Автор сказки конек горбунок кто написал


Сказку «Конёк-Горбунок» написал Пушкин

Никто никогда не сомневался в том, что «Евгения Онегина» написал Пушкин, а не Ершов. Многие сомневаются, и один век, в том, что Конька-Горбунка» написал не Ершов, а Пушкин. И хотя этот факт сам по себе ничего не доказывает, но достаточно сильно мотивирует разобраться в этом вопросе детально — дойти во всем до сути, по выражению более приближённого к нам в веках поэтического гения.

Итак, о гениях и всем таком же гениальном. Гениальные произведения — это те, которые не устаревают, а от поколения к поколению наполняются новым смыслом, глубиной и злободневностью. К числу таковых смело можно отнести и «Конька-Горбунка». Поясню почему. В «Коньке-Горбунке», Иван, давайте назовем его не самым талантливым, совершенно безо всякого для себя ущерба прыгает в котлы то с кипятком, то горячим молоком, и получает за эти безумно-рискованные, причем риск совершенно немотивированный, поступки внешность киногероя, девицу-фотомодель в верные жены и царство-государство в придачу. Вставьте вместо Ивана имя-фамилию главного героя (это может быть депутат, главарь банды и т.п.) любого телесериала типа «Бригады» и сюжет оживет и заиграет новыми гранями.

При этом роль организатора пира- или избирательной кампании соответствует роли Конька-Горбунка. Но шутки в сторону, сказка действительно актуальна, пережив века, значит, автор — гений. Но гениальность — это такая вещь, которая отбрасывает тень на все, что происходит с человеком. Гений, если хотите, это отклонение от нормы, причем настолько серьезное, что вполне может эту самую норму изменить.

Я вглядываюсь в круглое, простое и доброе лицо писателя Ершова и не чувствую, ну никак не чувствую, особого интеллектуального потенциала. Аргумент, конечно, субъективный, но такие вещи, как внутреннее ощущение человека, пусть даже и незнакомого, для нас бывают очень важны. У всех талантливых, а тем паче, гениальных писателей есть своя неповторимая интонация, ритм, особый пульс фразы. Это, несомненно, присутствует в «Коньке-Горбунке», за поэтическим повествованием почти физически чувствуется личность автора. Личность пушкинского масштаба.

Тогда почему? Почему Пушкин отказывается от своего замечательного творения? Я глубоко убеждена, что в жизни есть только две основные причины, по которым люди совершают принципиальные, значимые поступки. Либо деньги, либо большое чувство. Пушкин, как известно, всю жизнь остро нуждался в деньгах. Потребность особенно возросла после женитьбы на красавице из московской купеческой семьи Наталии Гончаровой. Пушкин женился в 1831 году. Жена жестко контролировала финансовые дела супруга и, чтобы иметь возможность играть в карты (а Пушкин был большим любителем этого дела), ему нужны были «левые» деньги. То есть те, которые поступали по неофициальным каналам. С издателем А. Ф. Смердиным у Пушкина существовали особенные доверительные отношения, и, по признанию самого- издателя, публикация.

Пушкинских произведений под вымышленными именами занимала в них большое место. Пушкин в таких случаях старался как можно лучше замести следы, чтобы Наталья Николаевна как-нибудь не обратилась за причитающимися ей гонорарами. Лично Ершов получает от издателя журнала Сенковского, впервые опубликовавшего «Конька» по рублю за строчку — 600 рублей. На эти деньги можно было достаточно долго и безбедно существовать. Пушкин в то время получал гораздо больше — по 25 рублей за строчку. И ему не составляло бы труда договориться с издателем часть суммы получить «черным налом».

Не иначе, чем отказом в признании авторского права можно объяснить тон ответа издателя Сенковского на просьбу Ершова выплатить якобы недополученную часть гонорара за журнальную публикацию 1834 года. Ершов обратился с этой просьбой через четыре года после смерти Пушкина. «Ничего не следовало получить и не будет следовать».

