Кто написал отец василий


Иеромонах Василий Новиков: биография

В Русской православной церкви установлена традиция, причислять к лику святых лишь тех праведников, со дня кончины которых минул значительный промежуток времени. Однако всегда были и есть угодники Божии, заслужившие своим благочестием столь горячую любовь современников, что всеобщая молва прославляет их задолго до решения Священного синода. Таким неофициальным, но почитаемым в народе святым является иеромонах Василий (Новиков). Книга о его жизни, составленная монахиней Натальей (Андроновой) и получившая название «Добрый пастырь», легла в основу этой статьи.

Внук старицы Пелагеи

14 января 1949 года в благочестивой русской семье Николая Евгеньевича и Надежды Васильевны Новиковых, проживавших в селе Ракитино Тульской области, родился первенец, наречённый во святом крещении Василием. После него Господь послал его родителям ещё троих детей – братьев Сергея и Ивана, а также сестру Лидию.

Семья, в которой появился на свет будущий пастырь, с давних лет была теснейшим образом связана с православием. Их односельчане доныне хранят память его бабушки Пелагеи, заслуженно стяжавшей славу старицы. Ещё в далёкие дореволюционные годы она дважды совершала пешие паломничества в Иерусалим. Старожилы рассказывали, что уже после первого такого путешествия в ней со всей очевидностью стал проявляться дар прозорливости.

Так, она с поразительной точностью предсказывала события, которым ещё только предстояло свершиться. Сподобившись же во второй раз побывать во Святой земле, старица Пелагея (именно так величали её с тех пор все в округе) являла поразительные примеры исцеления недужных и изгнания бесов. Всему этому в ранние свои годы был свидетелем будущий иеромонах Василий (Новиков).

Он сам не раз вспоминал, как с дикими криками рвался из цепей бесноватый, привезённый на исцеление к бабушке Пелагее, и как вдруг затих и заговорил спокойным внятным голосом после того, как она, окропив его святой водой, прочла молитву. Разумеется, подобные сцены, которых было немало, накладывали неизгладимый отпечаток на формировавшееся сознание подростка.

Юные годы будущего ревнителя веры

Немаловажную роль в религиозном воспитании сына сыграли и сами родители – люди глубоко набожные, строившие свою жизнь по заповедям Божьим и в соответствии с традициями православия. В результате посещая в детстве советскую школу, иеромонах Василий (Новиков) сумел остаться истинным христианином, не запятнавшим себя атеистическим нигилизмом. Следует отметить, что он, как и остальные дети в их семье, никогда не вступал ни в пионерскую, ни в комсомольскую организацию.

Подобно большинству сельских ребятишек, Василий с ранних лет приобщался к труду, помогая родителям на огороде и в поле, на выпасе скота и заготовке дров. Особенно тяжело ему пришлось после того как в результате тяжёлой болезни скончался отец, и мать, работавшая медсестрой в районной больнице, осталась одна с четырьмя детьми.

В их семье навсегда сохранилось воспоминание об одном весьма необычном обстоятельстве, связанном с последними днями жизни Николая Евгеньевича. Впоследствии рассказывали, что незадолго до его кончины неожиданно потускнел, помещённый в красном углу образ Николая Чудотворца, являвшейся их родовой святыней. Перемена в нём была столь значительна, что стали почти неразличимы запечатленные на нём черты. Когда же душа усопшего покинула тело, икона приняла свой прежний вид.

Доброе слово о Надежде Васильевне Новиковой

К слову сказать, овдовев, Надежда Васильевна ещё больше преисполнилась религиозного чувства. Несмотря на крайнюю занятость, вызванную домашними делами и повседневной работой, она много времени проводила в храме Иоанна Предтечи, находившемся в восьми километрах от села, где помимо участия в богослужениях помогала чем могла его настоятелю и своему духовному отцу протоиерею Михаилу (Чудакову).

В последние же два десятка лет Надежда Васильевна добровольно наложила на себя ограничения в пище, принятые у монахов. Она никогда не вкушала мясного, а по понедельникам, средам и пятницам весь её дневной рацион состоял лишь из просфоры, запиваемой святой водой. При каждом удобном случае Надежда Васильевна совершала паломничества в Троице-Сергиеву Лавру, куда брала с собой и детей.

Впоследствии иеромонах Василий (Новиков), фото которого представлены в этой статье, часто вспоминал, как глубоко запало ему в душу пение монахов, не раз слышанное им в таких поездках. Рассказывал он и о том, как благодаря музыкальным способностям, проявившимся ещё в раннем возрасте, он часто во время церковных служб вставал рядом с певчими и подпевал им.

Военная служба и начало самостоятельной жизни

Окончив среднюю школу, и достигнув призывного возраста, Василий отправился служить в армию. Комиссией Военкомата он был направлен на Северный флот, где в течение трёх лет служил на атомной подводной лодке. Здесь пригодился юноше навык к труду, выработанный в нём с детства. Добросовестно выполняя любую, порученную ему работу, матрос Новиков заслуженно снискал всеобщее уважение.

Демобилизовавшись в 1970 году, будущий иеромонах Василий (Новиков) поступил учиться в Узловское железнодорожное училище и, по его окончании, получил распределение в город Ершов, где стал работать помощником машиниста тепловоза. Там же вскоре Господь послал ему невесту Валентину.

После свадьбы молодая чета поселилась в городе Узловая Тульской области, где у них родилось трое детей – сыновья Александр и Михаил, а также дочь Наталья. Вскоре, как передового работника, Василия выдвинули на руководящую должность.

Важный поворот в жизни

Казалось бы, что ещё желать молодому человеку? Однако не о такой судьбе мечтал иеромонах Василий (Новиков), биография которого к тому времени вполне укладывалась в советские стереотипы. Своим истинным призванием он считал священство, к которому стремился всей душой, но столь крутой поворот в жизни требовал от него немалой решительности.

