Дерсу узала кто написал


Тайна гибели Дерсу Узала | Истина где-то рядом

Тайна гибели Дерсу Узалаhttp://kino-kartiny.ru/?p=8999С юных лет сохранился во мне и, думается, во многих из нас обаятельный образ следопыта, таежного охотника Дерсу Узала. Именно с ним в начале века свела судьба в Уссурийской тайге русского путешественника и писателя Владимира Клавдиевича Арсеньева, который проникновенно рассказал о своем друге и спутнике в опасных путешествиях Дерсу Узала на страницах книг «В Уссурийской тайге» и «Дерсу Узала».

Охотник-гольд (так называли в те времена нанайцев) предстал перед глазами читателей душевно чистым и бескорыстным человеком, буквально слившимся с родной ему таежной природой. Неподдельный интерес и любовь к другу Арсеньева отразились в художественном фильме знаменитого японского режиссера Акиры Куросавы «Дерсу Узала» с замечательными актерами в главных ролях — Ю. Соломиным и С. Чокморовым.

Но в жизни и в финале повести Арсеньева обстоятельства сложились трагично. Вскоре после окончания экспедиции 1907 г. и расставания с Дерсу Арсеньев получил с таежной станции Корфовской тревожную телеграмму от своего приятеля И. А. Дзюля: «Человек, посланный вами в тайгу, найден убитым».

Срочно выехав в Корфовскую, расположенную с южной стороны хребта Хехцир, Владимир Клавдиевич с Дзюлем застали полицейского пристава за описанием места происшествия. Напомню, что всерьез, со времени службы в годы войны в Хабаровске, интересуюсь я пытливым исследователем Дальнего Востока Арсеньевым и его спутником Дерсу Узала. Несколько лет тому назад побывал я в Хабаровске, Уссурийске, Владивостоке, собирая материалы о неутомимом путешественнике Владимире Клавдиевиче и его проводнике Дерсу Узала.

До конца жизни Арсеньева мучила щемящая сердце загадка: «У кого поднялась рука на этого тщедушного сухонького старца с юными серыми глазами? Ведь у таежника-гольда, кроме старенькой, повидавшей виды берданки и курительной трубки с самодельным кисетом, ничего не было!»

Схожее чувство невосполнимой потери, недоумение и неприятие официальной версии, что, мол, «Дерсу Узала убили китайские лесные разбойники — хунхузы», одолевало и меня. Посещая музеи, архивы, библиотеки, я интересовался сведениями о трагической гибели таежного охотника. В музее В. К. Арсеньева в Хабаровске экскурсоводы обратили мое внимание на факт, рассказанный самим Арсеньевым о том, что Дерсу Узала в свое время подарил ему таежную плантацию женьшеня! Ее основал в верховьях реки Илистой в конце 1890-х сам охотник, посадив 22 корня. Таким образом, ко времени экспедиции Арсеньева (1904— 1910 гг.) плантация уже насчитывала более 100 растений! Это сокровище так и не найдено до сих пор. По словам младшего брата Арсеньева Александра, Дерсу дарил Владимиру Клавдиевичу и другие плантации женьшеня, местонахождение которых Арсеньев в шифрованном виде занес в свою «зеленую записную книжку». Спасая от лихолетья гражданской войны, писатель прятал свои записи и документы в библиотечных фондах Хабаровска, Уссурийска и Владивостока. Спустя годы в развалах старых фондов Владимир Клавдиевич не все нашел и вернул к жизни. Пропала и зеленая записная книжка…

Перелистывая старые охотничьи журналы, читал интересные заметки следопытов’, рассказы-были, «советы бывалых», случаи на охоте, различные истории, бывальщины. Особенно заинтересовало меня воспоминание таежника Луки Саенко, который в начале века не раз общался с Дерсу Узала, хорошо знал и уважал этого честного опытного таежника. Однажды в далекой лесной глухомани он набрел на полуразрушенный барак в устье реки Крыловки, брошенный промысловиками, в котором обнаружил полуодичавшего беглого каторжанина. Тот проникся доверием к охотнику и раскрыл перед ним свою душу.