Сенковский лично восхищался автором сказки в предисловии к ней и столь по-хамски обошелся с Ершовым. Не потому ли, что автор и Ершов — разные люди? Кому, как не издателю это должно быть известно…

Однако не только субъективные ощущения и финансовые соображения выступают за то, что Ершов не мог быть отцом столь гениального ребенка, как «Конек-Горбунок». Вот история появления этой едва ли не лучшей русской сказки в стихах. В апреле 1834 года близкий друг Пушкина, профессор русской словесности Петербургского университета П. А. Плетнев вместо лекции читает студентам первую часть новой стихотворной сказки «Конек-Горбунок». Сказка эта только что опубликована в журнале «Библиотека для чтения» Сенковского, о котором мы уже упоминали. Профессор по окончании прочтения неожиданно объявил, сказку написал их товарищ, студент Петр Ершов. Студенты были, естественно, в восторге от таланта Ершова, который никогда ранее не был замечен за написанием стихов.

Против авторства Ершова говорит тот факт, что никогда не было обнаружено никаких черновиков, написанных рукой Ершова. Написанный рукой Пушкина отрывок сказки находился в бумагах Смирдина. Издатель назвал его: «Пушкин. Заглавие и посвящение к сказке «Конек-Горбунок».

Только Пушкин пользовался многоточиями, вставляя их там, где на самом деле ничего не было пропущено, но добивался тем самым особого ощущения загадочности и недосказанности. Тот же самый прием мы часто встречаем в сказке «Конек-Горбунок»! Еще вопрос. Почему Пушкин, если это был он, решил издать свое произведение не под чьей-либо фамилией, а под фамилией Ершов? Объяснить это, как раз и несложно. Мы все питаем особую теплоту к тем, кто родился на земле наших предков. Сибирь была крепко-накрепко связана с предками Александра Сергеевича Пушкина.

Первым из рода Пушкиных оказался в Сибири, еще при Борисе Годунове, Евстафий Михайлович Пушкин, который был послан воеводою в Тобольск. Затем воеводою в Тобольск после смерти «от непривычного климата» Евстафия Михайловича царь назначил младшего его брата Никиту Михайловича.

С тех пор немало Пушкиных побывало на воеводстве в Сибири. Сын Евстафия Михайловича Никита, отличившийся в битвах с поляками, в 1625 году был воеводою в судьбе писателя Ершова принято считать «главным городом» все тот же Тобольск, где воеводствовали Пушкины.

Ершов родился 22 февраля (6 марта по новому стилю) 1815 года в деревне Безруковой Ишимского уезда Тобольской губернии.

После окончания учебы в Петербурге, Ершов возвратился в Тобольск для государственной службы, которую тихо-мирно нес (как же это несвойственно гениальному поэту!) до января 1857 года. Тогда 42-летний инспектор гимназии, коллежский советник был назначен директором училищ Тобольской губернии. Всю свою энергию он вложил в открытие женского уездного училища. Часто он совершал инспекционные поездки по учебным заведениям родной Тобольской губернии. Опять-таки, заниматься этим, являясь одним из величайших поэтов Отечества, было бы крайне затруднительно. Но дело даже не в этом. Нам важно показать, что у Пушкина был побудительный мотив так или иначе идентифицировать себя с Ершовым. И мотив этот весьма весомый — они фактически были земляками. Кроме того, Пушкин был очень отзывчивым человеком, а семья Ершова в годы его учебы в Петербургском университете потеряла кормильца и остро нуждалась в деньгах,

И еще один момент. В личной библиотеке Пушкина была специальная полка, на которую поэт ставил анонимные произведения или те, которые были изданы под вымышленными именами. Так вот, «Конек-Горбунок» стоял на этой полке.

Источник: tayra.ucoz.ru

hobbitaniya.ru

«Конек-Горбунок» Петра Ершова: история создания сказки и жизни писателя.

Детская сказка в качестве университетской лекции. Петербургский профессор словесности Петр Плетнев читал студентам курсовую работу Петра Ершова. Это был «Конек-Горбунок». История в стихах прославила своего 19-летнего автора.

«Этот Ершов владеет своим стихом, как крепостным мужиком», – писал о начинающем литераторе Александр Пушкин. Поэт даже отредактировал несколько четверостиший и сообщил литературному миру: «Теперь этот род сочинений можно мне и оставить». История о приключениях Ивана-дурака навеяна сибирскими сказаниями. Отец Ершова часто менял место службы, и маленький Петруша, путешествуя по Сибири, на всю жизнь запомнил ямские станции и бесконечные рассказы. Детские впечатления стали поэмами, либретто и пьесами.

