Кто написал хижина дяди тома


История одной книги: «Хижина дяди Тома»

20 марта 1852 года вышла книга «Хижина дяди Тома» — роман, который не только принёс своему автору мировую славу, но также взволновал общественность и породил в литературе отдельный жанр. АиФ.ru рассказывает, как книга о жизни раба вошла в историю.

От видения — к книге

«Хижину дяди Тома» написала американка Гарриет Бичер-Стоу — женщина, которая родилась в семье проповедника и долгое время работала учительницей в школе для девочек.

Трудиться будущая писательница начала рано: в 14 она уже преподавала латынь, а в 16 — теологию. Бичер-Стоу рано потеряла мать — по её словам, именно поэтому ей были особенно близки страдания рабынь, которых разлучают с маленькими детьми. Все оттенки их чувств она позже отразила в своих книгах.

Легри избивает дядюшку Тома. Иллюстрация к роману «Хижина дяди Тома». 1885 год. Фото: www.globallookpress.com

К 40 годам автор выпустила учебник по географии и множество рассказов (первый, «Дядя Тим», вышел, когда ей было 20). Но широкую известность Бичер-Стоу принёс роман «Хижина дяди Тома». По словам литератора, сюжет произведения был ей «послан свыше».

Однажды во время воскресного богослужения Бичер-Стоу посетило видение: она представила, как жестокий надсмотрщик избивает пожилого негра-раба, а несчастный в этот момент молится о прощении своего мучителя. 40-летняя женщина тогда с трудом сдержалась, чтобы не расплакаться прямо в церкви, а придя домой, описала всё увиденное на бумаге и прочитала своему мужу. Тот выслушал и посоветовал «расширить» историю. Вскоре эпизод смерти героя начал «обрастать» деталями и подробностями, в конце концов превратившись в роман. «Моему бывшему хозяину». Письмо раба, написанное 150 лет назад

Первая глава «Хижины дяди Тома» увидела свет спустя год после «видения», 5 июня 1851 — причём опубликовал её вашингтонский еженедельник The National Era, ратующий за отмену рабства. Читателям отрывок понравился, и Бичер-Стоу продолжила свою работу. Каждую неделю в газете появлялась новая глава, рассказывающая о жизни доброго и порядочного негра-раба, а читатели с нетерпением ожидали очередного поворота сюжета. Так продолжалось около 10 месяцев, пока писательница не закончила свой роман.

20 марта 1852-го впервые вышло отдельное издание «Хижины дяди Тома». Книга стала невероятно успешной: 300-тысячный тираж расхватали, как горячие пирожки.

Кто такой дядюшка Том

По сюжету, главный герой романа — афроамериканец, который на протяжении действия успевает сменить нескольких хозяев, а в конце попадает к жестокому тирану, мучающему своих рабов. Но что бы ни происходило в жизни героя, он всегда остаётся честным и доброжелательным и даже сочувствует своим врагам. Том, как и большинство рабов, не умеет читать и писать — зато он отлично знает Библию и живёт по её заветам. По-видимому, эта черта «передалась» персонажу от автора — Гарриет Бичер-Стоу родилась в семье проповедника и сама отлично ориентировалась в текстах Священного писания.

«Хижина дяди Тома». Иллюстрация 1852 года. Фото: www.globallookpress.com

Добрый раб спасает жизнь нескольким героям книги — например, маленькой девочке, которая во время морской поездки упала за борт, или двум сбежавшим невольницам, которые прячутся от разъярённого плантатора на чердаке у Тома. Сам же персонаж погибает именно тогда, когда его жизнь могла бы наконец улучшиться — на руках у человека, который собирался сделать его свободным.

