Белая стрекоза любви кто написал


Николай Воронов

Николай Воронов – российский певец, а также автор текстов, поэт-песенник и композитор. Талантливый поп-исполнитель стал знаменит благодаря видео-сервису «YouTube», на который Николай выложил песню собственного сочинения и исполнения «Белая стрекоза любви». «Стрекоза» моментально привлекла внимание поклонников незамысловатым текстом и ритмом.

Музыкальный критик Артемий Троицкий в шутку сравнил этого молодого музыканта и исполнителя с Элтоном Джоном. Но в каждой шутке есть доля правды.

Певец Николай Воронов

Николай Воронов, прославившийся своим хитом, песней «Белая стрекоза любви», появился на свет в мае 1991 года в интеллигентной московской семье. Его отец Александр Воронов преподает на кафедре социологии и гуманитарных наук одного из столичных вузов, а мама имеет образование концертмейстера. Именно мама первой заметила музыкальные способности младшего сына Коли. Уже в 3 года мальчик продемонстрировал, что музыка и математика – это его любимые занятия.

Музыкальная биография мальчика началась еще в детстве. В 5 лет Николай Воронов сел за рояль. Он начал заниматься в Московской спецшколе имени Гнесиных, где учились особо одаренные дети. У мальчика обнаружились абсолютный слух и отличная музыкальная память. Это стало причиной дополнительных занятий композицией.

Николай Воронов в детстве

По словам Николая Воронова, он написал свое первое музыкальное сочинение в 8-летнем возрасте. Он его назвал «Классический этюд для фортепиано».

Музыка

Композицию, которая прославила юного поэта, исполнителя и музыканта, он написал в 10 лет. Это была песня «Белая стрекоза любви». Сам Николай Воронов отнес ее к стилю трэш-поп. Но об этой песне Коля вспомнил лишь 6 лет спустя.

Николай Воронов

Как признался Воронов, «попсой» музыкант занялся после того, как папа подарил ему синтезатор «Casio». Этот инструмент подтолкнул парня к написанию первых трех песен. Сначала появилась композиция «Я жду тебя», а некоторое время спустя еще две: «Люди, которые сразу» и «Белая стрекоза любви». Последняя стала хитом после того, как Николай Воронов в 2008 году поместил ее на видеохостинге Youtube. Забавный ролик с запоминающимся ритмом и словами просмотрели тысячи пользователей. Коля проснулся знаменитым.

Поначалу интерес к песне был скорее шуточным, пользователи пересылали друг другу забавный клип с запоминающимся мотивом, но впоследствии песня обрела вирусный эффект, а автор композиции стал популярен уже не на шутку и получил ряд предложений выступать в шоу на федеральных каналах. Пользователей удивлял и поражал и тот факт, что саму песню Николай написал еще в детстве, а вирусный Интернет-успех композиции предсказал за 4 года до того, как выложил запись на «YouTube».

В ноябре 2008 года Николая пригласили дать свой концерт в модном столичном клубе «Солянка», что он охотно сделал. В зале был аншлаг. Посмотреть на Воронова и послушать его «живое» исполнение пришли полторы тысячи людей. Этот концерт можно увидеть на Youtube. Видео собрало рекордное количество просмотров.

Николай также был приглашен и на праздничный концерт, который транслировался на телеканале 2х2 в новогоднюю ночь с 2008 на 2009 год.

В 2009 году Артемий Троицкий высказался за то, чтобы Николай Воронов со своим хитом отправился на «Евровидение». Критик поддержал инициативную группу, выдвинувшую кандидатуру Воронова, собственным видеообращением. Исполнить песню должна была группа Quest Pistols. Но музыканты получили отказ, так как композицию уже исполняли до конца октября 2008 года, что запрещено правилами этого международного музыкального соревнования.

