Фаворит кто написал


В.С. Пикуль роман книга Фаворит

Роман Валентина Пикуля Фаворит - многоплановое произведение, в котором поднят огромный пласт исторической действительности, дано широкое полотно жизни России второй половины XVIII века.

Иногда просто диву даёшься, когда видишь, как сейчас преподаётся история в учебных заведениях — большинство преподавателей не умеют грамотно и доступно объяснить материал, а многие важнейшие исторические факты даже не включены в школьную программу. Поэтому особенно приятно, когда в руки попадают книги настоящих классиков исторического жанра, читая которые узнаёшь о том, как же на самом деле происходило становление и развитие Российского государства.

Роман Фаворит, как и остальные литературные шедевры, Валентин Пикуль создал после кропотливого изучения подлинных исторических архивных материалов. Несмотря на огромное количество действующих лиц, книга читается легко и увлекает буквально с первых страниц. Пикуль очень мастерски выбрал способ повествования: Россия второй половины XVII века описана через призму этапов жизни главного героя произведения — князя Григория Потёмкина.

Светлейший князь Потёмкин был человеком умным, талантливым, он считал своим священным долгом служение России и императрице. В своём повествовании Пикуль также не скрывает и недостатки героя, реалистично изображая его как человека сложного и противоречивого.

Роман наполнен как живописными картинами из жизни аристократии и приближённых императорского двора, так и описаниями быта простого народа. Закулисные придворные интриги и перевороты тесно перекликаются с судьбами людей. Причем, все персонажи и хронологические периоды их жизненного пути не являются художественным вымыслом автора. Это пять знаменитых братьев Орловых, беспощадная помещица Салтычиха, блестящий полководец Суворов, российский гений-самоучка Михайло Ломоносов, философ-мыслитель Вольтер и множество других легендарных личностей эпохи правления Екатерины II.

Конечно, основное действие книги Фаворит разворачивается в Российской Империи. Но время от времени автор переносит нас в разные уголки Европы, посвящает в тайны дипломатических игр, делает участниками русско-турецких войн и свидетелями триумфальных военных побед Светлейшего князя Григория Потёмкина-Таврического.

После прочтения книги «Фаворит» совершенно по-иному относишься к сухим данным и историческим сведениям, изложенным в современных учебных пособиях, справочниках, статьях, научных работах и энциклопедиях. Непримечательные до этого факты, лица и события становятся намного понятнее и ближе.

Книга в двух томах, изданная целиком в 1982 году, с годами не потеряла своей актуальности. Вот уже более тридцати лет подряд это произведение Валентина Пикуля считается рейтинговым у читателей разных поколений и возрастов. Секрет такой популярности заключается в том, что в его рамках удачно сочетаются историческая, биографическая и приключенческая тематики. Как знать, может быть именно благодаря таким литературным произведениям, как бессмертный роман «Фаворит» люди, неискушённые в истории, всё-таки полюбят, научатся ценить и понимать этот предмет по-настоящему.

Приобрести роман Фаворит вы можете по ссылкам выше. По книге был так же снят четырехсерийный фильм Фаворит.

Отрывок из романа Фаворит

Паника светлейшего после гибели флота передалась в столицу. Безбородко заметил, что рукав императрицы распорот от самого локтя. Она объяснила: — Роджерсон срочно кровь отворил: мне стало вдруг так плохо, что некогда было даже платье расшнуровать… Она велела рекрутировать одного парня с 500 душ, но Безбородко сказал, что этого мало: надо брать по три человека с тысячи. Украинская армия Румянцева потребует в год полтора миллиона рублей, Екатсринославская армия Потемкина вкупе с флотом Черноморским возьмут из казны три миллиона. И надо срочно готовить на Балтике эскадру для отправки в Архипелаг, чтобы ударить по туркам из глубин Средиземноморья: — Граф Алексей Орлов Чесменский от командования отказался, и лучше доверить эскадру опытному адмиралу Грсйгу… Снова был созван Совет. Екатерина вслух зачитала письма Потемкина, в которых он просил отставки. Безбородко сказал: — Может, и лучше светлейшему дела оставить, паче того, граф Задунайский обижен от нас малостью власти воинской, а будучи характером крут, он всю Бусурманию расшибет.

Екатерина. Честь моя и княжая требуют, чтобы князь Таврический в нонешний год от армии не удалялся, не сделав какого либо славного дела… хоть бы Очаков взяли!

