Адажио альбинони кто написал


Кто написал «Адажио Альбинони»?

Казалось бы, ясно: композицию «Адажио» (от итал. adagio — медленный, спокойный темп в музыке) написал Томазо Альбинони — венецианский композитор XVIII века. Однако практически все специалисты уверены, что мы имеем дело с талантливой мистификацией.

Томазо Джованни Альбинони

Автором мистификации считается некто Ремо Джадзотто (1910−1998) — большой, как бы сейчас сказали, фанат творчества Альбинони. Будучи музыкальным критиком журнала «Итальянское музыкальное обозрение», он написал биографию Альбинони и составил первый систематический каталог его произведений.

То самое «Адажио» музыковед, по его словам, обнаружил лишь после Второй мировой войны среди остатков наследия Дрезденской библиотеки. После бомбардировки города союзными ВВС Британии и США большинство зданий в городе было разрушено. Погибла и большая часть немецкого архива Альбинони (в 1722 году по приглашению курфюрста Баварии итальянский композитор приехал руководить местной оперой).

Разрушенный Дрезден. Фото из немецких архивов, 1945 г.

На одном из уцелевших листков Джадзотто обнаружил маленький фрагмент какого-то произведения — скорее всего, церковной сонаты. Музыковед решил реконструировать работу своего кумира и в 1958 году издал ноты под названием «Адажио Соль Минор для струнных и органа на основе двух тем и басовой линии Альбинони».

Коллеги-музыковеды сразу выразили сомнение в аутентичности композиции — мол, и по стилю она Альбинони не подходит, и найденный листок Джадзотто никому не показывал (не нашли его и в анналах библиотеки Саксонии). Надо сказать, что со временем сам мистификатор перестал с этим спорить. Хотя поначалу он и заявлял, что ничего не придумывал, а только развил и обработал оригинал, тем не менее авторские права на композицию оформил.

Как только «Adagio in G Minor» было явлено общественности, популярность его стала расти, как снежный ком.

Особенно полюбили эту красивую грустную мелодию похоронные агентства. В результате она надолго стала ассоциироваться с кладбищем, составив достойную конкуренцию «Траурному маршу» Шопена.

Часто пишут, что одной из первых «Адажио» с текстом спела англичанка Сара Брайтман — знаменитая исполнительница «классических кроссоверов». Мягко говоря, это не совсем так…

 «Кроссовер» переводится с английского как «пересечение». В музыкальном мире так принято называть произведения, где «пересекаются» разные стили и жанры. Соответственно, «классический кроссовер» — это некий «перекрёсток», где классическая музыка встречается с музыкой современной.

Слова на эту мелодию начали сочинять уже в 1960-е годы. Судя по всему, первой была голландская певица Лисбет Лист. В 1966 году она записала «Адажио» под названием «De Kinderen Van De Zee» («Дети моря») — с очень меланхоличным, но не мрачным, текстом.

В 1967 году свою песню на тему «Адажио» выпустила британская рок-группа THE CASTELS под названием «Two Lovers» («Двое влюблённых»), а в 1970-м — шведская джазовая певица Моника Зеттерлунд. Моника название «Adagio» менять не стала, а её текст был очередной меланхоличной зарисовкой про осень и ветер.

Британская прог-роковая группа RENAISSANCE на своём альбоме «Turn of the Cards» (1974) об авторстве Альбинони или Джадзотто не заикнулась, хотя мелодию их песни «Cold is Being» (о холоде бытия и одиночестве) узнать не трудно. Откровенно траурные мотивы звучат в ещё одной интерпретации «Адажио» — песне английской оперной певицы Луизы Такер под названием «Graveyard Angel» («Кладбищенский ангел»), выпущенной в 1983 году. 

А в 1991 году французская певица Мирей Матье выпустила сразу две — наверное, самые оптимистичные — версии «Adagio»: франкоязычную «Enfants d’amour et d’avenir» («Дети любви и будущего») и испаноязычную «Vivir de Suenos» («Жить мечтами»).

И вот только сейчас мы подходим к упомянутой выше песне Сары Брайтман, вышедшей на альбоме «Eden» 1998 года.

В её версии «Адажио» стало называться «Anytime Anywhere» («Когда-то где-то»). Неопределённое название как нельзя лучше соответствовало содержанию, ведь текст исполнялся от лица человека, который спустя много лет вернулся в родной город, но всё вокруг ему кажется чужим. Интересно, что припев песни был написан на английском, а куплеты — на итальянском.

