Кто написал доктор живаго автор


Роман Бориса Пастернака «Доктор Живаго»: краткое содержание

Роман Бориса Леонидовича Пастернака «Доктор Живаго» стал одним из наиболее противоречивых произведений современности. Им зачитывался Запад и категорически не признавал Советский Союз. Его издавали на всех европейских языках, в то время как официальная публикация на языке-оригинале вышла лишь спустя три десятка лет после написания. Заграницей он принес автору славу и Нобелевскую премию, а на родине – гонения, травлю, исключение из Союза советских писателей.

Прошли годы, разрушился строй, пала целая страна. Родина наконец-то заговорила о своем непризнанном гении и его произведении. Учебники были переписаны, старые газеты отправлены в топку, доброе имя Пастернака восстановлено и даже Нобелевская премия возвращена (в виде исключения!) сыну лауреата. «Доктор Живаго» разлетелся миллионными тиражами во все концы новой страны. Юра Живаго, Лара, подлец Комаровский, Юрятин, домик в Варыкино, «Мело, мело по всей земле…» – любая из этих словесных номинаций является для современного человека легко узнаваемой аллюзией на пастернаковский роман. Произведение смело шагнуло за рамки традиции, бытовавшей в ХХ веке, превратившись в литературный миф об ушедшей эпохе, ее обитателях и силах, что управляли ими.

Сегодня авторитет «Доктора Живаго» и его создателя неоспорим. А начиналась история доктора Юрия Андреевича Живаго в 1945 году, когда Борис Пастернак засел за написание своего главного прозаического труда.

История создания: признанный миром, отвергнутый родиной

Роман «Доктор Живаго» создавался на протяжении десяти лет, с 1945 по 1955 годы. Замысел написать большую прозу о судьбах своего поколения появляется у Бориса Пастернака еще в 1918-м. Однако, по различным причинам, воплотить его в жизнь не получалось.

В 30-е годы появились «Записки Живульта» – такая-себе проба пера перед рождением будущего шедевра. В сохранившихся отрывках «Записок» прослеживается тематическое, идейное и образное сходство с романом «Доктор Живаго». Так, Патрикий Живульт стал прообразом Юрия Живаго, Евгения Истомина (Люверс) – Ларисы Федоровны (Лары).

В 1956 году Пастернак разослал рукопись «Доктора Живаго» в передовые литературные издания – «Новый мир», «Знамя», «Художественную литературу». Все они отказались печатать роман, в то время как за «железным занавесом» книгу выпустили уже в ноябре 1957-го. Она увидела свет благодаря интересу сотрудника итальянского радио в Москве Серджио Д’Анджело и его соотечественника издателя Джанджакомо Фельтринелли.

В 1958 году Бориса Леонидовича Пастернака наградили Нобелевской премией «За значительные достижения в современной лирической поэзии, а также продолжение традиций великого русского эпического романа». Пастернак стал вторым, после Ивана Бунина, русским литератором, удостоившимся этой почетной премии. Европейское признание имело эффект разорвавшейся бомбы в отечественной литературной среде. С этих пор началась масштабная травля писателя, которая не утихала до конца его дней.

Пастернака называли «Иудой», «антисовесткой наживкой на ржавом крючке», «литературным сорняком» и «паршивой овцой», что завелась в хорошем стаде. Его вынудили отказаться от премии, исключили из Союза советских писателей, осыпали колкими эпиграммами, устраивали «минуты ненависти» Пастернака на заводах, фабриках и прочих госучреждениях. Пародоксально, что о публикации романа в СССР не шло и речи, так что большинство хулителей не видели произведения в глаза. В последствии травля Пастернака вошла в литературную историю под названием «Не читал, но осуждаю!»

Идеологическая мясорубка

Только в конце 60-х, после смерти Бориса Леонидовича, травля стала утихать. В 1987-м Пастернака восстанавливают в Союзе советских писателей, а в 1988 году роман «Доктор Живаго» публикуют на страницах журнала «Новый мир», который тридцать лет назад не только не согласился печатать Пастернака, но и разместил обвинительное письмо в его адрес с требованием лишить Бориса Леонидовича советского гражданства.

Сегодня «Доктор Живаго» остается одним из самых читаемых романов в мире. Он породил ряд других художественных произведений – инсценировок и кинофильмов. Роман четырежды экранизировался. Самая известная версия снята творческим трио – США, Великобритания, Германия. Проект срежиссировал Джакомо Кампиотти, главные роли исполнили Ханс Мэтисон (Юрий Живаго), Кира Найтли (Лара), Сэм Нилл (Комаровский). Есть и отечественный вариант «Доктора Живаго». Он вышел на ТВ-экраны в 2005 году. Роль Живаго исполнил Олег Меньшиков, Лары – Чулпан Хаматова, Комаровского сыграл Олег Янковский. Кинопроектом руководил режиссер Александр Прошкин.

Книга первая: Живаго и Антиповы

Действие романа начинается с похорон. Прощаются с Натальей Николаевной Ведепяниной, матерью маленького Юры Живаго. Теперь Юра остался круглой сиротой. Отец давно покинул их с матерью, благополучно проматывая миллионное состояние семейства где-то на просторах Сибири. Во время одного из подобных путешествий, упившись в поезде, он выпрыгнул из состава на полном ходу и расшибся насмерть.

Маленького Юру приютила родня – профессорская семья Громеко. Александр Александрович и Анна Ивановна приняли юного Живаго как родного. Он рос вместе с их дочкой Тоней – его главным другом с детских лет.

В то время, когда Юра Живаго потерял старую и нашел новую семью, в Москву приехала вдова Амалия Карловна Гишар с детьми – Родионом и Ларисой. Организовать переезд мадам (вдова была обрусевшей француженкой) помог приятель ее покойного супруга уважаемый московский адвокат Виктор Ипполитович Комаровский. Благодетель помог семейству обосноваться в большом городе, устроил Родьку в кадетский корпус и продолжил время от времени навещать Амалию Карловну, женщину недалекую и влюбчивую.

Однако интерес к матери быстро угас, когда подросла Лара. Девушка быстро развилась. В 16 лет она уже походила на молодую красивую женщину. Седеющий ловелас охмурил неопытную девочку – не успев опомниться, юная жертва оказалась в его сетях. Комаровский валялся в ногах молодой возлюбленной, клялся в любви и хулил себя, умолял открыться матери и сыграть свадьбу, словно Лара спорила и не соглашалась. И продолжал-продолжал с позором водить ее под длинной вуалью в специальные кабинеты дорогих ресторанов. «Разве когда любят, унижают?» – задавалась вопросом Лара и не находила ответа, всей душой ненавидя своего мучителя.