Совет. Мы знаем, что светлейший погорячился, выпустив флот на море в такое время, к плаванию неспособное… Валентин Платонович Мусин Пушкин, вице президент Военной коллегии, вступался, вестимо, за своего шефа Потемкина:

— Нельзя графу Задунайскому обе армии поручать. Пущай Суворов, геройством славен, Кинбурн не сдаст, а светлейшему Очаков брать. По всем расчетам, штурма Очаковская обойдется нашей российской милости потерянием десяти тыщ человек.

Пикуль роман Фаворит

valentin-pikul.ru

Валентин Пикуль - Фаворит. Том 1. Его императрица

Валентин Пикуль

Фаворит. Его императрица

Пушкин предрекал: «…имя странного Потемкина будет отмечено рукою истории», а Герцен позже писал, что «историю Екатерины Великой нельзя читать при дамах». Имена этих людей, спаянные единой страстью и ненавистью, общими викториями и поражениями, нерасторжимы в давности русской. Потемкин никогда не стал бы «князем Таврическим», если бы его миновала любовь Екатерины, но и она не рискнула бы титуловаться «Великой», если б ее не окружали русские люди, подобные Потемкину!

Летопись придворного фаворитизма в России часто писалась дегтем на кривобоких заборах. Однако в бесконечной череде куртизанов встречались и умные люди, страстные патриоты: они дерзко вторгались в Большую Политику, управляя не только коронованной любовницей, но и всем государством.

Среди таких баловней счастья, первое место принадлежит светлейшему князю Потемкину-Таврическому, и громадное значение его деятельности в истории развития нашего Отечества уже никем не оспаривается.

Петр I удачно разрешил проблему Балтийскую.

Потемкину выпала честь завершить проблему Черноморскую.

Именно этот человек и станет нашим главным героем.

Роман «Фаворит» является логическим завершением моих прежних исторических хроник «Слово и дело», «Пером и шпагой». Я старался не повторять самого себя, и потому некоторые эпизоды романа написаны с учетом того, что читатель уже знаком с предыдущими фактами, а значит, ему понятна взаимосвязь событий…

В этом романе только один вымышленный герой, но образ его создан на основе подлинных фактов. Все остальные – достоверные личности, а диалоги их подтверждены перепискою и другими документами той эпохи.

Счастье не так уж слепо, как обыкновенно думают. Чтобы лучше доказать это, я построю следующий силлогизм:

Первая посылка – качества и характер.

Вторая – поведение.

Вывод – счастие или несчастие.

Из старинной сентенции

Рождение

(вместо пролога)

Доцветали на Москве сады и огороды, душно было.

В окна залетали пчелы, гудя отяжеленно – к дождю.

На соседнем дворе князей Хованских бранились прачки, хлестали одна другую жгутами мокрого белья.

И плыл в небе змей бумажный – детишки баловались.

– Эх! – сказал инвалид. – Налью-ка остатнюю…

Конечно, ежели тебе уже на седьмой десяток, а ты в секунд-майорах засиделся, то фортуна злодейская пророчит явное: генерал-аншефом тебе, красну молодцу, не бывать. От этого предвидения майор полков пеших пребывал в давнем унынии и водку потреблять изволил, кою и закусывал карасями тушеными.

1732 год обозначился тогда на Руси…

Издавна ведомо, что воинство инвалидами украшается. А когда от покалеченных уже невмоготу, разгоняют их по домам, дабы, на полатях отлеживаясь, они язвами своими никому глаза не мозолили. Был зван и майор в коллегию воинскую – ради учинения смотра врачебного. А ежели для геройства батального негоден, будут абшид ему давать без пенсии. Опохмелясь щами прокисшими, исправно пошел он себя комиссии предъявить. За столом присутствия сиживали чины некии, весьма лютые.

– Назовись, – потребовали, – кто таков, и поведай нам о страданьях своих. Но языка не трепли попусту, а докладывай экстрактно, потому как время обеденное, а мы с утра раннего сидим тут не пивши, не евши – калеками разными утруждаемся…

Майор толковый рапорт учинил для комиссии:

– Зовусь я Ляксандром Потемкиным, сын Васильев; дворянин роду старого, именьишки мои в провинциях Пензенской да Смоленской; душ крепостных имею с полсотни; в супружестве – да! – сопряжен, но за давностию лет жены не помню, а детками боженька обидел…

Затем, раздеваясь, стал майор инвалидностью наглядно хвастать: под Азовом из лука татарского в бок стрелен, под Нарвою прикладом шведским по черепу шарахнут, у Риги порохом обожжен изрядно, под Полтавою палашом зверски рублен, а в несчастном Прутском походе рука колесом мортиры помята, отчего персты худо гнутся. Но тут усмотрел он в ряду начальственном «бывого» солдата, который у него раньше в подчинении состоял. А теперь проныра солдат, происхождения «подлого», сам будучи майором, за столом комиссии красовался – при шпаге и портупее с шарфом.