Кино: «На златом крыльце сидели»Спектакль: «Конек-Горбунок»

Учиться Петр Ершов не любил, хоть и окончил с отличием гимназию. Выпускной экзамен в университете сдал благодаря везению: достался единственный выученный билет. «Вот я – кандидат университета, а не знаю ни одного иностранного языка», – самокритично вздыхал поэт.

«Конек-Горбунок» только при жизни автора выдержал семь публикаций. А за годы существования сказки – более ста семидесяти. Книга – одна из самых издаваемых в мире. Впервые отрывки из сказки напечатаны в журнале «Библиотека для чтения» в 1834 году.

Удачный литературный дебют не стал залогом дальнейшего успеха. Петр Ершов был вынужден вернуться в Тобольск. Служил учителем, инспектором, а затем и директором местной гимназии. Среди его учеников – будущий гениальный химик Дмитрий Менделеев.

Там Ершов написал драму «Фома-кузнец», пьесу «Суворов и станционный смотритель», романтическую поэму «Сузге. Сибирское предание». Есть даже либретто к опере «Страшный меч», которую хоть и одобрили, но так и не поставили. Но ничего столь громкого, как студенческий «Конек».

Зато «Конек-Горбунок» стал первым балетом на русскую национальную тему. Еще при жизни Петра Ершова, в 1864 году, итальянский композитор Цезарь Пуни и французский балетмейстер Артур Сен-Леон представили свое творение на императорской сцене. Главное действующее лицо – Царь-девица.

После знакомства с одним из «отцов» Козьмы Пруткова Владимиром Жемчужниковым Ершов написал оперетту «Черепослов, сиречь Френолог». В основе – куплеты сказочника. Петр Павлович передал тексты со словами: «Пусть ими воспользуется Козьма Прутков, потому что сам я уже ничего не пишу».

Из ненаписанного – поэма «Иван-царевич». Замысел был грандиозным: 10 томов и 100 песен. Петр Ершов мечтал собрать воедино все сказочное богатство России, о чем еще в 1830 году рассказывал русскому писателю, своему земляку и университетскому однокашнику Андрею Ярославцеву.

«Конек-Горбунок» не раз менялся. Сначала по желанию автора канонической стала вторая редакция. Затем цензура «черкала» критику церкви и власти. А в конце ХIХ века вышло около 40 подражаний общим тиражом 350 тысяч экземпляров. Столь популярной в России оказалась эта затейливая история.

www.culture.ru

Книга Конек-горбунок читать онлайн бесплатно, автор П. П. Ершов на Fictionbook

Скачать полностью

© Елисеев А. М., ил., 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2017

Часть 1Начинает сказка сказываться…

 За горами, за лесами,За широкими морями,Против неба – на землеЖил старик в одном селе.У старинушки три сына:Старший умный был детина,Средний сын и так и сяк,Младший вовсе был дурак.Братья сеяли пшеницуДа возили в град-столицу:Знать, столица та былаНедалече от села.Там пшеницу продавали,Деньги счётом принималиИ с набитою сумойВозвращалися домой.    В долгом времени аль вскореПриключилося им горе:Кто-то в поле стал ходитьИ пшеницу шевелить.Мужички такой печалиОтродяся не видали;Стали думать да гадать –

Как бы вора соглядать[1]1   Соглядать – подсмотреть.

[Закрыть]

;

Наконец себе смекнули,Чтоб стоять на карауле,Хлеб ночами поберечь,Злого вора подстеречь.    Вот, как стало лишь смеркаться,Начал старший брат сбираться:Вынул вилы и топорИ отправился в дозор.Ночь ненастная настала,На него боязнь напала,И со страхов наш мужик

Закопался под сенник[2]2   Сенник – навес или чердак под которым хранится сено.

[Закрыть]

.