В том же году Николай Воронов был награжден премией «Степной волк» в номинации «Нечто». Особенность этой номинации в том, что здесь судьи оценивают не музыку или текст, а общественное влияние личности или события. Поэтому конкурентами Николая Воронова в борьбе за эту награду стали Большой адронный коллайдер, 4 позиции Бруно, «Евровидение 2009», закрытие журнала FUZZ, русское творческое объединение «Комба БАКХ» и андеграундный актер Пахом.

Очередная волна популярности «накрыла» музыканта в декабре 2015 года, когда пародист Максим Галкин довольно точно изобразил Колю в телешоу «Точь-в-Точь».

На сегодня у Николая Воронова, по его словам, имеется почти 90 собственных композиций. Но популярными стали лишь несколько, среди которых песни «Люди, которые сразу», «Фруктовая нежность» и «Беги». Но эти песни не смогли достичь популярности, которой достиг хит «Белая стрекоза любви».

Николая Воронова часто приглашают на различные телешоу. Наиболее ярким и запомнившимся оказалось шоу «Давай поженимся».

Личная жизнь

Об этой стороне своей жизни трэш-звезда Рунета не любит распространяться. Личная жизнь Николая Воронова - почти чистый лист.

На программе «Давай поженимся» он признался, что ему нравятся высокие и пышные блондинки. Но детей ему пока не хочется заводить. Да и к женитьбе Николай не готов, потому что напуган истеричностью и алчностью девушек своих друзей. К тому же «идеальную женщину нужно выстрадать».

Николай Воронов сейчас

После того, как отгремела популярность интернет-хита «Белая стрекоза любви», Николай Воронов так и не смог выпустить песню, которая достигнет такого же успеха, и постепенно исчез с телеэкранов и пропал с радаров журналистов.

Певец Николай Воронов

Но в 2016 году журналисты разыскали музыканта, чтобы узнать, как живет Николай Воронов после прошедшего периода оглушительного успеха. Николай Воронов рассказал, что перестал заниматься поп-музыкой и не принимает предложения музыкантов написать для них песни или выступить с популярными хитами, но не из-за «звездной болезни».

Николай хочет стать серьезным композитором, а чтобы сложиться в этой сфере, музыкант уверен, нужны тишина и одиночество. Николай бросил писать песни и сфокусировался на более серьезной музыке. Тем не менее, артист регулярно выступает, и его главным доходом все так же являются деньги с гонораров и немного авторских отчислений со «Стрекозы». Тем более что многого артисту и не нужно: Николай продолжает жить с родителями, деньги тратит на еду и развлечения с друзьями.

Также музыкант утверждает, что если его что и печалит, то это не прошедшая популярность, а осознание хрупкости этого мира.

Тем не менее, в сентябре 2016 года музыкант стал участником шоу «Х-фактор».

В июле 2017 года музыкант снова привлек внимание Интернет-сообщества. Николай начал регулярно выкладывать видео на свой канал на YouTube, где до этого постил только классическую музыку собственного исполнения. На новых видео артист раздет по пояс, матерится, говорит несвязные предложения и издает нечленораздельные звуки. В социальных сетях музыкант также начал писать короткие бессвязные сообщения.

Николай Воронов

Поклонники и пресса заподозрили, что музыкант сошел с ума, но официального подтверждения такого диагноза со стороны близких музыканта не последовало.

Дискография (песни)

  • 2008 - «Баррикадная»
  • 2008 - «Белая стрекоза любви»
  • 2008 - «Люди, которые сразу»
  • 2008 - «Казино»
  • 2009 - «Чуб, камон»
  • 2009 - «Кантри»
  • 2009 - «Беги»
  • 2011 - «Фруктовая нежность»
  • 2011 - «Смс»

Фото

24smi.org

Николай Воронов: «Я разбил пианино, за которым написал «Белую стрекозу любви»

Николай Воронов // Фото: Persona Stars

Некогда популярный музыкант Николай Воронов, чей хит «Белая стрекоза любви» восемь лет назад гремел буквально из каждого утюга, давно пропал с радаров шоу-бизнеса. О парне, который недавно задул на праздничном торте 25 свечей, больше не вспоминают в прессе, а его новые композиции могут оценить, пожалуй, только пользователи социальных сетей. «СтарХит» разыскал автора песни, которая прославила украинскую группу Quest Pistols, чтобы разузнать, как складывается его жизнь в забвении, пришедшем на смену сумасшедшей популярности.

