Кто изобрел катапульту


История катапульты

Любая метательная машина, стреляющая камнями, копьями или стрелами, обозначается греческим термином – катапульта. Древнеримские авторы катапультам дали название «Тormentum» (скручивать). Это были машины, имеющие торсионный принцип действия.

Первые в истории катапульты начали применять еще до нашей эры в Греции (в V веке), затем вплоть до XVвека их использовали во всех странах Европы. Древние катапультирующие устройства действовали либо по принципу лука (баллисты и скорпионы), или же по принципу пращи.

Последние значились, как осадные, и применять их начали только в Средние века. В «авоську» (пращу), которая была прикреплена к длинному концу рычага, укладывали ядра или камни, к короткому концу того же рычага был прикреплен противовес. Длинное плечо рычага, под действием противовеса, поднималось вверх, следовал удар о стопорную балку и снаряд, выводимый пращей, летел по своей траектории. Ядро или камень могли достичь своей цели через несколько сот метров.

В истории катапульт отмечена также другая метательная машина, под названием онагр, которую использовали древние римляне и греки. Она работала по такому же принципу пращи, а в движение ее приводила сила упругости скрученных волокон (волосы, ремни, сухожилия и т.д.). Ни одна осада или оборона крепости не обходилась без этого орудия. Из онагров можно было метать камни и бочки, в которых находилась зажигательная смесь. Конструкция ее довольно проста:рычаг (4), спусковой механизм (9) и праща (5). Рычаг крепко удерживается пучком скрученных волокон (6), подтягивание которых осуществляется специальным устройством (7), расположенным на платформе (1). Стопорная балка (3) расположена напротив рычага. Также в конструкции есть ворот для опускания (натягивания) бросающего рычага (8), закрепляемого за веревку и упор (2).

Еще одно оружие, у которого выстрел осуществлялся благодаря энергии скрученных жил, внутри которых установлен рычаг, называется карробаллиста. Карробаллиста имеет два жгута волокон и два рычага. В этом орудии метательным объектом являлось копье, а усилие на него осуществляла тетива, которая соединяла оба рычага. При помощи рычага, осуществлялась вертикальная наводка карробаллисты, а управляя рычагом, можно было легко осуществить горизонтальную. Еще до нашей эры (в III веке) Римская армия широко использовала карробаллисты, применяя их как в море, так и на суше. Данный вид орудия был хорош для метания копий и стрел.

xn----dtbjalal8asil4g8c.xn--p1ai

изобретатель катапульты, 7 букв, сканворд

изобретатель катапульты

Альтернативные описания

• древнегреческий ученый, математик, первым сумевший просуммировать бесконечный числовой ряд

• древний грек, которому не дали точку опоры, побоявшись, что он перевернет Землю

• из Сиракуз (около 287—212 до н. э.) древнегреч. ученый, математик и механик

• древнегреческий математик

• именно он помог царю Гиерону выяснить, сколько золота в его короне

• нумерации больших чисел посвятил он свой труд «Исчисление песка»

• он завещал поставить на своей могиле памятник с изображением цилиндра с вписанным в него шаром

• этот ученый создал теорию пяти механизмов: рычаг, клин, блок, бесконечный винт и лебедка

• именно этот ученый сделал механику наукой

• кто сказал фразу: «Дайте мне точку опоры, и я сдвину Землю»?

• кто заложил основы гидростатики?

• кто изобрел систему для подъема воды?

• кто первым ввел понятие о бесконечно больших величинах?

• свое наиболее известное открытие этот ученый сделал, садясь в ванну

• древнегреческий ученый, погибший при взятии Сиракуз

• античный изобретатель, впервые предложил конструкцию крупных кораблей

• гений, кричавший «Эврика!»

• кто вычислил значение числа пи?

• гений из Сиракуз

• воскликнул «Эврика!»

• древнегреческий выскочка из ванны

• автор послеобеденного «закона»

• самый умный сиракузец

• ученый, крикнувший «Эврика!»

• древний грек, нашедший истину в ванне

• ученый, организовавший оборону Сиракуз

• ученый, просивший точку опоры

• античный ученый из Сиракуз

• математик из ванны

• древний ученый

• древнегреческий ученый

• ученый, погрузивший тело в жидкость

• Древнегреческий учёный, автор многих изобретений (287-212 до н. э.)

scanwordhelper.ru

Катапульта

Катапульта (от греческого καταπέλτης, от латинского tormentum, catapulta) —термин греческого происхождения. Этим термином классифицируется любая боевая метательная машинка.

Древнеримские создатели именовали данную машину «tormentum», что образуется от «скручивать». Это были машины с торсионным принципом работы. Во времена римлян катапультой (catapulta) называли исключительно стреломёты, однако к упадку Римской империи стреломёты были названы баллистами, а термин катапульта начал использоваться по отношению ко всем боевым метательным машинам с торсионным принципом работы.