Ночь проходит, день приходит;С сенника дозорный сходитИ, облив себя водой,Стал стучаться под избой:«Эй вы, сонные тетери!Отпирайте брату двери,Под дождём я весь промокС головы до самых ног».Братья двери отворили,Караульщика впустили,Стали спрашивать его:Не видал ли он чего?Караульщик помолился,Вправо, влево поклонилсяИ, прокашлявшись, сказал:«Всю я ноченьку не спал;На моё ж притом несчастьеБыло страшное ненастье:Дождь вот так ливмя и лил,Рубашонку всю смочил.Уж куда как было скучно!..Впрочем, всё благополучно».Похвалил его отец:«Ты, Данило, молодец!Ты вот, так сказать, примерно,Сослужил мне службу верно,То есть, будучи при всём,Не ударил в грязь лицом».    Стало сызнова смеркаться,Средний брат пошёл сбираться:Взял и вилы и топорИ отправился в дозор.Ночь холодная настала,Дрожь на малого напала,Зубы начали плясать;Он ударился бежать –И всю ночь ходил дозоромУ соседки под забором.Жутко было молодцу!Но вот утро. Он к крыльцу:«Эй вы, сони! Что вы спите!Брату двери отоприте;Ночью страшный был мороз –До животиков промёрз».Братья двери отворили,Караульщика впустили,Стали спрашивать его:Не видал ли он чего?Караульщик помолился,Вправо, влево поклонилсяИ сквозь зубы отвечал:«Всю я ноченьку не спал,Да, к моей судьбе несчастной,Ночью холод был ужасный,До сердцов меня пробрал;Всю я ночку проскакал;Слишком было несподручно…Впрочем, всё благополучно».И ему сказал отец:«Ты, Гаврило, молодец!»    Стало в третий раз смеркаться,Надо младшему сбираться;Он и усом не ведёт,На печи в углу поётИзо всей дурацкой мочи:«Распрекрасные вы очи!»Братья ну ему пенять,Стали в поле погонять,Но сколь долго ни кричали,Только голос потеряли:Он ни с места. НаконецПодошёл к нему отец,Говорит ему: «Послушай,Побегай в дозор, Ванюша.

Я куплю тебе лубков[3]3   Лубки – здесь: ярко раскрашенные картинки.

[Закрыть]

,

Дам гороху и бобов».    Тут Иван с печи слезает,

Малахай[4]4   Малахай – здесь: длинная, широкая одежда без пояса.

[Закрыть]

свой надевает,

Хлеб за пазуху кладёт,Караул держать идёт.    Ночь настала; месяц всходит;Поле всё Иван обходит,Озираючись кругом,И садится под кустом:Звёзды на небе считаетДа краюшку уплетает.Вдруг о полночь конь заржал…Караульщик наш привстал,Посмотрел под рукавицуИ увидел кобылицу.Кобылица та былаВся, как зимний снег, бела,Грива в землю, золотая,В мелки кольца завитая.«Эхе-хе! так вот какойНаш воришко!.. Но, постой,Я шутить ведь не умею,Разом сяду те на шею.Вишь, какая саранча!»И, минуту улуча,К кобылице подбегает,За волнистый хвост хватаетИ прыгнул к ней на хребёт –Только задом наперёд.Кобылица молодая,

Очью[5]5   Очью – очами, глазами.

[Закрыть]

бешено сверкая,

Змеем голову свилаИ пустилась, как стрела.Вьётся кругом над полями,

Виснет пластью[6]6   Пластью – пластом.

[Закрыть]

надо рвами,

Мчится скоком по горам,Ходит дыбом по лесам,Хочет силой аль обманом,Лишь бы справиться с Иваном.Но Иван и сам не прост –Крепко держится за хвост.    Наконец она устала.«Ну, Иван, – ему сказала, –Коль умел ты усидеть,Так тебе мной и владеть.Дай мне место для покоюДа ухаживай за мною,Сколько смыслишь. Да смотри:По три утренни зариВыпущай меня на волюПогулять по чисту полю.По исходе же трёх днейДвух рожу тебе коней –Да таких, каких понынеНе бывало и в помине;Да ещё рожу конькаРостом только в три вершка,На спине с двумя горбамиДа с аршинными ушами.Двух коней, коль хошь, продай,Но конька не отдавайНи за пояс, ни за шапку,Ни за чёрную, слышь, бабку.На земле и под землёйОн товарищ будет твой:Он зимой тебя согреет,Летом холодом обвеет,В голод хлебом угостит,В жажду мёдом напоит.Я же снова выйду в полеСилы пробовать на воле».    «Ладно», – думает Иван

И в пастуший балаган[7]7   Балаган – здесь: шалаш, сарай.

