Кто написал мрачный дом


Проклятый старый дом: 5 самых зловещих особняков России

Онлайн-сервис для путешествий UFS.Travel составил список мистических домов, где селфи лучше не делать — если, конечно, не хотите увидеть на заднем плане призрачного незнакомца.

Дом Эльзы, Пятигорск

Некогда роскошный, но опустевший трехэтажный особняк с 62 комнатами заработал свою мрачную славу благодаря живущему в нем призраку молодой девушки. Этот дом в начале XX века построил кондитер Александр Гукасов для своей красавицы-невесты Эльзы. Счастье супругов было недолгим — девушка так и не смогла забеременеть, и спустя несколько лет муж бросил ее одну в замке, уехав с другой женщиной. После измены Эльза так и не смогла совладать с горем и в 40-х годах внезапно исчезла. Истинные обстоятельства смерти хозяйки особняка не известны, но по одной из версий она стала сходить с ума и в итоге отравилась смертельным ядом. По другой — ее убили, а тело замуровали в стенах особняка.

С тех пор дом оброс мистическими легендами. Те, кто решился зайти внутрь, рассказывают о детском плаче, доносящемся из дальних комнат, стуке шагов, стонах. В кадре на снимках частенько появляются странная белая дымка или непонятные тени. А на одном из балконов написано стихотворение, которое, по слухам, нашептала одному из своих гостей сама Эльза:

Найдите меня безгласую,

Умойте меня дождем,

Найдите меня угасшую,

Верните мой старый дом.

Самым мрачным местом дома считают подвал — там любопытный посетитель может найти странный покрытый кафелем параллелепипед. Может быть, именно в нем покоится тело хозяйки особняка.

Усадьба Глинки, Подмосковье

Старинный дом в Щелковском районе Подмосковья буквально притягивает туристов своими легендами. Связаны они с прежним владельцем усадьбы Яковом Броюсом, который увлекался науками, но людская молва окрестила его магом-чернокнижником. Перепуганные крестьяне шептались о том, как он заморозил пруды в самый разгар лета, а потом запускал в небо железных птиц.

После его смерти новым владельцам было явно неуютно в доме. По каким-то причинам они весьма изощренно избавились от изящных античных статуй, которые раньше украшали территорию поместья: их уничтожили, какие-то замуровали в стенах, а некоторые даже погрузили на дно пруда. По ночам в коридорах раздавались скрипы и стоны, которые заставили перепуганных хозяина и хозяйку переехать в самые дальние комнаты особняка.

Сегодня резиденция внешне ничем не отличается от других усадеб XVIII века, но в ее шкафах хранится несколько особых скелетов. Говорят, что в доме есть сеть секретных подземных ходов, по которым прежний хозяин проникал в свои «тайные комнаты»: астрономическую обсерваторию, хранилище археологических находок, лабораторию и научную библиотеку. В конце XX века энтузиасты провели биолокацию, которая показала, что под фундаментом действительно есть полые камеры, многие из которых так и остались нераскрытыми. По легенде в них и хранятся Черная книга и сундук с золотом Брюса, которые «откроются» только его кровному родственнику. Вдобавок многие замечают, что демонические маски, которые украшают фасад усадьбы, гримасничают и подмигивают каждому, кто долго на них смотрит.

ГУМ, Владивосток

Бывшие работники Владивостокского ГУМа до сих пор не упускают возможность поделиться историей о привидении, живущем в здании старейшего магазина города. Призрак мужчины с тростью, одетого во фрак и котелок, несколько раз замечали между торговых прилавков. Особо впечатлительные охранники, услышав стук его трости, отказывались дежурить ночью или даже увольнялись. Один из работников универмага разглядел в призрачном силуэте первого владельца ГУМа Густава Кунста, занимавшегося при жизни оккультными науками. А совсем недавно приведение увидел и простой прохожий. По его словам, в одном из окон здания горел свет, а по лестнице поднималась размытая мужская фигура, не касаясь ступенек ногами.

Дворец Ольденбургских, поселок Рамонь, Воронежская область

О приведениях и нечисти, которые водятся во Дворце Ольденбургских в Воронежской области, ходит много слухов. По местным поверьям, много лет назад один талантливый лекарь полюбил хозяйку этих владений. Но молодая принцесса Евгения не разделила чувств доктора, за что и была проклята вместе с особняком.