– А ты, гнида, каким побытом середь дворян затесался?

На что ему было ответствовано: чтобы шумства не учинял, иначе его под руки выведут и в протокол вставят. Майор Потемкин поспешно напялил портки, мундир застегнул проворно:

– И пропади вы все с абшидом без пенсии! Лучше уж сгнию в инфантерии, а посрамления чести шляхетской не потерплю…

Через два года после этого казуса, в уважение инвалидности, отставку Потемкину все-таки дали.

– Езжай, – велели начальники, – до дому своего и сиди там тихонько. Время сейчас таково, что бубнить по углам не пристало…

Было время правления Анны Иоанновны – кровавой!

Александр Васильевич с Москвы-то съехал, но лошадок завернул не на Смоленский тракт, чтобы жену навестить, а занесло его в пензенские края, в убогое именьишко Маншино, что лежало на Киевской дороге. Тут его и попутал лукавый!

Вот уж истинно: седина в бороду – бес в ребро…

* * *

Потемкин жену свою Татьяну и впрямь позабыл. От стола-то свадебного его сразу в инфантерию Петра I затолкали, и закувыркало недоросля в битвах да маршах, только успевай поворачиваться. Не оттого ли и не поехал он, сам старый, на родную Смоленщину, чтобы не видеть жены, тоже старой?

А живя в своей деревеньке, заприметил у соседей Скуратовых вдову молоденькую – Дарью Васильевну, что вышла из роду Кондыревых (была она на тридцать лет моложе майора). И полюбилось инвалиду в село Скуратово наезживать. Приедет – честь честью, всем дворянам поклон учинит, а Дарье Васильевне – персонально:

– Уж не кажусь ли я противен тебе, красавушка?

На что вдовица отвечала ему всегда прямодушно:

– Да вы, сударь, еще худого-то ничего не свершили, так с чего бы вам противным казаться?

И стал Потемкин соблазнять молодицу на любовь.

– Мужчины нонеча, – отнекивалась Дарья Скуратова, – очень уж игривы стали, мне, вдовице, опасаться их надобно.

– Так я… тоже вдов, – соврал ей Потемкин; стал он ласкаться к Скуратовым, на одиночество жалуясь, что, мол, негде и головы приклонить. – Вот ежели б Дарья-то свет Васильевна дни мои скрасила, – намекал майор, – так я на руках бы ее носил!

libking.ru

Валентин Пикуль «Фаворит»

Вторая половина XVIII века. Россия. На престол восходит молодая Екатерина Алексеевна — будущая Екатерина II Великая.

В центре повествования — великий государственный деятель, генерал-фельдмаршал, граф и светлейший князь Григорий Александрович Потёмкин-Таврический. Человек властный и противоречивый, но талантливый и умный, не боящийся вторгаться в государственные дела во благо России.

Но роман — не только описание всех взлётов и падений великого фаворита. Это ещё и роман о целой эпохе екатерининского правления глазами главного героя.

Авторский подзаголовок: роман-хроника времён Екатерины II в двух томах.

Датирован автором: август 1976 — ноябрь 1979, остров Булли.

Входит в:

— журнал «Роман-газета», 1988, № 13», 1988 г.

— журнал «Роман-газета», 1988, № 14», 1988 г.

— журнал «Роман-газета», 1987, № 9», 1987 г.

— журнал «Роман-газета», 1987, № 10», 1987 г.

Экранизации:

— «Фаворит» 2005, Россия, реж: Алексей Карелин

 1984 г. 1984 г. 1985 г. 1985 г. 1989 г. 1989 г. 1990 г. 1990 г. 1991 г. 1991 г. 1991 г. 1991 г. 1992 г. 1992 г. 1992 г. 1992 г. 1992 г. 1993 г. 1993 г. 2008 г. 2008 г. 2008 г. 2008 г. 2008 г. 2008 г. 2012 г. 2012 г. 2015 г. 2015 г. 1987 г. 1987 г. 1988 г. 1988 г. 2016 г. Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке

iskender-leon, 31 мая 2013 г.