[Закрыть]

Кобылицу загоняет,Дверь рогожей закрываетИ, лишь только рассвело,Отправляется в село,Напевая громко песню:«Ходил молодец на Пресню».    Вот он всходит на крыльцо,Вот хватает за кольцо,Что есть силы в дверь стучится,Чуть что кровля не валится,И кричит на весь базар,Словно сделался пожар.Братья с лавок поскакали,Заикаяся, вскричали:    «Кто стучится сильно так?» –«Это я, Иван-дурак!»Братья двери отворили,Дурака в избу впустилиИ давай его ругать, –Как он смел их так пугать!А Иван наш, не снимаяНи лаптей, ни малахая,Отправляется на печьИ ведёт оттуда речьПро ночное похожденье,Всем ушам на удивленье:«Всю я ноченьку не спал,Звёзды на небе считал;

Месяц, ровно[8]8   Ровно – будто, словно.

[Закрыть]

, тоже светил –

Я порядком не приметил.Вдруг приходит дьявол сам,С бородою и с усам;Рожа, словно как у кошки,А глаза-то, что те плошки!Вот и стал тот чёрт скакатьИ зерно хвостом сбивать.Я шутить ведь не умею –И вскочи ему на шею.Уж таскал же он, таскал,Чуть башки мне не сломал.Но и я ведь сам не промах,

Слышь, держал его как в жомах[9]9   Жомы – тиски, пресс.

[Закрыть]

.

   Бился, бился мой хитрецИ взмолился наконец:«Не губи меня со света!Целый год тебе за этоОбещаюсь смирно жить,Православных не мутить».Я, слышь, слов-то не померил,Да чертёнку и поверил».Тут рассказчик замолчал,Позевнул и задремал.Братья, сколько ни серчали,Не смогли – захохотали,Ухватившись под бока,Над рассказом дурака.Сам старик не мог сдержаться,Чтоб до слёз не посмеяться,Хоть смеяться – так оноСтарикам уж и грешно.    Много ль времени аль малоС этой ночи пробежало, –Я про это ничегоНе слыхал ни от кого.Ну, да что нам в том за дело,Год ли, два ли пролетело, –Ведь за ними не бежать…Станем сказку продолжать.    Ну-с, так вот что! Раз Данило(В праздник, помнится, то было),

Натянувшись зельно[10]10   Зельно – сильно, весьма.

[Закрыть]

пьян,

Затащился в балаган.Что ж он видит? – ПрекрасивыхДвух коней золотогривыхДа игрушечку-конькаРостом только в три вершка,На спине с двумя горбамиДа с аршинными ушами.«Хм! Теперь-то я узнал,Для чего здесь дурень спал!» –Говорит себе Данило…Чудо разом хмель посбило.Вот Данило в дом бежитИ Гавриле говорит:«Посмотри, каких красивыхДвух коней золотогривыхНаш дурак себе достал:Ты и слыхом не слыхал».И Данило да Гаврило,Что в ногах их мочи было,По крапиве прямикомТак и дуют босиком.    Спотыкнувшися три раза,Починивши оба глаза,Потирая здесь и там,Входят братья к двум коням.Кони ржали и храпели,Очи яхонтом горели;В мелки кольца завитой,Хвост струился золотой,И алмазные копытыКрупным жемчугом обиты.Любо-дорого смотреть!Лишь царю б на них сидеть!Братья так на них смотрели,Что чуть-чуть не окривели.«Где он это их достал? –Старший среднему сказал. –Но давно уж речь ведётся,Что лишь дурням клад даётся,Ты ж хоть лоб себе разбей,Так не выбьешь двух рублей.

Ну, Гаврило, в ту седьмицу[11]11   Седьмица – неделя.

[Закрыть]