Спустя несколько лет после порочной связи, Лара стреляет в Комаровского. Это произошло во время рождественского празднования у почтенной московской семьи Свентицких. В Комаровского Лара не попала, да и, по большому счету, не хотела. Зато сама того не подозревая, она угодила прямо в сердце молодому человеку по фамилии Живаго, который также был в числе приглашенных.

Благодаря связям Комаровского инцидент с выстрелом удалось замять. Лара скоропалительно вышла замуж за друга детства Патулю (Пашу) Антипова, очень скромного и беззаветно влюбленного в нее молодого человека. Отыграв свадьбу, молодожены уезжают на Урал, в небольшой городок Юрятин. Там у них рождается дочка Катенька. Лара, теперь уже Лариса Федоровна Антипова, преподает в гимназии, а Патуля, Павел Павлович, читает историю и латынь.

В это время в жизни Юрия Андреевича также происходят перемены. Умирает его названная мать Анна Ивановна. Вскоре Юра женится на Тоне Громеко, нежная дружба с которой уже давно перешла во взрослую любовь.

Размеренную жизнь этих двух семей всполошила начавшаяся война. Юрия Андреевича мобилизуют на фронт в качестве военного врача. Ему приходится покинуть Тоню с новорожденным сыном. В свою очередь Павел Антипов покидает родных по доброй воле. Он давно тяготится семейной жизнью. Понимая, что Лара слишком хороша для него, что она его не любит, Патуля рассматривает любые варианты вплоть до самоубийства. Война пришлась очень кстати – идеальный способ, чтобы проявить себя как героя, или найти скорую смерть.

Книга вторая: самая большая любовь на земле

Хлебнув горестей войны, Юрий Андреевич возвращается в Москву и застает любимый город в страшной разрухе. Воссоединившееся семейство Живаго принимает решение покинуть столицу и отправиться на Урал, в Варыкино, где раньше находились фабрики Крюгера – дедушки Антонины Александровны. Тут, по стечению обстоятельств, Живаго встречается с Ларисой Федоровной. Она работает сестрой милосердия в больнице, куда Юрий Андреевич устраивается врачом.

Вскоре между Юрой и Ларой завязывается связь. Томимый угрызениями совести Живаго снова и снова возвращается в дом Лары, не в силах противостоять чувству, которое вызывает в нем эта прекрасная женщина. Он восхищается Ларой каждую минуту: «Ей не хочется нравиться, быть красивой, пленяющей. Она презирает эту сторону женской сущности и как бы казнит себя за то, что так хороша… Как хорошо все, что она делает. Она читает так, точно это не высшая деятельность человека, а нечто простейшее, доступное животным. Точно она носит воду или чистит картошку».

Любовную дилемму решает вновь-таки война. Однажды по дороге из Юрятина в Варыкино Юрия Андреевича возьмут в плен красные партизаны. Только через полтора года скитаний по сибирским лесам доктору Живаго удастся сбежать. Юрятин захвачен красными. Тоня, тесть, сын и дочка, родившаяся уже после вынужденной отлучки доктора, уехали в Москву. Им удается выхлопотать возможность эмигрировать заграницу. Об этом Антонина Павловна пишет мужу в прощальном письме. Это письмо-крик в пустоту, когда пишущий не знает, дойдет ли его послание до адресата. Тоня говорит, что знает о Ларе, но не осуждает по-прежнему горячо любимого Юру. «Дай перекрещу тебя, – надрывно кричат буквы, – На всю нескончаемую разлуку, испытания, неизвестность, на весь твой долгий, долгий темный путь».

Утратив навсегда надежду на воссоединение с семьей, Юрий Андреевич вновь начинает жить с Ларой и Катенькой. Чтобы лишний раз не мелькать в городе, поднявшем красные знамена, Лара и Юра уединяются в лесном домике опустевшего Варыкино. Здесь они проводят самые счастливые дни их тихого семейного счастья.

О, как же хорошо им было вместе. Они любили подолгу говорить вполголоса, когда на столе уютно горит свеча. Их объединяла общность душ и пропасть между ними и остальным миром. «Я ревную тебя к предметам твоего туалета, – признавался Юра Ларе, – К каплям пота на твоей коже, к носящимся в воздухе заразным болезням… Я без ума, без памяти, без конца люблю тебя». «Нас точно научили целоваться на небе, – шептала Лара, – И потом детьми послали жить в одно время, чтобы друг на друге проверить эту способность».

В варыкинское счастье Лары и Юры врывается Комаровский. Он сообщает, что всем им грозит расправа, заклинает спасаться. Юрий Андреевич – дезертир, а бывший революционный комиссар Стрельников (он же мнимо погибший Павел Антипов) попал в немилость. Его близких ждет неминуемая смерть. Благо, на днях мимо будет проходить поезд. Комаровский может устроить безопасный отъезд. Это последний шанс.

Живаго наотрез отказывается ехать, но ради спасения Лары и Катеньки идет на обман. По наущению Комаровского, он говорит, что отправится за ними следом. Сам же остается к лесном домике, так толком и не попрощавшись с любимой.

Стихи Юрия Живаго

Одиночество сводит Юрия Андреевича с ума. Он теряет счет дням, а свою бешеную, звериную тоску по Ларе заглушает воспоминаниями о ней. В дни варыкинского затворничества Юра создает цикл из двадцати пяти стихотворений. Они прилагаются в конце романа как «Стихотворения Юрия Живаго»:

«Гамлет» («Гул затих. Я вышел на подмостки»); «Март»; «На Страстной»; «Белая ночь»; «Весенняя распутница»; «Объяснение»; «Лето в городе»; «Осень» («Я дал разъехаться домашним…»); «Зимняя ночь» («Свеча горела на столе…»); «Магдалина»;

«Гефсиманский сад» и др.

Однажды на пороге дома появляется незнакомец. Это Павел Павлович Антипов, он же ревком Стрельников. Мужчины разговаривают всю ночь. О жизни, о революции, о разочаровании, и женщине, которую любили и продолжают любить. Под утро, когда Живаго провалился в сон, Антипов пустил себе пулю в лоб.