Поскольку Василий был человеком обременённым семьёй, то, разумеется, не мог принять столь важное решение без согласия жены. Поведав же Валентине о своих намерениях, он встретил с её стороны категорическое возражение, суть которого сводилась, главным образом к тому, что замуж она выходила «за машиниста, а не за попа».

Не смея навязывать жене своего мнения, и лишь усердно помолившись Богу о вразумлении рабы Его Валентины, Василий отправился в Троице-Сергиеву Лавру, где возле раки с мощами преподобного Сергия Радонежского просил святого о помощи и заступничестве в столь важном деле. Его молитвы были услышаны и, вернувшись домой, паломник обрёл свою жену умягчённую сердцем и полную готовности следовать за ним на новом поприще.

Завершилась эта история тем, что в один из дней Великого поста 1993 года раб Божий Василий (Новиков) был рукоположен в сан дьякона, а через неделю – в иерея. Так началось его многолетнее служение Богу, на путь которого он вступил, обретя в том благословение великого святого земли русской – преподобного Сергия Радонежского.

Возведение в сан и начало духовного подвига

Своё пастырское служение отец Василий начал в селе Спасском Тульской области, куда его направили после возведения в сан. Поскольку 90-е годы были периодом, завершавшим долгие десятилетия гонений на российское православие, то многие храмы, особенно находившиеся в сельской местности, были к тому времени в весьма плачевном состоянии.

Именно такой оказалась церковь Изнесения Честных Древ Животворящего Креста Господня в селе Спасском, настоятелем которой был назначен иеромонах Василий (Новиков). Пламенная проповедь батюшки, обращённая к сердцам его новых односельчан, помогла ему обрести среди них много добровольных помощников в деле восстановления святыни.

Когда же, благодаря их трудам, подкреплённым его собственным усердием, храм был приведён в надлежащий вид, и в нём возродилась религиозная жизнь, епархиальное начальство передало под его попечение ещё одну церковь, находившуюся в соседнем селе, и почти полностью разрушенную. Это был, некогда известный на всю округу, храм Казанской иконы Божьей Матери. Его также удалось восстановить с помощью боголюбивых односельчан и добровольных спонсоров, которых отыскал отец Василий.

Пострижение в монахи

На Страстной неделе Великого поста 1997 года Господь призвал в Свои Небесные Чертоги жену отца Василия Валентину, после чего батюшка окончательно переселился в село Спасское Тульской области, где и провёл всю оставшуюся жизнь. В апреле 2006 года по благословению епархиального владыки он принял тайный монашеский постриг с сохранением прежнего имени.

С этого дня началось его служение в «чине ангельском», как испокон веков говорили о тех, кто, отвергнув преходящие радости суетного мира, всего себя посвятил служению Богу. Известно, что, кроме отца Василия, тогда же в монахи было пострижено ещё 14 человек, положивших начало созданию новой обители.

Духовный пастырь односельчан

Оставаясь, как и прежде, настоятелем сельского храма, иеромонах Василий (Новиков) Тульский – так его принято величать, неустанно заботился о благочинии и благолепии церковной жизни. Исключительно благодаря его усердию была отреставрирована, пришедшая в негодность стенная роспись, построена крестильная и здание богадельни, открыта воскресная школа для детей и их родителей, а также организован хор клиросного пения.

Всегда погружённый в приходские дела, иеромонах Василий (Новиков) не забывал и о несении монашеских подвигов, главным из которых в тот период была непрестанная внутренняя молитва, обет об исполнении которой он давал при пострижении, а также регулярные молитвенные ночные бдения. Жители села вспоминали, как часто свет в окне батюшки Василия не угасал в течение всей ночи.

Начав творить такие молитвы келейно, то есть дома, уединённо ото всех, в скором времени батюшка перенёс их во храм, где собирал всех желающих. Богослужебные тексты он сопровождал чтением Псалтири и акафистов. Завершала же ночное бдение всегда глубоко продуманная и блестяще исполненная проповедь иеромонаха Василия (Новикова).

Горячий приверженец монархизма

По своим политическим пристрастиям отец Василий был убеждённым монархистом, полагавшим, что только самодержавие способно обеспечить России мир и процветание. Являясь искренним почитателем безвинно убиенного государя Николая II, он воспринимал его смерть как искупительную жертву, принесённую на алтарь отечества.

Неоднократно побывав в селе Тайнинском, где местным священником совершался в те годы Чин покаяния в преступлениях большевиков, батюшка и у себя в храме много раз повторял этот обряд. Подобная практика во многом способствовала той известности, которую он приобрёл в 2000-е годы.

Важную роль в этом сыграла и пламенная проповедь иеромонаха Василия Новикова (август 2007 года) о значении истинной веры в жизни человека, и недопустимости её подмены поклонением мирским и приходящим ценностям. Видеозапись этого выступления получила широкое распространение в интернете.

Одновременно с ней появился и фильм, в котором такие яркие представители духовной жизни России тех лет, как Иеромонах Василий (Новиков), старец Николай (Гурьянов) и иеродиакон Авель (Семёнов), обращаются к россиянам с пастырским наставлением, сопровождая свои слова пророчествами о будущем страны.

Борец за чистоту веры

На следующий год отец Василий подал руководству епархии заявление о выводе его за штат, и предоставлении возможности продолжать пастырскую деятельность по месту жительства, что предусмотрено одной из статей действующего ныне Церковного устава. Его просьба была удовлетворена, и с тех пор проповедь иеромонаха Василия (Новикова) звучала для всех, кто собирался в назначенные дни возле его дома в Спасском.

