Жиль решил прибегнуть к более могущественным силам. Он обратился к оккультистам и колдунам, пытался с их помощью разгадать тайну философского камня, позволяющего превращать простые металлы в золото. Но вскоре убедился, что понапрасну тратит деньги. Новоявленные чародеи оказались простыми шарлатанами.

Однажды в его замке появился некий Франческо Прелати. Он назвался магистром черной магии и убедил своего ученика, что в обретении богатства невозможно обойтись без помощи Сатаны. Путем ловких манипуляций и фокусов он продемонстрировал барону возможности общения с нечистой силой, и Жиль поверил ему. Однако колдун поставил ему условие: чтобы демон был благосклонен к своим слугам, его нужно услаждать кровью маленьких детей…

Тем временем до соседей барона — Жана V, герцога бретонского и его канцлера, нантского епископа Малеструа — дошли слухи, что Жиль в своем замке занимается черной магией и приносит человеческие жертвы. Поскольку они были его главными кредиторами, то быстро смекнули, что, осудив барона, им довольно скоро удастся прикарманить его заложенные владения.

Первую атаку начал епископ, обвинив Жиля в том, что он служит дьяволу, занимается колдовством и убивает детей. Малеструа вызвал барона на церковное судилище и тот, получив повестку, явился туда без всякого сопротивления. Тем временем арестовали и отправили в Нант Прелати и близких слуг Жиля.

Первое заседание суда заранее отрепетировали. Со всех окрестностей собрали родителей, у которых пропали дети. Их убедили в том, что во всем виноват барон. Матери проклинали Жиля и благословляли суд, положивший конец его злодеяниям. Слуг Жиля предварительно «обработали» в застенках судилища, и в своих показаниях они выставили хозяина исчадьем ада. Свидетели заявляли, что с 1432 по 1440 годы в его дьявольском притоне было умерщвлено около 140 детей из разных концов страны!

Жиль отрицал свою вину, клеймил судей, требовал над собою другого суда. Но на его крики не обращали внимания. Барона отлучили от церкви и приговорили к смертной казни.

Доселе неизвестно, был ли Жиль де Рэ виновен во всех тех преступлениях, которые ему приписывали. В 1992 году коллегия французских юристов пересмотрела материалы его процесса и пришла к выводу, что он был сфабрикован. Имели место и пытки, и «промывания мозгов». В самом деле, в ходе дознания Жиля де Рэ хотели пытать, но внезапно он стал умолять судей перенести истязания и пообещал добровольно сознаться в своих прегрешениях. Тогда и состоялся повторный суд, которого так жаждал подсудимый. Однако на этот раз Жиль кротко покорился судьям, преклонил колено перед епископом и инквизитором и… принес искреннее раскаяние в содеянном. Он плакал и молил, чтобы с него сняли отлучение. Удивительно, но его «наставник» Франческо Прелати избежал не только смерти, но и вообще наказания. Его отпустили на свободу, а Жилю огласили приговор: «Повесить и сжечь».

Накануне казни 26 октября 1440 года барон рыдал и стонал перед народом, просил прощения у родителей загубленных им детей. Картина раскаяния великого грешника произвела такое впечатление, что после его казни устроили торжественную процессию, которая с молитвенным пением шла по улицам, моля за упокой его души.

История барона де Рэ вскоре обросла густым туманом мифов и легенд. В народном сознании он превратился в «Синюю Бороду», а замученные им дети — в убитых жен. Появление же у героя бороды необычного цвета объяснялось по-разному. Одни говорили, что это следствие химических опытов, другие доказывали, что «печать» дьявола.

Так закончил свою жизнь друг и сподвижник Жанны д’Арк — рыцарь без страха и упрека барон Жиль де Рэ. Теги: версии, Средневековье, Франция, тайны, история

shkolazhizni.ru

Шарль Перро - Синяя борода: читать сказку для детей, текст онлайн на РуСтих

Жил-был однажды человек, у которого водилось множество всякого добра: были у него прекрасные дома в городе и за городом, золотая и серебряная посуда, шитые кресла и позолоченные кареты, но, к несчастью, борода у этого человека была синяя, и эта борода придавала ему такой безобразный и грозный вид, что все девушки и женщины, бывало, как только завидят его, так давай бог поскорее ноги.

У одной из его соседок, дамы происхождения благородного, были две дочери, красавицы совершенные. Он посватался за одну из них, не назначая, какую именно, и предоставляя самой матери выбрать ему невесту. Но ни та, ни другая не соглашались быть его женою: они не могли решиться выйти за человека, у которого борода была синяя, и только перекорялись между собою, отсылая его друг дружке. Их смущало то обстоятельство, что он имел уже несколько жен и никто на свете на знал, что с ними сталось.

Синяя Борода, желая дать им возможность узнать его покороче, повез их вместе с матерью, тремя-четырьмя самыми близкими их приятельницами и несколькими молодыми людьми из соседства в один из своих загородных домов, где и провел с ними целую неделю. Гости гуляли, ездили на охоту, на рыбную ловлю; пляски и пиры не прекращались; сна по ночам и в помине не было; всякий потешался, придумывал забавные шалости и шутки; словом, всем было так хорошо и весело, что младшая из дочерей скоро пришла к тому убеждению, что у хозяина борода уж вовсе не такая и синяя и что он очень любезный и приятный кавалер. Как только все вернулись в город, свадьбу тотчас и сыграли.