В более узком значение, появившемся у римских солдат, катапульта являла собой двухплечевой торсионный стреломёт, в котором в отличие от баллисты, стрелявшей камнями навесной траекторией, снарядами в виде стрел стреляли по настильной траектории. Дословно термин катапульта, или катапелтес (древнегреч.), можно перевести как «против [κατα (ката)] щита [πέλτη (пелте)]». Одним словом, катапульта — это оружие, способное пробить латы воинов на достаточно большом расстоянии. Плутарх в своих трактатах описывал уникальные латы из желез, которые могли выдержать удары катапульты. Александр Македонский во время штурма Газы был тяжело ранен стрелой из катапульты в плечо, которая пробила насквозь как панцирь, так и щит. Александр часто использовал катапульты в полевом бою. Не смотря на небольшую численность катапульт, они имели сильное психологическое, устрашающее воздействие на оппонента.

В одном из исторических источников использование катапульты описывается как, боевые машины которые по данному сигналу начали пускать стрелы в скифских воинов, скакавших по берегу на лошадях. Некоторые из воинов были ранены; одному из них стрелой пробило щит и панцирь насквозь, и он свалился с лошади. Скифы были напуганы этим орудием, метавшим на такое большое расстояние стрелы, и того, что богатырь их сокрушен, и немного отступили от берега.

Греки эти стреломёты называли эвтитонами (что можно перевести как горизонтально стреляющий, также ученые выводят значение данного слова от определенной детали самого стреломета), а баллисты – палинтононами (что можно перевести как навесная стрельба камнями), римские легионеры называли стрелометы скорпионами.

В расширенном понимании у греков и более поздних античных авторов, под термином катапульта подразумевались все разновидности метательных боевых машин античности. Диодор (17.26), описывая осаду Галикарнаса в 334 до н. э., вспоминает о катапультах которые стреляли дротиками. Также следует обратить внимание на то, что в повести о осаде Тира Диодор намного шире использовал данный термин. Согласно ней, стены содрогались от камней которые метались такими орудиями, а при помощи стрелометов, расположенных на башнях из дерева, поддерживался непрекращающийся обстрел всеми видами боеприпасов и наносился сильный ущерб защитникам города.

Греки под словом катапульта подразумевали просто метательную боевую машин, и к данному слову они добавляли еще один термин, который характеризовал тип снаряда (стрелы или камни). В римских легионах слово катапульта имело вполне определённое значение. Древнеримский мыслитель I в. до н. э. Витрувий относил катапульты к машинам, которые метают стрелы, а баллисты к машинам метающим камни.

Древнеримский философ Полибий упоминает о 7 тоннах волос, которые были посланы союзными войсками в Синоп, который в то время находился в осаде, для производства катапульт. Использовался конский волос, но при необходимости торсионы делали и из женских прядей. Обычно метательные боевые машины использовались во время осады городов. Когда Сципион захватил Новый Карфаген (Испания) то обнаружил там 400 катапульт и 75 баллист. Очевидно, по причине широкого распространения стреломётов термин катапульта стали использовать по отношению ко всем видам метательных боевых машин.

Римский стреломёт, который в период поздней империи называли карробаллистой, так как данная боевая машина устанавливалась на повозке.

В эпоху поздней Римской империи стреломёты начали называться баллистами, и начиная с данного периода появилась путаница — часто стрелометами называют баллисты, и наоборот, катапультами называют камнемёты наподобие онагров. Исходя из сведений древнеримского автора IV века Вегеция на вооружении у одного легиона римлян было 55 карробаллист, то есть стрелометы которые были установлены на повозках. Согласно Вегецию, каждая центурия располагала своей личной „карробаллистой“, к которой приписывались мулы для перемещения и по воину из каждой палатки, вместе 11 человек, для обслуживания данного орудия и его наводки. Чем больше эти баллисты, тем сильнее и дальше они метали снаряды. Они не только обороняли лагерь, но и были эффективны в поле, где их устанавливали позади тяжеловооруженных пехотинцев. Такой ударной силе не мог противостоять ни один род войск, ни вражеские всадники, обмундированные панцирями, ни пехотинцы, защищенные щитами. Следовательно, в одном легионе чаще всего можно было найти именно 55 карробаллист.

История открытия катапульты

Диодор в своих работах пишет, что катапульта была открыта в 399 до н. э. сиракузским тираном Дионисием I, который созвал мастеров в Сиракузы на Сицилии, для создания новейшего оружия. Дионисий щедро оплачивал труд мастеров, дарил подарки и приглашал к своему столу, а те в благодарность за это, создали метательные машины разных видов, создали специальные доспехи, создали абсолютно новые типы весельных боевых кораблей. И в 397 до н. э. Дионисий впервые использовал стреломёты со своего побережья против судов Карфагена. Стреломёты нанесли большие потери и оказали сильный устрашающий эффект на воинов карфагена. Плутарх в своих «Изречениях» упоминает слова современника Александра Македонского, царя Спарты Архидама, увидев стрелу катапульты, ранее изобретённой на Сицилии: «Великий Геракл! Вот и конец воинской доблести! »

Также можно встретить теорию, что впервые катапульты были изготовлены на ассирийских барельефах IX в. до н. э. из города Нимруда, но на данных барельефах из всего спектра метательного оружия были представлены только пращи и луки. В энциклопедии Джорджа Роулынса про Ассириию «The Seven Great Monarchies Of The Ancient Eastern World» показаны изображения сооружения из барельефа, которое, по мнению автора можно отнести к прообразу катапульты, но с этой гипотезой трудно согласиться.