Иллюстрация 1852 года к роману Гарриет Бичер-Стоу «Хижина дяди Тома». Фото: www.globallookpress.com

Том, «Анти-Том» и Гражданская война

Роман белой женщины-писательницы, которая порицает рабство, восприняли неоднозначно. Многие южане обвинили Бичер-Стоу в искажении фактов и в том, что она «преувеличила» издевательства над неграми-рабами. В ответ литератор выпустила ещё одну книгу — «Ключ к хижине дяди Тома», где доказала, что в основу романа легли реальные события и её наблюдения за жизнью угнетённых.

Но рабовладельцы были по-прежнему возмущены. Вскоре в книжных магазинах начали появляться ответы на роман Бичер-Стоу — произведения, в которых авторы (в основном, южане) рассказывали о благах рабовладения и представляли плантаторов как отцов большого семейства, с заботой относящихся к своим рабам. Этот жанр в литературе получил название «Анти-Том». Сейчас большинство имён авторов, ведущих полемику с Бичер-Стоу, забыто, а их книги не очень популярны. Однако «Хижина дяди Тома» выдержала множество редакций и переведена на десятки языков.

Спустя 10 лет после публикации первой главы романа в Америке началась Гражданская война, которая закончилась отменой рабства. Многие высказывали мнение, что «Хижина дяди Тома» стала мощным пропагандистским орудием и в чём-то даже подтолкнула население к тому, чтобы сражаться за права притеснённых. Говорят, что президент Авраам Линкольн при знакомстве с Гарриет Бичер-Стоу произнёс: «Так это вы та маленькая леди, которая начала такую большую войну».

www.aif.ru

Прикосновение : История одной книги: «Хижина дяди Тома»

Гарриет Бичер-Стоу. Фото выполнено в 1870-1880 годы. Фото: www.globallookpress.com

20 марта 1852 года вышла книга «Хижина дяди Тома» — роман, который не только принёс своему автору мировую славу, но также взволновал общественность и породил в литературе отдельный жанр. АиФ.ru рассказывает, как книга о жизни раба вошла в историю.

От видения — к книге

«Хижину дяди Тома» написала американкаГарриет Бичер-Стоу — женщина, которая родилась в семье проповедника и долгое время работала учительницей в школе для девочек.

Трудиться будущая писательница начала рано: в 14 она уже преподавала латынь, а в 16 — теологию. Бичер-Стоу рано потеряла мать — по её словам, именно поэтому ей были особенно близки страдания рабынь, которых разлучают с маленькими детьми. Все оттенки их чувств она позже отразила в своих книгах.

К 40 годам автор выпустила учебник по географии и множество рассказов (первый,«Дядя Тим», вышел, когда ей было 20). Но широкую известность Бичер-Стоу принёс роман «Хижина дяди Тома». По словам литератора, сюжет произведения был ей «послан свыше».

Легри избивает дядюшку Тома. Иллюстрация к роману «Хижина дяди Тома». 1885 год. Фото:www.globallookpress.com

Однажды во время воскресного богослужения Бичер-Стоу посетило видение: она представила, как жестокий надсмотрщик избивает пожилого негра-раба, а несчастный в этот момент молится о прощении своего мучителя. 40-летняя женщина тогда с трудом сдержалась, чтобы не расплакаться прямо в церкви, а придя домой, описала всё увиденное на бумаге и прочитала своему мужу. Тот выслушал и посоветовал «расширить» историю. Вскоре эпизод смерти героя начал «обрастать» деталями и подробностями, в конце концов превратившись в роман.

Первая глава «Хижины дяди Тома» увидела свет спустя год после «видения», 5 июня 1851 — причём опубликовал её вашингтонский еженедельник The National Era, ратующий за отмену рабства. Читателям отрывок понравился, и Бичер-Стоу продолжила свою работу. Каждую неделю в газете появлялась новая глава, рассказывающая о жизни доброго и порядочного негра-раба, а читатели с нетерпением ожидали очередного поворота сюжета. Так продолжалось около 10 месяцев, пока писательница не закончила свой роман.

20 марта 1852-го впервые вышло отдельное издание «Хижины дяди Тома». Книга стала невероятно успешной: 300-тысячный тираж расхватали, как горячие пирожки.