Этот непутевый мужик угодил на каторгу за убийство, совершенное по пьяному делу. За плохое поведение на каторге его Паковали в кандалы. И тут один старик-каторжанин предложил ему бежать. Да как побежишь с кандалами? Старик и насоветовал: «Ежели долго и густо смазывать руки мылом, меньшают, сохнут вроде, потому как мыло вытягивает из них соки, и тогда их можно ослобонить». Вот и «сушил» мужик свои намыленные руки в рукавицах целый месяц. В апреле 1907 г. решили бежать. Руки действительно «усохли», но ужасно болели. С трудом все-таки удалось вырвать их из кандалов.

Бежали. На плоту пересекли пролив и двинулись по Приморью, выдавая себя за беглых «политических». Когда в районе села Троицкого их стали нагонять казаки, старик остался задержать их, а его попутчик устремился в тайгу. Осень бродяга провел среди гольдов, помогая им заготавливать на зиму рыбу, а позже сошелся с одним промысловиком и зазимовал с ним на речке Одыре на склонах Хехцирского хребта. Раз в месяц хозяин ходил на станцию Корфовская сдавать пушнину и покупать продукты. Но однажды, в марте 1908 г., из такого похода он не вернулся.

Когда кончилась еда, беглец решил сам идти в Корфовскую. К вечеру дошел до станции и увидел среди стволов деревьев огонек. Кто-то отошел от костра и крикнул: «Какой люди идет?» Каторжник притворился жителем ближней деревни и сумел усыпить бдительность охотника. Дерсу (а это был он) накормил бродягу, но, присмотревшись, как он долго и много ест, произнес: «Твоя плохой люди. Твоя нет деревня». Потом, разглядев руки каторжанина, сказал: «Твоя рука кандала носил».

Утром каторжник стал, в свою очередь, допытывать старика, что он за человек. «Охотник Дерсу Узала. Мой дом — сопка, тайга». Когда собрались уходить, бродяга невесть что подумал, разум его помутился. Увидел он, что Дерсу, согнувшись, разбрасывает угли потухшего костра, да и хватил бедного охотника огарышем по голове…

Бродяга схватил котомку и ружье и бросился в тайгу. Еще долго там скитался, а к осени с совсем сгнившими руками добрел до сарая промысловиков. Ему удалось подстрелить бродячую собаку. «Вот доем ее и застрелюсь…» — сказал беглец.

Лука Саенко не хотел верить, что охотник, убитый этим подлецом,—Дерсу Узала. Но увидел старую берданку Дерсу с прикладом, починенным с помощью прибитой деревянными гвоздями дощечки.

«Ты убил знаменитого охотника… Я хорошо знал его, мы были друзьями…»

Каторжник посмотрел на Саенко долгим вопрошающим немигающим взглядом, потом ленивым движением загнивших тонких костистых рук взял берданку и молча вышел из сарая. Какую-то минуту спустя, забеспокоившись, Лука шагнул следом. Никого… Бродяга словно растворился. Крикнул. В ответ — тишина…

Неожиданно из-за сопки донесся глухой и отрывистый, словно у хлопушки, звук выстрела, какой бывает у старой, износившейся за свой долгий век берданки…

Статья Н. Зайцева «Тайна гибели Дерсу Узала» из журнала «ЧиП».

 Конечно, радует, что столичные авторы не забывают нашего известного писателя и путешественника, по мере сил и возможности исследуя его творчество. Но с «тайной гибели» Дерсу Н. Зайцев вольно или невольно ввёл в заблуждение и редакцию, и читателей журнала.