Следует отметить, что отец Василий всегда отличался высокой принципиальностью и никогда не шёл на компромиссы в вопросах веры и многих иных аспектах современной жизни. В частности, он публично высказывал своё крайне негативное отношение к экуменизму и глобализму. В связи с этим известно, что иеромонах Василий (Новиков), пламенная проповедь которого порой касалась и этих проблем, не раз подвергался нападкам властей, усматривавших в его речах признаки экстремизма.

Кончина праведника

Последним благочестивым деянием отца Василия является возведение в селе Иваньково купели над святым источником, посвящённым Казанской иконе Божьей Матери. Это сооружение, освящение которого состоялось 4 ноября 2010 года, было построено им при помощи духовных чад, а также добровольных жертвователей. Работа отняла у батюшки много сил, так как ещё в начале того же года он, простудившись заболел, и в течение последующих месяцев старался перенести на ногах недуг, не отпускавший его.

К врачам за помощью отец Василий не обращался, отдавая предпочтение народным средствам и молитве. Однако в ноябре его состояние настолько ухудшилось, что собороваться в очередной раз, и причаститься Святых Христовых Тайн он смог лишь не подымаясь с одра. Наконец, ранним утром 11 ноября 2010 года, во время чтения одного из канонов, он тихо отошёл ко Господу.

Неканонизированный святой

В этот день многие священники и духовные чада посетили дом, в котором вознёс свою последнюю молитву их брат во Христе и духовный наставник – иеромонах Василий (Новиков). Причина смерти этого подвижника благочестия была, без сомнения, не только в постигшем его недуге, но и в крайнем истощении сил, отданных служению церкви.

Погребение отца Василия происходило при стечении огромного количества народа, приехавшего в село Спасское со всех концов страны, чтобы проводить в последний путь своего духовного наставника и учителя. Но и после того как минули установленные церковной традицией дни поминовения усопшего, могила иеромонаха о. Василия (Новикова) регулярно посещается его почитателями. На ней всегда мерцает неугасимая лампада.

Все они верят в то, что однажды среди прочих российских святых будет прославлен в лике преподобных и их духовный наставник – иеромонах Василий (Новиков). Тропарь ему был составлен вскоре после кончины, и недалёк тот день, когда в очередную годовщину смерти он зазвучит во всех российских церквях.

fb.ru

Отец Василий Ермаков: не ищите чудес и старцев | Милосердие.ru

В этом году исполнилось 10 лет со дня кончины отца Василия Ермакова (1927-2007) и 90 лет со дня его рождения. Сейчас те, кто только слышал о нем, но не знал лично, часто просят рассказать и объяснить — что в этом священнике было такого, что его до сих пор так помнят и так любят?

Спустился с амвона

Будущий священнослужитель родился и провел детство в маленьком городке Болхове Орловской губернии. Потом война, оккупация. Подростком отец Василий оказался в немецком концлагере Пылькюла в Эстонии. В Эстонии же произошла и важная для дальнейшей его судьбы встреча — с семьей протоиерея Михаила Ридигера и с его сыном Алексеем, будущим патриархом Алексием II. Он и предложил Василию поступить в недавно вновь открытые Ленинградские духовные школы.

4 ноября 1953 года Василий Ермаков после окончания Ленинградской духовной академии был рукоположен во пресвитера митрополитом Григорием (Чуковым). Первым местом служения отца Василия стал Николо-Богоявленский морской собор — в те времена один из немногих действующих храмов города.

«Я отошел от привычного стереотипа священника, спустился с амвона к прихожанам, к людям и стал спрашивать: какая нужда, какое горе у человека…

А время какое было? Не прошло и десятилетия со дня снятия блокады. В церковь пришли фронтовики, блокадники и блокадницы, пережившие все ужасы тех лет, — Бог сохранил их.

Эти беседы были нужны не только им, но и мне», — так вспоминал о начале служения отец Василий.

Мы сегодня уже привыкли, что почти при каждом храме есть воскресная школа, лектории, клубы по интересам. Но совсем недавно это было невозможно: советская власть допускала деятельность священников только в качестве «требоисполнителей», близкий контакт с прихожанами был, по сути, запрещен.

Ссылка на кладбище

Храм во имя Св. Серафима Саровского на Серафимовском кладбище Санкт-Петербурга, где служил о. Василий. Фото с сайта serafimovskiy.ru 

Отец Василий не боялся претерпеть от властей — и претерпевал:

«Еще в Академии я написал диссертацию о роли русского духовенства в освободительной борьбе нашего народа начала XVII века против польских захватчиков. За эту работу меня дважды бичевали в советской печати..».

В 1957 году батюшку вызвали в КГБ: предложили поехать на Всемирный фестиваль молодежи и студентов в Москве в качестве осведомителя.

«Я твердо, хотя и без вызова, отказался. После этого меня в течение многих лет не включали ни в одну делегацию священников, отправляющихся за рубеж. Епархия, возможно, и включала, но там вычеркивали».

Поскольку отец Василий числился у властей в «неблагонадежных», в 1976 году его перевели из Никольского собора в церковь «Кулич и пасха», а в 1981-м он становится настоятелем храма Серафима Саровского на Серафимовском кладбище.

«Он, четверть века прослуживший в Никольском соборе, митрофорный протоиерей, оказался в маленькой церквушке на Серафимовском кладбище. Конечно, это не случайно, хорошо известно, что это назначение было ссылкой», — говорит протоиерей Георгий Митрофанов, духовное чадо отца Василия, несколько лет прослуживший штатным священником Серафимовского храма (ныне — настоятель храма святых апостолов Петра и Павла при Академии постдипломного педагогического образования).

