Кто изобрел катюшу


За что расстреляли создателей Катюши — DRIVE2

Общеизвестный факт: 21 июня 1941 года, за считанные часы до того, как нацистская Германия напала на СССР, было подписано постановление Совета Министров СССР о серийном производстве снарядов и пусковых установок реактивных минометов БМ-13, известных как «Катюша». Первое боевое применение БМ-13 произошло в 15 часов 15 минут 14 июля 1941 года в г. Орша в ходе Смоленского оборонительного сражения. Впоследствии «Катюши» показали высочайшую эффективность, удостоившись от врага зловещего названия «адская мясорубка». Если 1 июля 1941 года на фронте была одна батарея Катюш, то через год уже 216 дивизионов, а к октябрю 1942 года — 350 дивизионов гвардейских минометов.

Авторское свидетельство № 3338 на «механизированную установку для стрельбы ракетными снарядами различных калибров» было внесено в реестр изобретений 19 февраля 1940 года. Авторами числились главный инженер Реактивного научно-исследовательского института (РНИИ) генерал-майор инженерно-авиационной службы Андрей Григорьевич Костиков и конструктор того же института инженер-полковник инженерно-артиллерийской службы Иван Гвай. Заявку о выдаче этого документа они подали в марте 1939 года, а через полгода включили в число соавторов начальника отделения Артиллерийского управления Василия Аборенкова, курировавшего работу РНИИ.

Вручение правительственных наград в Кремле за участие в разработке и внедрении «Катюш»: Ю.А. Победоносцев, Л.С. Душкин, Г.А. Костиков и др. В центре М.И. Калинин. 1942 г. РГАНТД. Ф.133. Оп.1. Д.86. Л.1. Федеральное архивное агентство.

Уже 28 июля 1941 года Костикову дали звание Героя социалистического труда с вручением ордена Ленина и Золотой звезды. Представили его и на Сталинскую премию 1-й степени. И только в 1991 году звание Героя соцтруда за большой вклад в создание «Катюши» присвоили еще шестерым: Ивану Клейменову, Георгию Лангемаку, Василию Лужину, Борису Петропавловскому, Борису Слонимеру и Николаю Тихомирову. А предшествовали этому такие события.

В марте 1937 году приказом по наркомату оборонной промышленности тогдашний директор РНИИ (НИИ № 3) Иван Клеймёнов и его заместитель — главный инженер института Георгий Лангемак по результатам испытаний реактивных снарядов были поощрены денежной премией и представлены к правительственным наградам «за разработку новых типов вооружения». 2 ноября того же года Клейменов, руководивший РНИИ с 1933 года, и Лангемак были арестованы по обвинению в подрыве государственной промышленности, участии в совершении теракта и в контрреволюционной организации.

Клейменова НКВД сделало руководителем антисоветской организации в РНИИ. На заседании выездной сессии Военной коллегии ВС СССР его приговорили к расстрелу за участие в «антисоветской диверсионно-террористической организации» и «шпионаж в пользу германской разведки». Приговор привели в исполнение 10 января 1938 года. На следующий день его участь разделил Георгий Эрихович Лангемак.

«Члена диверсионно-террористической организации» — начальника сектора РНИИ, конструктора жидкостных ракетных двигателей Валентина Глушко арестовали в марте 38-го. Однако подкрепить его «вредительскую деятельность» доказательствами не удалось. Материалы дела через год направили не в суд, а на рассмотрение Особого совещания в НКВД, указав в повестке к заседанию, что «в настоящий момент уточнить его [Глушко] вовлечение в организацию не представляется возможным». Тем не менее, Особое совещание определило конструктору восемь лет исправительно-трудовых лагерей. Но поскольку он являлся лучшим специалистом по жидкостно-реактивным двигателям, его направили отбывать наказание в так называемую «шарагу», где он продолжил вести конструкторскую работу.

Глушко вместе с Сергеем Королевым, который также трудился РНИИ и был арестован «за вредительство» в июне 1938 года, стали главными разоблачителями Костикова. В 1957 году от них, уже членов-корреспондентов АН СССР и Героев социалистического труда, в редакцию Большой советской энциклопедии пришло письмо, в котором говорилось, что «в 1937-1938 годах, когда наша Родина переживала трудные дни массовых арестов советских кадров, Костиков, работавший в [РНИИ] рядовым инженером, приложил большие усилия, чтобы добиться ареста и осуждения как врагов народа основного руководящего состава этого института, в том числе основного автора нового типа вооружения талантливого ученого-конструктора, заместителя директора института по научной части Г.Э. Лангемака. Таким образом, Костиков оказался руководителем института и «автором» этого нового типа вооружения, за которое и был сразу щедро награжден в начале войны».

Глушко и потом несколько раз писал об этом в разные инстанции, а в 1989 году, после его нового резкого публичного выступления, была создана комиссия под эгидой ЦК КПСС, которая должна была разобраться с авторством «Катюши». В ее работе участвовали сотрудники Генпрокуратуры и КГБ, а предварительные выводы склонялись к юридической правомерности авторства Костикова. Но после того как подготовленный документ был направлен на экспертизу в Академию наук СССР, Миноборонпром, Генштаб и Комиссию президиума Совмина СССР по военно-промышленным вопросам ситуация изменилась. Про Костикова и Аборенкова было решено говорить, что они «внесли вклад в разработку, испытания и совершенствование пусковой установки, в принятие ее на вооружение Красной Армии и внедрение в серийное производство».