Напомню, что Н. Зайцев ссылается на некие «воспоминания» таёжника Луки Саенко — из статьи неясно, являются ли они устными или кем-то когда-то записанными. Якобы этот человек «в начале века не раз общался с Дерсу Узала, хорошо знал и уважал этого честного и опытного таёжника». Значительно позже (во всяком случае, после гибели Дерсу) Саенко случайно встретился с беглым каторжником. Тот прятался от людей в полуразрушенном бараке в тайге. Каторжник «проникся доверием к охотнику» и поведал ему историю своей встречи с проводником В. К. Арсеньева. Вот цитата: «Утром каторжник стал, в свою очередь, допытывать старика, что он за человек. «Охотник Дерсу Узала. Мой дом — сопки, тайга». Потом каторжник убил бедного Дерсу, прихватил его берданку и скрылся… Тут-то Саенко и пояснил ему: «Ты убил знаменитого охотника… Я хорошо знал его, мы были друзьями». После чего каторжник (видимо, из-за угрызений совести) застрелился.

Хотел бы обратить внимание вот на какие детали. Первое: сцена знакомства каторжника и Дерсу. Последний всегда называл себя гольдом, а уж никак не «охотником», поскольку охотник — это род занятий, профессия. А для «лесных людей», как их звали, передвижение по тайге с попутной охотой было просто образом жизни (с тем же успехом Дерсу являлся и рыбаком, и корневщиком).

Второе. Если бы неизвестный каторжник действительно когда-то знакомился с гольдом, последний не мог назваться ему именем Дерсу Узала, поскольку звали его… Дерчу Очжал! Ведь именно так звучало имя реального гольда-проводника, который послужил прототипом для героя арсеньевских книг. А Дерсу Узала со всей его биографией — во многом лишь плод авторского воображения (в произведениях Арсеньева даже год первого знакомства с ним иной, чем был в жизни, поскольку книги эти не документальное, а художественное повествование). Так что возникает главный вопрос: кого же убил беглый каторжник — реально жившего гольда или литературного героя? И кого «знал и уважал» таёжник Саенко?

Ещё одно соображение касается мнимой известности Дерсу Узала (как и Дерчу Очжала). Не следует забывать, что он был одним из множества гольдов и других аборигенов, проживавших тогда в Приамурье, и лишь одним из проводников исследователя В. К. Арсеньева. «Выдающимся» охотником он тоже не был. И только когда писатель Арсеньев сделал гольда-проводника литературным героем своих книг, имя Дерсу Узала стало нарицательным. Произошло это довольно поздно, более чем через десяток лет после смерти гольда. Ведь первая книга В. К. Арсеньева под названием «По Уссурийскому краю. (Дерсу Узала). Путешествие в горную область ,,Сихотэ-Алинь“» вышла во Владивостоке в 1921 году, а вторая — там же в 1923-м.

Немного о себе. Я член Учёного совета Общества изучения Амурского края — Русского географического общества. Вопросами истории Дальнего Востока и Краеведения занимаюсь много’-лет.

Иван ЕГОРЧЕВ

(Из журнала «ЧиП»).

maxpark.com

«Дерсу Узала» (1975)

В мире есть люди, которых смело можно назвать ГЕНИЯМИ. В том числе и среди писателей и тех, кто экранизирует эти гениальные «книгошедевры» (прошу прощения за такое выражение, и тем самым нарушение стилистики русского языка, но по другому в данный момент сказать не могу. Так же как существуют «киношедевры», так же на мой взгляд, существуют и «книгошедевры»). По одному из таких поистине великих произведений и создан этот гениальный фильм «Дерсу Узала». Сильнейший советско-японский фильм с глубочайшим смыслом. Один из лучших фильмов Мастера Акиры Куросавы.

Получив от Герасимова приглашение снять фильм в совместном производстве с СССР, Куросава вспоминает о прочитанных когда-то давно мемуарах русского исследователя В. К. Арсеньева и предлагает взять их за основу для сценария. И всё-таки Акира Куросава великий Мастер, создавший один из лучших фильмов в истории СССР и принёсший нам премию «Оскар»! Данный Оскар ценен и для нашего кино, и для самого мистера Куросавы. Он подтвердил свой класс, вернулся в пантеон великих мировых кинематографистов, а наша страна получила очередной повод для гордости.