С тех пор в поместье стали происходить странные вещи. Муж принцессы Ольденбургской увлекся оккультизмом и начал приглашать мистиков на эзотерические сеансы, а сын четы якобы ставил опыты на людях в подвалах дома. Считается, что даже сама принцесса держала в подземелье заключенных и прикованного цепями медведя, которому отдавала на растерзание неугодных слуг. Рабочие, которые реставрировали замок в 80-х годах XX века, постоянно жаловались на скрипы и стоны, доносящиеся из подвала.

Еще одно загадочное событие произошло в Рамони совсем недавно. Сотрудники музея обнаружили, что в подвальном помещении обвалилась штукатурка, а из образовавшейся на стене отколотой части стал вырисовываться силуэт, в котором посетители могут узнать хозяйку особняка. Кстати, если ты всю жизнь мечтала переночевать в доме с привидениями, то это твой шанс — Дворец Ольденбургских охотно принимает туристов.

Дом купца Железнова, Екатеринбург

Этот старинный кирпичный дом находится на улице Розы Люксембург в Екатеринбурге. В начале XX века он принадлежал купцу Алексею Железнову, нажившему целое состояние на порохе и динамите, и его жене Марии Ефимовне. Существует легенда, согласно которой хозяйка особняка была женщиной со странностями. Она часами задумчиво сидела у фонтана во дворе, сторонилась людей и страдала клептоманией.

Скончалась Мария Ефимовна неожиданно от кровоизлияния в мозг на премьере балета «Ромео и Джульетта» в городском театре. Похоронив жену, убитый горем Алексей покинул особняк вместе с четырьмя детьми и больше в Екатеринбург не возвращался. А вот дух его покойной жены не раз гулял по коридорам особняка уже после того, как он опустел. Последний раз призрачный силуэт женщины в белом был замечен сотрудниками Уральского отделения РАН, расположившегося в доме с конца 80-х. Сотрудники института считают, что душа женщины так и не обрела покоя и возвращается в дом, чтобы найти своих близких. Возможно, именно из-за живущего в доме приведения здание долго кочевало от одного владельца к другому, а в итоге так и осталось пустым. Ну, практически.

← Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook

www.cosmo.ru

«Мрачный дом» (Crooked House, 2008)

Ну кому снимать истории о старинных особняках и привидениях, как не англичанам? Именно их стараниями появились на свет первые холодящие кровь устрашающие романы, впоследствии ставшие основой для различных хоррор-картин. Отдаленный старинный особняк, кровавые тайны, скрытые от человеческих глаз в его закрытых комнатах, всепоглощающий туман и неожиданные открытия случайных гостей, посетивших мрачное поместье в надежде найти свое счастье… По подобным лекалам был написан не один роман и снят не один десяток фильмов. Однако подобные истории, несмотря на то, что они очень уж схожи друг на друга, тем не менее вызывают неподдельный интерес у публики, ведь при грамотном подходе к делу даже самый непритязательный, вторичный сюжет может заиграть для нас новыми красками. Но если в литературе наметился некий застой, касающийся заданной тематики, то кинематограф наоборот вновь и вновь радует зрителей новыми проектами, способными и заинтересовать, и напугать. Естественно, что эстафету первенства по всем жанрам кино перехватили у англичан неуемные американцы, но энтузиасты с Туманного Альбиона все равно не сдаются и периодически радуют нас действительно стоящими фильмами и сериалами, вызывающими исключительно положительные эмоции. Так одним из таких проектов можно смело назвать довольно неплохой британский мини-сериал под названием «Мрачный дом». Отличительной чертой сего произведения является то, что одним из его создателей стал небезызвестный Марк Гейтисс, более известный, как со-автор невероятно популярного «Шерлока» с участием Бенедикта Камбэрбэтча и Мартина Фримана. Гейтисс привык работать в самых разных жанрах. Так что ничуть не мудрено, что параллельно с детективом и эксцентричной фантастикой («Доктор Кто») он взялся также и за пугающие истории, коими и является «Мрачный дом». Решив ограничиться функциями продюсера, сценариста и исполнителя одной из ролей, Гейтисс решил, что пост режиссера ему не по плечу, а потому было принято решение пригласить на съемочную площадку малоизвестного в наших краях, но в тоже время невероятно плодотворного ваятеля телевизионной продукции Дэймона Томаса, который под присмотром Гейтисса и поставил пугающий мини-сериал. Было ли верным решение продюсеров доверить проект в руки Томаса? Я считаю, что да. Но отметить старания одного лишь постановщика было бы априори неверным решением. Каждый член творческой группы постарался сделать все возможное, чтобы рядовой сериал стал тем произведением, которое обязательно стоит посмотреть каждому почитателю жанра. «Мрачный дом» действительно неординарное произведение, способное вызвать сильные эмоции.