В Библии открытие катапульты приписывают еврейскому царю Озии который правил в VIII в. до н. э. и описывается данный факт, как машины стреляющие стрелами и большими валунами, созданные мудрыми мастерами Иерусалима. Располагались же такие машины на углах и башнях стен. Немецкий ученый Дильс предполагает, что еврейский создатель катапульты жил, приблизительно, в 300 г. до н. э. и добавляет в предыдущий период современную ему эллинскую технику. Фактов, подтверждающих существование катапульты до IV в. до н. э. как со стороны письменных свидетельств, так и со стороны археологических находок не было найдено.

Александр Македонский в своих военных кампаниях активно использовал боевые машины, в том числе и дальнобойные катапульты. Возможно, что его отец, Филипп II, первый раз использовал катапульты в Греции для штурма таких городов как Византия и Перинфа, но мы получаем сведения, что и эти города обороняясь использовали данное орудие. Начиная с приблизительно 350 до н. э. в арсенале афинского войска хранились боеприпасы для катапульт, исходя из античного списка вещей в хранилище.

Считается, что камне метательная машина была открыта позже катапульт, первые упоминания о баллистах мы находим в походах Александра Македонского.

Характер действия катапульты

Оборонная средневековая катапульта (отличная реконструкция, которая включает большое количество аспектов, которые появились не раньше XIX века, в том числе и конструкцию станка).

Фундаментальные сведения о механизме катапульт, а также и других метательных боевых машин собраны у таких авторов I в. до н. э. как римский писатель Витрувий, греческий ученый Герон Александрийский («Belopoeica») и Филон из города Византия.

Отличие катапульты от лука в том, что в луке, кинетическая сила вырабатывается за счет упругости согнутых плечиков лука, а в катапульте и баллисте кинетическая сила концентрируется в довольно сильно закрученных пучочках (жгутах) малоэластичных волокон. В устройстве присутствует рычаг, который вставляется одним концом в закрученный жгут, и нацелен на то что бы раскрутиться. Таким образом, в крутящий момент, он разгоняет противоположный конец рычага до огромных скоростей. То есть каждое плечо катапульты — это горизонтальный рычаг, вставленный в скрученный с определённой силой жгут, плюс основания или рамы, куда вертикально закрепляется жгут. Плечи катапульты соединены тетивой, оттянуть ее возможно только при помощи лебедки. Между рычагами установлена направляющая балка для прицельного полета снаряда для метания: булыжника в баллисте и стрел в катапульте.

Древнеримский историк I в. до н. э. Витрувий в своем труде «Десять книг об архитектуре» описывает устройство катапульты, как орудие размеры которого зависят от длины стрел, предназначенных для него. Пропорции же квадратного отверстия катапульты, через которое проходят торсионные жгуты, должны были составлять одну девятую от данной длины стрел, а эти самые жгуты были сплетены либо из женских волос, либо из кишок. Закрутку жгута осуществляли до той степени, когда жгут после удара по нему рукой не начинал издавать звонкий мелодичный звук по всей длине, подобный звук должен был присутствовать и в другом жгуте.

У греческих авторов Герона и Филона мы можем найти тот же принцип, а именно привязка размеров катапульты к длине стрелы:

Длина стрелы Поперечный размер жгута Вес стрелы Вес катапульты Расчёт
70 см 7.6 см 225 г 38 кг 2-3 чел.
90 см 10.1 см 450 г 75 кг
114 см 12.7 см 900 г 151 кг
137 см 15.2 см 1.8 кг 262 кг 5 чел.

Боевая катапульта, стреляющая настильной траекторией сравнительно легкими снарядами, обеспечивала хорошую точность стрельбы; баллиста предназначалась для уничтожения противника навесным методом, другими словами баллиста стреляла под высоким углом возвышения, для досылки снаряда на максимальное расстояние. Исходя из ведомостей, оставленных античными авторами мы можем прийти к заключению, что при помощи катапульты, прицельно уничтожались одинокие цели на дальних дистанциях.

Также определенную информацию по устройству катапульты, правда под названием баллиста, мы можем найти у византийского (VI ст.) автора Прокопия Кесарийского: он писал, что направляющая катапульты производилась из железной штанги; стрела вкладывалась в вырезанную из дерева колодку, которая запускалась при помощи тетивы. Согласно данному автору, когда из орудия намерены были стрелять по неприятелям, то, заряжая при помощи короткого каната, заставляли сгибаться древесные части, которые являлись краями лука, а в ложбинку колодки клали стрелы длина которых в половину меньше тех стрел, которые пускались из обычных луков, толщина же таких стрел в четыре раза больше. Они не были снабжены перьями как обычные стрелы, но вместо перьев у них прикреплялись тонкие пластинки из дерева, и внешне они очень напоминали стрелу. Также к стреле прикрепляли и острый наконечник, огромный и соответствующий её толщине; воины же стоящие с обеих стороны при помощи некоторых приспособлений с огромным усилием натягивали тетиву, и тогда выдолбленная колодка, двигалась вперед, то выкидывала стрелу с такой мощью, что её полет был равен минимум двойному расстоянию полета обычной стрелы из простого лука.