Следы былой славы: где пропадают ведущий «Такси», Иван Дорн и другие

— Николай, ты стал звездой внезапно, когда тебе было всего 17 лет, но так же быстро пропал. Звездная болезнь сыграла злую шутку?

У меня ее не было. Пару раз, конечно, я отказывался сфотографироваться с поклонниками, уж не знаю по какой причине. Сейчас жалею об этом. Очень жалею!

— Тогда что произошло?

Просто я стал более серьезно заниматься игрой на фортепиано, чтобы стать профессионалом, у которого вообще не будет неудач.

— Ты ради этого, насколько помню, несколько лет учился в консерватории.

Московскую консерваторию я ненавижу, хотя все пророчили мне блестящее будущее. Но сейчас я могу сказать одно: зря пробыл там пять лет. Ужасная вещь! Меня не только ничему там не научили, но и испоганили мое здоровье.

Николай признается, что ненавидит все, что связано с консерваторией, где он учился // Фото: Личный архив Николая Воронова

— Почему же не бросил учебу?

Долгое время я просто плыл по течению. Так было выгодно. Сейчас выгодно остаться одному, наедине со своими мыслями. В консерватории меня не признавали как композитора. Сейчас, конечно, я продолжаю играть на фортепиано. Но пока я не сложился в этой сфере, как личность, потому что плохо трудился.

— Кстати, что с тем стареньким фортепиано, на котором ты записал «Стрекозу»? Кажется, тебе его папа подарил.

Я его разбил, когда надоело попсой заниматься. Потом купил новый, точно такой же.

— На какие деньги?

Выступления – моя единственная работа.

— Авторские от «Стрекозы» получаешь?

Ну, бывает.

— Не думал продолжать писать песни для артистов шоу-бизнеса и зарабатывать на этом?

Я песни вообще больше не пишу, надоел этот жанр. Что касается продажи, то нет во мне коммерческой жилки, чтобы я рассчитывал все и продавал. У меня жизнь такая: написал что-то, сыграл, а там как получится… Так со «Стрекозой» было.

Сейчас Воронов продолжает заниматься музыкой // Фото: Личный архив Николая Воронова

— Ты вроде диджеингом увлекся в последнее время?

Эту идею мой менеджер придумал, а я взял на время. Диджеем я не был. Мне это не близко.

— На что тратишь свои гонорары?

В баню могу с друзьями сходить, на еду, однажды велосипед купил, потом квадроцикл, на котором катался по Москве. В свое время очень много спустил на игровые автоматы.

— На улицах по-прежнему узнают?

Да. Вот гаишник как-то притормозил, узнал. Было приятно.

На улицах композитора по-прежнему узнают // Фото: Личный архив Николая Воронова

— А живешь где?

Как и раньше, с родителями.

— Многие не могут справиться с забвением. Ты как это пережил?

У меня не было с этим проблем. Я живу и грущу, как раньше. Только грусть не от того, что меня забыли, а от того, что все живое вокруг умирает.

— После «Стрекозы» были какие-то предложения по работе от музыкантов, продюсеров? Может, в кино предлагали сниматься?

Было много всего, я отказывался. Разве в этих предложениях дело? Это же все чушь! Надо просто жить и делать то, что именно ты можешь лучше всех во всем мире. Но! Надо быть и к этому делу равнодушным. То есть обмануть несчастного Бога, как следует. Чтобы он не знал, что с тобой делать. Вот она жизнь!

— Восемь лет назад тебя как только не называли. Кто-то считал гением, другие откровенно обзывали интернет-фриком. Обижался?