По прошествии месяца Синяя Борода сказал своей жене, что он принужден отлучиться, по меньшей мере на шесть недель, для очень важного дела. Он попросил ее не скучать в его отсутствие, а напротив, всячески стараться рассеяться, пригласить своих приятельниц, повести их за город, если вздумается, кушать и пить сладко, словом, жить в свое удовольствие.

— Вот, — прибавил он, — ключи от двух главных кладовых; вот ключи от золотой и серебряной посуды, которая не каждый день на стол ставится; вот от сундуков с деньгами; вот от ящиков с драгоценными камнями; вот, наконец, ключ, которым все комнаты отпереть можно. А вот этот маленький ключик отпирает каморку, которая находится внизу, на самом конце главной галереи. Можешь все отпирать, всюду входить; но запрещаю тебе входить в ту каморку. Запрещение мое на этот счет такое строгое и грозное, что если тебе случится — чего боже сохрани — ее отпереть, то нет такой беды, которой ты бы не должна была ожидать от моего гнева.

Супруга Синей Бороды обещалась в точности исполнить его приказания и наставления; а он, поцеловав ее, сел в карету и пустился в путь. Соседки и приятельницы молодой не стали дожидаться приглашения, а пришли все сами, до того велико было их нетерпение увидать собственными глазами те несметные богатства, какие, по слухам, находились в ее доме. Они боялись прийти, пока муж не уехал: синяя борода его их очень пугала. Они тотчас отправились осматривать все покои, и удивлению их конца не было: так им все показалось великолепным и красивым! Они добрались до кладовых, и чего-чего они там не увидали! Пышные кровати, диваны, занавесы богатейшие, столы, столики, зеркала — такие огромные, что с головы до ног можно было в них себя видеть, и с такими чудесными, необыкновенными рамами! Одни рамы были тоже зеркальные, другие — из позолоченного резного серебра. Соседки и приятельницы без умолку восхваляли и превозносили счастье хозяйки дома, а она нисколько не забавлялась зрелищем всех этих богатств: ее мучило желание отпереть каморку внизу, в конце галереи.

Так сильно было ее любопытство, что, не сообразив того, как невежливо оставлять гостей, она вдруг бросилась вниз по потайной лестнице, чуть шеи себе не сломала. Прибежав к дверям каморки, она, однако, остановилась на минутку. Запрещение мужа пришло ей в голову. «Ну, — подумала она, — будет мне беда за мое непослушание!» Но соблазн был слишком силен — она никак не могла с ним сладить. Взяла ключ и, вся дрожа как лист, отперла каморку. Сперва она ничего не разобрала: в каморке было темно, окна были закрыты. Но погодя немного она увидела, что весь пол был залит запекшейся кровью и в этой крови отражались тела нескольких мертвых женщин, привязанных вдоль стен; то были прежние жены Синей Бороды, которых он зарезал одну за другой. Она чуть не умерла на месте от страха и выронила из руки ключ. Наконец она опомнилась, подняла ключ, заперла дверь и пошла в свою комнату отдохнуть и оправиться. Но она до того перепугалась, что никаким образом не могла совершенно прийти в себя.

Она заметила, что ключ от каморки запачкался в крови; она вытерла его раз, другой, третий, но кровь не сходила. Как она его ни мыла, как ни терла, даже песком и толченым кирпичом — пятно крови все оставалось! Ключ этот был волшебный, и не было возможности его вычистить; кровь с одной стороны сходила, а выступала с другой.

В тот же вечер вернулся Синяя Борода из своего путешествия. Он сказал жене, что на дороге получил письма, из которых узнал, что дело, по которому он должен был уехать, решилось в его пользу. Жена его, как водится, всячески старалась показать ему, что она очень обрадовалась его скорому возвращению. На другое утро он спросил у нее ключи. Она подала их ему, но рука ее так дрожала, что он без труда догадался обо всем, что произошло в его отсутствие.

— Отчего, — спросил он, — ключ от каморки не находится вместе с другими?

— Я его, должно быть, забыла у себя наверху, на столе, — отвечала она.

— Прошу принести его, слышишь! — сказал Синяя Борода.

После нескольких отговорок и отсрочек она должна была наконец принести роковой ключ.

— Это отчего кровь? — спросил он.

— Не знаю отчего, — отвечала бедная женщина, а сама побледнела как полотно.

— Ты не знаешь! — подхватил Синяя Борода. — Ну, так я знаю! Ты хотела войти в каморку. Хорошо же, ты войдешь туда и займешь свое место возле тех женщин, которых ты там видела.

Она бросилась к ногам своего мужа, горько заплакала и начала просить у него прощения в своем непослушании, изъявляя притом самое искреннее раскаяние и огорчение. Кажется, камень бы тронулся мольбами такой красавицы, но у Синей Бороды сердце было тверже всякого камня.

— Ты должна умереть, — сказал он, — и сейчас.