Относительно доносов со стороны Костикова прокуратура заняла противоречивую позицию. С одной стороны, в документах говорилось, что в ходе проведенной проверки не было установлено каких-либо данных, «которые бы свидетельствовали о произведенных в РНИИ арестах по доносам А.Г. Костикова». С другой, в прокурорском заключении упоминается о его причастности к необоснованным обвинениям сотрудников и руководителей института в контрреволюционном вредительстве. «20 июня 1938 года Костиков возглавил экспертную комиссию, которая дала заключение органам НКВД о вредительском характере деятельности инженеров Глушко и Королева», — говорится в документе.

Кроме всем известных Studebaker US6, установки БМ-13 ставились и на другие поставлявшиеся по ленд-лизу автомобильные шасси, например Chevrolet, GMC, или Ford Marmon HH6-COE4 (на фото).

На основе материалов статьи А. Пилипчука (Интернет-портал ПРАВО.RU), а также материалов Федерального архивного агентства (Интернет-проект к 65-летию Победы «Закалённые великой-отечественной», rusarchives.ru/victory65/).

maksjustice@DRIVE2.RU, публикация 2-ая, исправленная и дополненная

www.drive2.ru

Уникальная боевая машина «Катюша»

Уникальная боевая машина «Катюша»

Среди легендарного оружия, ставшего символами победы нашей страны в Великой Отечественной войне, особое место занимают гвардейские реактивные минометы, прозванные в народе «Катюша». Характерный силуэт грузовика 40-х годов с наклонной конструкцией вместо кузова — такой же символ стойкости, героизма и отваги советских воинов, как, скажем, танк Т-34, штурмовик Ил-2 или пушка ЗиС-3.

И вот что особенно примечательно: все эти легендарные, овеянные славой образцы вооружения были сконструированы совсем незадолго или буквально накануне войны! Т-34 был принят на вооружение в конце декабря 1939 года, первые серийные Ил-2 сошли с конвейера в феврале 1941 года, а пушка ЗиС-3 впервые была представлена руководству СССР и армии через месяц после начала боевых действий, 22 июля 1941 года. Но самое удивительное совпадение случилось в судьбе «Катюши». Ее демонстрация партийному и военному начальству состоялась за полдня до нападения Германии — 21 июня 1941 года…

С небес — на землю

По сути, работы над созданием первой в мире реактивной системы залпового огня на самоходном шасси начались в СССР в середине 1930-х годов. Сотруднику выпускающего современные российские РСЗО тульского НПО «Сплав» Сергею Гурову удалось обнаружить в архивах договор № 251618с от 26 января 1935 года между ленинградским Реактивным научно-исследовательским институтом и Автобронетанковым управлением РККА, в котором фигурирует опытный образец ракетной установки на танке БТ-5 с десятью ракетами.

Залп гвардейских минометов. Фото: Анатолий Егоров / РИА Новости

Удивляться тут нечему, ведь советские ракетостроители создали первые боевые реактивные снаряды еще раньше: официальные испытания прошли в конце 20-х — начале 30-х годов. В 1937 году на вооружение был принят реактивный снаряд РС-82 калибра 82 мм, а год спустя — РС-132 калибром 132 мм, причем и тот и другой — в варианте для подкрыльевой установки на самолетах. Еще год спустя, в конце лета 1939-го, РС-82 были впервые применены в боевой обстановке. В ходе боев на Халхин-Голе пять И-16 использовали свои «эрэсы» в бою с японскими истребителями, немало удивив противника новым оружием. А чуть позже, уже во время советско-финской войны, по наземным позициям финнов наносили удары шесть двухмоторных бомбардировщиков СБ, вооруженных уже РС-132.

Естественно, что впечатляющие — а они действительно были впечатляющими, хотя и в немалой степени за счет неожиданности применения новой системы вооружения, а не ее сверхвысокой эффективности, — результаты использования «эрэсов» в авиации заставили советское партийное и военное руководство торопить оборонщиков с созданием наземного варианта. Собственно, у будущей «Катюши» были все шансы успеть на Зимнюю войну: основные проектные работы и испытания провели еще в 1938–1939 годах, но результаты военных не удовлетворили — им требовалось более надежное, подвижное и простое в обращении оружие.

В общих чертах то, что спустя полтора года войдет в солдатский фольклор по обе стороны фронта как «Катюша», было готово к началу 1940 года. Во всяком случае, авторское свидетельство № 3338 на «ракетную автоустановку для внезапного, мощного артиллерийского и химического нападения на противника с помощью ракетных снарядов» было выдано 19 февраля 1940 года, а в числе авторов значились сотрудники РНИИ (с 1938 года носившего «номерное» название НИИ-3) Андрей Костиков, Иван Гвай и Василий Аборенков.

Эта установка уже серьезно отличалась от первых образцов, вышедших на полигонные испытания в конце 1938 года. Пусковая установка для реактивных снарядов располагалась по продольной оси автомобиля, имела 16 направляющих, на каждую из которых устанавливались по два снаряда. Да и сами снаряды для этой машины были другими: авиационные РС-132 превратились в более длинные и мощные наземные М-13.