Дороги изменили своё направление, Лица стали другими, Это был мой город, Я больше не узнаю его, Сейчас я просто чужестранка

Без родины...

«Anytime Anywhere», безусловно, была хороша, но нашему слушателю, пожалуй, даже лучше знакома версия «Adagio» в исполнении Лары Фабиан.

Эта певица итало-бельгийских кровей родилась в пригороде Брюсселя, а в начале 1990-х решила делать музыкальную карьеру в Канаде и переехала во франкоязычную провинцию Квебек — на родину Селин Дион.

Лара внимательно следила за успехом своей коллеги по женскому «душещипанию». Как и Селин, сначала она пела в основном на французском языке, но как только соперница ушла в декретный отпуск, решила потеснить её с американского пьедестала и в 1999 году записала свой первый англоязычный альбом, так и названный — «Lara Fabian».

Фото: скан, обложка диска

Открывало альбом то самое «Adagio», для которого певица вместе со своим продюсером Риком Эллисоном придумала аранжировку и текст, повествующий об одиночестве и ожидании настоящей любви. Получилась, наверное, самая эмоциональная интерпретация этой грустной и уже немного затасканной мелодии.

Режиссёр Франко Драгон снял на песню роскошный клип, где главными действующими лицами стали оживающие работы великих мастеров прошлого.

Лара Фабиан: «Сначала я хотела сделать все в Лувре... Я хотела представить Лувр в 3005 г., где полотна начинают говорить, как будто в вечности... Драгон добавил к моему образу вечности одну деталь: место, где все происходит, не должно быть узнаваемо, это не должен быть ни Лувр, ни галерея Уффици во Флоренции... Клип сняли в старом театре в центре Лос-Анджелеса, но это могло быть в любом месте на планете. Единственное, чего я хотела — это быть одетой в кожу. Произведения искусства, которые вы выбрали, проводят нас сквозь пять веков...».

Свой англоязычный альбом Фабиан сознательно сделала стилистически разнообразным, пытаясь охватить как можно большую часть аудитории США. Поначалу ему сопутствовал успех — баллада «Love by Grace» заняла в чартах 25-е место, а танцевальный трек «I Will Love Again» — 10-е. К сожалению, это был первый и последний раз, когда Ларе удалось пробиться в американский ТОП-10.

Позже певица призналась, что занять нишу великой Дион ей оказалось не под силу. Тот же сингл «Adagio», прогремевший по всей Европе и покоривший Россию, в США прошёл незамеченным. Но стоит ли об этом горевать?

Из: shkolazhizni.ru Автор: Сергей Курий

www.izbrannoe.com

Кто написал адажио Альбиони? О мистификациях и немного о пророках...

 Встретилась интересная статья ...

Галя Константинова 

Музыка – сама по себе загадка. Но и в этой загадке есть свои загадки. Странно звучит вопрос: кто написал Адажио Альбинони? Конечно, Альбинони. Но – нет. Кто написал скрипичный концерт Моцарта «Аделаида»? Моцарт? Уже считается, что нет. То же относится к некоторым «сонатам Гайдна». И так далее, а вот насколько далее – мы не знаем.

Случаев музыкальной мистификации не счесть. Проследить примеры этого явления можно только к 19 веку, например, к скрипачу и композитору Фрицу Крейслеру (1875 – 1962 годы). Крейслер заслуживает отдельного разговора. А вот что происходило раньше – остается только догадываться, но явление это существовало веками.

Известен своими мистификациями американский скрипач родом из российской империи Самуил Душкин (1891 – 1976 годы). Почти фантастическая история произошла с так называемой Симфонией № 21 Николая Овсянико-Куликовского. Ее исполняли ведущие оркестры, записывали на пластинки, о ней писали книги и (страшно сказать!) даже статья о ней была в Советской энциклопедии. Только вот сочинил эту симфонию Михаил Гольдштейн (родился в Одессе в 1917 году, умер в Гамбурге в 1989 году). В США живет талантливый художник и музыкант-лютнист Роман Туровский-Савчук (родился в 1961 году в Киеве), которого часто обвиняют в подобных мистификациях, он уже вошел во все диссертации по теме.

Так что это явление существует и уже само является предметом многочисленных исследований. Но вернемся к знаменитому Адажио Альбинони и его автору – не Альбинони. Знаменитое Адажио было написано в 20 веке.