В работах Афинея Механика, который жил в I веке, рассказывается о достижениях древнегреческого инженера Агесистрата, которому удалось послать семидесятисантиметровую стрелу (что приравнивалось к наименьшему калибру стреломёта) на 3 с половиной стадии, или за 600 м, в то время как тяжелая катапульта сумела послать стрелу в 177 см за 700 м.

Немецкий артиллерист Шрамм в начале XX века занимался постройкой и испытанием античных метательных машин. Тогда у него получилось дослать 88-см стрелу катапульты. Она была построена исходя из чертежей, представленных Витрувием, на 370 м. Эти стрелы могли пробить щит из дерева толщиною в 3 см, который был оббит железом. Стрелы пробивали его на половину своей длины. Из работ других исследователей стрелы длинной от 0.7 до 1.2 м удавалось дослать на расстояние в 300 м.

weaponhistory.com

Военно-исторические хохмы: кто изобрёл катапульту

В предыдущей «Хохме» я вскользь коснулся темы «античной» артиллерии — метательных осадных машин, катапульт, баллист и прочая. А ведь при внимательном взгляде на эту тему проявляются интереснейшие, можно сказать, пикантные подробности!

Вот любопытно: в старинных источниках полно рисунков и гравюр, убогих и примитивных, изображающих пушки и канониров за работой. Перспектива, позы, композиция — все никуда не годится, но хоть пушки узнаваемы. Более или менее. А вот таких же слабеньких, детских рисунков баллист и катапульт нет! Уж если катапульта — то строго соблюдены законы пропорции, рельефно и анатомически правильно бугрятся мышцы на руках и спинах легионеров, крутящих «заряжающий ворот», лошади устрашающе взвиваются на дыбы, и т. д., и т. п. Почему так?

Ответ «рыцарей» КВИ — Канонической Версии Истории, готов: Римская империя пала под ударами кочевников, Европа погрузилась во мрак раннего Средневековья, по окончании которого европейцам пришлось заново учиться читать, писать и справлять естественные надобности… В том числе и рисовать, естественно. Поэтому в книжках наших историков чудные картинки с изображением античных «камнемётчиков» вполне законно соседствуют с примитивными зарисовками средневековых артиллеристов.

Хорошо, зайдем с другого конца. А где же археологически достоверные останки «античных» (а равно и средневековых!) камнеметательных машин? Их не наблюдается. Точь-в-точь, как в случае с триремами, чьи палубы те баллисты якобы украшали. Вот интересно: скребла и резаки палеолита в арсенале археологов есть, гарпуны и копья неолита у археологов имеются, мечи-кинжалы бронзового века у них тоже налицо. Даже окаменевшие экскременты силурийского трилобита есть. А вот относительно недавних камнемётов нет, — как отрезало. Если где-то и стоит такая боевая машина, уверен: новодел. Причём небоеспособный.

Ю. Шокарев («История оружия. Артиллерия»), описывая «катапультный» период истории артиллерии, сам вдруг с недоумением замечает, что с археологическими подтверждениями на эту тему дело обстоит, мягко говоря, проблематично. Мол, мелькнуло как-то раз сообщение о якобы находке останков древней баллисты, но при ближайшем рассмотрении они оказались настолько сомнительными, что решено было их, от греха, близко не рассматривать. А еще лучше — вообще не рассматривать и сделать вид, что ничего и не находили.

А можно зайти и с третьего конца. Если не осталось прямых свидетельств, возможно, остались косвенные?

Как ни странно, они остались. Это — те самые стены, против которых, собственно, и мастерились все так называемые камнемёты.

Мы ничего не поймем, если не рассмотрим историю фортификации в динамике. Есть очень четкий рубеж: XV век, вторая половина. Начиная с этого времени, крепостные укрепления начали довольно-таки быстро «оседать в землю» и «раздаваться вширь». Высоченные каменные или кирпичные стены превращаются в низкие толстые земляные валы, башни — в четырёхгранные бастеи-бастионы, тоже низкие, толстостенные, земляные. Наконец, крепостная стена, как средство размещения и прикрытия стрелков, приказала долго жить.

С конца XIX века крепость, форт — это система маленьких (визуально маленьких, ибо внутри полно бетона, оружия и сложных систем жизнеобеспечения, иногда выстроенных в два-три яруса; — сам видел), предельно утопленных в землю и великолепно замаскированных укреплений, снабженных пулеметами и скорострельными капонирными пушками. От капонира к капониру нет сплошной цепи бойцов вдоль эскарпа или вала. Собственно вал со рвом — всего лишь средство задержать атакующую пехоту противника на те секунды, что потребуется фланкирующему ров пулемету для того, чтобы ее срезать. Высокая каменная стена заменена незримой стеной пуль и орудийной картечи. Разумеется, в сочетании с земляными сооружениями и колючей проволокой. Особенно, если проволоку усиливает «ноу-хау» генерала Карбышева: рыболовные крючки на стальных поводках. Весьма неприятная вещь, знаете ли.