Собственно, в таком виде боевая машина с реактивными снарядами и вышла на смотр новых образцов вооружения Красной армии, который проходил 15–17 июня 1941 года на полигоне в подмосковном Софрино. Реактивную артиллерию оставили «на закуску»: две боевые машины демонстрировали стрельбу в последний день, 17 июня, с применением осколочно-фугасных реактивных снарядов. За стрельбами наблюдали нарком обороны маршал Семен Тимошенко, начальник Генштаба генерал армии Георгий Жуков, начальник Главного артиллерийского управления маршал Григорий Кулик и его заместитель генерал Николай Воронов, а также нарком вооружений Дмитрий Устинов, нарком боеприпасов Петр Горемыкин и множество других военных. Можно только догадываться, какие эмоции обуревали их, когда они смотрели на стену огня и фонтаны земли, поднимавшиеся на мишенном поле. Но понятно, что демонстрация произвела сильнейшее впечатление. Через четыре дня, 21 июня 1941 года, всего за несколько часов до начала войны, были подписаны документы о принятии на вооружение и срочном развертывании серийного производства реактивных снарядов М-13 и пусковой установки, получившей официальной название БМ-13 — «боевая машина — 13» (по индексу реактивного снаряда), хотя иногда в документах они фигурировали и с индексом М-13. Этот день и нужно считать днем рождения «Катюши», которая, получается, родилась всего на полсуток раньше начала прославившей ее Великой Отечественной войны.

Первый удар

Производство нового оружия разворачивалось сразу на двух предприятиях: воронежском заводе имени Коминтерна и московском заводе «Компрессор», а основным предприятием по выпуску снарядов М-13 стал столичный завод имени Владимира Ильича. Первое боеготовое подразделение — особая батарея реактивного действия под командованием капитана Ивана Флерова — отправилось на фронт в ночь с 1 на 2 июля 1941 года.

Командир первой батареи реактивной артиллерии «Катюш», капитан Иван Андреевич Флеров. Фото: РИА Новости

Но вот что примечательно. Первые документы о формировании дивизионов и батарей, вооруженных реактивными минометами, появились еще до знаменитых стрельб под Москвой! Например, директива Генштаба о формировании пяти дивизионов, вооруженных новой техникой, вышла за неделю до начала войны — 15 июня 1941 года. Но реальность, как всегда, внесла свои коррективы: в действительности формирование первых частей полевой реактивной артиллерии началось 28 июня 1941 года. Именно с этого момента, как определяла директива командующего Московского военного округа, и отводилось трое суток на формирование первой особой батареи под командованием капитана Флерова.

По предварительному штатному расписанию, которое было определено еще до софринских стрельб, батарея реактивной артиллерии должна была иметь девять реактивных установок. Но заводы-изготовители не справлялись с планом, и Флеров не успел получить две из девяти машин — он отправился на фронт в ночь на 2 июля с батареей из семи реактивных минометов. Но не стоит думать, что в сторону фронта отправились просто семь ЗИС-6 с направляющими для запуска М-13. По списку — утвержденного штатного расписания для особой, то есть по сути экспериментальной батареи не было и быть не могло — в батарее числились 198 человек, 1 легковая, 44 грузовых и 7 специальных машин, 7 БМ-13 (они почему-то фигурировали в графе «Пушки 210 мм») и одна 152-мм гаубица, выполнявшая роль пристрелочного орудия.

Именно в таком составе флеровская батарея и вошла в историю как первая в Великой Отечественной войне и первая в мире боевая часть реактивной артиллерии, участвовавшая в боевых действиях. Свой первый бой, ставший потом легендарным, Флеров и его артиллеристы дали 14 июля 1941 года. В 15:15, как следует из архивных документов, семь БМ-13 из состава батареи открыли огонь по железнодорожной станции Орша: необходимо было уничтожить скопившиеся там эшелоны с советской военной техникой и боеприпасами, которые не успели добраться до фронта и застряли, попав в руки противника. Кроме того, в Орше скапливалось и подкрепление для наступающих частей вермахта, так что возникала чрезвычайно привлекательная для командования возможность одним ударом решить сразу несколько стратегических задач.

Так и получилось. По личному приказу заместителя начальника артиллерии Западного фронта генерала Георгия Кариофилли батарея нанесла первый удар. Всего за несколько секунд по цели был выпущен полный боекомплект батареи — 112 реактивных снарядов, каждый из которых нес боевой заряд весом почти 5 кг — и на станции начался ад. Вторым ударом батарея Флерова уничтожила понтонную переправу гитлеровцев через реку Оршица — с тем же успехом.

Через несколько дней на фронт прибыли еще две батареи — лейтенанта Александра Куна и лейтенанта Николая Денисенко. Обе батареи нанесли первые свои удары по врагу в последних числах июля тяжелого 1941 года. А с начала августа в Красной армии началось формирование уже не отдельных батарей, а целых полков реактивной артиллерии.

Гвардия первых месяцев войны

Первый документ о формировании такого полка был издан 4 августа: постановление Госкомитета СССР по обороне предписывало сформировать один гвардейский минометный полк, вооруженный установками М-13. Этому полку было присвоено имя наркома общего машиностроения Петра Паршина — человека, который, собственно, и обратился в ГКО с идеей формирования такого полка. И с самого начала предложил дать ему звание гвардейского — за полтора месяца до того, как в Красной армии появились первые гвардейские стрелковые части, а потом и все остальные.