Отведём-ка их в столицу;Там боярам продадим,Деньги ровно поделим,А с деньжонками, сам знаешь,И попьёшь и погуляешь,Только хлопни по мешку.А благому дуракуНедостанет ведь догадки,Где гостят его лошадки;Пусть их ищет там и сям.Ну, приятель, по рукам!»Братья разом согласились,Обнялись, перекрестилисьИ вернулися домой,Говоря промеж собойПро коней и про пирушкуИ про чудную зверушку.    Время катит чередом,Час за часом, день за днём.И на первую седьмицуБратья едут в град-столицу,Чтоб товар свой там продатьИ на пристани узнать,Не пришли ли с кораблямиНемцы в город за холстами,И нейдёт ли царь СалтанБасурманить христиан.    Вот иконам помолились,У отца благословились,Взяли двух коней тайкомИ отправились тишком.    Вечер к ночи пробирался;На ночлег Иван собрался;Вдоль по улице идёт,Ест краюшку да поёт.Вот он поля достигает,Руки в боки подпираетИ с прискочкой, словно пан,Боком входит в балаган.    Всё по-прежнему стояло,Но коней как не бывало;Лишь игрушка-горбунокУ его вертелся ног,Хлопал с радости ушамиДа приплясывал ногами.Как завоет тут Иван,Опершись о балаган:«Ой вы, кони буры-сивы,Добры кони златогривы!Я ль вас, други, не ласкал,Да какой вас чёрт украл?Чтоб пропасть ему, собаке!

Чтоб издохнуть в буераке[12]12   Буерак – небольшой овраг.

[Закрыть]

!

Чтоб ему на том светуПровалиться на мосту!Ой вы, кони буры-сивы,Добры кони златогривы!»    Тут конёк ему заржал.«Не тужи, Иван, – сказал, –Велика беда, не спорю,Но могу помочь я горю.

Ты на чёрта не клепли[13]13   Не клепли – не обвиняй напрасно, не клевещи.

[Закрыть]

:

Братья коников свели.Ну, да что болтать пустое,Будь, Иванушка, в покое.На меня скорей садись,Только знай себе держись;Я хоть росту небольшого,Да сменю коня другого:Как пущусь да побегу,Так и беса настигу».    Тут конёк пред ним ложится;На конька Иван садится,

Уши в загреби[14]14   Загребь – горсть.

[Закрыть]

берёт,

Что есть мочушки ревёт.Горбунок-конёк встряхнулся,Встал на лапки, встрепенулся,Хлопнул гривкой, захрапелИ стрелою полетел;Только пыльными клубамиВихорь вился под ногами.И в два мига, коль не в миг,Наш Иван воров настиг.    Братья то есть испугались,Зачесались и замялись.А Иван им стал кричать:«Стыдно, братья, воровать!Хоть Ивана вы умнее,Да Иван-то вас честнее:Он у вас коней не крал».Старший, корчась, тут сказал:«Дорогой наш брат Иваша,

Что переться[15]15   Переться – спорить, отпираться.

[Закрыть]

 – дело наше!

Но возьми же ты в расчёт

Некорыстный наш живот[16]16   Некорыстный наш живот – бедную нашу жизнь. Живот (церк.-слав.) – жизнь.

[Закрыть]

.

Сколь пшеницы мы не сеем,Чуть насущный хлеб имеем.А коли неурожай,Так хоть в петлю полезай!Вот в такой большой печалиМы с Гаврилой толковалиВсю намеднишнюю ночь –Чем бы горюшку помочь?Так и этак мы вершили,Наконец вот так решили:Чтоб продать твоих коньковХоть за тысячу рублёв.    А в спасибо, молвить к слову,Привезти тебе обнову –Красну шапку с позвонкомДа сапожки с каблучком.

Да к тому ж старик неможет[17]17   Неможет – болеет; немочь – болеть.

[Закрыть]

,

Работать уже не может;А ведь надо ж мыкать век, –Сам ты умный человек!» –«Ну, коль этак, так ступайте, –Говорит Иван, – продайтеЗлатогривых два коня,Да возьмите ж и меня».Братья больно покосились,Да нельзя же! согласились.    Стало на небе темнеть;Воздух начал холодеть;Вот, чтоб им не заблудиться,Решено остановиться.Под навесами ветвейПривязали всех коней,

Принесли с естным[18]18   Естное – съестное.

[Закрыть]

лукошко,

Опохмелились немножкоИ пошли, что боже даст,Кто во что из них горазд.    Вот Данило вдруг приметил,Что огонь вдали засветил.На Гаврилу он взглянул,Левым глазом подмигнулИ прикашлянул легонько,Указав огонь тихонько;Тут в затылке почесал,«Эх, как тёмно! – он сказал. –Хоть бы месяц этак в шуткуК нам проглянул на минутку,Всё бы легче. А теперь,Право, хуже мы тетерь…Да постой-ка… мне сдаётся,Что дымок там светлый вьётся…Видишь, эвон! Так и есть!..