Я о чем, собственно? Я об огнестрельном осадном оружии. До его появления инженеры-фортификаторы как бы даже и ведать не ведали о существовании какого-то иного оружия дальнего боя. Все эти «античные» и «средневековые» стены — сугубо противопехотные сооружения. Грубо говоря, чем выше загородка, тем труднее на нее взобраться. Конечно, в высокий «забор» легко влепить булыжник из камнемёта. Но фортификаторов это почему-то совершенно не волнует, в отличие от их потомков, которым пришлось строить укрепления против пушек. Они знают, что поломать их стены нельзя, и потому громоздят их и в пять, и в десять метров высотой — великолепные мишени для «античной артиллерии». А толщина тех стен определяется исключительно требованиями устойчивости: чем выше постройка, тем больше должна быть площадь её основания.

Но и командир нашего воображаемого осадного корпуса это знает! Не может не знать: иначе его на этот пост просто не назначили бы. И что, он с унылой обреченностью тащит на быках тяжеленные махины чёрт-те знает откуда и с безнадежным упорством садит в стены заведомо бесполезными кольями и камнями? А некий герцог, финансирующий всю кампанию, сложив руки на животе, спокойно наблюдает, как его денежки в буквальном смысле пускаются на воздух? Что за нелепость!

Попробуем подойти к проблеме с четвертого конца, а именно с точки зрения физики. Спросим: а реально ли вообще создать такую метательную машину, чтобы она камнями и кольями разрушила оборонительную стену образца, скажем ХII века?

Практика современных инженеров показывает, что нет. Выше я уже упоминал о попытках американских инженеров создать работоспособные реплики «камнемётов» по заказу кинопродюсеров. Не вышло. Причина — не было в распоряжении средневековых и «античных» мастеров материалов, пригодных для этой цели. Пришлось, скрепя сердце, проектировать «баллисты» и прочую абракадабру с использованием каучуковых жгутов, упругих элементов из современной стали и синтетических материалов.

Из книги в книгу кочует баллада о самоотверженности неких женщин, жительниц некоего осажденного города, которые в порыве патриотизма пожертвовали свои волосы защитникам якобы для «техобслуживания» камнемётов. Сей подвиг приписывают то горожанкам Карфагена, то дамам Монсегюра, то еще кому. Причем всегда из контекста следует, что означенные волосы пошли именно на оборудование каких-то «баллист». Между тем хорошо известно, что женский волос очень хорош для изготовления тетивы лука. Уж не знаю, добровольно или не очень, но стриглись дамочки именно для лучников, и никак иначе…

А может быть, «древние эллины» располагали капроновым волокном? Все в порядке! — говорят нам КВИсты. Они знали такие особые способы то ли вымачивать, то ли высушивать всякие такие бычьи не то жилы, не то кишки, потом сплетать их с женскими волосами и сыромятными ремнями, потом приделывать куски воловьих рогов и чуть ли не китового уса, в общем, всё у них работало как надо! А потом, — горестно вздыхают историки, — секрет был безнадежно утрачен…

Эта пресловутая Сага об Утраченном Секрете (СУС) настолько уже навязла в зубах, что сравнима, пожалуй, только с Балладой о Неизвестном Кочевнике (см. раньше). Порой поражаешься полному отсутствию элементарной эрудиции у людей, которые просто по определению обязаны быть эрудитами, хотя бы по верхушкам. Ну не надо тебе лезть в тонкости технологических процессов, разберись хотя бы с их результатами! Чего только не загоняли в категорию СУС — дамасскую сталь и златоустовский булат, ювелирное искусство инков и железную колонну в Дели.

И невдомек балбесам, право, не подберешь другого слова, что не мог полуграмотный средневековый кузнец-эмпирик знать больше, чем целый металлургический НИИ, и не приходит им в голову заглянуть в тот НИИ на часок, поймать в курилке какого-нибудь МНСа и немножко его порасспросить. И объяснил бы им оный МНС, что технология изготовления, скажем «дамасской» стали в принципе несложна, но чертовски трудоёмка и поглощает уйму времени, если есть желание — можно сварганить, но встанет это в такую копеечку, займет столько времени, что проще заказать нож, скажем, из напильника. Сделаем в десять раз быстрее и в десять раз дешевле, а качество клинка будет даже выше. Просто дамасский клинок красивее, его шлифованная поверхность кажется «волнистой», только и всего-то. И про делийский столб рассказал бы. А златоустовский булат вообще никуда и не думал исчезать, из него по сей день куют офицерские кортики и парадные палаши в том же самом Златоусте. Сталь — чудо, хоть стекло режь.

Так или иначе, колья и камни в какой-то момент таки начали летать. Но как летать? Снаряд мало добросить до цели. Нужно, чтобы в конце траектории он сохранил достаточно энергии для пробития или хотя бы повреждения преграды. В нашем случае — средневековой («античной») крепостной стены. Такая стена представляет собой две стенки из каменных блоков или кирпичей, толщиной от метра и более, с поперечными связями и отсеками-кессонами, заполненными плотно утрамбованным грунтом. Кинетическая энергия снаряда определяется как половина произведения его массы на квадрат скорости в момент соударения с преградой. Так вот, снаряды киношных катапульт такой энергией не располагают!