«Катюши» на марше. 2-й Прибалтийский фронт, январь 1945 года. Фото: Василий Савранский / РИА Новости

Четыре дня спустя, 8 августа, было утверждено штатное расписание гвардейского полка реактивных установок: каждый полк состоял из трех или четырех дивизионов, а каждый дивизион — из трех батарей по четыре боевые машины. Той же директивой предусматривалось формирование первых восьми полков реактивной артиллерии. Девятым стал полк имени наркома Паршина. Примечательно, что уже 26 ноября наркомат общего машиностроения был переименован в наркомат минометного вооружения: единственный в СССР, занимавшийся одним-единственным видом оружия (просуществовал до 17 февраля 1946 года)! Это ли не свидетельство того, какое огромное значение руководство страны придавало реактивным минометам?

Другим свидетельством этого особого отношения стало постановление Госкомитета по обороне, вышедшее месяц спустя — 8 сентября 1941 года. Этот документ фактически превращал реактивную минометную артиллерию в особый, привилегированный вид вооруженных сил. Гвардейские минометные части выводились из состава Главного артиллерийского управления РККА и превращались в гвардейские минометные части и соединения со своим собственным командованием. Оно подчинялось непосредственно Ставке Верховного главнокомандования, а в его состав входили штаб, управление вооружений минометных частей М-8 и М-13 и оперативные группы на основных направлениях.

Первым командующим гвардейскими минометными частями и соединениями стал военинженер 1-го ранга Василий Аборенков — человек, чье имя фигурировало в авторском свидетельстве на «ракетную автоустановку для внезапного, мощного артиллерийского и химического нападения на противника с помощью ракетных снарядов». Именно Аборенков на посту сначала начальника отдела, а потом заместителя начальника Главного артиллерийского управления сделал все, чтобы Красная армия получила новое, невиданное оружие.

После этого процесс формирования новых артиллерийских подразделений пошел полным ходом. Основной тактической единицей стал полк гвардейских минометных частей. Он состоял из трех дивизионов реактивных установок М-8 или М-13, зенитного дивизиона, а также подразделений обслуживания. Всего в полку числились 1414 человек, 36 боевых машин БМ-13 или БМ-8, а из прочего вооружения — 12 зенитных пушек калибра 37 мм, 9 зенитных пулеметов ДШК и 18 ручных пулеметов, не считая ручного стрелкового оружия личного состава. Залп одного полка реактивных установок М-13 состоял из 576 реактивных снарядов — по 16 «эрэсов» в залпе каждой машины, а полка реактивных установок М-8 — из 1296 реактивных снарядов, так как одна машина выпускала сразу 36 снарядов.

«Катюши», «Андрюши» и другие члены реактивной семьи

К концу Великой Отечественной войны гвардейские минометные части и соединения Красной армии стали грозной ударной силой, оказавшей существенное влияние на ход боевых действий. В общей сложности к маю 1945 года советская реактивная артиллерия насчитывала 40 отдельных дивизионов, 115 полков, 40 отдельных бригад и 7 дивизий — всего 519 дивизионов.

На вооружении этих подразделений стояли боевые машины трех видов. Прежде всего это были, конечно, сами «Катюши» — боевые машины БМ-13 со 132-миллиметровыми реактивными снарядами. Именно они стали самыми массовыми в советской реактивной артиллерии времен Великой Отечественной войны: с июля 1941 года по декабрь 1944-го выпустили 6844 такие машины. Пока в СССР не стали поступать ленд-лизовские грузовики «Студебеккер», пусковые установки монтировали на шасси ЗИС-6, а потом основными носителями стали американские трехосные тяжеловозы. Кроме того, существовали модификации пусковых установок для размещения М-13 на других поступавших по ленд-лизу грузовиках.

Гораздо больше модификаций было у 82-миллиметровой «Катюши» БМ-8. Во-первых, только эти установки благодаря их небольшим габаритам и весу удавалось монтировать на шасси легких танков Т-40 и Т-60. Такие самоходные реактивные артиллерийские установки получили название БМ-8-24. Во-вторых, такого же калибра установки монтировались на железнодорожных платформах, бронекатерах и торпедных катерах и даже на дрезинах. А на Кавказском фронте их переделали под стрельбу с земли, без самоходного шасси, которому было бы не развернуться в горах. Но основной модификацией стала пусковая установка для реактивных снарядов М-8 на автомобильном шасси: до конца 1944 года их было выпущено 2086 штук. В основном это были БМ-8-48, запущенные в производство в 1942 году: эти машины имели 24 балки, на которые устанавливались 48 реактивных снарядов М-8, выпускались они на шасси грузовика «Форм Мармон-Херрингтон». А пока не появилось иностранное шасси, на базе грузовика ГАЗ-ААА выпускались установки БМ-8-36.

Харбин. Парад войск Красной армии в честь победы над Японией. Фото: Фотохроника ТАСС

Последней и самой мощной модификацией «Катюши» стали гвардейские минометы БМ-31-12. Их история началась в 1942 году, когда удалось сконструировать новый реактивный снаряд М-30, представлявший собой уже привычный М-13 с новой боевой частью калибра 300 мм. Поскольку менять реактивную часть снаряда не стали, получился своего рода «головастик» — его сходство с мальчишкой, видимо, и послужило основой для прозвища «Андрюша». Первоначально снаряды нового типа запускались исключительно из наземного положения, прямо с рамообразного станка, на котором в деревянных упаковках стояли снаряды. Год спустя, в 1943-м, на смену М-30 пришел реактивный снаряд М-31 с более тяжелой боевой частью. Именно под этот новый боеприпас к апрелю 1944 года и была сконструирована пусковая установка БМ-31-12 на шасси трехосного «Студебеккера».