Никогда. Мне нравились даже те комментарии, где использовали мат, если только я видел, что человек пишет от души. А я всегда замечаю, когда человек пишет с душой или так – форматиком, копирочкой. Хотя, в своей жизни мне не приходилось зависеть от чьей-то искренности или душевности. У меня совершенно другой тип жизни. Для меня духовность ничего не значит.

— А друзей у тебя много?

Нет. Но все они очень хорошо знают, кто я, и пытаются меня понять. Не уверен, что у всех получается, поскольку меня никто еще не понял. И, боюсь, по-настоящему не поймет никто. Так сложилось. Поэтому все мои сочинения посвящены именно непониманию личности другими личностями. Я от этой темы балдею, получая семикратный экстаз.

— На пике твоей популярности были ли те, кто хотел дружить исключительно из-за твоего звездного статуса?

Конечно. Например, как-то в клубе одна девочка улыбалась мне, но было видно, что нам с ней не о чем говорить. Мы долго улыбались друг другу, очень долго. Но потом все.

— А в личной жизни как обстоят дела?

Мое сердце свободно. Думаю, так будет всегда. Не хочу рушить свое цельное сердце какой-то «половинкой». Моя личная жизнь – на то и личная, она не может быть разделена с кем-то.

Воронов признается, что грустит не потому что его забыли, а потому что осознает, как хрупок этот мир // Фото: Личный архив Николая Воронова

www.starhit.ru

Автор «Белой стрекозы любви» встревожил своим психическим состоянием

Николай Воронов // Фото: социальные сети

Николай Воронов проснулся знаменитым на волне успеха песни «Белая стрекоза любви», которая взорвала все танцполы более восьми лет назад. Когда-то культовый столичный клуб «Солянка» ломился от желающих услышать шлягер вживую. Воронова регулярно звали гостем в разные передачи, а СМИ мечтали заполучить его интервью.

Николай Воронов: «Я разбил пианино, за которым написал «Белую стрекозу любви»

Сейчас Николаю 26 лет, и от былой популярности остались лишь воспоминания. После оглушительного фурора «Белой стрекозы любви» молодой человек так и не записал ни одной композиции, ставшей бы хитом. По-видимому, в попытке привлечь к себе внимание Николай решил активно вести канал на YouTube. Видео, которые записывает Воронов, набирают десятки просмотров – в тысячу раз меньше, чем в 2008 году. 

Свои видео Николай Воронов сопровождает неоднозначными аннотациями // Фото: скриншот

Кроме того, большинство пользователей социальных сетей воспринимают его творчество негативно и оценивают записи дизлайками. Дело в том, что Воронов представляет весьма странные и неоднозначные видео, которые очень сложно понять обывателю. Николай снимает ролики, сидя за компьютером. При этом молодой человек нередко обнажает свой торс, а аннотации к записям напоминают произведения авангардных деятелей литературы и часто сопровождаются нецензурной лексикой.

На странице Воронова в социальной сети «ВКонтакте» тоже наблюдается повышенная активность. Молодой человек регулярно постит несколько записей подряд, делая интервал лишь в пару минут. Посты Николая тоже похожи на произведения экспериментальных поэтов.

«Крыша едет не спеша тихо серфингом мышА», – пишет Воронов (Орфография и пунктуация авторские. – Прим. ред).

В другой публикации музыкант обыгрывает название книги Вадима Зеланда. По-видимому это произведение произвело крайне сильное впечатление на Николая. «Транссерфинг реальности! Будьте выше одеяльности! Будьте людьми. (…) Трассерфинг вышА. Транссерфинг животного.. Транссерфинг животного – и будьте выше людей, (…) пожалуйста? спасибо?» – с такими словами Воронов обратился к подписчикам (Орфография и пунктуация авторские. – Прим. ред).

Публикации музыканта напоминают творчество авангардистов // Фото: социальные сети

На стене Воронова также можно найти записи, в которых он делится своими размышлениями. «Всех жалко. Хочется любить. Что я и делаю. Что они все и делают. Что мы все и делаем», – писал Николай в начале июля. Спустя несколько часов музыкант решил затронуть тему зависти. 