Возвращение в Москву

Как обстояли дела доктора дальше не ясно, известно лишь, что он вернулся в Москву пешком весной 1922-го. Юрий Андреевич поселяется у Маркела (бывшего дворника семьи Живаго) и сходится с его дочерью Мариной. У Юрия и Марины рождается двое дочерей. Но Юрий Андреевич больше не живет, он словно доживает. Забрасывает литературную деятельность, бедствует, принимает покорную любовь верной Марины.

Однажды Живаго пропадает. Своей гражданской жене он присылает небольшое письмо, в котором сообщает, что некоторое время хочет побыть один, подумать о дальнейшей судьбе и жизни. Однако к родным он так и не вернулся. Смерть застигла Юрия Андреевича неожиданно – в вагоне московского трамвая. Он скончался от сердечного приступа.

Кроме людей из ближайшего окружения последних лет, на похороны Живаго пришли неизвестные мужчина и женщина. Это Евграф (единокровный брат Юрия и его покровитель) и Лара. «Вот и снова мы вместе, Юрочка. Как опять Бог привел свидеться… – тихо шепчет Лара у гроба, – Прощай, большой и родной мой, прощай моя гордость, прощай моя быстрая реченька, как я любила целодневный плеск твой, как я любила бросаться в твои холодные волны… Твой уход, мой конец».

Предлагаем вам ознакомиться с биографией Бориса Леонидовича Пастернака, поэта, писателя, переводчика, публициста – одного из самых ярких представителей русской литературы двадцатого века. Наибольшую славу писателю принес роман – “Доктор Живаго”.

Прачка Таня

Спустя годы, время Второй мировой, Гордон и Дудоров встречаются с прачкой Таней, недалекой, простой женщиной. Она беззастенчиво рассказывает историю своей жизни и недавней встрече с самим генерал-майором Живаго, который зачем-то сам ее отыскал и пригласил на свидание. Гордон с Дудоровым вскоре понимают, что Таня – внебрачная дочь Юрия Андреевича и Ларисы Федоровны, родившаяся уже после отъезда из Варыкино. Лара была вынуждена оставить девочку на железнодорожном переезде. Так и прожила Таня на попечении сторожихи тетки Марфуши, не зная ласки, заботы, не слыша книжного слова.

В ней не осталось ничего от ее родителей – величественной красоты Лары, ее природной интеллигентности, острого ума Юры, его поэтичности. Горько смотреть на беспощадно побитый жизнью плод великой любви. «Так было уже несколько раз в истории. Задуманное идеально, возвышенно, – грубело, овеществлялось». Так Греция стала Римом, русское просвещение – русской революцией, Татьяна Живаго превратилась в прачку Таню.

r-book.club

Доктор Живаго - это... Что такое Доктор Живаго?

«До́ктор Жива́го» — роман Бориса Пастернака. «Доктор Живаго» создавался в течение десяти лет, с 1945 по 1955 год, и является вершиной его творчества как прозаика. Роман сопровождён стихами главного героя — Юрия Андреевича Живаго.

Рисуя широкое полотно жизни российской интеллигенции на фоне драматического периода от начала столетия до Великой Отечественной войны, сквозь призму биографии доктора-поэта книга затрагивает тайну жизни и смерти, проблемы русской истории, интеллигенции и революции, христианства, еврейства.

Книга была резко негативно встречена советской официальной литературной средой и отвергнута от печати из-за неоднозначной позиции автора по отношению к Октябрьской революции 1917 года и последующей жизни страны.

Главные действующие лица

  • Юрий Андреевич Живаго — доктор, главный герой романа
  • Антонина Александровна Живаго (Громеко) — жена Юрия
  • Лариса Фёдоровна Антипова (Гишар) — жена Антипова
  • Павел Павлович Антипов (Стрельников) — муж Лары, революционный комиссар
  • Александр Александрович и Анна Ивановна Громеко — родители Антонины
  • Евграф Андреевич Живаго — генерал-майор, единокровный брат Юрия
  • Николай Николаевич Веденяпин — дядя Юрия Андреевича
  • Виктор Ипполитович Комаровский — московский адвокат
  • Катенька Антипова — дочь Ларисы
  • Михаил Гордон и Иннокентий Дудоров — одноклассники Юрия по гимназии
  • Осип Гимазетдинович Галлиулин — белый генерал
  • Анфим Ефимович Самдевятов — юрист, большевик
  • Ливерий Аверкиевич Микулицын (Товарищ Лесных) — предводитель «Лесных братьев»
  • Марина — третья гражданская жена Юрия
  • Киприян Савельевич Тиверзин и Павел Ферапонтович Антипов — работники Брестской железной дороги, политкаторжане
  • Мария Николаевна Живаго (Веденяпина) — мать Юрия
  • Пров Афанасьевич Соколов — псаломщик
  • Шура Шлезингер — подруга Антонины Александровны
  • Марфа Гавриловна Тиверзина — жена Савелия

Сюжет

Главный герой романа, Юрий Живаго, предстаёт перед читателем маленьким мальчиком на первых страницах произведения, описывающих похороны его матери: «Шли и шли и пели „Вечную память“ …». Юра — потомок богатой семьи, сделавшей себе состояние на промышленных, торговых и банковских операциях. Брак родителей не был счастливым: отец бросил семью ещё до смерти матери.

Осиротевшего Юру на некоторое время приютит дядя, живущий на юге России. Затем многочисленные родственники и друзья отправят его в Москву, где он как родной будет принят в семью Александра и Анны Громеко.

Исключительность Юрия становится очевидной довольно рано — ещё юношей он проявляет себя как талантливый поэт. Но при этом решает идти по стопам своего приёмного отца Александра Громеко и поступает на медицинское отделение университета, где также проявляет себя как талантливый врач. Первой любовью, а впоследствии и женой Юрия Живаго становится дочка его благодетелей — Тоня Громеко.

У Юрия и Тони было двое детей, однако затем судьба разлучила их навсегда, и свою младшую дочь, родившуюся после расставания, доктор никогда не видел.

В начале романа перед читателем постоянно возникают новые лица. Всех их свяжет в единый клубок дальнейший ход повествования. Одна из них — Лариса, невольница престарелого адвоката Комаровского, которая всеми силами пытается и не может вырваться из плена его «покровительства». У Лары есть друг детства — Павел Антипов, который впоследствии станет её мужем, и Лара увидит в нём своё спасение. Поженившись, они с Антиповым не могут найти своего счастья, Павел бросит семью и отправится на фронт Первой мировой. Впоследствии он станет грозным революционным комиссаром, сменив фамилию на Стрельников. По окончании Гражданской войны он планирует воссоединиться с семьёй, однако этому желанию так и не суждено будет сбыться.