По подразделениям гвардейских минометных частей и соединений эти боевые машины распределялись так. Из 40 отдельных дивизионов реактивной артиллерии 38 были вооружены установками БМ-13, и только два — БМ-8. Такое же соотношение было и в 115 полках гвардейских минометов: 96 из них имели на вооружении «Катюши» в варианте БМ-13, а остальные 19 — 82-миллиметровые БМ-8. Гвардейские минометные бригады вообще не имели на вооружении реактивных минометов калибра меньше, чем 310 мм. 27 бригад были вооружены рамными пусковыми установками М-30, а потом М-31, а 13 — самоходными М-31-12 на автомобильном шасси.

Та, с кого началась реактивная артиллерия

В годы Великой Отечественной войны советская реактивная артиллерия не имела равных себе по другую сторону фронта. Несмотря на то что печально знаменитый немецкий реактивный миномет Nebelwerfer, носивший у советских солдат прозвища «Ишак» и «Ванюша», имел сопоставимую с «Катюшей» эффективность, он был значительно менее мобильным и имел в полтора раза меньшую дальность стрельбы. Достижения союзников СССР по антигитлеровской коалиции в области реактивной артиллерии были еще более скромными.

Американская армия только в 1943 году приняла на вооружение 114-миллиметровые реактивные снаряды М8, для которых разработали три типа пусковых установок. Установки типа Т27 больше всего напоминали советские «Катюши»: они монтировались на грузовиках повышенной проходимости и представляли собой два пакета из восьми направляющих каждый, установленные поперек продольной оси машины. Примечательно, что в США повторили первоначальную схему «Катюши», от которой советские инженеры отказались: поперечное расположение пусковых установок приводило к сильной раскачке машины в момент залпа, что катастрофически снижало кучность стрельбы. Существовал еще вариант Т23: тот же пакет из восьми направляющих устанавливался на шасси «Виллиса». А самым мощным по силе залпа был вариант установки Т34: 60 (!) направляющих, которые устанавливались на корпусе танка «Шерман», прямо над башней, из-за чего наведение в горизонтальной плоскости производилось с помощью поворота всего танка.

Кроме них, в армии США в годы Второй мировой войны использовались еще усовершенствованный реактивный снаряд М16 с пусковой установкой Т66 и пусковая установка Т40 на шасси средних танков типа М4 для 182-миллиметровых реактивных снарядов. А в Великобритании с 1941 года стоял на вооружении пятидюймовый реактивный снаряд 5”UP, для залповой стрельбы такими снарядами использовались 20-трубные корабельные пусковые установки или 30-трубные буксируемые колесные. Но все эти системы были, по сути, только подобием советской реактивной артиллерии: догнать или превзойти «Катюшу» им не удалось ни по распространенности, ни по боевой эффективности, ни по масштабам производства, ни по известности. Не случайно же именно слово «Катюша» по сей день служит синонимом слова «реактивная артиллерия», а сама БМ-13 стала родоначальницей всех современных реактивных систем залпового огня.

Далее в рубрике Прощупал почвуВасилий Васильевич Докучаев заложил основы национальной школы почвоведения

rusplt.ru

Боевая машина «Катюша»: участие в военных действиях, история прозвища, музеи, где представлена.

Знаменитая боевая машина в музеях, фильмах и компьютерных играх.

14 июля 1941 года недалеко от железнодорожной станции города Орши знаменитая батарея капитана Ивана Флёрова впервые атаковала противника. На вооружении батареи находились совсем новые, неизвестные немцам боевые машины БМ-13, которые бойцы ласково назовут «катюшами».

Тогда еще мало кто знал, что эти машины будут участвовать в самых важных боях Великой Отечественной и наряду с легендарными танками Т-34 станут символом победы в этой страшной войне. Однако их мощь и русские, и немецкие солдаты и офицеры смогли оценить уже после первых выстрелов.

Рассказывает профессор Академии военных наук РФ, научный директор Российского военно-исторического общества Михаил Мягков.

Первая операция

Сведения о количестве машин, находившихся на вооружении батареи, разнятся: по одной версии, их было четыре, по другой — пять или семь. Но мы точно можем сказать, что эффект от их применения был ошеломительный. На станции была уничтожена военная техника и железнодорожные составы и, по нашим данным, батальон немецкой пехоты, а также важное военное имущество. Взрыв был настолько сильный, что Франц Гальдер, начальник генерального штаба сухопутных войск Германии, сделал запись в своем дневнике о том, что в месте попадания снарядов плавилась земля.

Батарея Флёрова была переброшена в район Орши, так как прошла информация, что на этой станции скопилось большое количество важных для немецкой стороны грузов. Есть версия, что кроме немецких частей, которые туда прибывали, на станции осталось и секретное оружие СССР, которое не успели вывезти в тыл. Его надо было быстро уничтожить, чтобы оно не досталось немцам.

Для выполнения этой операции была создана специальная танковая группа, которая поддерживала батарею, поскольку она шла к Орше по уже оставленной советскими войсками территории. То есть немцы в любой момент могли ее захватить, это было очень опасное, рискованное предприятие. Когда батарея только готовилась к выходу, конструкторы строго наказали взорвать БМ-13 в случае отступления и окружения, чтобы машины ни в коем случае не достались противникам.