Говорят, историю нельзя изучать по историческим романам. Наверное, это справедливо. Но я уверен, что именно благодаря таким книгам, а не сухим монографиям и диссертациям, можно историю полюбить.

Только ленивый критик до сих пор не пнул этот роман. За образ Потёмкина, который вышел у Пикуля несмотря на подчёркнуто многочисленные недостатки героя, безусловно положительным, что расходится с общепринятым мнением и сейчас, а во время выхода романа ещё и противоречило официальной идеологии. За искажение фактов, домыслы, отсебятину и такое прочее. Ввязываться в такого рода полемику считаю бессмысленным и бесперспективным занятием — исторические романы видимо писать вообще не просто, но зато у каждого из них найдутся и почитатели и хулители. Скажу только, что против истории автор кажется не погрешил, все исторические события в романе происходят в положенные сроки, девяносто девять процентов героев — это реально существовавшие люди, жизненная линия которых совпадает с их исторической биографией. Защитить писателя от критика отчасти может лишь читатель. И он делает это единственно возможным способом — роман «Фаворит» уже тридцать лет может похвастаться неизменными вниманием и любовью читателя.

Роман наполнен картинами тогдашней жизни как аристократии, так и простого люда. Действие в основном разворачивается в Российской империи, но стараниями автора мы сможем побывать в разных уголках Европы и не только. Несколько войн, дворцовые перевороты, придворные интриги, становление и падение царедворцев, судьбы людей на фоне исторических событий, изрядная толика патриотизма и преображение облика страны — всё это «Фаворит». Больше всего люблю этот роман за то, что пока я его читаю, великое множество его героев перестаёт быть для меня ничем непримечательными портретами, краткими статьями в энциклопедиях, параграфами в учебнике по истории. Они как будто входят в мою комнату и делают мне честь, удостаивая беседой. Я больше слушаю, чем говорю и беседы эти для меня — истинное наслаждение. А ведь героев в романе бездна! Да, есть светлейший князь Таврический, без которого, собственно и не было бы книги, есть Екатерина Вторая и человек из народа — Прохор Курносов. Но наряду с ними, читателю встретятся: писатель Денис Фонвизин, пятеро знаменитых братьев Орловых, полководец Александр Суворов, король Пруссии Фридрих Великий, греческий корсар Ламбро Качиони, печально известная Салтычиха, учёный Михаил Ломоносов, фельдмаршал Миних, недалёкий Пётр III, гетман Разумовский, граф Шувалов, хан Крым-Гирей, мыслитель Вольтер, послы разных держав, фельдмаршал Миних, адмирал Грейг и... я просто устал перечислять. Кто-то появится на минуту, приветствуя вас лёгким кивком, а может напротив ожидая поклона, кто-то будет нашим собеседником на протяжении всей книги. Важно, что все они предстанут пред нами не только историческими личностями, но прежде всего людьми, со свойственными каждому достоинствами и недостатками, а значит станут для нас ближе и понятнее.

Это прекрасный роман о великом времени, великих событиях и великих людях. По-настоящему великих.

strannik102, 17 октября 2018 г.

Его императрица

Где тут в императрицы записывают?

Удивительно интересное было время — годы правления Екатерины II. И удивительное, и интересное, и значимое, и знаковое. Время, определившее многие грядущие десятилетия российской государственности. Время, заложившее основы в международных отношениях не только века следующего, XIX, но и определившее всю будущую международную политику государства Российского во все последующие столетия. Не исключая уже и новое, третье тысячелетие. То, в котором мы живём.

Принято называть век XVIII женским веком. Семьдесят лет громадной и расширяющейся Российской империей правили женщины. Сразу после Петра Великого и заканчивая Екатериной Великой. Такие вот кавычки поставила История в этом веке, от Великого до Великой.

В этом романе мы немного захватываем период правления внучки Петра Первого Елизаветы. Потому что будущая Екатерина II входит в этот роман как Софи́я Авгу́ста Фредери́ка А́нгальт-Це́рбстская. И мы проходим через её ещё детство, затем молодость и замужество плавно и постепенно. И параллельно с нею, но с разницей в десяток лет, родился и растёт будущий Князь Потёмкин-Таврический, а покамест просто Гриня, Гришаня, сын обыкновенного, довольно заштатного, российского майора.