Вот бы курево[19]19   Курево – здесь: огонь, костёр.

[Закрыть]

развесть!

Чудо было б!.. А послушай,Побегай-ка, брат Ванюша!А, признаться, у меняНи огнива, ни кремня».Сам же думает Данило:«Чтоб тебя там задавило!»А Гаврило говорит:

«Кто-петь[20]20   Кто-петь – кто же.

[Закрыть]

знает, что горит!

Коль станичники[21]21   Станичники – здесь: разбойники.

[Закрыть]

пристали –Поминай его, как звали!»    Всё пустяк для дурака.Он садится на конька,    Бьёт в круты бока ногами,Теребит его руками,Изо всех горланит сил…Конь взвился – и след простыл.«Буди с нами крестна сила! –Закричал тогда Гаврило,Оградясь крестом святым. –Что за бес такой под ним!»    Огонёк горит светлее,Горбунок бежит скорее.Вот уж он перед огнём.Светит поле словно днём;Чудный свет кругом струится,Но не греет, не дымится.Диву дался тут Иван.«Что, – сказал он, – за шайтан!Шапок с пять найдётся свету,А тепла и дыму нету;Эко чудо-огонёк!»    Говорит ему конёк:«Вот уж есть чему дивиться!Тут лежит перо Жар-птицы,Но для счастья своегоНе бери себе его.Много, много непокоюПринесёт оно с собою». –«Говори ты! Как не так!» –Про себя ворчит дурак;И, подняв перо Жар-птицы,Завернул его в тряпицы,Тряпки в шапку положилИ конька поворотил.Вот он к братьям приезжаетИ на спрос их отвечает:«Как туда я доскакал,Пень горелый увидал;Уж над ним я бился, бился,Так что чуть не надсадился;Раздувал его я с час –Нет ведь, чёрт возьми, угас!»Братья целу ночь не спали,Над Иваном хохотали;А Иван под воз присел,Вплоть до утра прохрапел.    Тут коней они впрягалиИ в столицу приезжали,Становились в конный ряд,Супротив больших палат.    В той столице был обычай:

Коль не скажет городничий[22]22   Городничий – начальник города в старину.

[Закрыть]

 –

Ничего не покупать,Ничего не продавать.Вот обедня наступает;Городничий выезжаетВ туфлях, в шапке меховой,С сотней стражи городской.Рядом едет с ним глашатый,Длинноусый, бородатый;Он в злату трубу трубит,Громким голосом кричит:

«Гости[23]23   Гость – старинное название купца, торговца.

[Закрыть]

! Лавки отпирайте,

Покупайте, продавайте.А надсмотрщикам сидетьПодле лавок и смотреть,

Чтобы не было содому[24]24   Содом – здесь: сильный шум, беспорядок, суматоха.

[Закрыть]

,

Ни давёжа[25]25   Давёж – давка.

[Закрыть]

, ни погрому,И чтобы никой уродНе обманывал народ!»Гости лавки отпирают,Люд крещёный закликают:«Эй, честные господа,К нам пожалуйте сюда!Как у нас ли тары-бары,Всяки разные товары!»Покупальщики идут,У гостей товар берут;Гости денежки считаютДа надсмотрщикам мигают.    Между тем градской отрядПриезжает в конный ряд;Смотрит – давка от народу,Нет ни выходу, ни входу;Так кишмя вот и кишат,И смеются, и кричат.Городничий удивился,Что народ развеселился,И приказ отряду дал,Чтоб дорогу прочищал.«Эй! вы, черти босоноги!Прочь с дороги! Прочь с дороги!» –Закричали усачиИ ударили в бичи.Тут народ зашевелился,Шапки снял и расступился.    Пред глазами конный ряд;Два коня в ряду стоят,Молодые, вороные,Вьются гривы золотые,В мелки кольца завитой,Хвост струится золотой…Наш старик, сколь ни был пылок,Долго тёр себе затылок,«Чуден, – молвил, – божий свет,Уж каких чудес в нём нет!»Весь отряд тут поклонился,Мудрой речи подивился.Городничий между темНаказал престрого всем,Чтоб коней не покупали,Не зевали, не кричали;Что он едет ко дворуДоложить о всём царю.И, оставив часть отряда,Он поехал для доклада.    Приезжает во дворец.«Ты помилуй, царь-отец! –Городничий восклицаетИ всем телом упадает. –Не вели меня казнить,Прикажи мне говорить!»Царь изволил молвить: «Ладно,Говори, да только складно». –«Как умею, расскажу:Городничим я служу;Верой-правдой исправляюЭту должность…» – «Знаю, знаю!» –«Вот сегодня, взяв отряд,Я поехал в конный ряд.Приезжаю – тьма народу!Ну, ни выходу, ни входу.Что тут делать?.. ПриказалГнать народ, чтоб не мешал.Так и сталось, царь-надёжа!И поехал я – и что же?Предо мною конный ряд;Два коня в ряду стоят,Молодые, вороные,Вьются гривы золотые,В мелки кольца завитой,Хвост струится золотой,И алмазные копытыКрупным жемчугом обиты».    Царь не мог тут усидеть.«Надо коней поглядеть, –Говорит он, – да не худоИ завесть такое чудо.Гей, повозку мне!» И вотУж повозка у ворот.Царь умылся, нарядилсяИ на рынок покатился;