Этот наказ бойцы выполнят позже. В отступлении под Вязьмой батарея оказалась в окружении, и в ночь на 7 октября 1941 года она попала в засаду. Вот здесь батарея, сделав последний залп, была взорвана по приказу Флёрова. Сам капитан погиб, посмертно ему был присвоен Орден Отечественной войны I степени, в 1942 году, а в 1995 году он стал Героем России.

Образ БМ-13 («катюша») активно используется в видеоиграх о Второй мировой войне:

Об истории создания ракетных установок

Разработки реактивных снарядов начались у нас еще в 20-е годы XX века и проводились сотрудниками Газодинамического института. В 30-х исследования продолжились в Ракетном научно-исследовательском институте, возглавляемом Георгием Лангемаком. Впоследствии он был арестован, подвергся репрессиям.

В 1939–1941 годах происходило усовершенствование реактивных систем, проводились испытания. В марте — июне 1941 года был показ систем. Решение о создании батарей, включавших в себя новое оружие, было принято буквально за несколько часов до начала войны: 21 июня 1941 года. Вооружение первой батареи составили машины БМ-13 со снарядом 130 мм. Одновременно шла разработка машин БМ-8, а в 1943 году появились БМ-31.

О тех, кто в море: 7 музеев флотаМузеи Великой Отечественной войны

Помимо машин, был разработан еще и специальный порох. Немцы охотились не только за нашими установками, но и за составом пороха. Его секрет им так и не удалось разгадать. Отличие в действии этого пороха было в том, что немецкие орудия оставляли длинный дымный шлейф, который составлял более 200 метров, — сразу можно было понять, откуда стреляют. У нас такого дыма не было.

Готовились эти реактивные системы залпового огня на заводе «Компрессор» (в мирное время это был завод холодильного оборудования, что с хорошей стороны характеризует взаимозаменяемость в сфере тяжелой промышленности) и на воронежском заводе «Коммунар». И конечно, кроме первой батареи капитана Флёрова в начале войны создавались и другие батареи, на вооружении которых находились реактивные системы. Как представляется современным исследователям, в самом начале войны они посылались для охраны штабов. Большинство из них были посланы на Западный фронт для того, чтобы немцы не могли внезапно захватить штаб, чтобы ошеломить противника огнем и остановить его наступление.

О прозвище

Первая батарея Флёрова принимала участие в сражениях за Смоленск, Духовщину, Рославль, Спас-Деменск. Другие батареи, их было около пяти, находились в районе города Рудни. И первая версия о происхождении прозвища этих машин — «катюша» — действительно связана с песней. Батареи сделали залп по площади Рудни, где в тот момент находились немцы, кто-то из свидетелей происходящего якобы сказал: «Да, это песня!» — а кто-то другой подтвердил: «Да, как «Катюша». И вот эта кличка сначала перекочевала в штаб 20-й армии, при которой находилась батарея, а потом распространилась по всей стране.

Вторая версия о «катюше» связана с заводом «Коммунар»: на машинах ставилась литера «К». В пользу этой теории говорит то, что гаубицу М-20 с литерой «М» бойцы прозвали «матушкой». Есть много других предположений по поводу происхождения прозвища «катюша»: кто-то считает, что в момент залпа машины протяжно «пели» — в одноименной песне тоже есть длинный распев; кто-то говорит, что на одной из машин было написано имя реальной женщины, и так далее. Но, кстати говоря, были и другие названия. Когда появилась установка М-31, кто-то стал называть ее «андрюша», а немецкий миномет Nebelwerfer прозвали «ванюша».

Кстати говоря, одним из названий БМ-13 среди немецких солдат была кличка «сталинский орга́н», потому что направляющие машины были похожи на трубы. И сам звук, когда «катюша» «пела», тоже походил на органную музыку.

Самолеты, корабли и сани

Ракетные установки типа БМ-13 (а также БМ-8 и БМ-31) монтировались и на самолетах, и на кораблях, и на катерах, даже на санях. В корпусе Льва Доватора, когда он пошел в рейд по немецким тылам, эти установки находились именно на санях.

Однако классическая версия — это, конечно, грузовик. Когда машины только попали в производство, они ставились на грузовик ЗИС-6 с тремя осями; когда он разворачивался в боевое положение, сзади устанавливались еще два домкрата для большей устойчивости. Но уже с конца 1942-го, особенно в 43-м году, все чаще эти направляющие стали монтироваться на поставляемых по ленд-лизу и хорошо зарекомендовавших себя американских грузовиках «Студебекер». У них была хорошая скорость и проходимость. Это, кстати, одна из задач системы — сделать залп и быстро скрыться.

«Катюша» действительно стала одним из главных орудий Победы. Все знают танк Т-34 и «катюшу». Причем знают не только у нас в стране, но и за рубежом. Когда СССР вел переговоры по ленд-лизу, обменивался информацией и техникой с англичанами и американцами, то советская сторона требовала поставок радиоаппаратуры, радаров, алюминия. А союзники требовали «катюши» и Т-34. Танки СССР дал, насчет «катюш» — не уверен. Скорее всего, союзники и сами догадались, как делаются эти машины, но ведь можно создать идеальный образец и не суметь наладить массовое производство.

Музеи, в которых можно увидеть БМ-13

Музей является составной и одновременно основной частью мемориального комплекса Победы на Поклонной горе в Москве. На его территории расположена выставка вооружения, военной техники и инженерных сооружений (оружие Победы, трофейная техника, железнодорожные войска, военно-автомобильная дорога, артиллерия, бронетехника, военно-воздушные силы, военно-морской флот). В музее имеются уникальные экспонаты. Среди них — раритетные самолеты, один летающий — У-2, лучший танк Второй мировой войны Т-34 и, конечно, легендарная БМ-13 («катюша»).