Юрия Живаго и Лару судьба разными путями сведёт в провинциальном Юрятине-на-Рыньве (вымышленном уральском городе, прообразом которого послужила Пермь), где они тщетно ищут убежища от уничтожающей всё и вся революции. Юрий и Лариса встретятся и полюбят друг друга. Но вскорости нищета, голод и репрессии разлучат и семью доктора Живаго, и Ларину семью. Два с лишним года Живаго будет пропадать в Сибири, служа военным доктором в плену у красных партизан. Совершив побег, он пешком вернётся обратно на Урал — в Юрятин, где снова встретится с Ларой. Его супруга Тоня, вместе с детьми и тестем Юрия, находясь в Москве, пишет о скорой принудительной высылке за границу. В надежде переждать зиму и ужасы Юрятинского реввоенсовета, Юрий и Лара укрываются в заброшенной усадьбе Варыкино. Вскоре к ним приезжает нежданный гость — Комаровский, получивший приглашение возглавить Министерство юстиции в Дальневосточной республике, провозглашённой на территории Забайкалья и российского Дальнего Востока. Он уговаривает Юрия Андреевича отпустить Лару и её дочь с ним — на восток, обещая переправить их затем за границу. Юрий Андреевич соглашается, понимая, что никогда больше их не увидит.

Постепенно он начинает сходить с ума от одиночества. Вскоре в Варыкино приходит супруг Лары — Павел Антипов (Стрельников). Разжалованный и скитающийся по просторам Сибири, он рассказывает Юрию Андреевичу о своём участии в революции, о Ленине, об идеалах советской власти, но, узнав от Юрия Андреевича, что Лара всё это время любила и любит его, понимает, как горько он заблуждался. Стрельников кончает с собой выстрелом из винтовки. После самоубийства Стрельникова доктор возвращается в Москву в надежде бороться за свою дальнейшую жизнь. Там он встречает свою последнюю женщину — Марину, дочь бывшего (ещё при царской России) живаговского дворника Маркела. В гражданском браке с Мариной у них рождаются две девочки. Юрий постепенно опускается, забрасывает научную и литературную деятельность и, даже осознавая своё падение, ничего не может с этим поделать. Однажды утром, по дороге на работу, ему становится плохо в трамвае, и он умирает от сердечного приступа в центре Москвы. Проститься с ним к его гробу приходят единокровный брат Евграф и Лара, которая вскоре после этого пропадёт без вести.

Впереди будут и Вторая мировая, и Курская дуга, и прачка Таня, которая поведает убелённым сединами друзьям детства Юрия Андреевича — Иннокентию Дудорову и Михаилу Гордону, пережившим ГУЛАГ, аресты и репрессии конца 30-х, историю своей жизни; окажется, что это внебрачная дочь Юрия и Лары, и брат Юрия генерал-майор Евграф Живаго возьмёт её под свою опеку. Он же составит сборник сочинений Юрия — тетрадь, которую читают Дудоров и Гордон в последней сцене романа. Роман завершается 25-ю стихотворениями Юрия Живаго.

Интерпретация

По мнению биографа и исследователя творчества Пастернака писателя Дмитрия Быкова, сюжетом символистского романа стала собственная жизнь Пастернака, но не реально им прожитая, а та, какой он хотел бы её видеть. Юрий Живаго, согласно этой трактовке, является олицетворением русского христианства, главными чертами которого Пастернаку виделись — жертвенность и щедрость. Образ Лары литературовед ассоциирует с Россией, вечно мятущейся роковой страной, сочетающей в себе неприспособленность к жизни с удивительной ловкостью в быту. Автор 500-страничного романа незаметно подводит читателя к мысли о том, что не человек служит эпохе, а напротив — эпоха развёртывается так, чтобы человек осуществил себя с наибольшей выразительностью и свободой.[1]

Начало работы над романом совпало у Пастернака с завершением перевода «Гамлета» Шекспира. (Февралём 1946 года датируется первый вариант стихотворения «Гамлет», открывающего «Тетрадь Юрия Живаго»).

Прототип доктора Живаго

Ольга Ивинская свидетельствует, что само имя «Живаго» возникло у Пастернака, когда он случайно на улице «наткнулся на круглую чугунную плитку с „автографом“ фабриканта — „Живаго“… и решил, что пусть он будет такой вот, неизвестный, вышедший не то из купеческой, не то из полуинтеллигентской среды; этот человек будет его литературным героем»

О прототипе доктора Живаго, сам Пастернак сообщает следующее:

«Я пишу сейчас большой роман в прозе о человеке, который составляет некоторую равнодействующую между Блоком и мной (и Маяковским, и Есениным, быть может). Он умрет в 1929. От него останется книга стихов, составляющая одну из глав второй части. Время, обнимаемое романом, — 1903—1945 гг. По духу это нечто среднее между Карамазовыми и Вильгельмом Мейстером».

— из письма Бориса Пастернака к своей корреспондентке, март 1947 года

История публикации

Весной 1956 года Б. Л. Пастернак предложил рукопись только что оконченного романа «Доктор Живаго» двум ведущим литературно-художественным журналам «Новый мир» и «Знамя» и альманаху «Литературная Москва»[2].

Летом 1956 года Пастернак, не надеясь на скорую публикацию романа в СССР, через журналиста Серджо Д’Анджело передал копию рукописи итальянскому издателю Джанджакомо Фельтринелли[3].

В сентябре 1956 года Пастернак получил ответ из журнала «Новый мир»[4]:

… Как люди, стоящие на позиции, прямо противоположной Вашей, мы, естественно, считаем, что о публикации Вашего романа на страницах журнала «Новый мир» не может быть и речи… Возвращаем Вам рукопись романа «Доктор Живаго»

Б. Агапов, Б. Лавренёв, К. Федин, К. Симонов, А. Кривицкий

В августе 1957 года Пастернак рассказал итальянскому слависту Витторио Страде, как недавно под нажимом властных чиновников был вынужден подписать телеграмму, чтобы остановить итальянское издание. Он попросил передать Д. Фельтринелли просьбу не принимать в расчёт новых «запретов» с его стороны на публикацию романа, «чтобы книга вышла во что бы то ни стало»[5].