«На уровне вечной жизни хорошее чувство. Ты наслаждаешься гением 1000 лет, но твоя жизнь длится 100000000 или сколько. Он заводит тебя в мир внутренней твоей текущей колбасы, но ты, наконец-то, не течешь же. Он видит тебя, не может завидеть, развидеть,1000 лет, на себя самого у него останется время, оно же вечное. Человечное. Велосипедное. И что же такое зависть? Хорошее чувство. И неправильно понятые слова. ПонятЫе, встать ответить. Отвесить оплеуху уху. ПонятЫе, встать. Я ведь не раскрываюсь до конца. Я завидую. Вижу. Завидую. Вижу слова. Завидую. Ане ненавижу. Я. Не могу развидеть, кто хочет остановить землю, я сойду…» – делился Воронов (Орфография и пунктуация авторские. – Прим. ред).

Николай Воронов публикует посты с небольшим интервалом // Фото: социальные сети

На стене Николая во «ВКонтакте» можно найти размышления о сумасшествии // Фото: социальные сети

По-видимому, на Николая Воронова произвела большое впечатление книга «Трансерфинг реальности» Вадима Зеланда // Фото: социальные сети

Пользователи социальных сетей недоумевают по поводу повышенной активности Воронова в Сети // Фото: социальные сети

www.starhit.ru

Афиша Волна: Стрекоза, увеличенная до размеров собаки – Архив

Мускулистый лысый человек с татуировкой «RAP» на левой руке тесно прижимается к бедрам игриво танцующей на сцене нимфетки; рядом с ней похожим образом стараются еще четверо ровесниц. Толпа под сценой, наполовину состоящая из школьников, на треть — из хипстеров и на четверть — из менеджеров среднего звена, принимается единодушно скандировать: «Сись-ки! Сись-ки!» Покуда простая пошлость не переросла в статью за развращение малолетних, подросткам оперативно вручают в подарок компакт-диски — и на сцену выбегает нескладный детина двухметрового роста в очках и бабочке. Он неловко дергается, становится за синтезатор Casio и объявляет «песню номер 8 в моем корпусе». Лысый человек, именующий себя МС Бизон, подходит к микрофону и провозглашает: «Эй, народ, танцуй-зажигай! На сцене — Воронов Николай!» Толпа ревет.

Если вбить имя Николая Воронова в «Гугл», первой ссылкой выпадет статья в пародийной энциклопедии «Луркоморье» — Воронов в ней определяется как «тонкий музыкальный тролль». Прошлой осенью тонкий музыкальный тролль сорвал банк в клу­бе «Солянка», куда на его концерт, аффилированный с показом новой коллекции модельера-пат­риота ­Го­ши Рубчинского (см. недавнюю обложку «Афиши»), без рекламы набилось 1500 человек. На Новый год выступил с бенефисом в новогоднем огоньке на телеканале «2х2». Теперь он играет на ­кор­поративах перед болельщиками ЦСКА; теперь его снимают СТС и НТВ; теперь Артемий Троицкий сватает его на «Евровидение» (безрезультатно); ­теперь его главный хит, «Белую стрекозу любви», взяла в оборот мерзкая группа Quest Pistols (и ­мо­жете не сомневаться: скоро эта песня будет играть из каждого третьего мобильного телефона). Едва Воронов, пригибаясь, чтобы не задеть головой потолок, появляется в ресторане на Измайловском бульваре, где у нас назначена встреча, к нему подбегают люди из-за столика на другом конце зала и просят сфотографироваться. Первое, что произносит Николай Воронов, плюхаясь за стул напротив меня: «Я устал».