Кто такой дядюшка Том

«Хижина дяди Тома». Иллюстрация 1852 года. Фото: www.globallookpress.com

По сюжету, главный герой романа — афроамериканец, который на протяжении действия успевает сменить нескольких хозяев, а в конце попадает к жестокому тирану, мучающему своих рабов. Но что бы ни происходило в жизни героя, он всегда остаётся честным и доброжелательным и даже сочувствует своим врагам. Том, как и большинство рабов, не умеет читать и писать — зато он отлично знает Библию и живёт по её заветам. По-видимому, эта черта «передалась» персонажу от автора — Гарриет Бичер-Стоу родилась в семье проповедника и сама отлично ориентировалась в текстах Священного писания.

Иллюстрация 1852 года к роману Гарриет Бичер-Стоу «Хижина дяди Тома». Фото: www.globallookpress.com

Добрый раб спасает жизнь нескольким героям книги — например, маленькой девочке, которая во время морской поездки упала за борт, или двум сбежавшим невольницам, которые прячутся от разъярённого плантатора на чердаке у Тома. Сам же персонаж погибает именно тогда, когда его жизнь могла бы наконец улучшиться — на руках у человека, который собирался сделать его свободным.

Том, «Анти-Том» и Гражданская война

Роман белой женщины-писательницы, которая порицает рабство, восприняли неоднозначно. Многие южане обвинили Бичер-Стоу в искажении фактов и в том, что она «преувеличила» издевательства над неграми-рабами. В ответ литератор выпустила ещё одну книгу — «Ключ к хижине дяди Тома», где доказала, что в основу романа легли реальные события и её наблюдения за жизнью угнетённых.

Но рабовладельцы были по-прежнему возмущены. Вскоре в книжных магазинах начали появляться ответы на роман Бичер-Стоу — произведения, в которых авторы (в основном, южане) рассказывали о благах рабовладения и представляли плантаторов как отцов большого семейства, с заботой относящихся к своим рабам. Этот жанр в литературе получил название «Анти-Том». Сейчас большинство имён авторов, ведущих полемику с Бичер-Стоу, забыто, а их книги не очень популярны. Однако «Хижина дяди Тома» выдержала множество редакций и переведена на десятки языков.

Спустя 10 лет после публикации первой главы романа в Америке началась Гражданская война, которая закончилась отменой рабства. Многие высказывали мнение, что «Хижина дяди Тома» стала мощным пропагандистским орудием и в чём-то даже подтолкнула население к тому, чтобы сражаться за права притеснённых. Говорят, что президент Авраам Линкольн при знакомстве с Гарриет Бичер-Стоу произнёс: «Так это вы та маленькая леди, которая начала такую большую войну».

nabiraem.ru

Мир в сети : История одной книги: «Хижина дяди Тома»

Гарриет Бичер-Стоу. Фото выполнено в 1870-1880 годы. Фото: www.globallookpress.com

20 марта 1852 года вышла книга «Хижина дяди Тома» — роман, который не только принёс своему автору мировую славу, но также взволновал общественность и породил в литературе отдельный жанр. АиФ.ru рассказывает, как книга о жизни раба вошла в историю.

От видения — к книге

«Хижину дяди Тома» написала американкаГарриет Бичер-Стоу — женщина, которая родилась в семье проповедника и долгое время работала учительницей в школе для девочек.

Трудиться будущая писательница начала рано: в 14 она уже преподавала латынь, а в 16 — теологию. Бичер-Стоу рано потеряла мать — по её словам, именно поэтому ей были особенно близки страдания рабынь, которых разлучают с маленькими детьми. Все оттенки их чувств она позже отразила в своих книгах.

К 40 годам автор выпустила учебник по географии и множество рассказов (первый,«Дядя Тим», вышел, когда ей было 20). Но широкую известность Бичер-Стоу принёс роман «Хижина дяди Тома». По словам литератора, сюжет произведения был ей «послан свыше».