23 ноября 1957 года роман издан в Милане в издательстве Джанджакомо Фельтринелли. По мнению Ивана Толстого, издание вышло при содействии ЦРУ США[6].

25 октября 1958 года редакция журнала «Новый мир» просила «Литературную газету»[7] опубликовать письмо, направленное в сентябре 1956 года членами тогдашней редколлегии журнала лично Б. Л. Пастернаку по поводу рукописи его романа «Доктор Живаго»:

… Письмо это, отклонявшее рукопись, разумеется, не предназначалось для печати…

… Теперь же, как стало известно, Пастернаку присуждена Нобелевская премия… …мы считаем сейчас необходимым предать гласности это письмо членов прежней редколлегии «Нового мира» Б. Пастернаку. Оно с достаточной убедительностью объясняет, почему роман Пастернака не мог найти места на страницах советского журнала…

…Письмо одновременно печатается в одиннадцатой книге «Нового мира».

Главный редактор журнала «Новый мир» А. Т. Твардовский. Редакционная коллегия: Е. Н. Герасимов, С. Н. Голубов, А. Г. Дементьев (зам. главного редактора), Б. Г. Закс, Б. А. Лавренёв, В. В. Овечкин, К. А. Федин.

В феврале 1977 года Константин Симонов в открытом письмо немецкому писателю А. Андершу[8] писал, что в связи с возникшей политической полемикой:

…Спустя два с лишним года, когда редактором «Нового мира» был уже не я, а Александр Твардовский, это письмо именно в том виде, в каком мы тогда, в сентябре 1956 года, отправили его Пастернаку, было напечатано на страницах «Нового мира» его новой редакционной коллегией в ответ на сообщения об антисоветской кампании, поднятой зарубежной реакцией по поводу присуждения Борису Пастернаку Нобелевской премии…

В СССР роман в течение трёх десятилетий распространялся в самиздате и был опубликован только во времена «перестройки».

В январе — апреле 1988 года «Новый мир» опубликовал авторский текст романа[9], предварив его предисловием Д. С. Лихачёва[10].

В июне 1988 года «Новый мир» опубликовал развёрнутую статью о зарождении замысла и истории создания романа[11].

Нобелевская премия

23 октября 1958 года Борису Пастернаку была присуждена Нобелевская премия с формулировкой «за значительные достижения в современной лирической поэзии, а также за продолжение традиций великого русского эпического романа». Власти СССР во главе с Н. С. Хрущёвым восприняли это событие с негодованием, поскольку сочли роман антисоветским. Из-за развернувшейся в СССР травли Пастернак вынужден был отказаться от получения премии. Лишь 9 декабря 1989 года Нобелевский диплом и медаль были вручены в Стокгольме сыну писателя Евгению Пастернаку.

Иван Толстой, автор книги «Отмытый роман»:[12]

Потому что этот человек преодолел то, что все остальные писатели в Советском Союзе преодолеть не смогли. Например, Андрей Синявский посылал свои рукописи на Запад под псевдонимом Абрам Терц. В СССР в 1958 году был лишь один человек, который, подняв забрало, сказал: «Я Борис Пастернак, я автор романа „Доктор Живаго“. И я хочу, чтобы он вышел в том виде, в котором он был создан». И этому человеку присудили Нобелевскую премию. Я считаю, что эта высшая награда присуждена самому правильному человеку в то время на Земле.

Травля

Травля Пастернака из-за романа «Доктор Живаго» стала одной из причин его тяжёлой болезни и преждевременной смерти в 1960. Началась травля сразу после присуждения роману Нобелевской премии в конце октября 1958. Тон задал Никита Хрущёв, который в кругу партийно-государственных чиновников сказал о Пастернаке весьма грубо: «Даже свинья не гадит там, где ест»[13]. Вскоре «свинские» аналогии по указанию Хрущёва использовал в докладе, посвящённом 40-летию комсомола, первый секретарь ЦК ВЛКСМ Владимир Семичастный[14]. В заявлении ТАСС от 2 ноября 1958 заявлялось, что в «своём антисоветском сочинении Пастернак оклеветал общественный строй и народ». Непосредственным координатором общественной и газетной травли стал заведующий отделом культуры ЦК партии Д. А. Поликарпов. Факт публикации книги за рубежом был представлен властями как предательство и антисоветчина, в то время как осуждение книги «трудящимися» выдавалось за проявление всеобщей солидарности с властью. В резолюции Союза писателей от 28 октября 1958 Пастернака назвали самовлюблённым эстетом и декадентом, клеветником и предателем. Лев Ошанин обвинил Пастернака в космополитизме, Борис Полевой назвал его «литературным Власовым», Вера Инбер убедила СП обратиться в правительство с просьбой лишить Пастернака советского гражданства[15]. Затем Пастернака несколько месяцев подряд «разоблачали» в крупнейших газетах, таких как «Правда» и «Известия», журналах, по радио и телевидению, вынуждая отказаться от присуждённой ему Нобелевской премии. Его роман, который в СССР никто не читал, осуждали на организованных начальством среди рабочего дня митингах в институтах, в министерствах, на заводах, фабриках, в колхозах. Выступавшие называли Пастернака — клеветник, предатель, отщепенец общества; предлагали судить и выгнать из страны. Коллективные письма публиковались в газетах, зачитывались по радио. В качестве обвинителей привлекались как люди, не имеющие никакого отношения к литературе (это были ткачихи, колхозники, рабочие), так и профессиональные литераторы. Так, Сергей Михалков написал басню про «некий злак, который звался пастернак». Позже кампания по шельмованию Пастернака получила ёмкое саркастическое название «Не читал, но осуждаю!». Эти слова часто фигурировали в речах общественных обвинителей, многие из которых книг не брали в руки вообще. Травля, пошедшая одно время на спад, вновь усилилась после публикации 11 февраля 1959 в британской газете «Дейли мэйл» стихотворения Пастернака «Нобелевская премия» с комментарием корреспондента Энтони Брауна о том, какому остракизму нобелевский лауреат подвергается у себя на родине[16][17][18].

Публикация романа и присуждение автору Нобелевской премии привели, помимо травли, к исключению Пастернака из Союза писателей СССР (восстановлен посмертно в 1987). Московская организация Союза писателей СССР, вслед за Правлением Союза писателей, требовала высылки Пастернака из Советского Союза и лишения его советского гражданства. В 1960 году Александр Галич написал стихотворение на смерть Пастернака, где есть такие строчки:

Мы не забудем этот смех, И эту скуку! Мы поименно вспомним всех, Кто поднял руку!