И потянулся народ

В маленький кладбищенской храм приходило все больше и больше народу. «Батюшка много общался с людьми, среди которых были и те, кто делают первые шаги в церковной жизни, часто неуверенно ощущают себя в храме,

так вот отец Василий был открыт для общения, шел навстречу, готов был увидеть и услышать человека. Это определило для меня тогда особенность его служения», — вспоминает отец Георгий Митрофанов.

«У батюшки были два главных дара — дар прозорливости и дар дерзновенной молитвы, — говорит пресс-секретарь Валаамского монастыря Михаил Шишков, духовное чадо батюшки. — Силу его молитвы испытали на себе многие. Такой молитвенный дар дается после того, как Бог испытал человека на верность, это зарабатывается годами».

Силу молитвы батюшки Василия мне приходилось испытывать и на себе. Когда в жизни возникали большие проблемы, надумала батюшке писать. Долго, входя в подробности, объяснять ему что-то в храме не было возможности: вокруг все время толпился народ. Письмами я не злоупотребляла: это случалось всего пару раз. И каждый раз спустя несколько дней, когда, по моим расчетам, он должен был прочитать письмо, ситуация, кажущаяся безвыходной, сама собою разрешалась.

«Не волнуйся, мать, проснутся!»

Прозорливость батюшки многие его духовные чада тоже испытали на себе. Прихожанка Наталья рассказывает о том, что ее сыновья-двойняшки сначала ходили в храм, а потом, когда перешли в шестой класс, перестали, ссылаясь на усталость и занятость:

«По возникшим тогда у меня житейским вопросам несколько человек посоветовали мне обратиться к отцу Василию Ермакову, — вспоминает Наталья. — Так я оказалась в храме Серафима Саровского, как говорится, «почувствовала разницу» и стала ходить туда постоянно. Однако сыны на мои уговоры пойти на Литургию в этот храм все никак не поддавались. Я стала ныть отцу Василию:

— Батюшка, пока маленькие были — ходили, а теперь спят…

— Не волнуйся, мать, проснутся! — твердо отвечал он.

Однако время шло, но ситуация не менялась. Я опять стала приставать к батюшке:

— Батюшка, что делать, дети уже полтора года без Причастия!

— Не волнуйся, мать, проснутся!

— Ну, когда же?..

— Через год! — сказал, как отрезал, отец Василий.

Я и обрадовалась, и слегка огорчилась: еще целый год без Покрова Божьего, а возраст такой опасный!

Словно прочитав мои мысли, батюшка с улыбкой добавил:

— Через полгода!

Вдохновленная такой перспективой, я продолжала ходить в храм одна. Однажды субботним вечером, когда я читала правило ко Причастию, один из сыновей как-то неуверенно произнес:

— И мне, что ли, сходить завтра с тобой?..

— Да уж давно пора, — ответила я, а сама не спешила радоваться: «Мало ли что обещает вечером, а утром не захочет вставать».

Но на следующее утро сын легко встал на раннюю Литургию и пошел со мной в храм. Подходя к Причастию, я невольно отметила, что со времени моего последнего общения с отцом Василием на эту тему прошло полгода.

Однако другой сын вместе с мужем лишь подтрунивали над нами: мол, вместо того, чтобы в выходной отоспаться, мы в такую рань и в любую погоду ходим в церковь — вот чудики!

Прошло еще какое-то время, и второй сын вдруг заявил, что тоже пойдет с нами. И вот мы, как и прежде, втроем стоим в очереди к Святой Чаше, а я вдруг вспоминаю, что прошло еще полгода. Причащается первый сын, второй, а следом и я. Тут же, на солее, стоит отец Василий (он часто наблюдал за причастниками, изредка отсеивая тех, кто норовил причаститься без исповеди). И вдруг неожиданно для себя от переполнившей меня материнской радости, что дети вернулись в храм, я бросаюсь к отцу Василию на шею. Он лишь понимающе улыбается…»

«Я просто опытный священник»

Прозорливость батюшки проявлялась и в самых что ни на есть житейских ситуациях.

Композитор Вячеслав Римша, регент любительского хора Серафимовского храма, вспоминает, что в середине 1980-х батюшка благословил его съездить в Оптину пустынь — монастырь тогда только возрождался, — а на обратном пути заехать и в Болхов, на его родину.

Через год Вячеслав Римша решил повторить поездку: «На второй год, когда я собирался в Оптину, батюшка стал мне объяснять, где в Болхове гостиница. Я говорю: «Батюшка, да мне гостиница не нужна, я утром приеду, вечером уеду!» Приезжаю в Болхов и иду сразу брать обратный билет на автобус до Белева. А в кассе говорят: «Не будет сегодня автобуса, сломался он!» Тут-то я вспомнил, что батюшка мне подробно рассказал, как гостиницу найти. В этой гостинице тогда и переночевал».

Но батюшка Василий очень не любил, когда его называли старцем, и всегда говорил: «Я не старец, я просто опытный священник».

Кстати, и нередко повторял, что поиски чудес и духоносных старцев — тупиковый путь для духовной жизни.

Школа практического общения

Фото с сайта ricolor.org

У отца Василия были и верные духовные чада, и единомышленники, и восторженные почитатели — но было немало недоброжелателей. Он был в полном смысле «не червонец, чтобы всем нравиться» — да и никому понравиться не старался: если батюшку что-то возмущало в поведении человека — он сразу об этом говорил, и иногда в весьма резких выражениях.

Почти в каждой проповеди отец Василий говорил: «Помните, что вы русские, православные», но имелась в виду не этническая принадлежность (среди его духовных чад были люди разных национальностей), а то, что слушающие его — носители русского языка, русской культуры. Напоминал он людям, чтобы обходили стороной приманки западной цивилизации и детей своих от этого берегли, не попадали в плен различных сект, любили родину, наконец.