Вот собственно, перед нами и предстали два основных персонажа этой книги. Екатерина и Григорий. Первую часть книги речь в большей степени идёт как раз о Екатерине. Потому что происходящее с ней имеет не только книжно-романные смыслы и значения, но и вполне реальные исторические. И не только всероссийские, но и всееропейские тоже.

И вот эту часть романа, касающуюся Екатерины II, интересно читать не только потому, что она изложена языком красивым и сюжетно богатым, но ещё и в сравнивании с официальной биографией российской самодержицы, а также вкупе и с другими книгами об этой незаурядной женщине (перво-наперво с книгой «Екатерина Великая» Анри Труайя). И интересно наблюдать, как авторы разных версий истории жизни Императрицы Екатерины делают значимыми одни события и пропускают мимо своего упоминания события и происшествия другие, причём каждый по-своему, отчего всё это взаимно дополняет и обогащает официальную (или официально признанную) информацию.

А на довольно долгое время вторым по значимости героем романа становится Григорий Орлов и его братья. Потому что роль этой семейственной пятёрки куда как значима и в судьбе Екатерины, и в судьбах российских, соответственно. И даже кажется порой, что название романа «Фаворит» в первой книге в большей степени как раз относится именно к Григорию Орлову, нежели к Григорию Потёмкину.

Однако наш молодой человек тоже участвует в монархическом перевороте, в результате которого на престол взошла Екатерина. И уже в дни этих острых и ярких событий Екатерина заметила и приметила удальца-вахмистра. И с тех самых пор их судьбы, то сходясь, то расходясь ненадолго и недалеко, однако следуют параллельными курсами.

Но другим важным наполнением романа является широкая масштабная картина жизни в России времён первой половины царствования Екатерины. Которая с одной стороны вроде бы служит фоном для раскручивающего маховика сюжета, но с другой стороны, является тем самым питательным бульоном, в котором произрастает и российское монаршество, и вся знать, и люд мастеровой и крестьянствующий, из которого и состоит Россия.

Заканчивается роман на самом интересном месте, когда сходит со сцены один фаворит (Григорий Орлов) и восходит фаворитская звезда Григория Потёмкина. Ну, значит идём в Фаворит-2.

Его Таврида

Второй роман по сути является просто прямым и непосредственным продолжением книги первой, что и отражено в общем названии обеих частей дилогии — Фаворит. И отсюда же, из названия второй книги, следует, что речь идёт уже о втором периоде жизни Григория Потёмкина — периоде, когда он стал безусловным фаворитом и любимчиком Екатерины, и в конечном итоге стал князем Потёмкиным-Таврическим.

Вот казалось бы, любовная связь и всё такое. И причём здесь дела государственные. Но так устроен человек, что если любит кого-то, то это особенное, «предвзятое» отношение к любимому человеку курирует, модерирует и меняет все остальные отношения с ним и к нему. Потому что любимый человек кажется не только самым красивым, добрым и ласковым, но ещё и самым мудрым, умным, честным и чистым, порядочным и всё такое. И его мнение кажется любящему сердцу самым важным и значимым, и заслуживающим особого внимания и отношения. Даже если этот человек совсем не разбирается в том, о чём судит.

Однако в случае с Григорием Потёмкиным в этом смысле Екатерине повезло. Потому что судьба наградила его и в самом деле незаурядным умом и способностью мыслить масштабно и государственно. И помимо любовных способностей дала ему ещё и способности, а может быть и дар быть по-настоящему советником Императрице. И всё это вкупе с личными мужеством и отвагой (о чём свидетельствуют его военные кампании) и правда выделяют Григория Александровича из общей массы именитых и знатных и делают его и правда Фаворитом. Уже в более широком смысле. Потому что когда любовная линия их отношений обрывается, то контакты на уровне Императрица-Советник остаются на прежнем уровне. И все последовавшие после Григория новые фавориты и любовники так и не смогли полностью отстранить его от Императрицы, не смогли уменьшить мощь его влияния.

А вообще в романе много всяких других сюжетных линий и масса интересных и образных героев и персонажей, как вполне исторических, так и просто лирических и сотворённых автором (впрочем, Вики утверждает, что это всего один персонаж). Тут и вся наша плеяда учёных и творческих людей эпохи (Ломоносов, Сумароков, Державин...), тут и талантливые военные (Суворов, Румянцев, Ушаков…), здесь же многие политические и государственные деятели эпохи (будущий Павел I, Бецкой, Панин, Дашкова, Дидро). И вместе с ними на поле романа действуют и более простые люди — перво-наперво Прохор Курносов, но также просто матросы и солдаты, с именами и безымянные.