Итак, сюжет фильма сразу же бросает нас в гущу событий без всяких затяжных предисловий и рассуждений. Молодой учитель истории Бен (Ли Инлби) переезжает на новое место жительства и однажды обнаруживает в своем милом дворике старинное кольцо от двери. Решив, что это ценная реликвия, герой решает показать ее куратору местного музея (Марк Гейтисс). Заинтересовавшись находкой, смотритель узнает в ней деталь старинного особняка Гибб, некогда построенного Роджером Уиддоусоном (Деррен Браун), известным, как загадочный богач и оккультист. Как известно, Уиддоусон практиковал черную магию в надежде получить себе наследника, но в конце концов его род прервался, а дом сравняли с землей. Но истории о зловещем особняке все равно беспокоили умы общественности и некоторые из них практически наизусть знает никто иной, как куратор местного музея, решивший поведать Бену парочку самых интересных из них.

История первая. Злоключения Джозефа Блоксона

После того, как наш мир покинул сэр Уиддоусон и его супруга, их величественный особняк долгие годы стоял без хозяина, так как никто не решался приобретать недвижимость, связанную слухами с различными ритуалами сатанизма. Однако где то в 18 веке в город приехал алчный коммерсант Джозеф Блоксон (Филип Джексон), которому безумно понравился пустующий особняк и он его, конечно же, решает купить и реставрировать. Несмотря на то, что Блоксону же довольно много лет, он так и не успел обзавестись семьей, оставаясь темными, хмурыми вечерами в своем доме в гордом одиночестве. Но вот спокойного сна ему явно не хватает, ведь каждую ночь в одном из углов особняка постоянно стучит и скребется нечто невообразимое. Причем это явно не крыса. С каждой последующей ночью шум начинает усиливаться и Блоксон внезапно понимает, что некий таинственный гость зовет его по имени. Решив раз и навсегда с ним разобраться, новый владелец дома допускает роковую ошибку…

История вторая. Вечеринка

После того, как Джозеф Блоксон исчезает из нашей истории, особняк вновь остается без хозяина. Но времена идут, старинные легенды больше никого не пугают и вот уже новые жильцы покупают особняк. На этот раз это донельзя богатое семейство Демомери. Как становится известно, владельцы вот уже не один десяток лет проживают в огромном имении и вроде бы ничего плохого с ними не происходило. Действие же рассказа происходит в 1927 году. Юный наследник рода Демомери, любвеобильный Феликс (Йен Хеллард), оставшись в доме без родителей, закатил шикарную костюмированную вечеринку, на которой объявил во всеуслышание, что в скором времени он свяжет себя узами брака с очаровательной Рут (Дженнифер Хайем). И вроде бы столь радостное событие не предвещало ничего зловещего, как девушка вдруг начинает видеть в коридорах здания призрачный силуэт в свадебном платье. Понимая, что от загадочно гостьи не стоит ждать ничего хорошего, Рут узнает секреты рода Демомери и мы только тогда поймем, что мрачный дом никого не обходит стороной и притягивает неприятности и трагедии, словно магнит.