Допустим, легионеры, кряхтя, заложили в ковш катапульты аж двадцатикилограммовый булыжник. Начальную скорость его беру в 50 м/с, не более, и вот из каких соображений: в кадрах фильмов он отлично виден в полете. Мне довелось вдоволь пострелять из подствольного гранатомёта ГП-25; начальная скорость полета его гранаты — 76 м/с. Стрелок — или наблюдатель, смотрящий поверх его плеча — какую-то долю секунды гранату видит, поскольку его линия визирования совпадает с линией бросания гранатомёта. Иными словами, угловое перемещение гранаты относительно стрелка равно нулю. Но стоит сместиться чуть в сторону, и гранату в полете уже не увидишь. Так что — 50 м/с, и не более того.

Имеем: кинетическая энергия нашего воображаемого булыжника в момент выстрела 25 кДж. Много это или мало? Есть с чем сравнить! Аналогичный показатель для 23-мм зенитной пушки «Шилка» — 115 кДж. В четыре с лишним раза больше. И тем не менее даже и мечтать о том, чтобы с помощью такой зенитки пробить, скажем, стену обыкновенной кирпичной «хрущёвки» — в три кирпича — не приходится. Я имел случай попробовать. Можно «просверлить», влепив длинную очередь в одно и то же место снарядов пятьдесят, но это при снайперской точности, которую может обеспечить только нарезное автоматическое оружие с его высокой кучностью стрельбы! Про кремлевскую стену я даже не заикаюсь.

И совершенно не важно, что вес 23-мм снаряда — 200 г, а вес булыжника 20 кг: важен не вес сам по себе, а именно энергия. Больше того, из-за своей неоптимальной, с точки зрения аэродинамики, формы оный булыжник очень быстро потеряет скорость на полете, и в стенку грохнется уже совершенно обессиленным. А если взять камень побольше? Но он и полетит медленнее, и скорость будет терять быстрее из-за больших геометрических размеров при той же неудачной форме. Он вообще может до цели не долететь.

Хорошо, а колья? А еще хуже. Снаряд, кроме всего остального, должен быть сделан из материала, механическая прочность которого, как минимум, не уступает прочности преграды. Деревяшкой — по камню?! А если конец железом оковать? А если толстый, мощный набалдашник приделать? Нельзя: вес! Такая «стрела» вообще прямо перед баллистой шлепнется, ещё и кого из своих покалечит.

Ладно, не унимается оппонент, а горшки с горючей жидкостью? Чем не «огнемёт»? А с какой, собственно, жидкостью? Все современные жидкие и сгущенные огнесмеси изготовлены на основе легких, легковоспламеняющихся топлив, типа бензина. Сырая нефть для этого дела, как ни странно, малопригодна; я не хочу загромождать изложение, поэтому скажу только, что загорается она крайне неохотно и горит вяло, пока не нагреется, а за это время ее легко можно потушить, да и в горшке ее ой как немного. Какое-нибудь растительное масло? Но оно очень дорого даже сейчас, при современных агротехнологиях, и к тому же (вот досада!) само по себе опять-таки не горит: нужна пакля, фитиль, способствующий его нагреванию и испарению. Так что предъявите мне, пожалуйста, античную крекинг-колонну.

Хорошо, налили мы какой-то горючей дряни в кринку, зарядили в катапульту, подожгли и рванули спусковой рычаг… Где через секунду окажется то горючее? Правильно, у нас на головах. Оно нам надо?

Короче, все это чушь. В современных напалмовых бомбах для воспламенения огне-смеси используются ударный взрыватель, разрывной заряд для разрушения корпуса и воспламенитель, мгновенно дающий сверхвысокую температуру для испарения и зажигания смеси.

Можно, конечно, метать просто смоляные факелы. Но ведь далеко они не улетят: лёгонькие, с большим сопротивлением воздуха… Вот если бы придать им приличную аэродинамическую форму!

Так ведь это уже сделано. Строим роту лучников и раздаем каждому по колчану зажигательных стрел. Дальность стрельбы — выше, чем у какого-нибудь тяжелого огнемета. Скорострельность — неизмеримо выше. И главное: быстро и недорого создаётся множество очагов пожара. Стрела — она маленькая, шустрая, отследить падение каждой — из сотен! — нереально, а одна не обнаруженная вовремя стрела дает очаг пожара. Так зачем нам НЕ-эффективное средство, если есть эффективное?!

Несколько особняком в исторических измышлениях об античном огнеметании стоят некие «огнемётные трубы». Историки пытаются убедить себя и других, что речь тут идёт о «классическом» огнеметании, то есть струей горючей жидкости. Огнемет в действии они, конечно, видели — в кадрах военной кинохроники. Но взять, например, книжку В. Н. Шункова «Оружие Красной Армии», и прочитать в ней описание устройства того огнемета, вряд ли удосужились, иначе не писали бы ерунды. Неотъемлемая составная часть классического огнемета — баллон с воздухом под давлением 100—200 атм. Если бы «эллины», опираясь на уровень тогдашней металлургии, и смогли бы смастерить бронзовый резервуар, рассчитанный на такое давление, то чем бы они его заряжали? Ручными мехами? Не смешно.