В результате перед нами предстаёт богатейшее по краскам и по количеству изображённых фигур полотно общественной и государственной жизни в России времён правления Екатерины II.

O.K., 30 ноября 2017 г.

В художественном плане книга откровенно слабая.

Одна из её слабостей характеры. Они абсолютно однозначны, слеплены из традиционных штампов традиционной историографии (Ключевский, как же без него!). Екатерина – нечеловечески мудрый монарх, и притом нездорово похотливая женщина; Елизавета – добродушная весёлая баба, не имеющая представления, как управлять государством (и как только она умудрилась не развалить его, а приумножить славу?), Петр 3 – совершенно неуправляемый дурак и подлец (да, история любит дураков сажать на троны, но лишь когда ими можно манипулировать; такому глупому и неуправляемому человеку не то что бы поцарствовать, ему бы до 20-то дожить не дали!), Орловы – лихие, но безмозглые, мать Фике, Дашкова, Лизавета Воронцова, Мария Фёдоровна, Платон Зубов – просто карикатурны! Будь все они такими простыми, как 5 копеек, никому из них не править Россией. Да и не видятся за этими парадными портретами живые люди.

Эта карикатурность, к сожалению, распространяется не только на людей, но и на многие описываемые исторические события. Об историчности тоже говорить, увы, не приходится. Относительно достоверными могут быть факты, но не их трактовка. Да, любое государство должно отстаивать свои интересы; да, Россия должна отстаивать свои интересы, даже если это не нравится «западным партнёрам». Что тогда, что сейчас. Но книга написана так, как будто свои интересы (всегда благородные и гуманистические) есть только у России, а лидеры остальных держав – глупые, жадные и вредные мелкие пакостники, у которых лишь 2 интереса: услаждение себя-любимых и напакостить России. Ну, ребята, ну, это же смешно!

Многие события описаны подробно, но бестолково. Кто куда пошёл и что сказал – есть, а общей картины – нет. Переворот 1762 года преподнесён бесшабашным мятежом «на слабо»: никому не нравится император, а давайте скинем его? – а давайте! Некоторые битвы (Чесменское сражение, например) начинаются с того, что противник многократно превосходит русских, потом описывается рутина сражения (всадники поскакали, пушки выстрелили, корабли развернулись и т.д.) и вдруг русские уже празднуют победу. Каким образом? Ни стратегии, ни полководческого гения, ни единичного героизма, ни даже случайности, которая изменила бы расстановку сил – ничего не показано.

Введение ассигнаций тоже любопытно. В тексте упоминалось, что многие до Екатерины пробовали, но ни у кого не получалось. А у неё получилось. Почему?

А Павел? Ладно, все остальные персонажи даны нам уже сложившимися личностями, но почему так нелепо скудно описан он? Почему он вырос именно с такими взглядами и с ненавистью к матери? Единственный в книге мельком прозвучавший ответ – потому что его воспитывал Панин. Но это порождает следующие вопросы: а почему Панин воспитывал его именно так, почему Екатерина не помешала ему? Я знаю ответы на эти вопросы, но из других источников; почему Пикуль не удосужился оформить их здесь?

Вот и получился, по моему скромному мнению, не художественный опус, и не детальное историческое исследование, а слегка оживлённый диалогами учебник истории, в котором одни эпизоды раздуваются, другие, которые могли бы их дополнить и разъяснить, выпускаются из виду вовсе. Что, в целом, к сожалению, хорошо. К сожалению – потому, что история собственного государства сейчас настолько отвратительно преподаётся, что подчас не знается вовсе. Поэтому такие книги, художественно слабые, но всё таки художественные, становятся едва ли не единственной возможностью немного узнать родную историю тем, кто не проникся одноимённым предметом в школе.

Вывод: актуальность этой книги значительно перевешивает её художественные недостатки, предвзятость и историческую несостоятельность. Отсюда и оценка – «выше среднего».

Пушок, 4 мая 2017 г.

Хороший исторический роман, дающий обзор великой и страшной эпохи «матушки-государыни» Екатерины Великой.

То было великое, блистательное и страшное время. Россия наливалась имперской мощью, вычищала старых врагов, навроде крымского ханства (которое три века было врагом Москвы и русских, живя во многом за счёт набегов и работорговли) и польских мятежных шляхтичей и магнатов. Развитие флота, армии, наук, всплеск ремёсел, расширение старых и зарождение новых городов — всё это эпоха Екатерины II. И ужесточение же крепостиничества, народные бунты и мятежи — тоже её эпоха. Но всёж титул Великая бывшая принцесса из крошечного германского государства заслужила не зря. Принцесса Фике в конечном итоге стала великой русской государыней.