Конечно, многим не понять этот гениальный фильм. Здесь воплотилась общечеловеческая религия — сочетание христианства и синтаизма, буддизма и философии. Созерцание природы и мира, единство людей. Братство людей разных взглядов и национальностей, человека науки и охотника — язычника! Японцы любят природу и очень чутко о ней заботятся, чего так не хватает нам, русским людям. Мы преисполнены гордостью, даже гордыней, за собственную страну. Мы любуемся её безграничными просторами, восхищаемся обилием рек, полей и лесов, забывая заботиться о сохранении этих величайших богатств, данных нам Создателем. Бросить мусор, забыть потушить костёр — это по-нашему! Страна-то большая! Ничего, места хватит! Японцы бережнее относятся к природе, ведь им по сути, деваться некуда! Они находятся на крохотных островах и потому любое нарушение природной гармонии может стоить очень дорого!

Потому — то господину Куросаве так близок Дерсу. Старый охотник ценит жизнь во всех её проявлениях, он душой чувствует истинные ценности — свободу, веру, братство. Эта система ценностей сформировалась ещё в языческие времена и все религии исповедуют те же самые ценности! Их принимает и понимает каждый человек, но не каждый понимает их правильно, как их следует понять. «Дерсу Узала» — идеальная гармония науки и язычества, веры. То к чему люди так давно стремятся, но никак не могут обрести. Забота о ближнем, уважение ближних и даже незнакомых людей — вот истинная ценность человечества! Любить людей, природу, Бога. Этот тройственный союз образует гармонию Мира, Царства Божия! И эту гармонию, пусть на короткий период, но смог обрести даже не писатель, не философ, а географ, человек научного склада ума Владимир Клавдеевич Арсеньев! И помог ему таёжный охотник Дерсу Узала. Тот что не видел иной жизни, существовал в единстве с природой! Арсеньев не стал отшельником, не отказался от цивилизации, но смог найти сокровенный баланс между цивилизацией и природой! Не покорять природу, не подчинять её себе, а стать частью её! Создать природную цивилизацию, уважающую мать — природу, существующую ВНУТРИ неё, как часть этой самой природы! Вот великий смысл этого произведения, и понять его мог лишь японский Мастер, художник Акира Куросава.

Дикий и необузданный нрав русского человека не может обрести гармонию и понять эту мысль. Русский человек стремится либо подчинить всё себе, либо уйти в глухой лес и отречься от всего. От тюрьмы к воле. Так шатает русских людей не только в жизни, но и в голове, в сознании. И только японец Акира Куросава способен найти это равновесие. Ведь Япония — первая в мире страна, где смогли сблизиться и слиться в единое целое Восток и Запад! Две противоположные стихии, два полюса. Дикость и просвещение, природа и цивилизация, древняя культура и современная наука. Японцы сумели сохранить свои традиции, культуру и образ жизни. Сберегли природу в нетронутом, первозданном виде. И в тоже время это европеизированное государство, с развитыми технологиями и современное общество. Вот тот идеал к которому должна стремиться Россия!

«Дерсу Узала» замечательный, хоть и не динамичный фильм. Но динамика, действие — излишни! Художник не бежит, он созерцает Мир! И создаёт свои великие творения! В этой грандиозной и простой картине Куросава-гуманист в образе старого охотника Дерсу показывает мудрость и знание, опыт и проницательность, умение приспосабливаться к окружающей среде и душевную доброту. Эта смесь возвращает нас к истокам любых цивилизаций, будь то западные или восточные; к тем временам, когда народы ещё не были разобщены, задолго до отрыва от живой среды, в которой они когда-то зародились. Кроме того, Куросава с большим уважением описывает наивность Дерсу, который разговаривает с огнём, ветром, водой и тигром, как с живыми людьми. В этом анимизме всё связано между собой всемирными братскими узами. Именно это братство занимает мысли Дерсу, когда он размышляет о барсуке, рыбах и всякой живности, обитающей в тайге, когда оставляет еду в заброшенной хижине для будущего гостя. Посыл фильма ясен: вне этого братства нет спасения ни человеку, ни миру. Этот возврат к истокам цивилизации и морали, выполненный в масштабном и простом стиле, обладает вечной актуальностью.