А ведь разгадка-то лежит на поверхности. «Труба, мечущая огонь» — это просто пушка, такая, какой видит ее не привыкший к этому зрелищу наблюдатель. Тогдашний порох, будучи невысокого качества, сгорать полностью в стволе не успевал, и орудие, действительно, извергало чудовищные языки пламени. Это сейчас высококачественные пороха обеспечивают почти беспламенный выстрел. И все: «античный» текст, упоминающий «огнемётные трубы», благополучно уехал туда, где ему быть и надлежит — в Средние века.

Остались еще столь экзотические боеприпасы, как горшки с нечистотами и трупы заразных больных. Это просто неэффективное оружие. Даже если мы отсыплем золотишка нескольким придуркам, чтобы они притащили такой труп на «батарею», как перебросить 70—80-килограммового покойника через вражескую стену?! Какая нужна катапульта?! Да ведь и на той стороне не идиоты сидят, смекнут, что дело нечисто, и вызовут врачей и санитаров-трупоносов. А уж те знают, что делать. Ведь, собственно, серьезную опасность представляют собой не трупы умерших от болезней, а вполне живые и внешне здоровые инфицированные люди, которые, в пределах инкубационного периода, даже не подозревают о том, что заражены. Согласен, наши предки были не сильны в микробиологи, но уж карантинные-то меры принимать умели. Так что и этот тезис не проходит.

Наконец, самый термин камнемёт. «Устройство, бросающее камни», ничего более. Катапульта — точный перевод с латыни: «бросалка», ничего более. И так везде! «Лито-бола» с греческого: «устройство, бросающее камни». Нигде — ни намека на применение каких-то упругих элементов. Но ведь ядра первых пушек были сплошь каменными! Значит?!

Позволю себе небольшое замечание. Все вышесказанное отнюдь не следует понимать так, будто бы пушки появились лишь в середине XV века. Конечно, нет. Просто к этому моменту качественный рост могущества артиллерии достиг такого уровня, что сделал невозможным и ненужным само существование традиционных отвесных высоких стен. Пушки с ними слишком быстро расправлялись. В этот момент просто произошёл опять-таки качественный скачок в развитии фортификационной архитектуры. Орудия появились гораздо раньше, но для прогрызания «традиционных» стен им требовалось значительное время и чудовищный расход боеприпасов. Совсем как англо-франко-турецким интервентам под Севастополем в 1855—1856 годах: история повторилась на качественно новом уровне.

И кстати, середина XV века — это в аккурат взятие Константинополя Мехмедом II, огромную роль в котором сыграли именно осадные пушки. Вот после этого-то и призадумались фортификаторы: если уж такие стены не устояли, значит, нужно срочно изобретать что-то принципиально новое. А первыми призадумались именно итальянцы, как одни из ближайших кандидатов на роль объекта очередного турецкого натиска (см. Яковлев В. В., «История крепостей»).

Общий вывод по хохме № 2.

Никаких «античных», никаких «средневековых» боевых машин, принцип действия которых основан на применении каких-то упругих элементов, попросту не существовало. Были только лук, арбалет… и всё.

Вопрос: а откуда же они взялись? В смысле, на картинках — как теперь становится понятным, времен Ренессанса и позднее?

Есть мнение. Надо бы приглядеться к творчеству гениального художника/учёного/изобретателя Леонардо да Винчи (1452—1519).

«Леонардо»

Выписывал я, выписывал книжки в издательстве «Терра», и вот меня за усердие премировали «бонусом» — бесплатной книжкой. Называется «Мир Леонардо». Автор (некий Роберт Уоллес) не пожалел чувственных придыханий, чтобы расписать, как был велик и гениален Леонардо. Лучше бы уж он этого не делал, честное слово. Потому что результат получился прямо противоположный, по крайней мере, если книгу читать, а не просто листать картинки.

Оказывается, за 67 лет жизни гений сработал аж 12 картин. Не густо для классика, но бывает. Однако «железно» принадлежат кисти да Винчи только две из них: набившая оскомину «Джоконда», над которой «каждому культурному человеку» надлежит восторженно ахать, и «Крещение», которое даже искусствоведы смущенно называют «необъяснимой ошибкой великого художника». Принадлежность остальных картин определена так: «на авторство Леонардо неопровержимо указывает хищная поза горностая и изящный изгиб руки женщины…» Это о портрете Цецилии Галлерани, любовницы герцога Сфорца. Аргумент, конечно, неопровержимый. Вот свернулся бы горностай клубочком, и все, и уже не Леонардо.

Остальное еще невнятнее, еще неразборчивей. Да и «Джоконда»… Мое, конечно, личное мнение, и я никому его не навязываю, но в упор не вижу ничего из ряда вон выдающегося. Сомнительной прелести женщина с перекошенным судорогой ртом. К тому же их как минимум восемь — «джоконд», и все не подписанные. Почему именно луврский портрет принадлежит кисти «великого»?