Центр военно-патриотического воспитания «Музей-диорама»

Центр военно-патриотического воспитания открылся в 2000 году. Фонд музея составляет около 2600 экспонатов, среди них исторические реликвии и реплики по истории России и Воронежского края. Экспозиционное пространство — четыре зала и семь выставок.

Музей расположен у братской могилы № 6. В мае 2010 года перед зданием музея была установлена стела в связи с присвоением Воронежу звания «Город воинской славы». На площади перед музеем посетители могут увидеть уникальную выставку боевой техники и артиллерийских орудий.

Старейший военный музей России. Днем его рождения считается 29 августа (по новому стилю) 1703 года.

Экспозиция музея размещена в 13 залах на площади более 17 тысяч квадратных метров. Особый интерес у посетителей вызывает внешняя экспозиция музея, открытая после реконструкции в ноябре 2002 года. Основная ее часть расположена во внутреннем дворе Кронверка на площади более двух гектаров. Внешняя экспозиция уникальна по своей полноте, исторической и научной ценности. На открытых площадках размещено около 250 единиц артиллерийских орудий, ракетного вооружения, инженерной техники и техники связи, в том числе отечественные и иностранные орудия — от древних до самых современных.

Руднянский исторический музей

Руднянский исторический музей официально открыт 9 мая 1975 года, сегодня его экспозиция занимает четыре зала. Посетители могут увидеть фотографии первых ракетчиков легендарной реактивной минометной установки БМ-13; фотографии и награды участников Смоленского сражения; личные вещи, награды, фотографии партизан Смоленской партизанской бригады; материал о дивизиях, освобождавших Руднянский район в 1943 году; стенды, рассказывающие посетителю об ущербе, нанесенном району в годы Великой Отечественной войны. Пожелтевшие фронтовые письма и фотографии, вырезки из газет, личные вещи воскрешают перед глазами гостей музея образы героев войны — солдат, офицеров.

Историко-краеведческий музей имени Н. Я. Савченко

Историко-краеведческий музей имени Н.Я. Савченко — центр гражданско-патриотического воспитания молодежи. Он состоит из двух частей: основное здание и демонстрационная площадка. Именно на площадке размещена вся военная и раритетная техника, имеющаяся в музее. Это самолет Ан-2, танк Т-34 и паровоз.

Достойное место в экспозициях занимает знаменитая «катюша» на базе ЗИЛ–157, автомашины ГАЗ-АА (полуторка), ЗИС-5 (трехтонник), ГАЗ-67, бронетранспортер, трактор ДТ-54, трактор «Универсал», полевая солдатская кухня и пр.

«Катюша» в кино

Одним из главных фильмов с ее участием стала мелодрама Владимира Мотыля «Женя, Женечка и «катюша». В этом фильме БМ-13 можно увидеть практически во всех ракурсах общим и крупным планом.

Также эти машины появлялись в картинах Сергея Бондарчука и Николая Озерова.

www.culture.ru

Катюша (оружие) - это... Что такое Катюша (оружие)?

Стела «Катюша» на территории Мемориала героической обороны Одессы Монумент «Катюша» в городе Рудня, посвящённый первой в мире ракетной батарее капитана И. А. Флёрова

Катю́ша — появившееся во время Великой Отечественной войны 1941—45 неофициальное название бесствольных систем полевой реактивной артиллерии[1] (БМ-8, БМ-13, БМ-31 и других). Такие установки активно использовались Вооружёнными Силами СССР во время Второй мировой войны. Популярность прозвища оказалась столь большой, что «Катюшами» в разговорной речи стали нередко именовать и послевоенные РСЗО на автомобильных шасси, в частности БМ-14 и БМ-21 «Град».

История создания

Основная статья: Гвардейский реактивный миномёт

Ещё в 1921 году сотрудники Газодинамической лаборатории Н. И. Тихомиров и В. А. Артемьев приступили к разработке реактивных снарядов для самолётов.

В 1929—1933 годах Б. С. Петропавловский при участии Г. Э. Лангемака, Е. С. Петрова, И. Т. Клейменова, Ю. А. Победоносцева, Л. Э. Шварца и других сотрудников ГДЛ проводили официальные испытания реактивных снарядов различных калибров и назначения с использованием многозарядных и однозарядных авиационных и наземных пусковых станков. Большое внимание руководство страны и Народного Комиссариата Обороны СССР уделяло разработке реактивных снарядов, как средств доставки химического оружия.

В 1937—1938 годах реактивные снаряды разработанные РНИИ (ГДЛ вместе с ГИРД в октябре 1933 года составили вновь организованный РНИИ) под руководством Г. Э. Лангемака приняты на вооружение РККВФ. Реактивные снаряды РС-82 (реактивный снаряд калибром 82 мм) устанавливали на истребителях И-15, И-16, И-153, во время войны — на штурмовиках Ил-2, с разработкой РС-132 — на бомбардировщиках СБ и штурмовиках Ил-2.

Летом 1939 года РС-82 на И-16 и И-153 успешно применялись в боях с японскими войсками на реке Халхин-Гол.

В 1939—1941 годах сотрудники РНИИ И. И. Гвай, В. Н. Галковский, А. П. Павленко, А. С. Попов и другие создали многозарядную пусковую установку, смонтированную на грузовом автомобиле.