— Коли уж я должна умереть, — сказала она сквозь слезы, — так дай мне минуточку времени богу помолиться.

— Даю тебе ровно пять минут, — сказал Синяя Борода, — и ни секунды больше!

Он сошел вниз, а она позвала сестру свою и сказала ей:

— Сестра моя Анна (ее так звали), взойди, пожалуйста, на самый верх башни, посмотри, не едут ли мои братья? Они обещались навестить меня сегодня. Если ты их увидишь, так подай им знак, чтоб они поторопились. Сестра Анна взошла на верх башни, а бедняжка горемычная временя от времени кричала ей:

— Сестра Анна, ты ничего не видишь?

А сестра Анна ей отвечала:

— Я вижу, солнышко яснеет и травушка зеленеет.

Между тем Синяя Борода, ухватив огромный ножище, орал изо всей силы:

— Иди сюда, иди, или я к тебе пойду!

— Сию минуточку, — отвечала его жена и прибавляла шепотом:

— Анна, сестра Анна, ты ничего не видишь?

А сестра Анна отвечала:

— Я вижу, солнышко яснеет и травушка зеленеет.

— Иди же, иди скорее, — орал Синяя Борода, — а не то я к тебе пойду!

— Иду, иду! — отвечала жена и опять спрашивала сестру:

— Анна, сестра Анна, ты ничего не видишь?

— Я вижу, — отвечала Анна, — большое облако пыли к нам приближается.

— Это братья мои?

— Ах, нет, сестра, это стадо баранов.

— Придешь ли ты наконец! — вопил Синяя Борода.

— Еще маленькую секундочку, — отвечала его жена и опять спросила:

— Анна, сестра Анна, ты ничего не видишь?

— Я вижу двух верховых, которые сюда скачут, но они еще очень далеко. Слава богу, — прибавила она, погодя немного. — Это наши братья. Я им подаю знак, чтоб они спешили, как только возможно.

Но тут Синяя Борода такой поднял гам, что самые стены дома задрожали. Бедная жена его сошла вниз и бросилась к его ногам, вся растерзанная и в слезах.

— Это ни к чему не послужит, — сказал Синяя Борода, — пришел твой смертный час.

Одной рукой он схватил ее за волосы, другою поднял свой страшный нож… Он замахнулся на нее, чтоб отрубить ей голову… Бедняжка обратила на него свои погасшие глаза:

— Дай мне еще миг, только один миг, с духом собраться…

— Нет, нет! — отвечал он. — Поручи душу свою богу!

И поднял уже руку… Но в это мгновение такой ужасный стук поднялся у двери, что Синяя Борода остановился, оглянулся… Дверь разом отворилась, и в комнату ворвались два молодых человека. Выхватив свои шпаги, они бросились прямо на Синюю Бороду.

Он узнал братьев своей жены — один служил в драгунах, другой в конных егерях, — и тотчас навострил лыжи; но братья нагнали его, прежде чем он успел забежать за крыльцо. Они прокололи его насквозь своими шпагами и оставили его на полу мертвым.

Бедная жена Синей Бороды была сама чуть жива, не хуже своего мужа: она не имела даже довольно силы, чтобы подняться и обнять своих избавителей. Оказалось, что у Синей Бороды не было наследников, и все его достояние поступило его вдове. Одну часть его богатств она употребила на то, чтобы выдать свою сестру Анну за молодого дворянина, который уже давно был в нее влюблен; на другую часть она купила братьям капитанские чины, а с остальною она сама вышла за весьма честного и хорошего человека. С ним она забыла все горе, которое претерпела, будучи женою Синей Бороды.

skazki.rustih.ru

Вся правда о “Синей Бороде”

Великая и ужасная история жизни человека, ставшего прототипом главного героя самой страшной и «недетской» сказки мировой литературы…«Доблестнейший из рыцарей», правая рука Жанны д’Арк, преданный христианин. Черный маг, педофил и убийца детей. Все это — один и тот же человек, барон Жиль де Рэ, оставшийся в памяти потомков под именем Синяя Борода…

Утром 26 октября 1440 года площадь перед нантским кафедральным собором была запружена огромной толпой. Всем хотелось поглядеть на казнь знатного сеньора, обвиненного в чудовищных преступлениях. В соборе маршал Жиль де Рэ каялся и просил прощения. У церкви — за вероотступничество, ересь, богохульство и  колдовство. У своего сеньора, герцога Жана Бретонского, — за многочисленные убийства малолетних детей.

Церемония не была долгой — уже в десятом часу с площади к месту казни тронулась процессия повозок: на первой — сам маршал, за ним — двое его ближайших слуг-телохранителей и, по их собственным показаниям, помощников в нечестивых делах — Анри Гриар и Этьен Корийо. Эти двое, люди незнатные, полчаса спустя будут заживо сожжены на костре.