Среди литераторов, требовавших высылки Пастернака из СССР, были Л. И. Ошанин, А. И. Безыменский, Б. A. Слуцкий, С. A. Баруздин, Б. Н. Полевой, К. М. Симонов и многие другие[19]. Публично голос в защиту Пастернака не возвысил в тот момент никто. Однако участвовать в травле отказались и сочувствовали опальному поэту из писателей старшего поколения — Вениамин Каверин и Всеволод Иванов, из молодых литераторов — Андрей Вознесенский, Евгений Евтушенко, Белла Ахмадулина, Булат Окуджава.

Интересные факты

  • Широко распространено мнение, что прообразом города Юрятина из «Доктора Живаго» является Пермь.

    «Пятьдесят лет назад, в конце 1957 года, в Милане вышло первое издание „Доктора Живаго“. В Перми по этому поводу фонд „Юрятин“ даже выпустил настенный календарь „Время Живаго“, а в нем — годовая роспись юбилейных мероприятий». (см. Разговор о жизни и смерти. К 50-летию «Доктора Живаго»).

Зиму 1916 года Пастернак провёл на Урале, в посёлке Всеволодо-Вильва Пермской губернии, приняв приглашение поработать в конторе управляющего Всеволодо-Вильвенскими химическими заводами Б. И. Збарского помощником по деловой переписке и торгово-финансовой отчётности. В этом же году поэт побывал на Березниковском содовом заводе на Каме. В письме к С. П. Боброву от 24 июня 1916 г. Борис называет содовый завод «Любимов, Сольвэ и К» и поселок европейского образца при нем «маленькой промышленной Бельгией».

  • Э. Г. Казакевич, прочитав рукопись, заявил: «Оказывается, судя по роману, Октябрьская революция — недоразумение и лучше было её не делать», К. М. Симонов, главный редактор «Нового мира», также отреагировал отказом напечатать роман: «Нельзя давать трибуну Пастернаку!».

Экранизации

Инсценировки

Литература

Примечания

dic.academic.ru

Доктор Живаго (книга) - это... Что такое Доктор Живаго (книга)?

«До́ктор Жива́го» — роман Б. Л. Пастернака.

«Доктор Живаго» создавался в течение десяти лет, с 1945 по 1955 год, и является, по оценке самого писателя, вершиной его творчества как прозаика. Роман сопровождён стихами главного героя — Юрия Андреевича Живаго. Рисуя широкое полотно жизни российской интеллигенции на фоне драматического периода от начала столетия до Гражданской войны, книга затрагивает сокровенные вопросы бытия — тайну жизни и смерти, проблемы русской истории, христианства, еврейства. Книга была резко негативно встречена советской литературной средой и отвергнута к печати из-за неоднозначной позиции автора по отношению к Октябрьской революции 1917 года и последующей жизни страны.

Сюжет

История публикации

Историк и журналист Иван Толстой занимался двадцать лет историей публикации романа и связанным с этим событиями. Этой теме посвящена его книга «Отмытый роман. Загадки первого русского издания „Доктора Живаго“»[1], где автор рассказывает о травле Пастернака советскими партийными органами, не дававшими опубликовать роман на родине, и мужестве писателя, отдавшего свое произведение на Запад, не скрываясь под псевдонимом, честно и достойно.

Но это всего лишь половина истории. Выход «Доктора Живаго» по-итальянски, а затем по-французски, по-немецки, по-английски был резко неприятен советскому агитпропу, но еще не трагичен. Главные силы ЦК, КГБ и Союза писателей были брошены на предотвращение русского издания. Именно русский текст вызывал ярость чиновников — ведь именно он, в духе ХХ съезда партии, должен был появиться в Москве. Кремлевский запрет и выход книги у «врагов» перечеркивал всю советскую пропаганду «нового курса» КПСС. Понимая сложное положение Москвы, американская разведка (ЦРУ) решила нанести болезненный удар и напечатать книгу на Западе за свой счет. Эта операция долго и тщательно готовилась и была проведена в глубочайшей тайне. Даже через пятьдесят лет, прошедших с тех пор, большинство участников операции не знают всей картины в ее полноте[2].

ЦРУ, желая поддержать гонимого талантливого поэта, заодно решило кольнуть тем самым Советскую власть и напечало книгу на русском языке в Голландии. Причем, как объяснил Иван Толстой, в руках ЦРУ оказался не последний отредактированный вариант, а промежуточный, где не было еще каких-то глав, отсутствовала правка, многого не хватало. Но Нобелевский комитет требовал книгу на языке оригинала. Тем не менее затраты оправдались. Нобелевская премия была вручена Борису Пастернаку — и, безусловно, не имеет значение: за роман, как было объявлено официально, за поэтическую деятельность в целом, как тоже, впрочем, было объявлено официально, или за моральный мужественный писательский поступок — при всех случаях награда была заслуженной.

Нобелевская премия

23 сентября 1958 года Борису Пастернаку была присуждена Нобелевская премия. Не было однозначно понятно из формулировки за что он награждается — именно за это произведение или за многолетнюю поэтическую работу.

Иван Толстой, автор книги «Отмытый роман»:[3]

Потому что этот человек преодолел то, что все остальные писатели в Советском Союзе преодолеть не смогли. Например, Андрей Синявский посылал свои рукописи на Запад под псевдонимом Абрам Терц. В СССР в 1958 году был лишь один человек, который, подняв забрало, сказал: «Я Борис Пастернак, я автор романа „Доктор Живаго“. И я хочу, чтобы он вышел в том виде, в котором он был создан». И этому человеку присудили Нобелевскую премию. Я считаю, что эта высшая награда присуждена самому правильному человеку в то время на Земле