Воронову 17 лет, и всю сознательную жизнь он занимался академической музыкой. Учился на пианиста в спецшколе при Гнесинке; одношкольник отзывается о нем нехотя: «В таких школах всегда ­существуют юродивые персонажи, которые пускают слюну на преподавателя и при этом как бы гениальные — «гениальные» я беру в кавычки. Но Коля вроде бы талантливый, на рояле играл достойно и музыку пишет недурную». «Колю мне рекомендовал Григорий Самуилович Фрид, наш старейший деятель культуры, художник и писатель, — сообща­ет Роман Леденев, 80-летний музыкант, преподающий у Воронова на композиторском факультете Консерватории, куда тот поступил в прошлом году. — Он талантливый сочинитель, прекрасный пианист, ну и вооб­ще человек пытливый и деятельный; у него есть ­интересные образы и находки, но пока не хватает собранности и творческой дисциплины. А про клубную его деятельность я ничего не знаю». Воронов пишет гладкие оркестровые этю­ды — Трио для гобоя, скрипки и фортепиано, 10-минутная «Первая поэма» — и об академической музыке говорит куда более охотно, чем обо всем остальном: «Мои любимые композиторы — Скрябин и Рахманинов. Я вообще считаю, что первая треть ХХ века и послед­няя треть ХIХ — это эпоха самых новых открытий, толчков к новой музыке. Но у меня всякие вещи есть — и электронные, и с элементами минимализма. И вся эта заваруха вокруг меня — мне это приятно, но я бы хотел, чтобы это «приятно» еще и на классическую музыку распространилось. Песен я сейчас почти не пишу». «Белую стрекозу любви», равно как и почти все остальные песни, Воронов написал, когда ему было 11–12 лет.

Странный мальчик c дешевым синтезатором играл свои простые и нелепые песни в холле университета в Дубне; видео попало в интернет; шутка обратилась в шлягер. На первый взгляд, история Воронова проходит по тому же ведомству, что недавние прорывы Петра Налича и Сявы (что, впрочем, тоже вряд ли утешительно: прямое народное интернет-голосование, как выясняется, выдвигает в первую голову фриков, шутов, камеди-клаб). Воронов и сам свободно рассуждает о Сяве («Он мне звонил насчет концерта совместного, но я не мог; может, летом в Пермь поеду. Ну я вообще считаю, что рэп — это гениально, я воспринимаю рэп как какую-то отдельную нацию. Это искусство. Тут даже не важно, что ты читаешь, важно — как. Если я буду читать, как Сява, «коры-кокоры», это же ничего особенного не будет. В рэпе именно важно, кто поет — и он может петь уже как бы что угодно») и о своей сетевой популярности («Я думаю, в случае с «Солянкой» сработал тот момент, что все уже знали, кто такой Николай Воронов, но никто его не видел») — однако стоит чуть-чуть приглядеться, чтобы обнаружить: феномен Воронова абсолютно не вписывается в стандартную схему «звезды веб 2.0». Он куда глубже, куда многозначнее — и куда печальнее.

Существует версия, что Воронов — самородок, блаженный талант, нашедший философский камень поп-музыки, маленький гений, разом оправдыва­ющий всю новую искренность. «Но я не знаю, что ­такое искренность, — отвечает Коля. — То есть знаю, но в своей музыке я от нее не завишу». Его песни, легитимизирующие самые примитивные поп-клише — это результаты не озарений, но своего рода лабораторного эксперимента — подобного тем, когда ребенок из подручных рифм и штампов сочиняет стихотворение на открытку к 8 Марта. «Мне папа купил синтезатор в подарок. Я просто баловался с ним. Первично было желание попробовать себя в каком-то таком жанре. Мне был интересен сам синтезатор — тембры, которых мне на фортепиано не хватало». Мятущаяся детская душа и первая любовь тут по большому счету ни при чем; юный сочинитель тестирует формы высказывания, только и всего. «Жанр я знал плохо. Первое, что я услы­шал в своей жизни, — это группа «Белый орел». ­Затем Децл, Виктор Цой. Потом был такой запал — в 2001–2003-м только попсу и слушал. Вот тогда я понял для себя, что главное — чтобы было заводное. Что именно? Ну там Михаил Гребенщиков. «Танцы-обниманцы». «Булки».

