Обезглавленная любовница Петра I

Доподлинно известно, что царь Петр I отличался не только прогрессивными взглядами на государственность, но и неуемным женолюбием. По словам современников, самодержец старался не пропустить ни одной смазливой особы женского пола и, якобы, вел специальный «постельный реестр», куда заносил имена тех, кто вскорости непременно должен оказаться в его постели и тех, кто уже там побывал. В числе прочих в этом списке была и дворянка Мария Гамильтон. История жизни этой молодой женщины хранит немало тайн многие из которых скорее всего так никогда и не будут раскрыты

Молоденькая фрейлина
Точная дата рождения Марии Гамильтон неизвестна, зато мы знаем, что при дворе Петра I юная Мария появилась в 1709 году. Юный возраст означал в то время не более 16 лет отроду. Красивую девушку хорошего происхождения приняла в свой штат жена Петра Первого Екатерина Алексеевна и сделала ее своей фрейлиной.
Предки Марии Даниловны Гамильтон происходили из боковой ветви крупного старинного шотландского дворянского рода. Часть Гамильтонов из многочисленного клана, спасаясь от бесконечных войн между Англией и Шотландией и следовавших за ними жестоких политических репрессий, покинули острова и перебрались в далекую, холодную и загадочную Россию. В то время в Москве сидел на троне Иоанн Васильевич IV, прозванный Грозным. Он любил и жаловал многих иностранцев, поэтому принял лишившихся родины Гамильтонов ласково и дал им приют. По прошествии длительного времени шотландские Гамильтоны обрусели, породнились со многими русскими дворянскими фамилиями, и их потомки занимали различные должности на государственной статской службе, в армии и при дворе.

В постели монарха
Оказавшись при дворе Мария Гамильтон сделала все, чтобы Петр Первый ее заметил. Так и получилось. Вскоре молоденькая фрейлина оказалась в постели монарха.
Однако Петр недолго пылал страстью к очередной возлюбленной. Царь был слишком непостоянен, чтобы хранить верность даже первой красавице двора. Добившись своего, Пётр быстро охладел к молодой девушке и перестал ее замечать. Однако мириться с ролью отвергнутой любовницы Мария не пожелала. Она старалась как можно чаще попадаться на глаза царю. Чтобы вероятность встреч была большей Гамильтон сошлась с императорским денщиком Иваном Орловым.

Роман с денщиком
Нужно заметить, что в то время денщики при дворе были очень влиятельные люди. Их набирали из незнатных, но красивых и видных дворян. Они исправляли самые различные обязанности: должны были служить при дворе, исполняли роль палачей, секли палками сенаторов и знатных вельмож, а также разведывали о действиях генерал-губернаторов и военных начальников.
Итак, денщики при дворе в то время имели большую власть и для знатной дамы было не унизительно сойтись с таким человеком, тем более, если он был молод, красив и был страстным любовником.
Увы, в данном случае развязка была трагической…

Кража драгоценностей
Гамильтон и Орлов встречались тайно. Их связь продолжалась несколько лет. В 1716 году царь с супругой поехали в Европу. Любимая фрейлина царицы и денщик
Орлов отправлялись за границу в царской свите. Путешествие было долгим, и Пётр часто приказывал останавливаться на день, чтобы беременной Екатерине Алексеевне можно было отдохнуть. Придворные не теряли времени. Они развлекались, пили и заигрывали с местными девицами. Не остался в стороне и Иван Орлов.
С каждым днём он становился равнодушнее к Марии, часто оскорблял ее и даже избивал. Та, чтобы как-то задобрить возлюбленного, стала красть драгоценности царицы, продавая их и покупала Орлову дорогие подарки.
Затем Мария забеременела. По показаниям горничной, две предыдущие беременности ей удалось прервать, первую в 1715 году, лекарствами, которые она брала у придворных лекарей, говоря что ей нужны средства «от запору». Мария скрывала свой живот, и родив младенца, 15 ноября 1717 года тайно утопила его. При помощи служанки Катерины Терповской она скрыла следы преступления. Но совершенно неожиданно все дело выплыло наружу.

Под подозрением
В 1717 году из кабинета государя пропали важные бумаги. В причастности к этому происшествию заподозрили дежурившего в тот злополучный день царского денщика Ивана Орлова. В политическом сыске Петр I был весьма скор на руку и неимоверно жесток. Денщика тут же, не дав опомниться, потащили на допрос с пристрастием. Насмерть перепуганный Орлов кинулся самодержцу в ноги и слезно покаялся в грехах. Повинился он и в тайном сожительстве с бывшей фавориткой Его Величества фрейлиной Марией Гамильтон.
Царь тут же припомнил, что незадолго до происшествия с бумагами, при чистке одного из дворцовых нужников в выгребной яме нашли трупик младенца, завернутый в дворцовую салфетку. Сурово сдвинув брови, он повелел:
- Фрейлину Гамильтон немедля взять!