Легри избивает дядюшку Тома. Иллюстрация к роману «Хижина дяди Тома». 1885 год. Фото:www.globallookpress.com

Однажды во время воскресного богослужения Бичер-Стоу посетило видение: она представила, как жестокий надсмотрщик избивает пожилого негра-раба, а несчастный в этот момент молится о прощении своего мучителя. 40-летняя женщина тогда с трудом сдержалась, чтобы не расплакаться прямо в церкви, а придя домой, описала всё увиденное на бумаге и прочитала своему мужу. Тот выслушал и посоветовал «расширить» историю. Вскоре эпизод смерти героя начал «обрастать» деталями и подробностями, в конце концов превратившись в роман.

Первая глава «Хижины дяди Тома» увидела свет спустя год после «видения», 5 июня 1851 — причём опубликовал её вашингтонский еженедельник The National Era, ратующий за отмену рабства. Читателям отрывок понравился, и Бичер-Стоу продолжила свою работу. Каждую неделю в газете появлялась новая глава, рассказывающая о жизни доброго и порядочного негра-раба, а читатели с нетерпением ожидали очередного поворота сюжета. Так продолжалось около 10 месяцев, пока писательница не закончила свой роман.

20 марта 1852-го впервые вышло отдельное издание «Хижины дяди Тома». Книга стала невероятно успешной: 300-тысячный тираж расхватали, как горячие пирожки.

Кто такой дядюшка Том

«Хижина дяди Тома». Иллюстрация 1852 года. Фото: www.globallookpress.com

По сюжету, главный герой романа — афроамериканец, который на протяжении действия успевает сменить нескольких хозяев, а в конце попадает к жестокому тирану, мучающему своих рабов. Но что бы ни происходило в жизни героя, он всегда остаётся честным и доброжелательным и даже сочувствует своим врагам. Том, как и большинство рабов, не умеет читать и писать — зато он отлично знает Библию и живёт по её заветам. По-видимому, эта черта «передалась» персонажу от автора — Гарриет Бичер-Стоу родилась в семье проповедника и сама отлично ориентировалась в текстах Священного писания.

Иллюстрация 1852 года к роману Гарриет Бичер-Стоу «Хижина дяди Тома». Фото: www.globallookpress.com

Добрый раб спасает жизнь нескольким героям книги — например, маленькой девочке, которая во время морской поездки упала за борт, или двум сбежавшим невольницам, которые прячутся от разъярённого плантатора на чердаке у Тома. Сам же персонаж погибает именно тогда, когда его жизнь могла бы наконец улучшиться — на руках у человека, который собирался сделать его свободным.

Том, «Анти-Том» и Гражданская война

Роман белой женщины-писательницы, которая порицает рабство, восприняли неоднозначно. Многие южане обвинили Бичер-Стоу в искажении фактов и в том, что она «преувеличила» издевательства над неграми-рабами. В ответ литератор выпустила ещё одну книгу — «Ключ к хижине дяди Тома», где доказала, что в основу романа легли реальные события и её наблюдения за жизнью угнетённых.

Но рабовладельцы были по-прежнему возмущены. Вскоре в книжных магазинах начали появляться ответы на роман Бичер-Стоу — произведения, в которых авторы (в основном, южане) рассказывали о благах рабовладения и представляли плантаторов как отцов большого семейства, с заботой относящихся к своим рабам. Этот жанр в литературе получил название «Анти-Том». Сейчас большинство имён авторов, ведущих полемику с Бичер-Стоу, забыто, а их книги не очень популярны. Однако «Хижина дяди Тома» выдержала множество редакций и переведена на десятки языков.