Травля

Травля писателя началась тут же. Позже она получила саркастическое название «Не читал, но осуждаю!». Эти слова не шутка, с них действительно начинались речи обвинителей, привлеченных властными структурами. Гонение было повсеместным. Обвиняющие митинги проходили на заводах и фабриках прямо посреди рабочего дня, на них в обязательном порядке сводили весь штат сотрудников; коллективные письма публиковались в газетах, зачитывались по радио. В обвинители были привлечены как люди, профессионально не имеющие никакого отношения к литературе (ткачихи, колхозники, работники фабрик и заводов), так и профессиональные литераторы. Читать книгу они действительно не могли, так как она была запрещена, но и не могли отказаться от роли обвинителей. И эта парадоксальность нисколько не смущала организаторов травли и власти, наглость и абсолютная развращенность которой дошла до высоченного пика. Надо отметить, что многие люди были настолько заморочены идеологической советской пропагандой, что и сами искренне поверили, что главная положительная черта советского человека — патриотизм, который понимали как ненависть и вражду по отношению ко всем остальным странам. Сам факт публикации книги за рубежом был представлен как злостное предательство, в то время как в травле человека, к тому же талантливого поэта, многие не видели никакого преступления. Но если рабочие и колхозники действительно могли быть особо не знакомы с творчеством поэта Пастернака, то советские литераторы осознавали и масштаб поэтического дарования опального поэта, и его сложное общественное положение, когда подхватили с излишним рвением начатую расправу. Советские писатели, члены СП СССР, получавшие номенклатурные посты и звания за беспрепятственно публикуемые несметными тиражами бездарные романы с прославлением коммунистических властителей, со всем пылом ненависти серости к высотам таланта бросились участвовать в организованном мероприятии.

Публикация романа и присуждение автору Нобелевской премии привела к настоящей травле Пастернака в советской печати, исключению его из Союза писателей СССР, откровенным оскорблениям в его адрес со страниц советских газет, на собраниях трудящихся. Московская организация Союза Писателей СССР, вслед за Правлением Союза Писателей, требовали высылки Пастернака из Советского Союза и лишения его советского гражданства. В 1960 году Александр Галич написал стихотворение на смерть Пастернака (Стихотворение «Памяти Б. Л. Пастернака»), где есть такие строчки:

Мы не забудем этот смех, И эту скуку! Мы поименно вспомним всех, Кто поднял руку!

Среди литераторов, требовавших высылки, были Л. И. Ошанин, А. И. Безыменский, Б. A. Слуцкий, С. A. Баруздин, Б. Н. Полевой и многие другие (см. стенограмму заседания Общемосковского собрания писателей в разделе «Ссылки»). Даже Константин Симонов не посмел отказаться от участия. Правда, мы никогда не узнаем, какими методами его заставили пойти на это (что, конечно, мало оправдывает). Следует отметить, что отрицательное отношение к роману высказывалось и некоторыми русскими литераторами на Западе, в том числе В. В. Набоковым.

Интересные факты

Опасаясь возможного призыва в армию, зиму 1916 года Пастернак провёл на Урале, под городом Александровском Пермской губернии, приняв приглашение поработать в конторе управляющего Всеволодо-Вильвенскими химическими заводами Б. И. Збарского помощником по деловой переписке и торгово-финансовой отчётности. В этом же году поэт побывал на Березниковском содовом заводе на Каме. В письме к С. П. Боброву от 24 июня 1916 г. Борис называет содовый завод «Любимов, Сольвэ и К» и поселок европейского образца при нем «маленькой промышленной Бельгией».

  • Э. Г. Казакевич, прочитав рукопись, заявил: «Оказывается, судя по роману, Октябрьская революция — недоразумение и лучше было её не делать», К. М. Симонов, главный редактор «Нового мира», также отреагировал отказом напечатать роман: «Нельзя давать трибуну Пастернаку!».

Адаптации романа

Экранизации

Инсценировки

1993 — «Живаго (доктор)»: Музыкальная притча по мотивам романа и поэзии разных лет А.Блока, О. Мандельштама, Б. Пастернака, А.Пушкина — реж. Ю.Любимов, композитор А.Шнитке / Театр на Таганке

2007 — «Доктор Живаго», мюзикл [3] [4] — композитор А.Журбин, реж. Б.Мильграм / Пермский театр драмы

Литература

Примечания

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

«Доктор Живаго»: история создания. Б. Пастернак, «Доктор Живаго»: краткое содержание

В последние месяцы войны Бориса Пастернака часто приглашали в Московский университет, Политехнический музей и Дом ученых, где он публично читал свои стихотворения. Поэтому он надеялся, что победа существенно повлияет на политический климат. Но его ждало горькое разочарование: нападки руководителей Союза писателей продолжались. Ему не могли простить все возрастающей популярности у зарубежных читателей.

Начало работы над романом

Замысел романа «Доктор Живаго», история создания которого началась у самых истоков творческого пути Пастернака, долго формировался в сознании поэта. Но осенью 1945 года, собрав воедино все образы, мысли, интонации, он понял, что готов начать работу над произведением. Причем сюжет настолько ясно сложился в единую линию, что поэт рассчитывал, что на написание романа у него уйдет всего несколько месяцев.

Можно сказать, что февраль 1946 года являет собой начало работы Пастернака над романом. Ведь именно тогда было написано стихотворение «Гамлет», открывающее последнюю главу «Доктора Живаго».

А в августе первая глава уже была готова. Он читал ее близким друзьям. Но 14 августа вышло «то самое» Постановление ЦК ВКП(б) о журналах «Звезда» и «Ленинград». Несмотря на то что непосредственного отношения к Пастернаку оно не имело (оно затрагивало судьбы А. Ахматовой и М. Зощенко), это событие дало начало новому витку борьбы с «идеологически чуждыми» авторами. Еще больше его положение усугубилось, когда поползли слухи о возможном выдвижении кандидатуры Пастернака на получение Нобелевской премии.

Тем не менее, автор не прекращал работу. Роман «Доктор Живаго» настолько увлек Пастернака, что к концу декабря еще две главы были закончены. А первые две были переписаны на чистовик, листы которого были сшиты в тетрадку.

Известно, что первоначально название было другим: «Мальчики и девочки». Так автор именовал свое произведение на первых этапах создания. Это было не только описание исторического образа России первой половины XX века, но и выражение субъективных взглядов Пастернака на место человека в становлении мира, на искусство и политику и т. д.

В том же 1946 году поэт знакомится с женщиной, которая стала его последней любовью. Это была Ольга Ивинская. В начале знакомства она выполняла функции секретаря. Преград между ними было предостаточно. Это и прошлые трагедии, и нынешние жизненные обстоятельства. Первый муж Ивинской покончил жизнь самоубийством, второго тоже не было в живых. А Пастернак на тот момент был во второй раз женат, у него были дети.

Их любовь была вопреки всему. Много раз они расставались навсегда, но жить в разлуке так и не смогли. Сам Пастернак признавался, что именно черты Ольги он вложил в образ главной героини романа - Лары Гишар.