В марте 1941 года были успешно проведены полигонные испытания установок БМ-13 (боевая машина со снарядами калибра 132 мм).

Реактивный снаряд РС-132 (осколочно-фугасный снаряд калибра 132 мм) и пусковая установка на базе грузового автомобиля ЗИС-6 БМ-13 были приняты на вооружение 21 июня 1941 года.

Производство установок БМ-13 было организовано на Воронежском заводе им. Коминтерна и Московском компрессорном заводе «Борец». Одним из основных производителей БМ-13 был Московский завод имени Владимира Ильича.

Происхождение названия

Известно, почему установки БМ-13 стали в одно время именоваться «гвардейскими миномётами». Установки БМ-13 в действительности не являлись миномётами, но командование стремилось как можно дольше сохранять их конструкцию в секрете:

Когда на полигонных стрельбах бойцы и командиры попросили представителя ГАУ назвать «подлинное» имя боевой установки, тот посоветовал: «Называйте установку как обычное артиллерийское орудие. Это важно для сохранения секретности».[2]

Нет единой версии, почему БМ-13 стали именоваться «катюшами». Существует несколько предположений[3]:

  • По названию ставшей популярной перед войной песни Блантера на слова Исаковского «Катюша». Версия убедительная, поскольку впервые батарея капитана Флёрова стреляла по врагу 14 июля 1941 года в 10 часов утра, сделав залп по Базарной площади города Рудня. Это было первое боевое применение «Катюш», подтверждаемое и в исторической литературе[4]. Стреляли установки с высокой крутой горы — ассоциация с высоким крутым берегом в песне тут же возникла у бойцов. Наконец, жив бывший сержант штабной роты 217-го отдельного батальона связи 144-й стрелковой дивизии 20-й армии Андрей Сапронов, ныне — военный историк, который и дал ей это имя. Красноармеец Каширин, прибыв с ним вместе после обстрела Рудни на батарею, удивлённо воскликнул: «Вот это песенка!» «Катюша», — ответил Андрей Сапронов (из воспоминаний А. Сапронова в газете «Россия» № 23 от 21-27 июня 2001 года и в «Парламентской газете» № 80 от 5 мая 2005 года). Через узел связи штабной роты новость о чудо-оружии по имени «Катюша» в течение суток стала достоянием всей 20-й армии, а через её командование — и всей страны. 13 июля 2012 года ветерану и «крёстному отцу» «Катюши» исполнился 91 год.
  • Ещё есть версия, что название связано с индексом «К» на корпусе миномёта — установки выпускались заводом имени Калинина (по другому источнику[5] — заводом имени Коминтерна)[6]. А фронтовики любили давать прозвища оружию. Например, гаубицу М-30 прозвали «Матушкой», пушку-гаубицу МЛ-20 — «Емелькой». Да и БМ-13 поначалу иногда именовали «Раисой Сергеевной», таким образом расшифровывая сокращение РС (реактивный снаряд).
  • Третья версия предполагает, что именно так окрестили эти машины девушки с московского завода «Компрессор», работавшие на сборке.[источник не указан 177 дней]
  • Ещё одна, экзотичная версия. Направляющие, на которые устанавливались снаряды, назывались скатами. Сорокадвухкилограммовый снаряд поднимали два бойца, впрягшиеся в лямки, а третий обычно помогал им, подталкивая снаряд, чтобы он точно лёг на направляющие, он же сообщал державшим, что снаряд встал-закатился-накатился на направляющие. Его-то, якобы, и называли «катюшей» (роль державших снаряд и закатывающего постоянно менялась, так как расчёт БМ-13, в отличие от ствольной артиллерии, не был в явном виде разделён на заряжающего, наводящего и др.)[источник не указан 177 дней]
  • Следует также отметить, что установки были настолько засекречены, что даже запрещалось использовать команды «пли», «огонь», «залп», вместо них звучали «пой» или «играй» (для запуска надо было очень быстро крутить ручку электрокатушки), что, возможно, тоже было связано с песней «Катюша». Да и для нашей пехоты залп «катюш» был самой приятной музыкой.[источник не указан 177 дней]
  • Есть предположение о том, что первоначально прозвище «катюша» имел фронтовой бомбардировщик, оснащённый реактивными снарядами — аналогом М-13. И прозвище перескочило с самолёта на ракетную установку через снаряды.[источник не указан 177 дней]
  • Опытная эскадрилья бомбардировщиков СВ (командир Дояр)в боях на Халхин-Голе была вооружена реактивными снарядами РС-132. Бомбардировщики СБ (скоростной бомбардировщик) иногда называли «Катюша». Кажется, это название появилось еще во время гражданской войны в Испании 1930-х годов.
  • В немецких войсках эти машины получили название «сталинские орга́ны» из-за внешнего сходства реактивной установки с системой труб этого музыкального инструмента и мощного ошеломляющего рёва, который производился при запуске ракет.[источник не указан 177 дней]
  • Во время боёв за Познань и Берлин установки для одиночного пуска М-30 и М-31 получили от немцев прозвище «русский фаустпатрон», хотя эти снаряды использовались не как противотанковое средство. «Кинжальными» (с дистанции 100—200 метров) пусками этих снарядов гвардейцы проламывали любые стены.[источник не указан 177 дней]

Галерея

См. также

Примечания

dic.academic.ru


Смотрите также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>