Спустя 10 лет после публикации первой главы романа в Америке началась Гражданская война, которая закончилась отменой рабства. Многие высказывали мнение, что «Хижина дяди Тома» стала мощным пропагандистским орудием и в чём-то даже подтолкнула население к тому, чтобы сражаться за права притеснённых. Говорят, что президент Авраам Линкольн при знакомстве с Гарриет Бичер-Стоу произнёс: «Так это вы та маленькая леди, которая начала такую большую войну».

nabiraem.ru

Хижина дяди Тома

Автор: Гарриет Бичер-Стоу

Год и место первой публикации: 1852, США

Издатель: Джон П. Джуэтт

Литературная форма: роман

СОДЕРЖАНИЕ

Когда Гарриет Бичер-Стоу писала «Хижину дяди Тома», ее главной задачей было нарисовать столь душераздирающую картину рабства, чтобы белые люди поднялись против него. Она ставила целью спровоцировать перемену не только политическую, но и нравственную, поскольку верила, что подлинные перемены не происходят без перемен в сердце. Она считала, что единственный способ добиться настоящих изменений — обращение всей нации к христианству. Если каждый не только уверует в равенство, предопределенное Богом, но и исполнит это на практике, рабы станут свободными и каждый сможет войти в царствие Божие. Поэтому каждая сюжетная линия произведения сфокусирована на герое, принявшем христианство, или герое, вера которого подвергается испытанию. Добрые герои или злые зависит в большей степени от их религиозной сущности, чем от их поступков.

Одна из сюжетных линий рассказывает о рабыне Элизе, ее муже Джордже, живущем на другой плантации, и их сыне Гарри. Когда Элиза узнает, что хозяин, мистер Шелби, продал ее сына, чтобы заплатить долг, она решает, что у нее нет выбора, кроме бегства. Ее муж уже бежал: он боялся, что хозяин не позволит ему видеться с женой, а будет заставлять его жить с другой женщиной на своей плантации. Джордж считает, что нужно бежать в Канаду и заработать денег, чтобы выкупить Элизу и сына. Поскольку Элиза тоже решает бежать, она понимает, что ее единственная надежда — это Канада. Она бежит с ребенком за реку, которая отделяет ее родной штат Кентукки от свободного штата Огайо. Ее преследует работороговец Гейли, и ей приходится пересекать покрытую льдом реку Огайо с ребенком на руках, босиком. Она добирается до свободной стороны уставшая и израненная. К несчастью, после принятия закона о беглых рабах в 1850 году оказаться в свободном штате не означало быть спасенным. Новые законы запрещали гражданам свободных штатов оказывать помощь беглым рабам и требовали, чтобы те были пойманы и возвращены владельцам. Квакеры, известные своей ненавистью к рабству и не признававшие этот закон, предложили Элизе жилье и убежище и помогли воссоединиться с мужем. Семья все еще была в опасности: работорговец нашел двух наемников, которые должны поймать и вернуть Элизу и Гарри, и они вскоре напали на их след. Семья пытается бежать в Канаду, но их настигают. Джордж не намерен сдаваться, он начинает стрелять, ранит одного из преследователей и обращает в бегство других.

Элиза и Джордж — добродетельные христиане, тогда как Гейли и их преследователи — нет. Элиза верит, что Бог устроит все к лучшему — ее вера помогает ей перебраться через реку. Но вера Джорджа испытывается. Он чувствует, что он и все черные оставлены Богом. По мнению повествователя, Джордж должен принять христианство, это необходимое условие для того, чтобы стать хорошим человеком. Обращение происходит в доме квакеров, где он встречается с женой и сыном и где с ним впервые обращаются как с равным. Рассказчик говорит, что «вера в Бога и в провидение начала обволакивать его сердце, будто за золотым облако защиты и доверия тьма, человеконенавистническая, сковывающая, сомнения неверия и лютое отчаяние растаяли под лучами живого Евангелия…» Джордж изменился в душе и потому спасается; Гейли и два охотника за рабами показаны как зло не потому, что они ежедневно грешат, обращаясь с живыми людьми как с товаром. Дело в том, что они не христиане. Из повествования ясно: за отсутствие христианской добродетели им воздастся в Судный день.