Их господина палач задушит гарротой, «символически» подожжет хворост под мертвым телом, тут же вытащит труп, который и передадут родственникам. Те, впрочем, остерегутся хоронить «изверга» в фамильном склепе — он найдет вечное упокоение под безымянной плитой в кармелитском монастыре на окраине Нанта…

«Кот в сапогах», «Красная Шапочка», «Мальчик-с-пальчик», «Спящая красавица» – эти сказки взрослые рассказывали детям в самом раннем возрасте; сейчас дети чаще смотрят мультфильмы и спектакли по сказкам Шарля Перро. А вот «Синяя Борода»… Немногие взрослые решаются рассказать малышам эту страшную сказку.

Воздействие сказок на слушателя, читателя, зрителя поистине волшебное – мы с первых слов принимаем на веру чудесное, самое невероятное. Вопросы и сомнения возникают потом, когда мы, уже не дети, задумываемся: а зачем, собственно говоря, этот знатный и богатый дворянин убивал своих жён? Для чего развешивал тела несчастных жертв в потайной комнате?

Почему, наконец, у него синяя борода? И кто придумал эту жуткую историю – Шарль Перро? Или он взял за основу народную сказку? А может быть, такой злодей жил на самом деле?

Герой Столетней войны

Во французской провинции Бретань туристам и сегодня показывают развалины замка Тиффож, и гиды произносят театральным шёпотом:– Здесь обитал знаменитый Жиль де Ре по прозвищу Синяя Борода!

Показывают и то место среди руин, где будто бы находилась комната, в которой Синяя Борода совершал убийства и хранил тела своих жертв. Полностью он именовался так: Жиль де Монморанси-Лаваль, барон де Ре. Встречается также написание «Ретц», но это не фамилия, а название его владений – обширной области Ретц, и в этом случае чаще употреблялся вариант «сеньор де Ретц».

Так или иначе, Жиль де Ре прославился задолго до того, как получил прозвище Синяя Борода. Он происходил из очень знатного бретонского рода, среди его предков были знаменитые полководцы и царедворцы.

Родители Жиля рано умерли, его воспитывал дед; старик обучил внука не только воинскому искусству, но и воспитал в нём стремление к знаниям, привил любовь к книгам, что было редкостью в рыцарской среде. Впоследствии барон де Ре собрал богатую библиотеку, в которой встречались редкие книги и рукописи.

В ту пору женились рано. Дед начал подыскивать невесту внуку, когда тому едва исполнилось шестнадцать лет. Известно, что несколько юных невест Жиля скончались до свадьбы. Наконец дед остановил свой выбор на Катрин де Туар – соседке и к тому же кузине жениха.

Церковь запрещала браки между родственниками, поэтому дед и внук выкрали невесту (скорее всего, сговорившись с её родителями) и сыграли свадьбу. Позднее Жиль де Ре получил прощение от Папы Римского и церковное разрешение на брак. Свадьбу сыграли во второй раз, и молодой барон вступил во владение богатым приданым, включавшим обширные земли и замки.

В этом браке родился единственный ребёнок – дочь Мария. Она была зачата между военными походами – продолжалась Столетняя война. Молодой барон со своим отрядом выступил на стороне дофина Карла (будущего короля Карла VII) против англичан.

Надо сказать, в ту пору Карл был объявлен бастардом – незаконнорождённым, лишённым прав на престол, его шансы на корону считались призрачными. Поэтому выбор Жиля де Ре был достаточно смелым. Но тут вмешалось провидение в лице знаменитой Жанны д’Арк.

Шестого марта 1429 года в Шиноне, где находился тогда двор дофина, Жиль де Ре был представлен этой легендарной деве. С той поры он стал её военным советником и самым влиятельным командиром ополчения. Успехи Жанны – снятие осады с Орлеана и другие победы – были во многом обеспечены умелым руководством барона де Ре.

Уже в эту пору его величали маршалом Франции, хотя этот титул был ему дарован только после коронации Карла VII в Реймсе. Вместе с маршальским жезлом он получил право поместить на своём гербе королевские лилии, «учитывая высокие и достойные заслуги, большие трудности и опасности», как было сказано в ордонансе.

Однако после вступления Карла на престол «высокие и достойные заслуги» были скоро забыты; такие люди, как Жанна д’Арк и Жиль де Ре, нужны сильным мира сего в годину тяжких испытаний, а затем... Короли не любят быть кому-нибудь обязанными. Орлеанскую деву оставили без помощи во вражеском плену, а маршала де Ре постепенно оттеснили новые люди при дворе.

На широкую ногу

В последующие десять лет мало кто видел барона за пределами его владений. Но в своей вотчине он вёл жизнь поистине королевскую. Его охрана насчитывала две сотни рыцарей; его всегда сопровождала свита – пажи, музыканты, прелаты, слуги – ещё полсотни человек.

Когда он ехал в храм, перед ним везли орган, на котором органист наигрывал торжественный марш. Храмы в его владениях были украшены с невероятной пышностью. Чтобы удовлетворить своё честолюбие, он оплатил постановку «Мистерии об осаде Орлеана», в которой сам был выведен как один из главных героев.

Вероятно, этой неумеренной роскошью Жиль де Ре пытался как бы компенсировать свою отставку. В конце концов громадные расходы принудили барона продать часть своих владений. Несколько замков с земельными угодьями достались герцогу Бретонскому Жану V и его вельможам. Видя, как уплывает в чужие руки фамильное добро, родственники барона, прежде всего его младший брат Рене, добились судебного запрета на дальнейшие продажи.