История третья. Разоблачение

Что же касается заключительной части мини-сериала, который на деле можно считать полноценным полуторачасовым фильмом, то сюжет концентрируется вновь на учителе истории Бене. Выслушав две истории от куратора, герой понимает, что ему уже пора домой. Но возвращается он не один, а с тем же кольцом, ведь в музее не увидели в нем никакой ценности. Так что Бен решает повесить его на двери собственного дома и со спокойной душой ложиться спать. Но только вот с того момента, как он повесил кольцо, ему пришлось забыть о сне… Каждую ночь кто-то незримый стучит в злополучное кольцо и уходит. Главный герой каждый раз поверяет дверь, а обернувшись понимает что ненадолго попадает в далекое прошлое, во времена самого Роджера Уиддоусона, практикующего свое зловещее учение. Осознав, что раз за разом открывая дверь можно накликать на себя и близких неприятности, Бен решает избавиться от кольца. Но ситуация оказывается не такой простой и решить ее сложно…

Вот таковым и является «Мрачный дом». Мини-сериал можно назвать академическим британским хоррор-проектом. Создатели выдержали исконно английскую атмосферу в лучших традициях их кинематографа и сделали ставку на постановочные методы устрашения решив, что зрителя стоит пугать при помощи грамотного нагнетания саспенса и парочки неожиданных сюжетных поворотов, вызывающих подлинный восторг. Так что смело рекомендую к просмотру.

8 из 10

www.kinopoisk.ru

Дом с привидениями

Помню, как однажды в сериале увидела Диккенса, улепётывающего от призраков, но даже тогда он не хотел верить, что это взаправду, что духи существуют и охотно контактируют с миром живых. Это была очень забавная сцена, потому что я тогда воспринимала Диккенса как одного из «жрецов» реализма, неспособного писать не только о фантастическом или смешном, но и о добром. В сериале он, конечно, ратовал за разум и отвергал иллюзии, но сценаристы оказались безжалостнее: Я всегда выступал против фантазий. Конечно, мне, как и всем людям, нравятся иллюзии, но я понимаю, что это ИЛ-ЛЮ-ЗИИ! Реальный мир — это совсем другое. Я посвятил себя борьбе с несправедливостью в обществе, я считал, что делаю доброе дело, а теперь вы говорите, что реальный мир — пристанище духов и приведений... Это значит, что я напрасно потратил свою жизнь. Чарльз Диккенс, «DW» (1s3e)

Было очень смешно, и, конечно, спасибо ребятам, что не довели его до самоубийства. Однако хорошо смеётся тот, кто смеётся последним: ведь у Диккенса и впрямь есть книга под многообещающим названием «Дом с привидениями». Книга написана в соавторстве с близкими друзьями: Уилки Коллинзом, Элизабет Гаскелл, имена которых нам хорошо знакомы, а также мало известными сегодня Хесбой Стреттон — писательницей в христианской традиции, журналистом Джорджем Августом Сала и поэтессой Аделаидой Энн Проктер. В «Доме» не оказалось приведений, зато он полон иллюзий и призраков прошлого, сожалений и непреходящей боли. Да, я получила щелчок по носу, но в целом оказалась не так уж и не права: никакой фантастики, минимум смеха и немного доброты.

Краткое содержание: 1. «Смертные в доме» — Чарльз Диккенс. 2. «Призрак комнаты с часами» — Хесба Стреттон. 3. «Призрак двойной комнаты» — Джордж Август Сала. 4. «Призрак картинной галереи» — Аделаида Энн Проктер. 5. «Призрак буфетной» — Уилки Коллинз. 6. «Призрак комнаты мастера Б.» — Чарльз Диккенс. 7. «Призрак садовой комнаты» — Элизабет Гаскелл.

8. «Призрак угловой комнаты» — Чарльз Диккенс.