Вторая сюжетная линия посвящена странствиям добродетельного человека, дяди Тома. Его тоже продали Гейли, но в отличие от Элизы он не убежал. Он верит, что должен делать то, что ему велит хозяин — как в этой жизни, так и в следующей. Плантатор доверяет Тому, и Том чувствует, что не может ослушаться. Важнее то, что Том верит: что бы ни случилось, все предопределено Богом, и он не может восстать против его воли. Хотя у Тома есть жена и дети, он покорно позволяет увести себя от них и вскоре оказывается на корабле, плывущем по Миссисипи. На борту он встречает маленькую девочку Еву. Том старается подружиться с ней, потому что она чиста, как ангел. После того, как она падает за борт и Том спасает ее, отец Евы, Огюстен Сен-Клер, соглашается купить его.

Тома привозят в его дом в Новом Орлеане, где читатель знакомится с множеством персонажей. Мать Евы, Мари, крайне эгоистичная особа, ипохондрик, которую более интересуют ее придуманные болезни, нежели настоящая болезнь ее ребенка. Сен-Клер, напротив, очень заботится и о своем ребенке и о своих рабах. Он считает, что рабство — зло, но не видит способов бороться против него. Он считает, что если рабы ведут себя плохо, то это его вина, потому что рабство сделало их аморальными. Сен-Клер не слишком религиозен, ибо, по его мнению, вера рабовладельцев ханжеская, и он не желает ходить в церковь, где священники вместо правды говорят рабовладельцам то, что они желают услышать. Мисс Офелия — кузина Сен-Клера из Вермонта; он приглашает ее вести хозяйство, поскольку его жена «больна». Она тоже ханжа, но ее ханжество иное, она религиозна и считает рабство злом, но она не признает чернокожих равными себе людьми.

Сен-Клер объясняет, почему его брат Альфред одобряет рабство (Альфред, «аристократ», выдвигает ряд аргументов в защиту рабства, сравнивая его с другими политическими системами):

«…американские плантаторы, правда в несколько иной форме, делают то же, что английская аристократия и английские капиталисты, которые полностью подчинили себе низшие классы. […] Рабовладелец может запороть своего непокорного раба насмерть, а капиталист заморит его голодом. Что же касается нерушимости семейных уз, то еще неизвестно, что хуже: когда детей твоих продают или когда они умирают у тебя на глазах голодной смертью. […] Я был в Англии, и мне легко судить, прав ли Альфред, когда он говорит, что его рабам живется лучше, чем большинству населения Англии». (Пер. цит. по изд. Бичер-Стоу Г. Хижина дяди Тома. Минск: Мастацкая лiтература, 1977.)

Ева — идеальная героиня. Стоу мечтает о том, чтобы все были такими же — чистыми христианами, не ханжами. Даже в смерти Ева остается чистой, поскольку она приближается к своему спасителю и обращает других на путь истины. В отличие от своей матери она не прикрывается Библией для оправдания рабства. В отличие от Офелии, она добра и милосердна на деле. В отличие от своего отца, она верит, что рабству можно положить конец и что ее миссия — изменить чувства окружающих, чтобы они освободили своих рабов. Она достигает этой цели через смерть. Ее отец настолько взволнован, что становится более религиозным и начинает готовить бумаги для освобождения Тома. А Топси — озорная, называющая себя «грешницей» юная рабыня — становится доброй, и Офелия начинает думать о Топси как о человеке, способном любить и нуждающемся в любви.