Томазо Джованни Альбинони (1671 – 1751 год, в этом году годовщины со дня рождения и смерти) – венецианский композитор, написавший около 50 опер и множество инструментальных концертов. Большая часть его наследия была безвозвратно утрачена во время бомбежки Дрездена авиацией союзников в конце Второй мировой войны. Именно архиву неопубликованных произведений Альбинони тогда не повезло – его не успели вывезти.

Итальянский музыковед и автор многих музыкальных биографий Ремо Джадзотто (1910 – 1998 годы) работал в Дрезденской библиотеке (Саксонской земельной библиотеке) сразу после войны. Тогда он якобы нашел крохотный рукописный фрагмент басовой линии и воссоздал музыку. Так появилось на свет одно из самых исполняемых в мире произведений. И значится оно как Адажио Альбинони, хотя считается доказанным, что авторство целиком принадлежит Джадзотто. Да и тот фрагмент бумаги с нотами так и не был впоследствии найден.

Адажио разошлось по миру. Одних фильмов, в которых звучит эта музыка – несколько десятков. Среди них – знаменитый антивоенный австралийский фильм «Галлиполи» 1981 года, «Каждый за себя, а Бог против всех» (Гран-при Каннского фестиваля), «Танец-вспышка» (Оскар) и другие. Песен, основанных на Адажио – еще больше. Они в репертуаре многих артистов – Сары Брайтман, Хосе Каррераса, Демиса Руссоса, Карела Готта, Мирей Матье, а также групп, вплоть до рок-металла.

А еще необходимо назвать замечательный мультфильм Гарри Бардина. Гарри Бардин (родился в 1941 году в Оренбурге) – аниматор, лауреат Государственной премии, трех премий «Ники», обладатель «Золотой пальмовой ветви» Каннского фестиваля. Его мультфильмы многим знакомы, можно назвать такие его работы, как «Чуча» или «Гадкий утенок». И его «Адажио» с Адажио Альбинони (но не Альбинони) – это потрясающий фильм-притча. О трагедии пророков и новаторов, и о трагедии толпы тоже. О вечных истинах и том, какой отклик они находят. О белых воронах и черных воронах, не примкнувшим к стройным рядам большинства. О том, как общество «изживает» из себя любого, кто хоть как-то выделяется. Чуть стих ветер – попытка замазать, всеобщий поклеп (в буквальном смысле слова), просто уничтожение и то, что дальше... За пять минут минимальными средствами сформулирована суть взаимоотношений личности и общества. Мультфильм «Адажио» – тоже обладатель многочисленных премий.

Вернемся к теме мистификаций, где трудно обойти вопрос: зачем? Почему люди это делают? В отношении времен СССР это более понятно. Система была неповоротливая, забюрократизированная.

– Вы композитор, значит, вы член Союза композиторов?

– Нет, я не член.– Тогда какой же вы композитор?

Замкнутый круг.

Понятно, что поставить авторство существующего давно или вовсе не существующего никогда композитора становилось единственным выходом для тех, кто хотел, чтобы музыка прозвучала. Но поразительно, что почти всегда эта прозвучавшая музыка моментально становилась популярной (в обычном смысле слова), расходилась по всему миру. Более того, становилась тем, что принято сейчас называть «хитом», как произошло с мелодиями В. Вавилова. (Правда, не все доживали до пика популярности, когда мелодия знакома всем и каждому).

Но что заставляет талантливых людей продолжать свои мистификации? У меня нет ответа. Но точно – не шкурные интересы. Какие могут быть шкурные интересы, если даже гонорар за авторство не полагается? Здесь нет ничего общего с подделкой живописных полотен и продажей их за баснословные суммы. Не хочется вдаваться в терминологические споры, а также в эстетические и социологические вопросы.

Но подумалось вот о чем: если люди продолжают писать музыку, стилизованную под музыку эпохи барокко или Возрождения, значит, это востребовано. Почему – вопрос тоже не случайный. Может, люди устали от вымороченности, «расхристанности» и усложненности современного искусства, а может, наша эпоха предполагает возврат интереса к тому, что называется «высокими» темами и идеями.

по материалам сайта:shkolazhizni.ru

tunnel.ru

Кто написал Адажио Альбинони?

Tomaso Albinoni

Музыкальная мистификация — сочинение, приписываемое иному, “малоизвестному” композитору, либо подаваемое как “сенсационно обнаруженное” сочинение “знаменитого” композитора.

Странно звучит вопрос: кто написал Адажио Альбинони? Конечно, Альбинони. Но нет.