Батюшка не уставал повторять, что мы не должны забывать о недавней истории, о войне, о годах гонений на Церковь. Понятно, почему: он-то знал историю не из учебников…

Может создаться впечатление, что отец Василий всегда был серьезен, но это совершенно не так: на шутки-прибаутки он был щедр, частенько во время его проповедей прихожане смеялись от души. А уж ободрить человека, согнувшегося под грузом забот, он был великий мастер. И вообще, батюшка знал, над кем подтрунить, кого пожурить по-отечески, а кого и серьезно поругать.

Примечательно, что среди духовных чад отца Василия немало людей творческих профессий. Началось это еще в Никольском соборе, куда часто ходили артисты Мариинского, тогда Кировского, театра.

В те годы священники часто говорили о «греховности» актерской профессии. У батюшки таких предрассудков не было.

Клирик Валаамского подворья иеромонах Парфений (Шапанов) вспоминает, что при знакомстве отец Василий спросил у него, кем он был до того, как стал монахом и священником.

Он, стесняясь, сказал: «Ну, таких раньше хоронили за оградой кладбища…» — «Кем-кем ты был?» — переспросил батюшка. «Актером…» — «Запомни: если бы не было воли Божией, ты бы никуда не поступил». Батюшка учил всех не закапывать в землю Богом данный талант», — говорит отец Парфений.

Актриса Нина Усатова вспоминает, что, когда жаловалась батюшке на то, что приходится участвовать в развлекательных спектаклях в пост, он отвечал: «Нинушка, твоя работа — это твое послушание».

Батюшка Василий любил говорить, что в его храме хор отличается от других: люди понимают, о чем поют, думают больше не о внешней красоте, а о смысле. Несколько певчих впоследствии стали клириками Серафимовского храма, один из них — протоиерей Никита Бадмаев.

«Я сначала становиться священником не собирался, — рассказывает он. — А отец Василий меня часто брал с собой — освящать квартиры, например. Я много времени с ним проводил, видел, как он общался с людьми, что говорил, на какие моменты в жизни советовал обратить внимание. Он не назидал, не наставлял меня, просто воздействовал живым примером. Школа отца Василия — это школа практического общения. Я даже не осознавал тогда, что он мне жизненный опыт свой передавал.

Иногда я не понимал, почему батюшка так сказал или поступил. Но я взял себе правило не спрашивать: сейчас не понимаю — потом пойму. И действительно, понимание приходило».

«Отец Василий всегда говорил очень просто — вспоминает Нина Усатова. —  Бывало, говорит батюшка проповедь, стоишь и думаешь: «А ведь он про меня говорит». Сказала как-то об этом девчонкам с клироса, а они ответили, что у всех, кто батюшку слушает, есть ощущение, что он говорит именно о них — какую-то он улавливал общую боль, общую тревогу».

«Батюшка научил меня его понимать. И когда он говорил с амвона, я понимала, чего он хочет именно от меня…» — подтверждает эту мысль Анна, одна из прихожанок.

Без батюшки

Планету в честь священника Василия Ермакова – в поясе астероидов между орбитами Марса и Юпитера – назвали Vasilermakov. Фото с сайта it.wikipedia.org

В последние годы жизни батюшка тяжело болел, концу 2006 — началу 2007 года слег. Но в день своего Ангела, 14 января, он служил, и у прихожан появилась надежда, что он еще останется с нами… Последний раз отец Василий служил 21 января, в воскресенье. 3 февраля он преставился ко Господу.

Часовня, в которую привезли тело батюшки для прощания, была открыта круглосуточно. В воскресенье вечером гроб перенесли в храм. И все три дня к батюшке шел народ — миряне и священники.

Со времени кончины батюшки издано много книг о нем, в том числе «Время не ждет» (2013) и «Мысли о России: материалы к духовному наследию протоиерея Василия Ермакова» (2017).

«Когда батюшки не стало, я горько сожалела, что так и не успела ему сказать слов благодарности, хотя вряд ли есть на свете такие слова, — говорит составитель Ирина Корнилова. — Я все-таки решила поблагодарить его и сохранить то, чему он нас научил,  чтобы время не стерло ни его образ, ни его слова.

Так появились книги «Время не ждет» — материалы к жизнеописанию отца Василия, и «Мысли о России» — материалы к его духовному наследию. Но эти книги — лишь прикосновение к жизни и наследию отца Василия. Я уверена, что его наследие будет тщательно изучаться, ведь он не зря называл себя практиком жизни.

Особенно важно в наше время все то, что он говорил о России, об уроках нашей трагической истории. До встречи с ним я историю не любила, считала ее набором событий. А батюшка нам дал понимание духовных основ как жизни человека и государства. Слава Богу, что интерес к его наследию растет. Студенты московских и петербургских духовных школ пишут работы по его наследию, изучают его опыт — я это знаю, потому что ко мне обращались по этому вопросу».

Все прошедшие годы прихожане Серафимовского храма до или после службы стараются прийти на могилу к батюшке; священники, не только «серафимовские», но и из других приходов, часто служат там панихиды. Кажется, не бывает времени, по крайней мере днем, когда место последнего приюта батюшки Василия пустует.

«Батюшка многих питал собой — своей душой, своей верой… — говорит Вячеслав Римша. — Когда такие личности уходят, брешь образуется, этот пробел заполнить очень трудно, требуются все духовные силы. Многих священников мне довелось повидать: видел умных, видел добрых, а такого, как батюшка, не видел никогда.