Когда открывала повесть, знала только о том, что Диккенс написал её «в содружестве», но без подробностей, в каком порядке, как и с кем. Поэтому седьмой рассказ — про «Призрака в садовой комнате», — как мне казалось, был стопроцентно написан Диккенсом, стихи про «Призрака картинной галереи» — какой-нибудь викторианской феминисткой, «Призрак буфетной» появился на свет благодаря какому-нибудь писателю — любителю приключения, интриги и экшн (то есть не Диккенсу), а про «Призрака комнаты с часами» рассказывала какая-нибудь очень милая женщина. Так оно и было, за исключением «Призрака в садовой комнате». Казалось бы: история в духе судебного журналиста, суд, преступление, жадность, подающий большие надежды и лоснящийся от хороших манер сын родителей-фермеров, которые трудились не покладая рук, чтобы дать сыну всё самое лучшее, и которых он же презирал, и т.д., и т.п. Но нет, оказалось, что Элизабет Гаскелл пишет ничуть не хуже Диккенса (о чём я и без того знала, но не догадывалась раньше, что они могут быть настолько похожи) и что «Большие надежды» были опубликованы на год позже «Дома с привидениями». Что это? Дружеское поддразнивание или соавторство идей? Как знать, как знать. Второй рассказ — «Призрак комнаты с часами» — самый трогательный, сентиментальный — но это как раз свойственно призракам прошлого. Девушке, живущей в этой комнате, «явился призрак» Стеллы Хорли — взбалмошной кокетки, так и не накокетничавшей ничего путного в личной жизни к 25 годам, — которая рассказывает, как взялась за нелёгкое дело: очаровать честного, умного человека и выйти за него замуж. Это решение изменило её жизнь не только потому что, в конце концов, девушка обрела счастье, но и потому что рассталась с иллюзиями о себе и о мире, понесла заслуженное наказание и получила не менее заслуженное прощение. Ни за что бы не догадалась, что автор рассказа — христианская писательница, но поразмыслив вижу, что это именно так. И чем дольше я размышляю, тем больше Хесба Стреттон мне нравится (главное, не читать её книги). Третий рассказ — «Призрак двойной комнаты» — при всей своей викторианскости, очень близок современным произведениям: всё не то, чем кажется, и однажды вам может присниться, что вы видите сон о своей жизни. Альфреду Старлингу явился призрак лихорадки, и его трясло всю ночь до такой степени, что приснилась собственная жизнь — тварь жалкая и дрожащая. Не самый интересный, рассказ всё же занимателен художественными приёмами, которые использовал Дж.А. Сала. «Призрак картинной галереи» — четвёртый рассказ — предстаёт перед читателем в стихотворном виде. Стихотворение — милое, море — Средиземное, монахиня — сущий ангел (Анжела), иллюзии — присущие каждой девушке, прощение падшей — сказочное. Поехали дальше. Рассказ Уилки Коллинза (пятый) — «Призрак буфетной» — насыщен морем и приключениям, кругом шпионы и враги, Южная Америка и огонь. Там Нат Бивер рассказывает о том, что когда-то служил на корабле, который доставлял в Южную Америку порох для союзников, но враги всех убили, а его самого связали и бросили в трюм с остатками пороха, оставив наедине с горящей свечей. Не берусь пересказывать, какие душевные муки он испытал, однако же выжил и почти здоров, подумаешь, немного боится свечек в подсвечниках. Рассказ интересен с психологической точки зрения, ведь его «призрак» — это посттравматической расстройство — состояние психики, интересное во все времена (а уж в викторианские тем более). То есть достоинствами «буфетного призрака» являются и насыщенность событиями, и психологическая достоверность. Уверена, что Коллинза я теперь всегда буду воспринимать именно через эту полупрозрачную призму. Окаймляющая, точнее, собирающая воедино «призрачные сокровища» шкатулка-история написана Диккенсом — это первый рассказ «Смертные в доме» и последний — «Призрак угловой комнаты». Шестой рассказ — про «Призрака комнаты мастера Б.» — является связанным с ними, но не дающим прямого развития. Диккенс придумал интересную подоплёку, чувствуется, что стиль его письма — зрелый, а эмоции героя, живущего в комнате мастера Б., — основаны на личном опыте. Возможно (судя по композиции), Диккенс хотел, чтобы этот рассказ был кульминацией «Дома с привидениями», его центральным произведением и главным секретом, — или считал, что так оно и было. Возможно, диккенсоведы именно так и считают, ведь невозможно переоценить вклад писателя в это произведение. Но на мой взгляд, самым сильным и самым загадочным в нём является «Призрак садовой комнаты», о котором я писала выше.