Томазо Джованни Альбинони (1671-1751) – автор более 50 опер. Он обладал поразительным мелодическим даром, который умело использовал не только при сочинении опер, но и для инструментальных произведений, которых создал великое множество. Он жил в одно время и в одном месте с Антонио Вивальди. Сам Альбинони весьма скромно оценивал свои композиторские способности и подписывался под своими произведениями как «венецианский любитель».

Альбинони, в отличие от большинства композиторов того времени, как предполагают исследователи, никогда не стремился получить должность при дворе или церкви, но имел собственные средства и возможность сочинять музыку независимо. Он был выходцем из буржуазной среды и с детских лет имел возможность обучаться пению и игре на скрипке.

Широко известный при жизни, после смерти Альбинони был довольно быстро позабыт, повторив судьбу Вивальди и Баха. Творчество Альбинони долгое время оставалось известным только узкому кругу музыковедов и знатоков старинной музыки. Эта ситуация сохранялась вплоть до середины прошлого века. Большая часть его наследия была безвозвратно утрачена во время бомбежки Дрездена авиацией союзников в конце Второй мировой войны. Именно архиву неопубликованных произведений Альбинони тогда не повезло – его не успели вывезти.

Впервые “Adagio g-moll” Томазо Альбинони было опубликовано в 1958 г. музыкальным критиком Ремо Джадзотто (1910-1998). Авторитет профессора истории музыки университета Флоренции, автора биографии многих знаменитых итальянских композиторов был столь высок, что ему поверили безоговорочно. Сейчас же мало кто сомневается, что автором “Adagio” является сам Ремо Джадзотто.

“Адажио” – одно из самых исполняемых музыкальных произведений второй половины XX века, неоднократно использовалось в кино.

В 1992 г. Ремо Джадзотто написал одному немецкому журналисту, что при подготовке биографии Томазо Альбинони в начале 1940-го года обнаружил четыре такта нот для скрипки и генерал-бас к ним (генерал-бас использовался итальянскими композиторами, начиная с XVI в., чтобы застраховаться от плагиаторов).

В 1998 году известный музыковед и музыкальный педагог, профессор Люнебургского университета Вульф Лугерт в соавторстве с Фолькером Шютцем опубликовал фрагменты писем из Саксонской земельной библиотеки, в которых утверждается, что такой музыкальный фрагмент из наследия Альбинони в собрании библиотеки отсутствует и никогда в нём обнаружен не был, так что сочинение в целом является безусловной мистификацией Ремо Джадзотто.

По иронии судьбы, Томазо Альбинони прославился на весь мир произведением, которого не сочинил.

Что заставляет талантливых людей продолжать свои мистификации? У меня нет ответа. Но точно – не шкурные интересы. Гонорар за такое авторство не полагается. Только бессмертие.

В наше время наблюдается подлинный триумф музыки эпохи барокко. Lisker Music Foundation приглашает всех на праздничный концерт, который состоится в воскресенье, 3-го декабря, в 7:30 вечера, в Nichols Concert Hall, Evanston. В программе «Baroque Gala» прозвучит музыка Вивальди, Баха, Генделя… На сцене выступят шесть солистов и камерный оркестр под руководством скрипача Давида Лискера. Ждём встречи с вами.

Звоните по телефону (847) 272-7003 или посетите www.liskermusicfoundation.org

thereklama.com

Кто написал Адажио Альбинони? О мистификациях и немного о пророках

Кто написал скрипичный концерт Моцарта «Аделаида»? Моцарт? Уже считается, что нет. То же относится к некоторым «сонатам Гайдна». И так далее, а вот насколько далее – мы не знаем. Случаев музыкальной мистификации не счесть. Проследить примеры этого явления можно только к 19 веку, например, к скрипачу и композитору Фрицу Крейслеру (1875 – 1962 годы). Крейслер заслуживает отдельного разговора. А вот что происходило раньше – остается только догадываться, но явление это существовало веками.

Известен своими мистификациями американский скрипач родом из российской империи Самуил Душкин (1891 – 1976 годы). Почти фантастическая история произошла с так называемой Симфонией № 21 Николая Овсянико-Куликовского. Ее исполняли ведущие оркестры, записывали на пластинки, о ней писали книги и (страшно сказать!) даже статья о ней была в Советской энциклопедии. Только вот сочинил эту симфонию Михаил Гольдштейн (родился в Одессе в 1917 году, умер в Гамбурге в 1989 году). В США живет талантливый художник и музыкант-лютнист Роман Туровский-Савчук (родился в 1961 году в Киеве), которого часто обвиняют в подобных мистификациях, он уже вошел во все диссертации по теме.