Он был и не «умный», и не «добрый», тут совсем другое…

Для нас жизнь без батюшки — как экзамен, приходится показывать, чему ты научился».

www.miloserdie.ru

Старец Василий Тульский (Новиков). Жизнеописание истинного пастыря последних времен! (Видео) — Мономах

Отец Василий, в мiру Василий Николаевич Новиков, родился от благочестивых родителей Николая Евгеньевича и Надежды Васильевны Новиковых 14 января 1949 года. В семье после него родилось трое детей — Лидия, Иван и Сергей. Проживала семья Новиковых в селе Ракитино Новомосковского района Тульской области. Жили в небольшом домике. Семья была очень верующая. Бабушка отца Василия, старица Пелагея Ракитинская, дважды в своей жизни ходила в Иерусалим пешком, откуда приносила много святыни. Господь наделил ее даром прозорливости и исцеления недугов душевных и телесных. К ней ездило множество народа за помощью и просто прося молитв. При рождении Василия старица предсказала, что родится в сем роде «пастух на крест» и заплакала. «Пастух» — это значит пастырь словесных овец, священник – на скорби, «на крест». У старицы Пелагеи было двое детей: Николай – отец Василия и Нина – его тетя, к которой после смерти матери также обращались люди за молитвой и помощью и получали ее.

Детство Василия проходило в деревенских трудах и заботах. Он пас коров, ездил на лошадях, помогал родителям, помогал родителям обрабатывать огороды и поля, занимался хозяйскими и плотницкими работами. Мать (впоследствии монахиня Надежда) по профессии была медсестрой. После смерти мужа, помимо домашних забот, она работала в Епифанском Иоанно-Предтеченском храме, находящемся от их деревни в восьми километров. Она зажигала там лампады, топила печки, готовила пищу и помогала, как могла своему духовному отцу, батюшке протоиерею Михаилу (Чудакову). Матушка Надежда сама по себе была подвижницей благочестия: много молилась, трудилась, постилась. С сорока лет отказалась от мяса: в понедельник, среду, пятницу, первую и последнюю недели Великого поста кроме просфоры и святой воды ничего не вкушала. Примерно за двадцать лет до кончины скоромную пищу и рыбу совсем исключила и до последних дней клала земные поклоны. Матушка была знакома с Матроной Себенской (нынче прославленная как Московской). Блаженная однажды спала на печке в доме старицы Пелагеи. Матушка Надежда, переживала за своих детей, ходила к Матронушке за советом, на что старица ей сказала: «Если хочешь, чтоб из Василия вышел хороший мальчик, клади за него по двести поклонов ежедневно». Этот завет она исполняла неукоснительно.

Матушка с самого раннего детства стала приучать детей к молитвенному труду и посещению храма Божия. Они не вступали ни в пионеры, ни в комсомольцы, всегда носили кресты. Василий часто бывал в Епифанском храме, а также и в Свято-Троицком Сергиевой Лавре. В сердце мальчика особенно запало лаврское пение, которое осталось жить в нем до последнего издыхания. Василий имел прекрасные музыкальную память, поэтому часто во время Богослужения становился рядом с хором и подпевал ему. Как строго воспитывала матушка Надежда своего сына Василия, видно из рассказов самого батюшки. Он часто говорил, что в детстве мать ходила за ним с палкой, чтобы только не набрался дурных привычек. Когда Василию было три года от роду, к ним домой в гости пришел духовный отец семьи, прозорливый старец – протоиерей Михаил. Батюшка надел свою скуфейку на голову мальчика и сказал: «Вот бы, Василий, твоя голова была бы, как моя!» Это пророчество сбылось.

По окончании восьми классов Епифанской общеобразовательной школы Василий был призван в армию, в Северный морской флот. Служил три года на подводной лодке. За добросовестное служение был уважаем всеми. Когда повар на корабле заболел, то поставили готовить Василия. Так батюшка научился прекрасно готовить. По возвращении со службы он поступил в Узловое железнодорожное училище на должность помощника машиниста. С корабля на железную дорогу. Отлично сдав экзамены, Василий стал работать по этой профессии. Вскоре он едет по распределению в Саратовскую область, г. Ершов, где знакомится со своей будущей супругой – Валентиной. В 1973 году женится. Жила семья Новиковых в г. Узловая Тульской области. Родилось у них трое детей – Наталия, Михаил и Александр. Василия поставили на руководящую должность, но Василию было предложено высшее служение – священство – служение Богу у Св. Престола. Выбор стоял за Василием. Жена была против, говоря, что выходила замуж за машиниста, а не за попа. Помолившись Богу о вразумлении, Василий лег отдохнуть. В эту ночь во сне его жена увидела во сне страшное огромное чудовище, направляющееся на неё. Она вскочила от ужаса и после этого видения немного смягчилась.

Василий поехал за молитвенной помощью к мощам Великого русского святого – преподобного Сергия Радонежского, которого возлюбил с раннего девства. Стоя у раки и горячо молясь, Василий получает вразумление: «Как же я променяю служение Богу на временное служение мiру». Выбор был сделан. Сомнения рассеялись.

18 апреля 1993 года на Лазареву субботу Василий был рукоположен в сан дьякона, а на следующий день в праздник Вход Господень в Иерусалим (Вербное воскресение) – в иерея. Так, по молитвах преп. Сергия, началось служение Богу, России и народу. Направили служить о. Василия в село Спасское Новомосковского района Тульской области и храм Изнесения Честных Древ Животворящего Креста Господня. Приложив много трудов по восстановлению этого храма, ему дают еще храм в соседнем селе, почти разрушенный. Батюшка с Божьей помощью, с помощью прихожан и благотворителей восстанавливает и этот храм в честь Казанской Иконы Божией Матери.