В итоге у «Общества друзей» получилась интересная книга, неоднозначная и неоднородная, что, впрочем, делает её только лучше и оставляет простор для осмысления. Я бы даже назвала это концептуальным сборником, главной идеей которого являются людские заблуждения, страхи, суеверия, желания, надежды и иллюзии. На эту тему можно было распрягаться долго, но авторы ограничились восьмью историями, — и этого действительно хватает, чтобы понять концепцию. К слову о концепции, на самом деле их две: иллюзии и Рождество (все истории вертятся около этого праздника). А вот призраков, привидений или духов в книге нет, что может сильно разочаровать. Но Диккенс бы со мной, конечно, не согласился, ведь он всегда предпочитал реальный мир — миру иллюзий. И это разумный выбор. *Ушла читать книжку про магию, покойников и приключения*

www.livelib.ru

Мрачный сказочник Рэй

«В арендованной квартире на Фигероа-энд-Темпл, мы устроили для Гранта Бича гончарную мастерскую. Приблизительно раз в месяц я ночевал в верхней комнате и тогда поднимался раньше и помогал оборудовать помещение. В одной из нижних комнат лежала оставленная кем-то надгробная плита. Не помню, что за имя там было высечено, да это и неважно, при взгляде на плиту тебе волей-неволей воображалось твое собственное имя...»

22 августа 2015 года исполниляется 95 лет со дня рождения великого писателя-фантаста Рэя Брэдбери. К сожалению, до своего юбилея писатель не дожил и ушел от нас в 2012 году. Но все мы любим и чтим его многогранное творчество.

Широким массам читателей Брэдбери известен в основном как «добрый сказочник», гуманист и фантаст широкого профиля. Но в богатом творческом наследии писателя есть немало мистических и даже леденящих кровь историй, которые легко составят конкуренцию лучшим работам По, Лавкрафта, Блоха и ряда других мастеров, работавших преимущественно в «темном» жанре. Не случайно Стивен Кинг упоминает писателя как лицо, серьезно повлиявшее на его творчество.

Брэдбери написал огромное количество прозы, и ее львиную долю составляют рассказы, которых в творческом активе у автора насчитывается более пяти сотен. Он — признанный мастер-рассказчик. Если говорить о мистике, ее следы прослеживаются во многих текстах автора и тут, конечно же, надо упомянуть о его знаменитых сборниках коротких текстов о Хэллоуине, апрельском колдовстве и людей осени из романа «Что-то страшное грядет». Но разговор о мистике в творчестве писателя занял бы очень много времени, в связи с чем основной наш интерес будет сосредоточен на самых страшных вещах мастера.

О мрачных истоках своего творчества неоднократно говорил сам Брэдбери. В юности он откровенно пытался заработать на литературе, сочиняя мистические и мрачные истории, которые охотно покупали pulp-журналы вроде «Weird Tales» или «Astounding Science-Fiction», что позволяло писателю как-то свести концы с концами.

Писать и публиковаться Брэдбери начал в первой половине 40-х. Правда, тогда он был под влиянием Эдгара По и Амброза Бирса1. Сложилось так, что почти все самые страшные вещи Брэдбери были изданы в первом сборнике под названием «Темный карнавал» 1947 года, который впоследствии «перетек» в другие: в несколько измененный «Октябрьская страна» (1955) и в «Крошка-убийца» (вышел ограниченным тиражом в Англии в 1962-м). Другие страшные истории в разное время выходили в составе различных сборников.

«Темный карнавал» был издан при непосредственном участии Августа Дерлета, друга и соратника самого Лавкрафта. Заинтригованный короткими эффектными историями молодого прозаика, Дерлет предложил Брэдбери составить для него сборник. По словам профессора Индианского университета Джонатана Эллера, лучшие рассказы Брэдбери 1943‒1946 годов основаны не на традиционных для жанра сюжетных схемах, а на собственных детских надеждах и страхах. Более чем десятью годами спустя Брэдбери в интервью для Южнокалифорнийского университета в Лос-Анджелесе вспомнит и глубоко проанализирует причины своего первого успеха: «Во многих отношениях я был наивен чуть ли не до глупости, но одно я знал хорошо. Я знал собственные кошмары и страхи, боязнь бытия...»2

Именно эта боязнь и позволила впечатлительному Рэю создать серию ярчайших историй, которые вошли в сборник с броской обложкой из мексиканских масок. Построенные по нетрадиционной схеме, рассказы писателя разнообразны в плане источника ужаса, а всех их объединяет скорее психологическая составляющая, нежели натурализм в описании монстров. Кроме того, нужно учитывать, что страшные рассказы мастера не ограничены рамками дебютного «Темного карнавала» — в славной библиографии автора найдется немало поздних историй, которые вошли в последующие сборники.