Столько призов и наград, я искренне рада за фильм, отличная работа всего коллектива, трогательная история простого охотника который был в быту беззащитен как дитя. Прекрасная экранизация. Сопереживаешь героям весь фильм. Красивая дальневосточная природа. Весь фильм пронизан добротой. Хорошая роль Юрия Соломина — одна из самых запоминающихся. Я смотрела обе экранизации этого произведения, но именно эта нравится мне больше. И Арсеньев в исполнении Юрия Соломина, показан намного точнее, чётче и максимально приближен к оригиналу.

Чем дальше человек от народных масс, тем он лучше добрее и чище. Маленький человечек на кривых ножках проворно бегал по тайге, помогал совершенно бескорыстно людям, человек не принявший той жизни в которой с головой ныряем и плаваем мы, считая что всё здесь справедливо и правильно. Звери такие же полноправные жители земли как и люди, он так воспринимал окружающее — и он прав! Какая это большая энциклопедия ТАЙГА, сколько мудрости он набрался жизнь прожив в ней. Не приняла чистая ДУША Дерсу, бессовестных порядков цивилизации. Актёр сыгравший его гениален, и когда он радовался и когда раздражался в кадре его герой оставался симпатичен зрителям до глубины души, а как он плакал поняв что не может больше стрелять, такое сострадание к нему чувствуется просто до слёз. Очень человечный фильм.

10 из 10

www.kinopoisk.ru

Книга «Дерсу Узала»

После прочтения путевых заметок Ивана Гончарова, мне стало понятно, что я мало представляю ту часть России, что находится за Уральскими горами. Потому интересно было прочесть Владимира Арсеньева. Эта книга о действительно самом дальнем крае, теперь входящем в состав России. Уссурийский край. Для нас сейчас Хабаровский край.

Владимир Арсеньев исходил эти места вдоль и поперек в начале 20го века. В данной книге события 1906 года, сразу после русско-японской войны. Цель экспедиций не указана, но думаю, без военного ведомства здесь не обошлось. Однако, Арсеньев искренне заинтересован в исследовании. Он любит этот суровый, но красивый Уссурийский край. Арсеньев удивительно профессионален. Меня удивили его широкие познания в биологии, орнитологии, зоологии, геологии, географии, этнографии. Какой контраст после книги Генри Стенли!

Арсеньев заражает своей любовью к тайге. Я залезла в карты гугла. Ну, что сказать. Радует, что до сих пор есть населенные пункты, которые посещал Арсеньев, есть и поселок его имени. Но, честно говоря, выглядит все ужасно тоскливо. После книги хотелось все это увидеть, после реальных картинок совсем не тянет. И потом, этот гнус, видно никуда не делся и за сто лет. Арсеньев еще предупреждал, что при хищническом отношении китайцев к природе, через двадцать лет уже от богатого мира тайги мало что останется. А после ста лет хищнического отношения что там могло остаться?

Что меня удивило, что край этот по сути, был китайский. Все географические названия китайские. Вся местность усеяна фанзами, жилищами китайцев. Есть еще остатки местных племен, впавших в экономическую зависимость от китайцев, например удэгейцы. Китайцы на удивление предприимчивы. Все фанзы в отличном состоянии, с богатыми кладовыми и огородами. Каждый китаец занят каким-либо промыслом, весьма трудоемким. Они похожи на муравьев, поражающих своим усердием. Поражает «специализация» китайцев: одни собирают женьшень, другие ловят жемчуг, а те.. бандиты, занимаются грабежом. Китайцы хорошо встречали Арсеньева с товарищами на своих фанзах, угощали как дорогих гостей, следуя закону гостеприимства. Однако, русские для них конкуренты, потому китайцам крайне не хотелось, чтобы состоялась исследовательская экспедиция. И все же, никаких особых препятствий со стороны китайцев Арсеньев не встретил.