Барон не мог себя ограничить ни в чём, он отчаянно нуждался в деньгах. К тому же его высокородные покупатели не полностью расплатились за приобретённые земли. Тогда Жиль де Ре обратился к алхимикам. Ничего удивительного, в те времена алхимия была вполне респектабельной наукой, сулящей золото и власть, а учёные-алхимики часто носили сутаны священников.

Жиль де Монморанси-Лаваль, барон де Рэ, граф де Бриен навсегда вошёл в историю как Синяя Борода.

Итак, Жиль де Ре пригласил алхимиков, оборудовал лабораторию на первом этаже замка Тиффож. Были закуплены необходимые ингредиенты, в том числе ртуть, мышьяк и акульи зубы. В ретортах закипели зловонные жидкости, в тиглях забулькали разные сплавы. Но пока на выходе получалось не золото, а простые угли…

Так прошло несколько лет, и тогда некий монах Франсуа Прелати стал уверять барона, что без помощи потусторонних сил не обойтись. Он сказал, что может вызывать демона по имени Баррон. Этот демон повелевает миром мёртвых, поэтому может предоставить все тайные знания. Так барон де Ре переступил зыбкую грань, отделявшую тогдашнюю науку от запретных колдовства и магии.

Из героев – в злодеи

В день Св. Троицы 1440 года епископ Нантский монсеньор Жан де Малеструа вёл торжественное богослужение в соборе. После окончания службы он обратился к пастве с проповедью. Сначала он обличал пороки людские вообще, но вдруг обрушился на конкретного грешника – Жиля де Ре.

– Дошли до нас сначала слухи, а затем жалобы и заявления достойных и скромных лиц, из этих показаний нам стало известно, что знатный человек, мессир Жиль де Ре, шевалье, сеньор этих мест и барон, наш подданный, вместе с несколькими сообщниками задушил и убил ужасным образом многих невинных маленьких мальчиков, что он предавался с ними греху сладострастия и содомии, часто вызывал демонов, приносил им жертвы и заключал с ними договоры и совершал другие ужасные преступления…

Собравшиеся были потрясены речью епископа; никто не мог припомнить подобных страшных обвинений. Но произнесённые главой епархии, да ещё в стенах храма, они приобретали особую убедительность. В ближайшие дни в канцелярию епископа и в суд обратилось около десятка родителей, у которых пропали дети. Их исчезновение все единодушно связывали с извергом Жилем де Ре.

Расследование велось двумя судами: светским и судом инквизиции. Вызванный для объяснений Жиль де Ре заявил:– Я не намерен отвечать разбойникам и богохульникам! Лучше повесьте меня сразу, без вашего продажного суда!

Его заключили под стражу и пригрозили отлучением от церкви. Тут же схватили многих его приближённых и слуг. Одновременно поступали всё новые заявления о похищениях и убийствах детей. Жиль де Ре понял, что дело принимает опасный для него оборот. Он извинился перед судьями и просил не отлучать его от церкви.

Когда у человека той эпохи таяла надежда оправдаться перед людским судом, у него оставалась лишь вера в высшую справедливость и безграничное милосердие Божие; поэтому так важно было оставаться в лоне церкви Христовой. Жиль де Ре признался в чтении книг по алхимии и производстве алхимических опытов. Всё остальное он категорически отрицал и сам просил суд испытать правдивость его слов калёным железом.

Однако судьи решили, что калёное железо – это слишком лёгкое испытание для такого злодея, и назначили настоящие пытки. Когда барона привели в пыточную камеру и он увидел весь ужасный инструментарий, отважный рыцарь впервые дрогнул. Ему показали первый этап – «лестницу», на которой его будут растягивать за ноги и за руки. Тут барон пал на колени и молил судей отменить пытки, обещая чистосердечное признание.

Упорствовать не было смысла. Ведь сообщников барона уже пытали, и они поведали о своём хозяине такое!.. Поэтому Жиль де Ре признался по всем пунктам, как сказано в протоколе, «свободно, без угрозы пыток, со слезами раскаяния на глазах». И всё равно его пытали, растянув на «лестнице», после чего подсудимый сознался и в том, о чём его не спрашивали.

Сорок девять пунктов обвинения вкратце сводились к следующему: за несколько лет Жиль де Ре похитил сотни детей, преимущественно мальчиков, насиловал и мучил их, затем убивал и приносил в жертву демонам и самому Дьяволу органы убитых.

Разумеется, в материалах следствия его злодеяния были описаны очень подробно; сцены половых извращений и садистских истязаний представляют настоящий учебник для маньяков и педофилов. В конце октября суд инквизиции приговорил Жиля де Ре к отлучению от церкви, а светский суд – к сожжению на костре.

Средневековая миниатюра с изображением казни Жиля де Ре и его пособников.

Вместе с хозяином были приговорены к такой же казни двое ближайших подручных. Перед смертью барон покаялся и примирился с церковью; в виде особой милости палач предварительно задушил его гарротой; его тело вытащили из огня почти неповреждённым и передали родственникам для христианского захоронения.