За царём стрельцов[26]26   Стрельцы – старинное войско.

[Закрыть]

отряд.

   Вот он въехал в конный ряд.На колени все тут палиИ «ура» царю кричали.Царь раскланялся и вмигМолодцом с повозки прыг…Глаз своих с коней не сводит,Справа, слева к ним заходит,Словом ласковым зовёт,По спине их тихо бьёт,Треплет шею их крутую,Гладит гриву золотую,И, довольно насмотрясь,Он спросил, оборотясьК окружавшим: «Эй, ребята!Чьи такие жеребята?Кто хозяин?» Тут Иван,Руки в боки, словно пан,Из-за братьев выступаетИ, надувшись, отвечает:«Эта пара, царь, моя,И хозяин – тоже я». –    «Ну, я пару покупаю!Продаёшь ты?» – «Нет, меняю». –«Что в промен берёшь добра?» –«Два-пять шапок серебра». –«То есть это будет десять».Царь тотчас велел отвеситьИ, по милости своей,Дал в прибавок пять рублей.Царь-то был великодушный!    Повели коней в конюшниДесять конюхов седых,Все в нашивках золотых,Все с цветными кушакамиИ с сафьянными бичами.Но дорогой, как на смех,Кони с ног их сбили всех,Все уздечки разорвалиИ к Ивану прибежали.    Царь отправился назад,Говорит ему: «Ну, брат,Пара нашим не даётся;Делать нечего, придётсяВо дворце тебе служить.Будешь в золоте ходить,

В красно платье[27]27   Красно платье – нарядное, красивое платье.

[Закрыть]

наряжаться,

Словно в масле сыр кататься,    Всю конюшенну мою

Я в приказ тебе даю[28]28   В приказ даю – отдаю под надзор.

[Закрыть]

.

Царско слово в том порука.Что, согласен?» – «Эка штука!Во дворце я буду жить,Буду в золоте ходить,В красно платье наряжаться,Словно в масле сыр кататься,Весь конюшенный заводЦарь в приказ мне отдаёт;То есть я из огородаСтану царский воевода.Чудно дело! Так и быть,Стану, царь, тебе служить…Только, чур, со мной не дратьсяИ давать мне высыпаться,А не то я был таков!»    Тут он кликнул скакуновИ пошёл вдоль по столице,Сам махая рукавицей,И под песню дуракаКони пляшут трепака;А конёк его горбаткоТак и ломится вприсядку,К удивленью людям всем.    Два же брата между темДеньги царски получили,В опояски их зашили,

Постучали ендовой[29]29   Постучали ендовой – выпили.   Ендова – сосуд для вина.

[Закрыть]

И отправились домой.Дома дружно поделились,Оба враз они женились,Стали жить да поживатьДа Ивана поминать.    Но теперь мы их оставим,Снова сказкой позабавимПравославных христиан,Что наделал наш Иван,Находясь во службе царской,При конюшне государской;

Как в суседки[30]30   Суседка – домовой (сибирское название).

[Закрыть]

он попал,

Как перо своё проспал,Как хитро поймал Жар-птицу,Как похитил Царь-девицу,Как он ездил за кольцом,  

fictionbook.ru


Смотрите также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>