Можно, впрочем, посмотреть на этот казус и под другим углом. В каком-то смысле Воронов — воплощение самых низменных инстинктов самой просвещенной публики; бесстыжий смех над убогими; его восхождение — результат окончательной потери стыда. С точки зрения этики феномен Воронова представляется крайне спорным. Не надо быть доктором Хаусом, чтобы заметить, что Коля — не очень здоровый человек. Цитаты из его прямой речи — это всегда лукавство: Воронов постоянно перепрыгивает с одной темы на другую, то начинает петь, то порывается вскочить с места; все странности его характера, поведения и образа обусловлены, видимо, медицинскими причинами. В этой связи попытка модной молодежи выставить Воронова в качестве нового героя кажется не слишком чистоплотной (да, он, что называется, incredibly weird — но это не акт искусства, а следствие естества); в этой связи слова гендиректора «2х2» о том, что, мол, российская поп-культура — это «преснота и позорище», а вот пригласить «интернет-фрика» Воронова, чтобы «поржать и послушать музыку, — это с ­удовольст­вием», выглядят не очень пристой­но — несмотря на все ссыл­ки на то, что Коля внимательно ­отно­сится к гонорару и условиям выступления. Когда я спрашиваю Воронова, как он реагирует на то, что над ним смеются, он, непроизвольно жестикулируя, отвечает: «Смотря в каком нахожусь состоянии эмоциональном. Как правило, я все-таки очень радуюсь, тоже начинаю смеяться, а люди еще больше начинают смеяться, потому что я сме­юсь!» — ­последняя фраза произносится каким-то уж совсем истерическим тоном, и вот тут уже становится по-настоящему не по себе.

Но и эта версия не работает — потому что вне зависимости от того, имеется у слушателя совесть или нет, трудно не признать, что «Белая стрекоза любви» есть самая емкая, остроумная и навязчивая поп-песня на русском языке за последние несколько лет — а ведь таких в «корпусе» вороновских сочинений еще как минимум десяток («SMS», «Просто танцы», «Казино» и так далее). Воронов похож одновременно на Псоя Короленко с его ужимками и гармохой, на Лагутенко с его мяукающей недосказанностью и на группу «Руки вверх» с агрессивно-послушным мелодизмом. По сути, Николай Воронов — это и есть настоящее лицо русской поп-музыки: болезненной, перекошенной, одновременно — расчетливой, тщательно запрограммированной на успех, одновременно — по-своему талантливой. Да, это воплощенная перверсия — но поставьте его рядом с нынешней Аллой Пугачевой или Сергеем Зверевым; это еще вопрос, кто более нездоров. Да, он сочиняет песни на основе пресетов дешевейшего синтезатора — но это в каком-то смысле честнее пафосных аранжировок, рассчитанных на фонограмму и караоке. Да, его концерты с детсадовскими конкурсами и идиотским конферансом произво­дят чудовищное впечатление — но разве премия «Муз-ТВ» так уж намного от них отличается? Николай Воронов не столько поп-музыка, которую мы ждали, сколько поп-музыка, которую мы заслужили, и страшно представить, что с ним будет дальше — страшно в самом буквальном смысле слова. По боль­шому счету Николая Воронова действительно должны брать на «Евровидение» и показывать в передаче «Песня года» — но только при том условии, что на следующее утро после эфира в России состоятся честные выборы.

В какой-то момент мы начинаем обсуждать ­ближайшие перспективы; менеджер сообщает, что следующий диск будет выпущен на крупном лейбле, на что Коля (к явному удивлению ­менед­жера) заявляет: «Саша, я думаю, мы не будем подписывать контракт. Знаешь, почему? Вот тебе хочется оказаться на три года в клетке?» Я вспоминаю MC Бизона, резвящуюся толпу в «Солянке» и Tabula Rasa, группу Quest Pistols, новогодний ­огонек «2х2» — похоже, что Воронов уже в ней.

daily.afisha.ru


Смотрите также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>