От Проклятого до Грозного

Итак, Жиль де Ре вошёл в историю не как герой, а как суперзлодей. Его имя стали отождествлять с разными легендарными и сказочными персонажами. Например, издавна в Бретани рассказывали такую легенду о Синей Бороде.

«Ехали граф и графиня мимо прекрасного замка. Вышел из замка рыцарь с рыжей бородой. «Я Жиль де Ре, хозяин этих мест», – сказал он и пригласил путников в замок на обед. Но когда отобедали, хозяин приказал слугам схватить графа и бросить его в «каменный мешок».

Жиль де Ре предложил графине забыть своего мужа и стать его женой. «Обещай мне своё тело и душу!» – потребовала графиня. Как только Жиль де Ре произнёс такую клятву, красавица превратилась в синего дьявола. «Теперь ты в моей власти!» – захохотал дьявол, и рыжая борода Жиля де Ре стала синей. С тех пор все его называли Синей Бородой».

Наверняка эта легенда была известна с раннего средневековья, но главный герой обрёл имя – Жиль де Ре – уже после знаменитого судебного процесса.

Сказки Шарля Перро появились через два с половиной столетия. Читатели сразу отождествили героя сказки «Синяя борода» с Жилем де Ре. Правда, сказочный персонаж мучил и убивал своих жён, а не детей. Ну и что? Злодей – он и есть злодей…

Возможно, люди припомнили также невест барона, умиравших одна за другой до свадьбы. Так оказались «скованы одной цепью» герой старинной легенды, реальный Жиль де Ре и сказочный персонаж Синяя Борода.

Древний старец Синяя Борода на иллюстрациях Гюстава Доре к сказке Шарля Перро не имеет уже совершенно никакого сходства с реальным Жилем де Рэ.

Впрочем, существовали и другие возможные прототипы Синей Бороды.

По обе стороны Ла-Манша, во французской Бретани и в британских Уэльсе и Корнуэлле, бытовали легенды о жестоком Коморе (в других источниках – Кономор Проклятый). Легенды именуют его то королём, то графом. Комор не признавал церковного брака, а своих жён-наложниц убивал, как только они становились беременными.

Полюбилась ему Трифиния, старшая дочь графа Герока. Долго отказывал отец жестокому Комору. Наконец уговорились, что Трифиния сможет вернуться в отчий дом, как только пожелает. Всё шло хорошо, пока Трифиния не поняла, что беременна. Рано утром, пока муж ещё спал, она вышла из замка и побежала к дому. Но Комор проснулся и бросился в погоню. Женщина, обливаясь слезами, молила о пощаде, но граф схватил её за волосы и одним ударом отсёк ей голову.

Отец Трифинии обратился с мольбой к святому Гильдасу, тот приставил отрубленную голову к туловищу, и женщина ожила. Святой пошёл к замку Комора, бросил в убийцу лишь горсть пыли, и рыцарь упал замертво. А Трифиния благополучно родила мальчика, позднее она ушла в монастырь.

А вообще-то «синие бороды» водились и в недалёком прошлом: чем не прототип английский король Генрих VIII, загубивший шесть из восьми своих жён (кстати, в сказке «Синяя Борода» злодей убил именно шесть своих жён, юная героиня должна была стать седьмой). Ненамного отстаёт от английского коллеги наш Иван Грозный: из восьми жён и наложниц пять погибли, три сгинули в монастырях.

Пожалуй, легенда о Коморе и бретонская легенда о Синей Бороде послужили основой для сказки Шарля Перро. Исследователи утверждают, что была ещё и народная французская сказка на этот сюжет, но текст её до нас не дошёл. Сохранилась английская народная сказка, очень похожая на сказку Шарля Перро.

Возможно, французский вариант был записан в заветной тетрадке Перро. (Но не того Перро, о котором вы подумали. Речь о той тетрадке впереди.)

Обеление Синей Бороды

Вернёмся к Жилю де Ре, вернее, к его посмертной известности. На протяжении трёхсот лет он оставался самым первым и самым знаменитым серийным маньяком, при этом синяя борода к нему приклеилась намертво, не оторвёшь. Он неоднократно становился героем романов, пьес, поэм, стихов, опер и оперетт, кинофильмов и мультфильмов. Одним из первых кинофильмов был «Синяя борода» Жоржа Мельеса (1901).

После публикации всех обстоятельств дела, возникли обоснованные сомнения в справедливости суда и виновности Жиля де Ре.

Гравюры XVI столетия иногда еще изображают Жиля де Рэ благородным воином (фото слева). Но лубочные листки XIX века по большей части живописуют «достоверные» сцены обнаружения чудовищных «улик»

Странным выглядело уже то, что первые обличения епископа Нантского оказались своего рода конспектом будущего судебного обвинения. Подозрения в ангажированности всего дела находили всё новые подтверждения. Оказывается, незадолго до первых обвинений Жиль де Ре со своей дружиной захватил замок Сент-Этьен-де-Мер-Морт. Этот замок до недавнего времени принадлежал барону, но был продан мессиру Жеффруа Ле Феррону, казначею герцога Бретонского.