В 1997 году на Страстной седмице Великого поста умирает супруга о. Василия. После чего он окончательно перестает жить в с. Спасское. Постоянно заботясь о церковном благолепии и благочинии: роспись храма, строительство крестильни, богадельни и др. клиросное пение, воскресная школа для детей и взрослых. Не забывал батюшка и о духовном подвиге: ночном бдении, непрестанной молитве, чтении духовных книг и святоотеческих писаний. С 2003 года в Спасском храме проводятся ночные бдения: чтение акафистов, псалтири. Помимо всего перечисленного, батюшка окормлял огромное количество людей. Приходившие к нему получали духовную помощь и уходили окрыленные. За ревностное чистое служение Господь наградил о. Василия разными духовными дарами: пламенной и дерзновенной молитвой, прозорливостью, целением душ и телес, рассуждением, изгнанием нечистых духов и др. Слепые прозревали, расслабленные вставали, хромые ходили без посторонней помощи, раковые больные, кровоточивые исцелялись и многие другие болезни Господь врачевал через своего угодника – о. Василия.

4 апреля 2006 года по благословению архиерея батюшка Василий принял тайные монашеский постриг от двух иеромонахов, служащих в РПЦ МП, с сохранением своего имени. В этот же день по благословению владыки было пострижено в монашество еще 17 человек. Так началось создание обители. Примером своей жизни батюшка многих направлял ко спасению. Он почитал св. мученика-Царя Николая как искупителя грехов русского народа, ездил на Чин покаяния в с. Тайнинское и сам неоднократно проводил его у себя в храме. Так же батюшка молился о восстановлении самодержавной Царской власти для спасения России.

В 2008 году о. Василия принудили подписать прошение за штат, и он стал служить дома, применив 15-е правило Двухкратного Константинопольского Собора (2 часть).

Не забывал батюшка о нищих, голодных, убогих, многодетных, детских и инвалидных домах, духовно окормлял казаков и вдохновлял их на брань против врагов Веры, Царя и Отечества: любил детей, дарил подарки, присутствовал на детских праздниках Воскресной школы.

О. Василий был ревностным обличителем глобализма и экуменизма, за что его последователи власти, обвинили в экстремизме.

Весной 2010 года батюшка тяжело заболел. Теряя силы, он не переставал служить, говоря: «Ничего мне не надо, лишь бы Господь дал силы служить Литургию».

4 ноября 2010 года в с. Иваньково было освящение купели над источником, в честь Казанской иконы Божией Матери, построенной усилиями о. Василия и его духовных чад.

Предчувствуя близкую кончину батюшка делает предсмертное завещание, оставляя после себя исполнять обязанности игумении – мон. Наталию, а в качестве духовника – иером. Александра ( в последствии иеросх. Феодора)

За день до отшествия ко Господу батюшка в последний раз пособоровался и причастился Святых Христовых Таин, которые принял на сей раз уже от телесного изнеможения лежа, но в полной памяти и с глубоким чувством умиления. 11 ноября около 7 часов утра при чтении канона на разлучение души от тела, батюшка мирно с улыбкой на лице, предал свою праведную душу в руце Божии.

Кончина преподобного отца нашего Василия была мирна и тиха, проста и вместе величественна, как и вся жизнь его, угасшая словно заря светлого дня, оставив в сердцах преданных ему тихую ночь печали. В этот день Господь чудным образом собрал всех священников единого духа в одном месте – почтить кончину праведника. Солнце «играло» как на Пасху. На кладбище появилась радуга. Погребение батюшки Василия совершилось при огромном стечении народа, приехавшего со всех концов России проводить последний путь любимого отца и наставника, и подходило на светлое духовное торжество. Прощаясь с батюшкой, бесноватые не сразу могли подойти к гробу. Можно сказать словами преп. Антония Оптинского: «Не знаю, мы, нищие от дел благих, будем ли удостоены толико великой молитвенной памяти о себе, какой сподобился блаженный наш старец, которого святая душа во благих водворится. Истинны слова Божии: Занé тóкмо прославля́ющыя Мя́ прослáвлю (1 Цар. 2, 30). И как старец сей в жизни своей всех любил, так и кончиной многих на гроб свой собрал».

Угас светильник Божий, просвещающий души людей светом Христовой веры и любви в тяжелое и многотрудное время.

С начала 2012 года на фотографиях о. Василия стали появляться покраснения, которые со временем усилились. 26 ноября 2012 года в первый раз обильно замироточил образ батюшки. Мироточение продолжается и по сей день.

Мы верим, что наш отец Василий предстоит пред Престолом Святой Троицы в лике Русских святых, не оставляя обитель и нас, грешных, своими благоприятными молитвами.

Преподобне отче наш Василие, моли Бога о нас!

P.S. Адрес кладбища — с. Иваньково Кимовского района Тульской области. Проехать можно с Новомосковска, с г. Сокольники (теперь микрорайон Сокольники), до поворота на Иваньково и дальше пешком километра три. В самом селе, от магазина (он там один) следует идти в сторону храма, и как проложен асфальт — до кладбища, а на кладбище — самый высокий крест над его могилой, справа от дороги, метрах в двухстах.

В день смерти о. Василия на портале «Москва — Третий Рим» было опубликовано следующее сообщение:

Сегодня в Тульской области после тяжелой болезни умер иеромонах Василий (Новиков), более известный как отец Василий, чьи проповеди были признаны судом экстремистскими

«Отец Василий скончался накануне от рака в селе Иваньково Кимовского района, где он организовывал свои службы», — сообщают тульские СМИ.

26 июля Новомосковский городской суд по иску областного прокурора признал речь отца Василия, размещенную как информационный материал на диске, и шесть видеофильмов экстремистскими материалами. По решению суда диски были конфискованы.

Согласно материалам областной прокуратуры, речи отца Василия были размещены на диске с названием «Православие или смерть». Кроме того, священник являлся автором шести видеофильмов, среди названий которых встречаются такие, как «Чипирование», «Американское шоу» и «Гробы для американцев».

Как истинный священник отец Василий был запрещен в священнослужении после своих проповедей, обличающих священноначалие.