Монахиней она не была, она любила и книги, и веселье, и путешествия, и лихих мужчин. И об одном из её фаворитов — о славном Григории Потёмкине, князе Таврическом, и рассказывает своему читателю эта книга. Перед его взором разворачивается огромное историческое полотно, где герои живут, любят, сражаются буквально от хладных скал Балтики и до пламенных камней Колхиды. Это рассказ о том, что жить нужно полной грудью. Трудясь при этом на благо людей и своего Отечества.

Да, Валентин Пикуль был мастер исторической прозы. Он мог порою ошибаться — но он искренне любил историю. И смог привить любовь к ней у многих из своих читателей. И да, я тоже считаю его, наряду с тем же Дмитрием Балашовым, настоящим мастером и одним из столпов отечественного исторического романа минувшего уже, увы, века.

Ну а «Фаворит» — это одна из лучших работ Пикуля. Читайте! это хорошая книга.

roypchel, 10 декабря 2016 г.

Книга о царствовании Екатерины II и ее фаворите Григории Потемкине. Вообще Екатерина фигура знаковая, именно в ее правление было присоединение Новороссии и Крыма (но какой ценой, Карл!).

Все началось с того, что путем интриг она свергла своего собственного мужа Петра Третьего и стала владычицей России (будучи немкой). Начала она с реформ и восстановления Петровских начинаний. Переписывалась с Дидро и Вальтером. Валентин Саввич раскрывает так же фигуру Потемкина, человека властного, хитрого, жадного. Интересно описываются так же события чумного бунта в Москве.

Как всегда, прочтение подобной литературы дает ответы на некоторые, волнующие юные умы, вопросы о матушке-России. Но если же вы привыкли обходиться серьезными историческими работами — листайте дальше.

Подписаться на отзывы о произведении

fantlab.ru

«Фаворит. Том 1. Его императрица» Валентин Пикуль

Главная . Что почитать? . Современная проза . Историческая литература

mvpphila Сен 26, 2017 (оценок: 1, среднее: 5,00 из 5) Загрузка...

Название: Фаворит. Том 1. Его императрица Автор: Валентин Пикуль Год: 1982

Жанр: Историческая литература

Открыть в приложении

Читать онлайн

Скачать книгу

Цитаты из книги

О книге «Фаворит. Том 1. Его императрица» Валентин Пикуль

Роман «Фаворит. Том 1. Его императрица» – это первая часть знаменитого многопланового произведения, для написания которого Валентин Пикуль изучил множество исторических источников и исследований. Произведение описывает весьма большой пласт жизни России во второй половине восемнадцатого столетия. Это удивительное время автор показывает сквозь призму жизни одного из основных героев произведения – князя Григория Александровича Потемкина-Таврического, человека умного, сложного и довольно противоречивого, смело вершившего государственные дела и до конца своих дней преданно служившего России и своей императрице.

Тем, кто интересуется историей, но не любит сухой стиль научных книг, подойдут романы этого замечательного автора. Валентин Пикуль пишет легко, с большим количеством живых диалогов и вниманием к мельчайшим деталям. Книга «Фаворит. Том 1. Его императрица» позволяет читателю наблюдать за постепенным преображением героев, за тем как из юной принцессы Фике вырастает Екатерина Великая, а из нелюдимого Гришки – Светлейший. Конечно, это не историческая, а художественная литература, но автору удалось передать не только основные исторические события, но и неповторимость той эпохи.

Роман «Фаворит. Том 1. Его императрица» повествует о внутренней и внешней политике России того времени, о дипломатических и военных сражениях, в которых принимали участие виднейшие исторические фигуры. Укрепление государства на мировой арене – вот о чем неустанно думает Екатерина. Она допускает ошибки, одерживает большие и маленькие победы, но несомненным остается одно: Екатерина Вторая, которую Валентин Пикуль оживил на страницах своего увлекательного романа – выдающаяся историческая личность, достойная уважения.

Путешествуя по страницам книги «Фаворит. Том 1. Его императрица», читатель получает возможность наблюдать за Россией 18 века с разных точек зрения: от плотника Курносова до императрицы Екатерины II. Это произведение понравится всем, кто дорожит историей и культурой России, а также хочет больше узнать о сложном периоде правления Екатерины II, который позже нарекут «золотым веком». Мировая политика, описание быта, войны и рождение российского флота, покорение Крыма, дворцовые интриги, межнациональные конфликты, искалеченные судьбы, трусость и доблесть – все это найдет читатель на страницах романа.