Чистых ужасов в современном их понимании у Брэдбери можно насчитать где-то два десятка, причем большинство из них написано в 40-е годы, в период раннего «чернушного» Брэдбери, увлеченного эстетикой бродячих цирков и заброшенных домов. Определенную сложность, но вместе с тем и прелесть, вызывает тот факт, что в творчестве писателя все темы переплетены так тесно, что порой невозможно проследить, как один жанр перетекает в другой. Но все же рассмотрим наиболее страшные примеры творчества писателя.

В таких рассказах Брэдбери прослеживается несколько мотивов. Во-первых, традиционные детские ужасы. По сути, Брэдбери можно считать изобретателем «мальчишеских ужасов». В качестве примера приведем рассказы «Попрыгунчик» или «Поиграем в «отраву», где впервые автор обращается к непростой психологии детей. Можно четко увидеть, как источник ужаса увязывается с внутренним миром самого персонажа, будь то мальчишка, запертый в странном доме на положении узника, или учитель, патологически боящийся детей, играющих на асфальте в классики. Также стоит упомянуть рассказы «Банка», «Гонец», «Постоялец со второго этажа» и «Бред». Интересно, что в произведениях автора ребенок становится не только объектом воздействия, но и сам превращается в источник страха. В качестве последнего примера стоит вспомнить знаменитый рассказ «Крошка-убийца», куда автор перенес свои переживания раннего детства.

Не прошел Брэдбери мимо темы духов, поместив читателя на место призрака с рассказом «В июне, в темный час ночной». С него, кстати, стартовал Гринтаунский цикл, куда впоследствии войдет «Вино из одуванчиков». С путешествия в мир страха также начинается знаменитый цикл о странном семействе Эллиотов — мы узнаем историю странницы Сеси в одноименном рассказе «Странница». Тема зомби также была оригинально переработана и сплавлена писателем в фантастическом рассказе «Столп Огненный», где восставший из могилы обнаруживает, что общество будущего не хоронит своих мертвецов, а сжигает их. Эти люди лишены страха, и он — единственный, кто еще может напугать их.

В творчестве писателя находит достойное воплощение тема кладбища. Это отражено в таких рассказах как «Кукольник» и «Следующий», где могила разверзается пастью, которая неминуемо пожирает персонажа. Вообще, гробы, могилы, надгробья и склепы постоянно мелькают в текстах писателя, особенно в его условном Мексиканском цикле произведений: Рэй переосмыслил эстетику По и нащупал собственный путь среди крестов. Автор обыгрывает эту тему порой настолько виртуозно, что место саспенса занимает удивление поворотами сюжета, как в рассказе «Помяните живых».

Тема необъяснимого страха прекрасно ложится в прозу Брэдбери — в таких его рассказах как «Скелет», где герой испытывает необъяснимый, иррациональный страх перед собственным скелетом. Или поздний «Лаз в потолке», повествующий о загадочном ходе на чердак, обнаруженном почтенной старушкой. На сходную тему написан «Нечисть над лестницей», где фантомный ужас из далекого детства вновь вторгается во взрослую жизнь.

Но конечно, шедеврами автора, далеко выходящими за рамки ужаса в этом направлении, стали его знаменитые рассказы «Бред» и «Наблюдатели». В первом рассказе маленький мальчик заболел неизвестной болезнью, которая захватывает его тело — медленно, постепенно, и основной ужас ситуации заключается в том, что ничего с лихорадкой не поделаешь: взрослые просто не понимают, что происходит, а сам мальчик не знает, как противостоять этому иррациональному Злу. Жуткий, леденящий рассказ — жемчужина в творчестве автора. Не менее силен в этом плане «Наблюдатели», где описывается оригинальная система контроля за человеком — как со стороны насекомых, так и со стороны бактерий, которые способны сотворить с нашим организмом такое, о чем невозможно даже думать без содрогания.