К несчастью, бумаги на освобождение Тома еще не были готовы, когда Сен-Клер гибнет (пытаясь остановить драку — поступок истинного христианина), поэтому Мари продает Тома. Его покупает на аукционе Саймон Легри, человек, избивающий своих рабов, чтобы добиться покорности. Он замучивает их до смерти, затем покупает новых. Сильнее его неуважения к человеческой жизни — желание заставить Тома отступиться от религии, сделать его негодяем. Когда, роясь в имуществе Тома, Легри находит молитвенник, он заявляет: «Ну, я скоро выбью это из тебя. На моей плантации ниггеры не молятся и не распевают псалмы, запомни это. Теперь я твоя церковь! Ты понимаешь, — ты должен быть тем, чем я прикажу». Когда Том отказывается выполнить приказ Легри и избить другого раба, хозяин приходит в ярость. Он говорит Тому, что тот принадлежит ему душой и телом, но Том отвечает:

«Масса Легри, вы купили меня, и я буду вам верным и преданным слугой. Я отдам вам все, что сделают мои руки, все мое время, все мои силы. Но над моей душой не властен ни один смертный. […] Вы можете запороть меня, уморить голодной смертью, сжечь — это только скорее отправит меня туда, куда я хочу отправиться».

Такое отношение пугает Легри, потому что он знает, что грешен и что после смерти он отправится в Ад. Этот страх выливается в ненависть к Тому, столь сильную, что он избивает его до смерти. Том — еще один образец христианского смирения: он скорее позволит убить себя, нежели причинит зло ближнему. Его смерть способствует обращению Касси, пожилой рабыни, отвернувшейся от Бога, потому что она считала, что Он отвернулся от нее. Смерть Тома приводит к обращению Самбо и Квимбо, рабов Легри, управлявших его плантацией и избивавших других рабов. Когда Том умирает, они понимают, какое зло они причинили ему и другим, и раскаиваются. В итоге смерть Тома приводит и к другому изменению: Джордж Шелби, сын старого хозяина Тома, освобождает всех своих рабов.

ЦЕНЗУРНАЯ ИСТОРИЯ

«Хижина дяди Тома» с самого момента выхода в свет породила множество дискуссий. Тема рабства находилась в самом центре идеологических споров в Америке. Она произвела истинный раскол: как может государство, основанное на принципах равенства, поддерживать систему, в которой пять миллионов населения было унижено и вынуждено находиться в рабском подчинении? Именно поэтому роман вызвал обширную полемику. Многие на Севере хотели знать, правдива ли эта история: живущие вдали от рабства и узнавшие о нем из первых рук не могли поверить в подобную жестокость. Вот почему Стоу включила в издание главу, названную «Завершающие комментарии», в которой она ручается за правдивость всех описанных ею случаев, включая бегство Элизы через замерзшую реку Огайо и печальные сцены разлучения семей на аукционах. Несмотря на дискуссию вокруг романа, и тот факт, что, по словам Джозефа Конлина в книге «Наша страна, наше время», он «был запрещен на Юге», роман быстро стал бестселлером: до начала Гражданской войны было отпечатано и распродано три миллиона экземпляров. В ответ на цензурный запрет разгорелся спор между активистами на Севере и на Юге, выступающими за и против рабства. Те, кто не был согласен с выводами, сделанными Стоу, критиковали роман. Появились, как выразился Джон Теббел, «анти-дядитомовы книги», такие, как «Хижина тети Филлис» или «Подлинная жизнь Юга».

«Хижина дяди Тома» представляла собой опасность не только для рабовладельческой системы. Идея равенства оскорбляла многих. Энн Хейт замечает, что в 1852 году книга «была запрещена во время «цензурного террора» Николая I». Цензура занимает значительное место в истории России, она распространялась не только на книги, но и на периодические издания, пьесы, музыку и другие формы высказывания. Это началось задолго до воцарения Николая I, но в его царствование давление особенно усилилось.

«Хижина дяди Тома» нарушала положения цензурного устава и поэтому оказалась под запретом. Аристократическая система, которую книга Стоу критиковала как антигуманную, процветала и в России. Царь и знать благоденствовали, в то время как низшие классы работали на износ за гроши. Свободная циркуляция подобных идей виделась царю опасной, поэтому роман запретили. Подобная цензура коснулась многих авторов.