А что Дерсу Узала? Это собирательный образ всех проводников, помогавших Арсеньеву. Персонаж вышел живой, не верится что этого гольда и не существовало. В Дерсу автор хотел изобразить сына тайги, человека, живущего по законам природы. Для Дерсу все есть «люди», все живое, и звери, и растения, и сама тайга. Он знает и умеет все, что необходимо для выживания в тайге. Дерсу верный товарищ, добрый и надежный человек. Дерсу не создан для города, для «цивилизации», он живет в тайге. И все же, главный герой книги не Дерсу, а тайга.

www.livelib.ru

Дерсу Узала - это... Что такое Дерсу Узала?

Владимир Арсеньев и Дерсу Узала.

Дерсу́ Узала́ (1849(1849)—1908) — охотник, нанаец (гольд), всю жизнь проживший в тайге. После смерти жены и детей от оспы он жил под открытым небом и только зимой устраивал себе временную юрту из корья или бересты. Выступает главным действующим лицом в романах В. К. Арсеньева «По Уссурийскому краю» и «Дерсу Узала».

Персонаж книг Арсеньева

Военный инженер-топограф Владимир Клавдиевич Арсеньев и «лесной человек» Дерсу прошли (1902—1907) вместе многие километры уссурийской тайги и стали большими и добрыми друзьями. После экспедиции 1907 года Арсеньев пригласил полуслепого Дерсу пожить в его доме в Хабаровске. Дерсу очень любил своего «капитана», но жизнью в городе тяготился. Ему, вольному сыну лесов, было душно в четырех стенах.

Весной 1908 года он распростился со своим добрым другом и пошел пешком в Приморский край, на свою родину, к истокам реки Уссури. Его нашли убитым близ станции Корфовская, совсем недалеко от Хабаровска. Сумерки застали его в пути. Дерсу развел костёр у самой дороги, чтобы скоротать холодную весеннюю ночь. Это был его последний костер. Грабители завладели винтовкой Дерсу, которая была весьма ценной вещью для таёжных жителей. По заявлению Арсеньева, Дерсу был убит 13 марта 1908 года каторжником Козловым в районе перевала Хехцир, вблизи каменного карьера.

Сейчас в поселке Корфовский, недалеко от места гибели Дерсу, в память о нём поставлена гигантская гранитная глыба, и школьники посадили вокруг неё сосны.

Прототип

Хотя Дерсу Узала — реально существовавший человек, упомянутый в дневниках Арсеньева, однако, так как книги «По Уссурийскому краю» и «Дерсу Узала» являются художественными, образ Дерсу несколько изменен. Так, в действительности Арсеньев познакомился с Дерсу в 1906 г. на реке Тадушу (о чем говорится в экспедиционных дневниках)[1], а не в 1902 г. на реке Лефу, как утверждается в книге. Возможно, Арсеньев приписал ему некоторые черты и поступки других проводников, с которыми раньше ходил по тайге[2].

Роман и экранизация

В 2007 году издательство «Краски» выпустило в свет первое полное несокращённое собрание сочинений В. К. Арсеньева по текстам дореволюционных прижизненных книг автора. Все вышедшие до этого труды Арсеньева были сильно сокращены издателями — из них были удалены расовые и религиозные характеристики неравного отношения к народам и их религиозным верованиям.

Город Арсеньев, памятник Дерсу Узала и Владимиру Арсеньеву

Над городом Арсеньев на сопке Увальная в 1970-е годы был открыт памятник Владимиру Клавдиевичу и его другу Дерсу Узала. Дерсу изображён символически, в окружении древних петроглифов, сделанных много столетий назад на земле его предков.

См. также

  • Sikhotelumpia dersuuzalai — жук, названный в честь Дерсу Узала

Примечания

  • Сайт о В. К. Арсеньеве и Дерсу Узала
  • Дерсу Узала инфо(недоступная ссылка)

dic.academic.ru


Смотрите также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>