Время шло, Ле Феррон денег не платил, несмотря на неоднократные напоминания. Тогда Жиль де Ре вернул себе замок силой оружия. Ле Феррон пожаловался герцогу, реакция последовала незамедлительно: дружину бывшего владельца выбили из замка, а на Жиля де Ре был наложен огромный штраф в пятьдесят тысяч золотых экю.

Барон считал всё это чудовищной несправедливостью, платить штраф не собирался, укрылся в замке Тиффож (приданое жены, кстати), где его никто не мог тронуть, потому что этот замок находился под юрисдикцией короля, а не местных властей.

Отношения между бароном и герцогом были непростыми. Кому понравится такой независимый вассал – увенчанный славой, чьи владения не уступают, а доходы значительно превосходят герцогские? Жан V стремился к расширению своих владений за счёт баронских имений.

Своим нападением на замок вельможи герцога Жиль де Ре окончательно вышел из повиновения. (Забегая вперёд, скажу, что Жан V ещё до окончания процесса конфисковал владения Жиля де Ре в пользу своего сына. Родственники Жиля де Ре заявили, что барон был безумен; это позволяло сохранить родовые владения; но герцог – а именно он возглавлял светский суд – просьбу родственников отклонил.)

У монсеньора Жана де Малеструа, епископа Нантского, тоже были свои счёты с Жилем де Ре. Барон содержал целый штат священников, все они кормились из его рук; он был сам себе епископ. К тому же занятия алхимией хотя и не карались по закону, но не одобрялись церковью. Поэтому епископ охотно примкнул к заговору против Жиля де Ре.

Но что ему предъявить? По-настоящему сильного обвинения не было. Надо было чем-то потрясти воображение бретонцев, возбудить всеобщую ненависть к барону. Тяжкое обвинение допускает применение пыток, а под пытками только мёртвый не сознается.

Ещё одна случайность подсказала епископу решение: совсем недавно была схвачена старуха ведьма Перрин Мартин, которую обвиняли в том числе в похищении детей. А что, если представить её как сообщницу барона-нечестивца? К тому же в канцелярии епископа скопилось несколько заявлений горожан о пропавших детях – и это лыко было в строку.

Но главное – не было найдено никаких улик – ни трупов, ни останков, ни волоска, ни ниточки. Ничего! Всё заменили признания обвиняемых, добытые под пытками…

Читая «признания» Жиля де Ре, нельзя не содрогнуться; а если их кто-то сочинил, то автор был, несомненно, скрытый или явный маньяк-педофил!

…Двадцать лет назад известный парижский адвокат Жан-Ив Го-Бризоньер собрал группу историков, юристов и других экспертов, сомневающихся в виновности Жиля де Ре. Этот трибунал заседал в зале ЮНЕСКО, затем в Люксембургском дворце. Эксперты вынесли вердикт: Жиль де Ре невиновен, дело против него сфабриковано.

Однако юридической силы эта реабилитация не имеет, и мало кто знает о ней. Страшную сказку о злодее Жиле де Ре по прозвищу Синяя Борода повторяют разные авторы, вновь и вновь…

Несказки Шарля Перро

А почему всё-таки Синяя Борода убивал своих жён?

Этот сюжет покоится на ещё более древних мифах и преданиях: боги и земные владыки убивали своих беременных жён, опасаясь будущих врагов в лице выросших сыновей. Так поступал и Комор (Кономор Проклятый), о котором уже шла речь. Такое дикое варварство осталось в глубокой древности. А сам сюжет «убийство жён» сохранился, и Шарлю Перро он достался без первопричины и логичного объяснения.

Вероятно, автор, как и мы, размышлял над причинами этих странных убийств. И, не найдя внешней причины, перенёс её внутрь убийцы. Сам Синяя Борода и есть причина, его преступления – это следствие извращённости его личности. Поняв это, Шарль Перро написал первый литературный триллер о серийном маньяке-убийце.

Он подробно рассказывает, как Синяя Борода сначала завлекает своих жертв, неспешно подкрадывается, словно растягивая удовольствие. Как помнит читатель, только младшая из трёх сестёр соглашается выйти замуж за Синюю Бороду; а тот изначально знает, что в его сети попадёт именно младшая, самая неопытная и чистая душой. И тем полнее будет его торжество!

Затем начинается дьявольская игра. Внешне он любящий муж, ничего не жалеющей для юной супруги. Уезжая, он передаёт жене все ключи, но запрещает открывать одну потайную комнату. Он ставит ей психологический капкан: знает заранее, что молодая женщина не устоит перед соблазном, нарушит запрет. И тут ловушка захлопнется, и теперь маньяк уверяет сам себя и всех вокруг: она виновна, и аз воздам!..

Маньяки – большие мастера переворачивать ситуацию так, чтобы представить преступниками своих жертв. Но мы-то понимаем, что жена Синей Бороды обречена не из-за того, что ослушалась мужа, а оттого, что проникла в тайну маньяка, узнала его подлинную сущность.

Вот почему в ответ на мольбы жены Синяя Борода произносит странную фразу: «Нужно умереть, мадам, и немедленно». И позднее, в ответ на её рыдания, уже занеся кинжал: «Это ни к чему не приведёт, нужно умереть».