Роман запретили и за подрыв религиозных идей — также согласно Уставу от 1828 года. Несмотря на то, что роман прохристианский, многое в нем направлено против церкви и священнослужителей. Стоу и ее герой Сен-Клер осуждают лицемерие христианской церкви, которая толкует Писание в угоду рабовладельцам. Когда Мари рассказывает о проповеди, в которой говорилось, что рабство было установлено Богом, Сен-Клер издевается над этой идеей: «Эта религиозная беседа о таких предметах — почему бы им не развить ее и не показать прелесть этого возраста, когда парень опрокидывает лишний стаканчик, засиживается допоздна за картами, и тому подобных вещей, так распространенных среди нашей молодежи; нам было бы приятно услышать, сколь это правильное и богоугодное дело». В финальном абзаце Стоу говорит: «И Север, и Юг были виноваты перед Богом; и христианская церковь будет отвечать по всей строгости…» Она верит, что церковь должна учить христианским добродетелям — доброте и равенству, а не поддерживать жестокую и несправедливую систему рабовладения.

Мысль, что церковь позволяет существовать этой незаконной системе, стала причиной папского запрета на роман. Хейт пишет, что в Италии и других католических странах в 1855 году «продажа книги была запрещена, несмотря на то, что в «Индекс» ее не включили». «В Индекс запрещенных книг» включались книги, которые было запрещено читать католикам, из-за содержавшихся в них богохульств.

Помимо многочисленных запретов в других странах роман часто запрещался в США теми, кто считал его расистским. Хейт пишет, что в 1955 году в Бриджпорте (штат Коннектикут) «сценическая версия… была опротестована черными как карикатура на реальность». Фактически роман Стоу представляет собой стереотипный взгляд на черных и белых. Например, когда тетушка Хлоя радостно описывает обед, который приготовила, она сравнивает себя со своей хозяйкой и здесь присутствует ряд скрытых расистских высказываний:

«Мы с миссис в тот день чуть не повздорили… Наконец сил моих больше не стало! «Миссис, — говорю, — поглядите вы на свои белые ручки да на тонкие пальчики все в кольцах. […] А у меня вон какие ручищи — словно черные обрубки. Так как же, по-вашему? Кому господь положил печь пироги, а кому сидеть в гостиной?»»

Подобные замечания, рассыпанные по всему повествованию, расстраивают читателей. В другом месте Стоу изображает черных, которым так нравится быть рабами, что когда Джордж Шелби дает им свободу, они от нее отказываются. Она также заканчивает линию Джорджа и Элизы, отправив их в Либерию, африканскую колонию, ставшую прибежищем для освобожденных рабов, делая таким образом очевидным тот факт, что образованные свободные черные не нужны Америке. Многие, кроме того, отмечали пассивность Тома, его нежелание бороться за свою жизнь, свободу или свою семью. Как отмечает Хейт, в 1950-х годах «фраза «Дядя Том» становилась унизительным намеком на покорность».

В 1984 году в Уокегэне (штат Иллинойс) книга вызвала протесты члена городского правления Роберта Б. Эванса-старшего, вместе с «Приключениями Геккльберри Финна» Марка Твена, «Убить пересмешника» Харпер Ли и «Унесенными ветром» Маргарет Митчелл. По словам Ли Берреса, учащиеся и их родители объединились в протесте против ««расизма» и «языка»» книг. Особенно, как пишет «Ньюслеттер он Интеллектуал Фридом», Эванс осуждал эти книги за наличие слова «ниггер» и требовал изъять их из программ учебных заведений: «В нашем округе нет книг о «латиносах», «макаронниках», «полячишках» или «узкоглазых». Точно так же как эти слова оскорбляют людей этих национальностей, слово «ниггер» оскорбляет черное население». Поскольку в школьную программу входил только «Геккльберри Финн», то дело ограничилось исключением этой книги из списка обязательного чтения.

Следующая глава

culture.wikireading.ru


Смотрите также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>