Так что это явление существует и уже само является предметом многочисленных исследований. Но вернемся к знаменитому Адажио Альбинони и его автору – не Альбинони. Знаменитое Адажио было написано в 20 веке.

Томазо Джованни Альбинони (1671 – 1751 год, в этом году годовщины со дня рождения и смерти) – венецианский композитор, написавший около 50 опер и множество инструментальных концертов. Большая часть его наследия была безвозвратно утрачена во время бомбежки Дрездена авиацией союзников в конце Второй мировой войны. Именно архиву неопубликованных произведений Альбинони тогда не повезло – его не успели вывезти.

Итальянский музыковед и автор многих музыкальных биографий Ремо Джадзотто (1910 – 1998 годы) работал в Дрезденской библиотеке (Саксонской земельной библиотеке) сразу после войны. Тогда он якобы нашел крохотный рукописный фрагмент басовой линии и воссоздал музыку. Так появилось на свет одно из самых исполняемых в мире произведений. И значится оно как Адажио Альбинони, хотя считается доказанным, что авторство целиком принадлежит Джадзотто. Да и тот фрагмент бумаги с нотами так и не был впоследствии найден.

Адажио разошлось по миру. Одних фильмов, в которых звучит эта музыка – несколько десятков. Среди них – знаменитый антивоенный австралийский фильм «Галлиполи» 1981 года, «Каждый за себя, а Бог против всех» (Гран-при Каннского фестиваля), «Танец-вспышка» (Оскар) и другие. Песен, основанных на Адажио – еще больше. Они в репертуаре многих артистов – Сары Брайтман, Хосе Каррераса, Демиса Руссоса, Карела Готта, Мирей Матье, а также групп, вплоть до рок-металла.

А еще необходимо назвать замечательный мультфильм Гарри Бардина. Гарри Бардин (родился в 1941 году в Оренбурге) – аниматор, лауреат Государственной премии, трех премий «Ники», обладатель «Золотой пальмовой ветви» Каннского фестиваля. Его мультфильмы многим знакомы, можно назвать такие его работы, как «Чуча» или «Гадкий утенок». И его «Адажио» с Адажио Альбинони (но не Альбинони) – это потрясающий фильм-притча. О трагедии пророков и новаторов, и о трагедии толпы тоже. О вечных истинах и том, какой отклик они находят. О белых воронах и черных воронах, не примкнувшим к стройным рядам большинства. О том, как общество «изживает» из себя любого, кто хоть как-то выделяется. Чуть стих ветер – попытка замазать, всеобщий поклеп (в буквальном смысле слова), просто уничтожение и то, что дальше... За пять минут минимальными средствами сформулирована суть взаимоотношений личности и общества. Мультфильм «Адажио» – тоже обладатель многочисленных премий, его можно посмотреть в комментариях.

Вернемся к теме мистификаций, где трудно обойти вопрос: зачем? Почему люди это делают? В отношении времен СССР это более понятно. Система была неповоротливая, забюрократизированная.

– Вы композитор, значит, вы член Союза композиторов? – Нет, я не член.

– Тогда какой же вы композитор

?

Замкнутый круг.

Понятно, что поставить авторство существующего давно или вовсе не существующего никогда композитора становилось единственным выходом для тех, кто хотел, чтобы музыка прозвучала. Но поразительно, что почти всегда эта прозвучавшая музыка моментально становилась популярной (в обычном смысле слова), расходилась по всему миру. Более того, становилась тем, что принято сейчас называть «хитом», как произошло с мелодиями В. Вавилова. (Правда, не все доживали до пика популярности, когда мелодия знакома всем и каждому).

Но что заставляет талантливых людей продолжать свои мистификации? У меня нет ответа. Но точно – не шкурные интересы. Какие могут быть шкурные интересы, если даже гонорар за авторство не полагается? Здесь нет ничего общего с подделкой живописных полотен и продажей их за баснословные суммы. Не хочется вдаваться в терминологические споры, а также в эстетические и социологические вопросы. Но подумалось вот о чем: если люди продолжают писать музыку, стилизованную под музыку эпохи барокко или Возрождения, значит, это востребовано. Почему – вопрос тоже не случайный. Может, люди устали от вымороченности, «расхристанности» и усложненности современного искусства, а может, наша эпоха предполагает возврат интереса к тому, что называется «высокими» темами и идеями.

Источник: http://shkolazhizni.ru

philharmonic.tomsk.ru


Смотрите также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>