Потому что маньяк не может отказаться от задуманного, это равносильно самоубийству. Зато как он гордился содеянным! Как бережно хранил трупы предыдущих жертв!.. Вероятно, он входил в кровавую комнату, как Скупой Рыцарь входил в свою сокровищницу (кровь и сокровища – из одного корня).

История о Синей Бороде стоит особняком среди сказок Шарля Перро. Потому что это и не сказка вовсе. В частности, в ней нет чудес и волшебства. За исключением одного волшебного предмета – ключа от потайной двери, на котором появляется несмываемое кровавое пятно.

Современные психологи-фрейдисты усматривают в ключе фаллический символ, а в пятне крови – акт дефлорации. Ну, на то они и фрейдисты, они и маму родную не пожалеют. На самом деле это древнейший мотив многих волшебных сказок: предостережение от нарушения табу. В данном случае: не заходи в запрещённые места. Мотив нарушенного табу встречается и в других сказках Шарля Перро: не балуйся с веретеном, уколешься («Спящая красавица»); не заговаривай с незнакомцами, это опасно («Красная Шапочка»).

Мотив несмываемого (неуничтожимого) знака, свидетельствующего о совершённом проступке или преступлении, тоже хорошо известен в мифологии и фольклоре. Все эти мотивы Шарль Перро искусно сплёл в цельную ткань повествования и скрепил зловещим знаком Дьявола – синей бородой.

Секреты сказочной тетради

Мы с детства знаем Шарля Перро как великого сказочника. Сам же он ценил свои сказки далеко не в первую очередь.

Выходец из парижской торговой семьи, он добился высокого положения, занимал ответственные должности в правительстве, был фактически ближайшим помощником министра финансов Кольбера, не раз виделся с королём Людовиком XIV, посвящал ему свои произведения, например, высокопарную поэму «Век Людовика Великого».

Портрет Шарля Перро, 1665.

Шарль Перро был одним из создателей Французской Академии, его избрали в число «бессмертных», он даже много лет председательствовал в Академии.

Женился Шарль довольно поздно, его жена умерла через шесть лет, оставив на попечение мужа троих детей – девочку и двух мальчишек. Несмотря на большую занятость, отец уделял детям много времени, часто рассказывал им сказки.

Первые сказки Шарль Перро написал уже в пожилом возрасте, они были стихотворными – «Гризельд>а», «Ослиная шкура» и «Смешные желания». В 1695 году они были напечатаны в сборнике «Сказки матушки Гусыни».

А в это время его сын, семнадцатилетний Пьер Перро, старательно записывал в тетрадку услышанные им народные сказки и побасёнки. Отец часто заглядывал в эту тетрадку. Сказки были прелестны, особенно истории о спящей красавице, о девочке и волке, о мальчике-крошке, о коте в сапожках, о замарашке и фее, о жестоком рыцаре с синей бородой. Да вот беда – сын совершенно не владел пером, не умел раскрыть материал и преподнести его читателям и слушателям.

Но вот однажды отец понял, как употребить этот сказочный материал на пользу сыну. В Версале уже подрастала любимая племянница короля принцесса Орлеанская, ей подбирали свиту. А что, если Пьер Перро поднесёт принцессе книжку своих сказок? Опыт старого придворного подсказывал: Пьера включат в свиту принцессы и, само собой, пожалуют дворянство!

Почти год Шарль Перро трудился над сказками из тетрадки сына. Поскольку книга предназначалась принцессе, из текста были исключены простонародные выражения, зато включены описания балов и великосветской жизни; взять хотя бы картины праздника и увеселений в замке Синей Бороды…

Наконец книга в одном единственном экземпляре была готова, переписана на дорогой бумаге, переплетена в красный сафьян. Труд назывался «Сказки матушки Гусыни, или Истории и сказки былых времён с поучениями». Книга открывалась посвящением принцессе за подписью молодого Пьера Перро.

Планы отца полностью осуществились: Пьер подарил книгу принцессе, его включили в свиту и возвели в дворянское достоинство. Кроме того, король дал Пьеру исключительные права на издание сказок, подаренных принцессе. В 1697 году вышла в свет книга «Истории, или Сказки былых времён (Сказки моей матушки Гусыни) с поучениями».

Казалось, отец обеспечил будущность сына. Но случилась беда: Пьер заколол шпагой своего сверстника и соседа Гийома Колля. Как это произошло, из-за чего – неизвестно до сих пор. Известно только, что Шарль Перро уплатил семье Колля две тысячи ливров и что уголовное дело было прекращено лишь через полтора года.

С придворной карьерой сына было покончено. Отец купил Пьеру чин лейтенанта королевского полка дофина, и сын уехал в армию. Он храбро воевал, всегда бросался в бой, словно искал смерти. Не прослужив и года, Пьер Перро погиб в сражении.Силы и здоровье Шарля Перро были подорваны. Он уже не писал сказок.

Ему вослед пришла целая плеяда талантливых сочинителей, довершивших формирование жанра литературной сказки. Но никто не создал ничего лучше, например, «Синей Бороды».

link

storyfiles.blogspot.com


Смотрите также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>