Первые узники
Марию и Орлова перевезли из Москвы в Петербург и заключили в Петропавловскую крепость. Они стали едва ли не первыми заключенными свежеотстроенной тюрьмы. Пошли расспросы и пытки. По подозрению в убийстве младенца и краже у Императрицы драгоценностей Марию пытали два раза.
Вскоре была вызвана на допрос горничная, от которой следствие и узнало об убитом младенце: «Сперва пришла Мария в свою палату, где она жила и притворила себя больною, и сперва легла на кровать, а потом вскоре велела мне запереть двери и стала к родинам мучиться. Вскоре встав с кровати, села на судно и, сидя, младенца опустила в судно. А я тогда стояла близ нее и услышала, что в судно стукнуло и младенец вскричал… Потом, став и оборотясь к судну, Мария младенца в том же судне руками своими, засунув тому младенцу палец в рот, стала давить и придавила».
Потом Гамильтон позвала мужа своей горничной, конюха Василия Семенова, и отдала ему труп выбросить.
Сам Царь стал допрашивал свою бывшую любовницу. В ходе допросов Мария держалась стойко и всячески выгораживала Ивана Орлова. Девушка призналась и в воровстве, и в убийстве, но против Орлова показаний не дала, даже под пыткой утверждала, что он ничего не знал ни про кражи, ни про убийство дитя…

Вердикт
По окончанию допроса Петр Первый вынес свой вердикт: «Великий государь царь и великий князь Петр Алексеевич всея великия и малыя, и белыя России самодержец, будучи в канцелярии Тайных Розыскных дел, слушав вышеописанные дела и выписки, указав по именному своему великого государя указу: девку Марью Гамильтон, что она с Иваном Орловым жила блудно и была от него брюхата трижды и двух ребенков лекарствами из себя вытравила, а третьего удавила и отбросила, за такое душегубство, также она же у царицы государыни Екатерины Алексеевны крала алмазные вещи и золотые (червонцы), в чем она с двух розысков повинилась, казнить смертию. А Ивана Орлова свободить, понеже он о том, что девка была от него брюхата и вышеписанное душегубство детям своим чинила, и как алмазные вещи и золотые крала не ведал — о чем она, девка, с розыску показала имянно».

Казнь
Мария Гамильтон была обезглавлена на Троицкой площади. Приговор был достаточно гуманным, так как по Уложению 1649 года «детоубийцу положено было живой закапывать в землю по титьки, с руками вместе и топтать ногами до смерти». Мария пошла на плаху в белом платье украшенном черными лентами. По некоторым указаниям, в ходе казни в России впервые был применен меч вместо топора. Петр выполнил данное девушке обещание, что палач к ней не прикоснется. После казни царь поднял отрубленную голову и поцеловал ее. Затем, как ни в чем ни бывало объяснил присутствующим анатомическое строение этой части человеческого тела. Затем поцеловал ее еще раз, бросил на землю и уехал.

Догадки
Орлов, признанный невиновным, был освобожден задолго до казни Марии Гамильтон. Затем его пожаловали в поручики гвардии. Ну а тайну «девки Гамильтон» никто так никогда и не разгадал. Почему эта женщина поступила столь благородно, выгородив предавшего ее человека? Отчего Петр, продержав бывшую фаворитку полгода в темнице Петропавловской крепости, так и не отменил свой жестокий приговор?
По некоторым указаниям, непреклонность Петра была связана с тем, что младенцы Гамильтон с таким же успехом могли быть зачаты и им. Поговаривали, что ребенок, задушенный Марией, был от Петра, и тот, зная эту тайну, не мог простить любовнице убийство его сына.

Заспиртованная голова
Кстати история Гамильтон не окончилась казнью. В конце XVIII века княгиня Екатерина Дашкова, проверяя счета Российской Академии наук, наткнулась на необыкновенно большой расход спирта, и заподозрила хранителя в злоупотреблениях алкоголем. Но вызванный к начальству смотритель Яков Брюханов оказался сухоньким старичком, рассказавшим, что спирт употреблялся не сотрудниками Академии, а на научные цели — для смены раствора в больших стеклянных сосудах с двумя отрубленными человеческими головами, мужской и женской, около полувека хранившихся в подвале. Он также рассказал, что «от одного из своих предшественников слышал, будто при государе Петре I жила необыкновенная красавица, которую как царь увидел, так тотчас и повелел обезглавить. Голову поместили в спирт в кунсткамере, дабы все и во все времена могли видеть, какие красавицы родятся на Руси». А мужчина по словам смотрителя якобы был неким кавалером, пытавшимся спасти царевича Алексея. Дашкова заинтересовалась историей, подняла документы и выяснила, что заспиртованные головы принадлежат Марии Гамильтон и Виллиму Монсу (брату Анны Монс, казненному Петром Первым за то, что тот был в фаворе у Екатерины I). Головы осмотрела и императрица Екатерина II, подруга Дашковой, после чего приказала их закопать в том же подвале».

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>