Разумеется, Брэдбери не смог пройти мимо старого доброго убийства во всех его проявлениях. Как только ни стараются персонажи укокошить друг дружку! Будь то престарелые муж и жена в «Октябрьской игре» или «Ложках-плошках-финтифлюшках», или нервный молодой человек из «Улыбающегося семейства», который так устал от собственных родственничков, что решил утихомирить их «по-своему». Кто бы это ни был, он неизбежно втягивает в поле притяжения своего безумия посторонних лиц, совершенно невиновных — например, мальчишку из «Девушки в сундуке». А иногда случается так, что убийство оказывается единственным способом разрешения конфликта, как это показано в «Чепушинке». Так или иначе, но цель очевидна и интерес здесь вызывает способ ее достижения, которых мастер придумал огромное множество, воссоздав в своих историях целые смертельные аттракционы.

Кроме коротких историй, у Брэдбери есть два романа, где затрагивается тема ужасного — ранее упомянутый «Что-то страшное грядет» и «Канун всех святых». В обоих произведениях автор раскрывает нам картину лета и детства, но не в нежно-радужных красках, как это описывается в «Вине из одуванчиков», а при помощи темных, усталых тонов, когда на пороге осень и все увядает. Это декаданс, растерянный мир рассыпающегося детства, куда вторгается Зло, знаменующее собой стремительное взросление. Ветер принес из-за холмов осеннюю грозу, а ты стоишь с опущенными руками, маленький и бессильный, и кажется, ничто не спасет тебя от адских циркачей, явившихся в город.... или подлинной нечистой силы, притаившейся за очередной дверью в ночь на Хэллоуин.

Таковы подлинно страшные произведения мастера. Но уникальная эклектика тем и жанров, буйным цветом расцветающая в его прозе, лишний раз подтверждает тезис о том, что писатель никогда не сковывал себя жанровыми рамками. Например, написанный в традиционном антураже научной фантастики рассказ «Уснувший в Армагеддоне» при иных декорациях обернулся бы мистическим триллером, вколачивающим читателя в угол от страха.

Действительно, ранний Брэдбери мрачен, готичен и местами жесток. Но при этом в каждом тексте писателя можно угадать авторский почерк, характерную для него символичность и элегантную простоту слога, которая придает его рассказам такую невероятную смысловую и эмоциональную силу.

В рассказах автора бушевали самые разнообразные темные страсти:

  • глупость, эгоизм, неверие,
  • душевная слепота, боль совести,
  • невинная жестокость детей, осознанная жестокость взрослых,
  • холодная расчетливость там, где, конечно, должно говорить сердце3

Показательно то, что ни в одном из своих текстов Брэдбери не стремится напугать читателя до икоты. Во всяком случае, это не самоцель. Почти в каждой его работе угадывается желание заставить читателя поразмыслить над той или иной жуткой ситуацией и с помощью метафоры донести какую-либо ценную идею. Ужасы Брэдбери уникальны, поскольку их невозможно подогнать под устоявшиеся рамки жанра — различные по происхождению, от триллера до притчи, они нащупывают самые разные болевые точки на карте нервных окончаний читателя, уходя далеко за рамки традиционного для того времени поля игры.

Мрачные, экспрессивные истории, выраставшие порой из одного слова. Вероятно, это и есть признак мастерства — уметь в виде сказки рассказать интересную историю и донести до нас важную мысль. Так мастерски передать ужас мог лишь тот, кто сам испытывал страх. Настоящий, неподдельный.

Источники:

1. Андрей Щербак-Жуков «Вечный романтик» // Литературная газета №32 (6287) (2010-08-11).

2. Джонатан Эллер: Тёмный карнавал. История / Электронный ресурс: http://raybradbury.ru/library/story/01/3/1/

3. Геннадий Прашкевич. «Брэдбери» — Серия: «Жизнь замечательных людей». Молодая гвардия, 2014, Москва, 352 с.

darkermagazine.ru


Смотрите также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>