А вот написал титан некую фреску («Тайная вечеря»). Ну, уж так написал, так написал, что загляденье! Вот только она тут же отслоилась и осыпалась. И не осталось ничего, кроме «удивительных тонов». После чего фреску не один раз переписывали другие художники. Спрашивается, где здесь Леонардо? Штукатурка, дескать, виновата. Да не штукатурка виновата, а титан, не знающий того, что обязан знать маляр 3-го разряда по окончании профтехучилища: где уже можно красить, а где еще нельзя, потому что не просохло, и чем загрунтовать, чтоб через пять минут не отвалилось.

По всей книге тут и там в изобилии разбросаны — открытым тестом! — прямые указания на то, что маэстро был ленив, несобран, организовать свой труд не умел и не хотел. А между тем, давно замечено, что гений — это 1% таланта и 99% пота. Талант у Леонардо, судя по всему, имелся, вот только трудиться корифей категорически не хотел. Тем не менее, жил широко, только под старость пришлось приужаться в запросах; держал слуг и лошадей (по средневековым понятиям, чрезвычайно дорогое удовольствие, символ принадлежности к знати!), позволял себе разные широкие жесты (которые всегда требуют денег). Черта: подобрал симпатичного мальчика, покупал ему штанишки и курточки… Мальчик крал у мэтра все, что ни попадя, а мэтр только вздыхал понимающе и — продолжал покупать бархатные штанишки… До самого последнего своего вздоха.

Картина вырисовывается отталкивающая, но для психиатров и сексопатологов вполне знакомая…

И вот теперь самое время присмотреться к личности Леонардо, как «ученого» и «изобретателя».

Нам твердят (в том числе авторы серьезного, вроде бы, журнала «Техника — молодежи»), что Леонардо предвосхитил и то, и сё, и пятое, и десятое… Вертолёт, самолёт, танк, водолазное снаряжение и т. д., и т. п. Основанием для таких утверждений стали картинки, там и сям разбросанные в рукописных трактатах, возьмем его в кавычки, «Леонардо». Слов нет, картинки красивые. Некоторые из них даже похожи на чертежи. Но кто в них всматривался?!

Я в детстве тоже нарисовал схемы разных космолетов, подводных лодок и шестиногих танков (хвала Всевышнему, никому не пришло в голову воплотить эти проекты в металл). Но это же не причина провозглашать меня гениальным изобретателем, опередившим время!

Опять же, не хочу загромождать изложение: любая, повторяю, любая выдумка «Леонардо» страдает неустранимым недостатком: она не согласуется не то что с базовыми законами физики, но даже с обычным, повседневным практическим опытом, которым обладает в той или иной степени любой ремесленник. Гений явно не понимал, как соотносятся мощность и масса, сила, объём и давление, и так далее — по всей таблице СИ. Гений явно не держал в руках настоящую аркебузу, когда проектировал ее пятиствольный вариант: где взять столько здоровья, чтобы ворочать таким оружием?! Корифей явно не представлял себе, сколько будет весить броня и вооружение его «танка», не ведал, каковы реальные силы тех четырех человек, которым надлежит приводить этого монстра в движение, не осознавал, что сядет это чудо техники в землю по самые оси, едва скатившись с мощеной дороги. Далее — везде! Он увлеченно обсасывал мелкие технические детали, не решив фундаментальных проблем, даже не поставив их, даже не заметив! Титан порхал в небесах фантазии, предоставляя «черную работу» всяким декартам с паскалями. Нехай там Торричелли разбирается, отчего у герцога фонтан не фонтанирует. Галилей, дурачок, ядра с Пизанской башни роняет, школяр. А вот я-то!

Однако, все «технические чудеса» Леонардо очень хорошо прорисованы. Что есть, то есть — этого не отнять. Рисунки симпатичные.

Так называемое «Возрождение» — это всплеск человеческой самонадеянности, возможно, первый, но, к сожалению, не последний, когда люди вообразили, что наука позволит им преодолеть все преграды и скоро даст возможность окончательно восторжествовать над природой. Нужно только побольше осей, шкивов и шестеренок. Что-то не получается? Значит, мало шестеренок.

Прискорбно, но факт. Красиво расчерченные механизмы «Леонардо» неработоспособны. Красиво разрисованные баллисты с катапультами заведомо неработоспособны.

Мое мнение таково. Мэтр жил как раз в то самое время, когда начала формироваться искусственная версия «античности» и «средневековья». И вот, у историков возникла проблема: они отлично знали, что пушки и аркебузы появились сравнительно недавно. И в их версии истории образовался, так, сказать, «военно-технический вакуум»: а что же заменяло древним осадную артиллерию? И вот тут какой-то титан блеснул. Очень подозреваю, что «Леонардо». Блеснул — а историки подхватили. Блеснул — а нам уже пятый век мозги пудрят.

Я не знаю, кто такой Леонардо да Винчи, и как его настоящее имя, и жил ли он вообще в действительности. Зато я знаю, что «античные» и «средневековые» метательные машины были кем-то просто нарисованы на бумаге. Небездарно нарисованы, это правда. И первый кандидат на авторство — тот, кого в современной историографии называют «Леонардо да Винчи».

russianpulse.ru


Смотрите также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>