Перерыв

Сложная материальная ситуация заставила Пастернака прервать работу над романом «Доктор Живаго». История создания продолжилась в следующем, 1948 году. А весь 1947-й поэт занимался переводами, ведь он должен был обеспечивать не только себя, но и всех тех, заботу о ком добровольно взвалил на свои плечи. Это и собственная семья, и Нина Табидзе (жена репрессированного грузинского поэта), Ариадна и Анастасия Цветаевы (дочь и сестра поэтессы), и вдова Андрея Белого, и, наконец, дети Ольги Ивинской.

Летом 1948 года была завершена четвертая глава романа. Тогда же автор дал произведению окончательное название: «Доктор Живаго». Содержание уже было структурировано, части тоже озаглавлены.

Далее также следовал долгий перерыв. Он был связан, во-первых, с арестом Ольги Ивинской, в котором Пастернак винил себя. Во-вторых, с усиливающимся гнетом над ним.

Он закончит седьмую главу только к весне 1952 года. Осенью она была напечатана набело. Так завершилась работа над первой книгой романа «Доктор Живаго». Автор спустя несколько дней пережил инфаркт миокарда, был госпитализирован и пролежал в больнице более двух месяцев. Там, будучи в крайне тяжелом состоянии, он неожиданно почувствовал близость с Творцом. Это чувство повлияло и на настроение его произведений.

После смерти Сталина и расстрела Берии произошло заметное оживление литературной жизни. Да и Борис Пастернак воспрянул духом, тем более что Ольга Ивинская вернулась из лагерей. В 1954 году опубликовали десять стихотворений из незаконченного романа.

Завершение «Доктора Живаго»

Осенью 1954 года Пастернак и Ивинская возобновили близкие отношения. Лето 1955 года Ольга провела недалеко от Переделкино. Там поэт снял для нее домик. Он не мог совсем бросить семью. Мучаясь невыносимым чувством вины перед женой, он вел двойную жизнь. С того времени Ольга практически полностью занималась денежными, редакторскими и издательскими делами Пастернака. Теперь у Бориса Леонидовича появилось больше времени для творчества. В июле он уже работал над эпилогом. Последние штрихи были внесены в конце 1955 года.

Дальнейшая судьба романа

Надеясь на либерализацию взглядов, Пастернак предлагает рукопись романа одновременно двум издательствам. Также с целью ознакомления Борис Леонидович дал рукопись корреспонденту радио, итальянцу Серджио д’ Анжело, который по совместительству был литературным агентом издателя Джанджакомо Фельтринелли. Скорее всего, поэту данный факт был известен. Вскоре он получил ожидаемое известие от итальянского издателя, который предлагал опубликовать роман. Пастернак принял предложение, но был уверен, что в родной стране быстрее опубликуют его произведение («Доктор Живаго»). История создания романа тем и интересна, что полна неожиданных поворотов. Ни один из журналов не давал ответа, и только в сентябре Пастернак получил официальный отказ из издательства «Нового мира».

Поэт не опустил руки и все равно верил в успех романа на родине. И действительно, Гослитиздат принял для публикации роман «Доктор Живаго». Но само событие затягивалось из-за многочисленных поправок и изъятий редакторов. Неожиданно несколько стихов и две главы из «Доктора Живаго» опубликовал польский журнал Opinie. Это стало началом скандала. На Пастернака давили, вынуждая отозвать рукопись у Фельтринелли. Борис Леонидович послал итальянскому издателю телеграмму, где требовал возвратить текст романа. Однако за спиной Союза писателей Пастернак одновременно передает разрешение Фельтринелли на публикацию романа «Доктор Живаго». Автор давал добро на сохранение первоначального текста.

Даже разговор главного гонителя Пастернака, А. Суркова, с итальянцем не изменил решения о публикации романа. Также в других странах уже готовили к выходу первые экземпляры произведения.

Реакция Запада на роман «Доктор Живаго». История создания завершилась трагедией

Реакция западных критиков была настолько резонансной, что Пастернака снова захотели выдвинуть на Нобелевскую премию. Автор был очень воодушевлен вниманием иностранных читателей и с удовольствием отвечал на письма, приходящие со всего мира. 23 октября 1958 года он получил телеграмму с известием о присуждении ему Нобелевской премии и приглашением на ее вручение.

Понятно, что Союз писателей был против поездки, и Пастернак получил прямое указание отказаться от премии. Пастернак не принял этого ультиматума, и, как следствие, был исключен из числа членов Союза писателей СССР.

Последние строки

Борис Леонидович был настолько измотан морально и доведен до точки, что все же изменил решение и отказался от премии. Но это не уменьшило шквал гневных высказываний в его адрес. Поэт понимал, что этот скандал может обернуться для него еще более серьезными последствиями. Он переживал очень сильно. Свои чувства он выразил в одном из последних стихов. Это стихотворение стало ответом на все нападки и гневные обсуждения. Но в то же время последние строки снова говорили о личном: о разрыве с Ольгой, по которой он так тосковал.

Вскоре у Пастернака случился инфаркт. А спустя три недели, 30 мая 1960 года, Борис Леонидович умер.

Жизнь и судьба Пастернака является одной из самых удивительных в истории нашей литературы, с ее трагизмом и героизмом.

Б. Пастернак, «Доктор Живаго»: краткое содержание

В романе описываются события 1903-1929 годов. Главный герой работает врачом. Это человек с весьма творческими взглядами и интересным характером. Жизненные трудности коснулись его еще в детстве, когда сначала из семьи ушел отец, впоследствии покончивший жизнь самоубийством, а в возрасте 11 лет он лишился матери. Он, собственно, и есть доктор Живаго. Юрий Живаго прожил не очень долгую, но весьма насыщенную жизнь. В его жизни было несколько женщин, но любовь только одна. Ее звали Лара Гишар. Судьба подарила им совсем немного времени, чтобы быть вместе. Сложное время, обязательства перед другими людьми, жизненные обстоятельства - все было против их любви. Юрий умирает в 1929 году от сердечного приступа. Но позже сводный брат находит его записи и стихи, которые и составляют заключительную часть романа.

На сюжетные линии романа во многом повлияло то, с каким трудом писал свое произведение Борис Пастернак. «Доктор Живаго», краткое содержание которого не дает полноты ощущений от этого великого произведения, очень тепло был принят на Западе и так жестоко отвергнут в Советском Союзе. Поэтому каждому россиянину нужно прочесть этот великолепный роман и почувствовать дух настоящего русского человека.

fb.ru


Смотрите также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>