На нашем сайте о книгах lifeinbooks.net вы можете скачать бесплатно без регистрации или читать онлайн книгу «Фаворит. Том 1. Его императрица» Валентин Пикуль в форматах epub, fb2, txt, rtf, pdf для iPad, iPhone, Android и Kindle. Книга подарит вам массу приятных моментов и истинное удовольствие от чтения. Купить полную версию вы можете у нашего партнера. Также, у нас вы найдете последние новости из литературного мира, узнаете биографию любимых авторов. Для начинающих писателей имеется отдельный раздел с полезными советами и рекомендациями, интересными статьями, благодаря которым вы сами сможете попробовать свои силы в литературном мастерстве.

Цитаты из книги «Фаворит. Том 1. Его императрица» Валентин Пикуль

Через публикации оповестить власть в губерниях и провинциях, дабы, без посылки воинских команд и без разведения страхов напрасных, с каждой деревни собрали в письменном виде о наличном числе жителей, реестры эти слать в канцелярии воевод, воеводы – в губернские, а губернаторы – в Сенат, где вы, господа высокие сенаторы, общую калькуляцию для меня и выведите… Вот как просто!

В семье помнили принца Карла, влюбленного в цесаревну Елизавету Петровну; приехав в Петербург, он умер в канун свадьбы.

Государственная казна пустовала, а казна церковная была переполнена. Людей в стране не хватало, а 900 000 душ (почти миллион мужиков) были закрепощены церковью, плоды их трудов пожинал конклав наместников божиих. Екатерина не побоялась выступить в Синоде с речью. «Я, – сказала она иерархам, – отдаю вам справедливость: вы люди просвещенные. Но отчего происходит, что вы равнодушно взираете на бесчисленные богатства, которыми обладаете и которые дают вам способы жить в преизбыточестве благ земных? Ведь царство апостолов было не от мира сего… вы меня понимаете? – намекнула она.

Однажды на Невском большая толпа матросов окружила карету императрицы, требуя выдачи жалованья.

Елизавета, искренно прослезясь, отвечала в окошко: – Нешто вы, робятки мои ненаглядные, зловредно думаете, что не дала бы вам, ежели б имела? Да не я вас, а вы меня как можно скорей пожалейте, бедную: я ведь даже супы без гишпанских каперсов кушаю! Киски мои кой денечек печенки не ели – и воют… Матросы пропустили царицу, ехавшую на богомолье.

– Вишь ты, закавыка какая! – говорили они. – Ежели у нее и на кошек не хватает, так где же тут на флот набраться?..

Не будем ссориться, – ответила Екатерина. – Вам известно, что все эти годы, с первого же дня моего пребывания в России, я только и делала, что стремилась к занятию престола? – Вы слишком доверительны, – усмехнулся Бретейль.

– Ваш дед Голштинский был женат на Гедвиге, сестре шведского короля Карла Двенадцатого, воевавшего с Петром Первым. Но зато дочь царя Анна Петровна была выдана отцом за сына вашего деда, и кровь шведской династии смешалась с романовской. А муж Анны Петровны, герцог Карл Фридрих, приходится мне двоюродным братом…

В окне молочного павильона стоял худосочный подросток, держа скрипицу. На подоконнике лежала морда большой собаки, глядевшей на приезжих с печалью в глазах. Мать больно ущипнула дочь: – Скорее кланяйтесь! Это герцог Голштинии, мой племянник и ваш троюродный брат, а его мать Анна Петровна как раз и была дочерью русского императора Петра Первого…

Следом за своим воспитанником прибыл в Россию и голштинский камер-юнкер Брюммер, а те слова, которыми он ободрил будущего императора, дошли до нас в документальной ясности: – Я стану сечь ваше высочество так нещадно, что собаки не будут успевать облизывать кровь с вашей паршивой задницы…

Карл Петр Ульрих в России стал называться Петром Федоровичем.

Скачать бесплатно книгу «Фаворит. Том 1. Его императрица» Валентин Пикуль

(Фрагмент) В формате fb2: Скачать В формате rtf: Скачать В формате epub: Скачать В формате txt: Скачать

Рекомендуем к прочтению:

lifeinbooks.net


Смотрите также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>