Отец Василий «Тульский» об экуменизме в РПЦ МП (часть 1)

Отец Василий «Тульский» об экуменизме в РПЦ МП (часть 2) (моления с католиками Блаженнейшего Владимира, монахов Киево-Печерской Лавры

в Нотр-Даме и т.д.)

monomah.org

Отец Василий

Отца Василия Аникина не напугали, он до смерти оставался на приходе в глухом селении Подмосковья, в Душонове. До войны Василий Аникин был простым рабочим. Имел жену и детей. Неожиданно в трехлетнем возрасте, поболев недолго, умер их сынишка. Когда второй мальчик достиг трехлетнего возраста, то обварился самоваром и тоже скончался. Отец Василий говорил: «Не привязывайтесь сердцем к своему ребенку, не мечтайте о его будущем: если б кто знал, какое горе — потерять сына! Лучше б его совсем не иметь! Я чуть с ума не сошел. Я поехал на Север, где томились в ссылке святые оптинские старцы. Когда я вошел в вагон, то все убежали — такой у меня был ужасный вид. А старец велел мне пожить одному… Я уехал от жены. Несколько месяцев я скрывался в холодном доме, один, без людей…».

Видно, там происходило перерождение души Василия, видно, он приносил там покаяние Господу. Потом старец благословил Василия опекать большую семью, оставшуюся без отца-кормильца. Мать не могла заработать на хлеб, чтобы прокормить восемь малолетних детей. Василий стал работать лодочником, перевозить людей на другой берег. Весь свой заработок он отдавал бедной вдове. Она с детьми молилась Богу за своего благодетеля. Вдова ходила в оставшийся в захолустье храм, приучала детей к церкви. Приходили к ним в дом неоднократно из райисполкома, грозя отобрать детей у матери за религиозное воспитание. Хитрая вдова всегда говорила:

— Берите, всех восьмерых берите! Вот этого — первого баловника, да и других забирайте — они вам там жару дадут, не обрадуетесь! А мне легче будет.

Тут начинался детский плач:

— Мама, прости, не отдавай нас, мы исправимся! Присланные из райисполкома вступались за детей:

— Потерпи, Авдотья, вырастут — поумнеют, будут хорошими, расти их сама.

Так и вырастила Авдотья всех восьмерых в православии, верующими людьми. Они остались благодарными Богу за Василия, которого Господь послал им вместо отца.

Когда дети подросли, Василий поступил в семинарию. Гребнево было его первым приходом. Отцу Василию было лет пятьдесят, он был совершенно седой, с бородой и длинными волосами.

Несмотря на пережитые невзгоды, отец Василий был веселого нрава, задорная улыбка почти не сходила с его лица. Он не привез свою больную матушку в Гребнево, оставил ее на попечение родных, а привез в Гребнево только на похороны. Сам отец Василий одиночества не любил, проводил у нас все вечера, даже частенько ночевал (пока детей в доме не было, это было возможно). Свекровь моя уходила в кухню, предоставляя гостю свою постель. «Я сегодня спать не лягу. Всю ночь буду проповедь писать», — говорил отец Василий. Двери у нашей комнатушки не было, так как не было и печки. Тепло шло из большей комнатки, отделенной от нас занавеской. Проснулся раз мой дьякон среди ночи, уже светало. А за занавеской светло от лампы, и слышится мирный храп. Не сходя со стула, положив голову на груду книг, лежащих на столе, спит наш отец Василий. Утром дьякон говорит:

— Пора в храм идти! А отец Василий:

— Вы начинайте с отцом Иваном, я подойду… Проповедь не готова! Матушка, прочитайте, как у меня получилось?

Я читаю, нахожу, что предложения слишком длинные. Говорю:

— Батюшка, нельзя в одном предложении несколько раз слово «которое» употреблять, абсурд получается. Вот послушайте: «Икону отнесли в храм, которую нашел отец девочки, которую откопали…». Выходит, что девочку откопали?

— Ой, матушка, что Вы! Как так! Да я уж лучше по листочкам из книги скажу.

И старик вырывает из книг листочки, распихивает их по своим карманам.

— Батюшка, как Вам книг не жалко?

— Да у меня их полный сарай, от полу до потолка все книгами завалено. Были времена, я видел: везет лошадь воз книг. Спрашиваю у мужика, куда везет. Отвечает: «Сжигать!». А я возьму лошадь под уздцы, да заверну ее к себе во двор, да все книги у себя и спрячу, ведь все духовная была литература, из монастырей.

Таков был отец Василий. А говорил проповедь долго, но слушателей не захватывал. Бывало, разбредутся старухи по закоулкам, рассядутся по лавкам, о чем-то своем толкуют. И глухи они, и стары. Молодежи и мужчин в храмах в те годы совсем не было, а старухам не по уму было понять отрывки из богословской литературы, которые, вынимая из кармана и во множестве разложив на аналое, прочитывал восторженным голосом отец Василий.

Вскоре начали против него писать письма, сначала архиерею. Отец Василий затягивал иногда индивидуальную исповедь, от чего служба и начиналась, и кончалась поздно. У всякого человека можно найти недостатки, а к осуждению мы привыкали. Говорю «мы», потому что и я сама была грешна в этом, смеялась и раздувала в рассказах промахи в поведении священников. (Читающие, помолитесь, чтобы простил мне Бог!). Даже однажды я поехала с делегацией к архиерею, но, слава Богу, мы не попали к нему на прием. Однако отца Василия Аникина вскоре заменили другим священником. Но гнев Божий постиг нашу церковь: вся макушка вместе с крестом, куполом и шейкой под ним сгорела ночью от удара молнии. А отца Василия перевели в село Душоново километрах в тридцати от Гребнева. В последующие годы мы ездили к нему на престольные праздники, а он нередко посещал нас.

Следующая глава

biography.wikireading.ru


Смотрите также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>